Классовый иск

Классовый иск ( >

Место гражданского процессуального права в системе
англо-американского общего права

Процессуальное право является квинтэссенцией англо-американского общего права, а гражданское процессуальное право — сердцевиной всего англо-американского частного права. В то время как материальное публичное право обслуживается уголовно-процессуальным и административным процессуальным правом, гражданское процессуальное право является единственным процессуальным механизмом для применения норм материального частного права. В англо-американском праве защита прав и интересов участников правоотношений воплощена не в нормах материального права, а именно в нормах процессуального права. Аксиомой англо-американского права является тот факт, что права, предоставляемые материальным правом, существуют только на бумаге и остаются абстрактными, пока они не будут претворены в жизнь в результате их применения в судебном процессе. Это значит, что любые недостатки и пробелы в таких правах проявляются и, соответственно, корректируются при их применении процессуальным правом.

Немаловажным аспектом американской правовой традиции является тот факт, что весь механизм федерального гражданского процесса был спроектирован и выстроен Верховным судом США, а не федеральной законодательной властью. В этой связи тот удивительный факт, что американский федеральный гражданский процессуальный кодекс, именуемый Федеральные правила гражданского процесса (ФПГП), был принят не законодательным органом (то есть Конгрессом), а Верховным судом США, российскому юристу понять далеко не просто*(1).

Рассматриваемый в данной работе институт классового иска является одной из основ современного американского гражданского процессуального права. Из трех признанных правоприменительных видов процессов в американском праве (то есть административного, уголовного и гражданского), классовый иск применяется лишь в гражданском процессе.

Англо-американское общее право отличается от романо-германского цивильного права многими родовыми особенностями*(2), среди которых выделяются принципы превосходства процессуального права над материальным и главенствующей роли судебного прецедента по отношению к законодательству. В романо-германском праве материальное право традиционно считалось важнее процессуального. То есть в этой правовой системе действует принцип первичности материального права по отношению к процессуальному. В связи с этим исторически сложившимся соотношением между материальным и процессуальным правом данная система уделяла незначительное внимание процессуальному праву. В отличие от этой позиции в системе англо-американского общего права действовал принцип превосходства процессуального права над материальным. Здесь принято говорить, что материальное право скрывается в пробелах процессуального права (substantive law is secreted in the interstices of procedure). Соответственно, в системах общего права наивысшая форма защиты права закреплена нормами процессуального права. Не случайно, что настоящими «героями» общего права являются «процессуалисты», то есть судьи и адвокаты, а не «материалисты», то есть те, кто принимает нормы материального права (законодатели), или те практикующие юристы, которые лишь дают консультации по вопросам материального права и не участвуют в судебной фазе правового спора. Отражая данную философию права, американская Конституция придает первым девяти из десяти поправок к ней (то есть первым десяти поправкам к Биллю о правах) процессуальное, а не материальное содержание.

Наряду с предыдущим принципом также действует принцип первичности прецедентного права по отношению к законодательству. В системах романо-германского права законодательство считается высшим источником права. Здесь действует принцип первичности законодательства (господства закона) и вторичности судебной практики. В противоположность принципу господства закона в романо-германском праве в традиционном общем праве судебный прецедент стоял выше законодательства. В американском праве главенствующая позиция судебной власти в системе нормотворчества представлена двумя особенностями — признанием судебного прецедента в качестве нормативного источника права и делегированием Верховному суду США права принять гражданский процессуальный кодекс для федеральных судов — ФПГП.

Защита прав граждан
в современном американском гражданском процессе

Среди многих прав, которые предоставляются в США участникам гражданских правоотношений, особо выделяются право на обращение в суд за судебной защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (the right to have one’s day in court), право на справедливое судебное разбирательство (right to a fair trial), на адекватное адвокатское представительство (right to adequate legal representation) и на суд присяжных (right to jury trial). В совокупности эти и другие процессуальные права входят в рамочное понятие «due process of law» (то есть конституционного принципа рассмотрения дела с соблюдением норм процессуального и материального права). В гражданском процессе право граждан на надлежащую правовую процедуру защищено многими институтами, в том числе классовым иском (class action), судом присяжных (jury trial) и письменным изложением дела, представленного суду «другом суда» (amicus curiae brief)*(3). В данной работе рассматривается лишь институт классового иска в федеральных судах.

Следует отметить, что в американском гражданском процессе понятие классового иска (class action) существенно отличается от процессуального соучастия (multiple plaintiffs litigation). Все иски, в которых участвуют несколько истцов, делятся на две категории, то есть процессуальное соучастие и классовый иск*(4). Процессуальное соучастие регламентируется правилами 19 и 20 ФПГП, в то время как классовый иск регулируется правилом 23 ФПГП. В процессуальном соучастии участвуют несколько соистцов, права, требования или общность которых по иску не исключают друг друга. В таком соучастии каждый из истцов по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно, но все соучастники могут поручить ведение дела одному из них. Процессуальное соучастие может быть обязательным или факультативным. Иными словами, процессуальное соучастие — это форма соединения исковых требований в одном производстве по субъектам процесса, то есть способ субъективного соединения исков. Следует также отметить, что американский классовый иск существенно отличается от российского группового иска, предусмотренного в ст.46 Федерального закона «О защите прав потребителей». В соответствии с ним иск предъявляется процессуальным истцом (в лице генерального прокурора, государственного органа или общественной организации по защите прав потребителей) без предварительного поручения от соистцов и без привлечения представительного истца. В США иск предъявляется именно самовызвавшимся представителем группы, действующим без предварительного поручения от других соистцов (поэтому он называется «представительный иск»), но по инициативе адвоката, который также сам решил вести дело. Без участия такого представительного истца в деле иск нельзя называть классовым. Иными словами, в России по ст.46 Закона «О защите прав потребителей» такой иск действительно является «групповым» (в том смысле, что реальным истцом является фиктивная группа, которая лишь олицетворяется в процессуальном истце), в то время как американский классовый иск действительно является представительным (в том смысле, что реальным истцом в деле является сам себя назначивший представитель группы, а не та фиктивная группа, которую он представляет) и его нельзя называть «групповым».

Понятие представительного классового иска

Представительный классовый иск (representative class action) — это особая процедура процессуального соучастия, предназначенная для соединения однородных требований (similar claims) весьма многочисленной группы соистцов и позволяющая самовызвавшемуся представителю (или представителям) данной группы (representative plaintiff), который действует без поручения от остальных соистцов и его действия инспирируются самовызвавшимся адвокатом всех соистцов, предъявить соединенный иск от имени всех соистцов, входящих в данную группу*(5). На первый взгляд, американский классовый иск аналогичен трем российским институтам, то есть соединению однородных исков по ст.151 ГПК РФ, процессуальное соучастие в ст.40 ГПК РФ и групповой иск в ст.46 ФЗ «О защите прав потребителей». На самом деле американский представительный классовый иск существенно отличается от вышеуказанных российских институтов и, соответственно, их нельзя считать аналогами американского классового иска. Представительный классовый иск является специфической особенностью американского права*(6) и у него нет аналогов ни в романо-германском, ни в английском общем праве. Американский классовый иск берет свои корни из Правила 23 ФПГП*(7).

Американскому представительному классовому иску*(8) присущи следующие признаки: процедура процессуального соучастия; способ соединения однородных требований соистцов; так как количество соистцов чрезвычайно большое, суд признает, что соединенное рассмотрение соисков более оптимально и что заставить всех соистцов принять личное участие в процессе нецелесообразно и практически невозможно; самовызвавшийся представитель (или представители) группы выступает (выступают) от имени всех соистцов без поручения от других соистцов, но его инспирировал на это самовызвавшийся адвокат всех соистцов; адвокат всей группы ведет дело без поручения от соистцов; он берет на себя все расходы, связанные с проведением дела, при условии, что в случае успешного завершения процесса он получит вплоть до 40 процентов общей суммы, присужденной истцам судом; рассматривать или не рассматривать классовый иск по каждому делу, решает суд, и перед тем как рассмотреть иск по существу, он должен принять решение о предоставлении представительному иску статуса классового иска; незамедлительно после решения суда придать представительному иску статус классового иска, представительный истец должен известить всех членов группы о предъявлении иска и дать им возможность выйти из данной группы; принятое решение суда по данному иску носит обязательный характер для всех соистцов, но не для тех истцов, которые воспользовались предоставленной им возможностью выйти из группы; сумма, присужденная по иску, делится пропорционально среди всех соистцов после вычета всех судебных расходов и суммы оговоренного гонорара адвоката группы.

В ФПГП понятие класса не дается, но критерии для определения этого понятия содержатся в прецедентном праве. В американском судебном праве выделяются три таких критерия. Согласно им класс (группа) должен быть «достаточно определенным для того, чтобы суд мог иметь точное представление о том, кто является или не является членом класса»; точные данные о каждом человеке, входящем в данную группу, не являются необходимым условием для предоставления группе соистцов статуса класса; в то же время круг лиц, входящих в группу, не должен быть неопределенным. Например, группа «пролетариев всех стран» не может соединиться в классовом иске, но группу «всех наемных работников ресторанов «Макдоналдс» во всем мире» следует считать классом; группа «всех женщин мира» не является классом, но «все женщины, чье здоровье пострадало из-за применения некачественных противозачаточных средств определенного производства», является классом; «все пассажиры авиакомпании «Аэрофлот» не есть класс, но «все пассажиры, которые летали на самолетах «Аэрофлота» с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2002 г.», признаются классом; группа «всех российских адвокатов» не есть класс, но «всех членов Краснодарской городской коллегии адвокатов» следует признать классом; группа «всех работников ГАИ России» не может быть признана классом, но «все сотрудники ГИБДД города Москвы» — определенный класс.

Из приведенных примеров следует, что численность класса может достичь рубежа в миллион или даже несколько миллионов человек. Нет максимального предела численности класса. В американской судебной практике класс бывает и многосотенным, и многотысячным. Хотя в ФПГП не указано минимальной численности класса, судебная практика показывает, что группа, в которую входят менее 25 человек, не может быть признана в качестве класса. Кроме численности, немаловажным фактором, влияющим на решение признать или не признать ту или иную группу классом, является практическая возможность или целесообразность заставить всех членов группы лично участвовать в проведении процесса. Именно сочетание значительной численности группы и целесообразности личного участия каждого члена группы в процессе и определяет понятие класса.

Принцип частного характера классового иска

Кардинальным принципом американского классового иска является тот факт, что на федеральном уровне в качестве представительных истцов выступают только частные лица (представители группы) и адвокатами по делу могут быть только независимые частнопрактикующие адвокаты. Иными словами, интересы всех соистцов в деле защищаются не государственными органами, или прокурором, или общественными организациями, или органами местного самоуправления, выступающими в качестве процессуального истца (как это установлено в ст.46 ФЗ РФ «О защите прав потребителей»), а именно частными добровольно вызвавшимися лицами, действующими без предварительного поручения от представляемых соистцов. Следует отметить, что эти представители, в отличие от «делегированного истца» (delegated plaintiff, authorized plaintiff), действующего в процессуальном соучастии по предварительному поручению от других соистцов, выступают от имени и в интересах всех других соистцов без их предварительного или последующего поручения. Они выступают и в качестве представительных соистцов, и в роли добровольных, но оплачиваемых адвокатов всей группы. Принцип частного характера классового иска подразумевает также то, что адвокат (self-appointed counsel) по делу действует на основании contingency fee arrangement (то есть его гонорар зависит от выигрыша дела (так называемый условный гонорар), а если дело проиграно, то он не получает ничего*(9). Все же расходы, связанные с проведением процесса, он оплачивает сам без права на их возмещение соистцами. Классовый иск невозможен без института contingency fee arrangement.

Самовызвавшийся адвокат берется за дело следующим образом: узнав, например, о том, что произошел взрыв на какой-то АЭС и что пострадало много людей, он помещает объявление в СМИ о том, что он ищет одного человека из числа пострадавших, желающего представлять в суде интересы всех пострадавших; адвокат сообщает, что он готов подать иск и вести дело от имени всех пострадавших; что он берет на себя все расходы, связанные с иском; что он получит вознаграждение за свою работу лишь в том случае, если дело будет выиграно; и просит желающих войти в предполагаемую группу соистцов и связаться с ним. Как только ему позвонит один (или несколько) человек из числа пострадавших, он подает иск от их имени, и они становятся представительными соистцами (representative plaintiffs) по данному делу. Естественно, что перед тем как взяться за данное дело, такой адвокат уже проанализировал все аспекты дела и определил для себя степень риска выигрыша или проигрыша процесса. Как правило, он берется лишь за те дела, где вероятность выигрыша приближается к стопроцентной отметке. По этим причинам критики классового иска называют самовызвавшихся адвокатов по указанным делам настоящими «грифами», питающимися человеческой падалью, то есть трупами пострадавших от массовой беды. Адвокат по подобным делам, наоборот, считает себя добрым самаритянином (good samaritan), оказывающим юридическую помощь пострадавшим, и мотивирует свою деятельность в данном деле великодушием и благотворительностью.

Требования, предъявляемые
к классовому иску

Для того чтобы не допустить злоупотреблений институтом классового иска, Правило 23 (а) ФПГП устанавливает следующую процедуру: в исковом заявлении представительного истца должна содержаться просьба о предоставлении иску статуса классового. Для предоставления любому представительному иску статуса классового иска должны быть соблюдены следующие требования: во-первых, внушительная численность представляемой группы, но в то же время определяемая численность (ascertainability of the class); во-вторых, из-за внушительной численности группы суд не может заставить каждого ее члена принять личное участие в процессе (то есть элемент нецелесообразности принудительного личного участия в процессе каждого члена группы)*(10); в-третьих, вся группа согласна с юридическими аспектами и фактами, затрагиваемыми в иске (common interest in the issues of law and fact raised by the plaintiff(s); в-четвертых, требования представительных истцов отражают требования всех других участников данной группы; в-пятых, представительные истцы будут и способны справедливо и адекватно защищать интересы всех членов данной группы, не принимающих участие в процессе. При решении вопроса о предоставлении статуса классового иска любому представительному иску суд уделяет особое внимание второму и пятому из вышеуказанных требований, то есть непрактичности (нецелесообразности) привлечения личного участия всех соистцов в процессе из-за их большого количества и способностям представительных истцов обеспечить адекватное, эффективное и беспристрастное юридическое представительство всех не присутствующих членов группы.

Кроме вышеперечисленных требований Правило 23 (а) и Правило 23 (b) включают дополнительные требования, а именно, что представительный иск, претендующий на статус классового иска, должен входить в одну из трех четко разграниченных корзин. Первая корзина содержит те ситуации, когда раздельные иски создают практический риск, когда общий ответчик не может выполнять требования других соистцов (например, многие истцы требуют выплаты компенсации от одного ответчика; риск в данном случае состоит в том, что если ответчик будет вынужден выплатить огромные суммы некоторым истцам, у него может не остаться средств для удовлетворения требований других истцов) или когда раздельные иски могут заставить общего ответчика прибегать к противоречивым способам защиты от иска (например, иски от городских налогоплательщиков о признании выпущенных муниципальных облигаций незаконными). Первая корзина называется группа 23 (b) (1). Вторая корзина охватывает те ситуации, когда поведение общего ответчика было основано на общей характеристике всей группы, и от ответчика, помимо выплаты убытков, требуют в основном прекращения его действий в будущем и/или признания его действий незаконными (например, иск родителей школьников к городской администрации о десегрегации государственных школ в городе). Вторая корзина — это группа 23 (b) (2). Третья корзина — группа 23 (b) (3) — охватывает все остальные категории дел, не входящих в первую или вторую, но в которых общность юридического аспекта или факта преобладает над вопросами, касающимися отдельных членов группы, или в которых по соображениям справедливого и оптимального судопроизводства проведение классового иска предпочтительно всем другим способам разрешения данного спора (например, иск покупателей ценных бумаг против лица, выпустившего эти бумаги).

Дополнительные преграды для классового иска создаются правилами подсудности (jurisdiction) и места предъявления иска (venue)*(11). Во-первых, в соответствии с положениями ФПГП относительно разнообразия гражданства (diversity of citizenship), вручения судебных повесток (service of process) и места предъявления иска (venue) признаются лишь указанные представительные истцы, а не все члены данной группы. Во-вторых, по двум делам — Snyder v. Harris*(12) и Zahn v. International Paper Co.*(13) — Верховный суд США решил, что каждое требование, входящее в состав классового иска, должно в отдельности выполнять федеральное требование относительно минимальной суммы спора для того, чтобы оно могло рассматриваться в федеральном суде (federal jurisdictional amount requirement). В-третьих, по вопросу о месте предъявления иска Верховный суд США в деле Phillips Petroleum Co. v.Shutts*(14) решил, что если классовый иск подан в суд штата и истец требует компенсации убытков, то персональная подсудность (personal jurisdiction) над отсутствующими членами группы не требуется, если они получили судебные повестки и им было предоставлено право лично участвовать в деле или выйти из группы.

Механизм классового иска (Mechanics of Class Action)

Рассмотрение классового иска создает для судов немало проблем с точки зрения управления этой особой процедурой. Среди них можно назвать следующие.

1. Сертификация (Certification) классового иска

Согласно Правилу 23 (с) (1) ФПГП вскоре после предъявления представительного иска суд должен ответить на вопрос о том, соответствует ли данный иск всем требованиям, предъявляемым к классовым искам. На основании такого определения суд принимает решение о предоставлении данному представительному иску статуса классового иска или об отказе в предоставлении такого статуса. Это решение суда называется сертификацией.

2. Срок исковой давности (Statute of limitations)

В деле American Pipe and Construction Co. v. Utah*(15) Верховный суд США решил, что начало рассмотрения представительного иска в федеральном суде приостанавливает срок исковой давности для всех членов данного класса до тех пор, пока не будет вынесено решение суда о непризнании данного представительного иска в качестве классового.

3. Предоставление статуса частичного классового иска (Limited Class
Treatment)

Согласно Правилу 23 (с) (4) суд вправе по своему усмотрению предоставить статус классового иска лишь по некоторым вопросам, затрагиваемым в соединенном иске, или разбить предполагаемую группу соистцов на несколько независимых подгрупп. Разделение общей группы на подгруппы осуществляется судом по двум соображениям, то есть для лучшей определяемости членов группы и оптимального управления процессом.

4. Апелляционное обжалование решения суда (Appealability of Court
Decision)

Согласно Правилу 23 (f) апелляционный суд по своему усмотрению может допустить незамедлительную апелляцию на решение суда первой инстанции о предоставлении или об отказе в предоставлении представительному иску статуса классового иска.

5. Судебные извещения

Незамедлительно после вынесения решения суда о признании представительного иска в качестве классового представительные соистцы должны уведомить всех членов группы об этом решении. По общему правилу, не обязательно, чтобы данное уведомление носило персональный (личный) характер. Объявление в СМИ считается достаточным уведомлением. После него соистцы должны дать всем членам группы возможность выйти из группы, если они этого желают. В отношении исков, входящих в группу 23 (b) (2) ФПГП, допускается возможность рассмотрения классового иска без уведомления членов группы. Для исков, входящих в группу 23 (b) (3) ФПГП, предусматриваются более жесткие требования по вопросу уведомления членов группы, которые приводятся ниже.

6. Особые правила относительно классовых исков, входящих
в группу 23 (b) (3)

Правило 23 (с) (2) предусматривает особые положения по трем вопросам, то есть судебным повесткам, адвокатскому представительству и выходу из группы. Правило 23 (с) (2) обязывает представительных истцов послать всем членам группы 23 (b) (3), «насколько это возможно, практически наилучшие повестки и, насколько это позволяют конкретные обстоятельства, в том числе индивидуальные повестки, всем членам группы, кого можно разыскать, прилагая разумные усилия». В деле Eisen v. Carlisle and Jacquelin*(16) Верховный суд США решил, что Правило 23 (c) (2) требует, чтобы представительный истец вручил всем членам данной группы индивидуальные повестки, если их можно разыскать, приложив разумные усилия, даже если сумма затрат на это будет внушительной. В этом же деле Верховный суд решил, что названные представительные истцы должны предварительно взять на себя все расходы, связанные с иском. Этим решением Верховный суд США практически поставил еще одну преграду применению классового иска по делам, входящим в группу 23 (b) (3). Согласно правилам 23 (c) (2) любой член группы 23 (b) (3) имеет право быть представленным в процессе своим адвокатом. Таким образом, он будет получать оперативную информацию о ходе процесса. Адвокатское представительство в Правиле 23 (c) (2) дополняет то право, которое Правило 24 предоставляет всем членам любого классового иска, то есть право подключения к делу (right of intervention) в любое время и на любой стадии процесса. Наконец, Правило 23 (c) (2) предоставляет членам группы 23 (b) (3) право выйти из нее в самом начале дела и, таким образом, на них не будет распространяться решение суда по данному делу. Они также могут не получить никаких выгод из решения суда по данному делу. Чтобы выйти из класса, нужно просто, в ответ на полученные судебные повестки, сообщить об этом суду.

7. Судебные определения и постановления (Orders in conduct of
actions)

На любой стадии в ходе рассмотрения классового иска председательствующий судья имеет право принимать различные определения и постановления с целью оптимального управления процессом. Оно предоставляется ему Правилом 23 (d) (2), и среди подобных прав можно назвать право принудить представительного истца послать повестки всем членам группы, информирующие их о мерах, предпринятых по делу, или об определенных правах, которые они могут реализовать на любой фазе процесса.

8. Прекращение дела

В большинстве случаев стороны в классовом иске заключают мировое соглашение в ходе судебного процесса. Прекращение классового иска в любой форме регламентируется положениями ФПГП следующим образом.

а) Мировое соглашение (Compromise)

Правило 23 (e) требует, чтобы повестки об условиях мирового соглашения были разосланы всем членам группы.

б) Решение об отказе в сертификации

Если суд принял решение не предоставлять представительному иску статуса классового иска (то есть решение об отказе в сертификации), то Правило 23 (e) не обязывает представительного истца рассылать повестки об этом решении всем членам группы. Но в таком случае судебные повестки доставляются членам группы в соответствии с Правилом 23 (d) (3).

в) Одобрение условий мирового соглашения

Согласно положениям Правила 23 (e) суд должен рассмотреть предложенные условия мирового соглашения перед тем, как их одобрить. Для этого требуется слушание, на которое приглашаются все члены данной группы. На таком слушании члены группы вправе высказать свои мнения и по предложенным условиям мирового соглашения, и о размере адвокатского гонорара.

г) Решение суда по делу и распределение суммы, присужденной по иску

Правило 23 (c) (3) требует, чтобы в решении суда были четко определены члены, входящие в группу. Сумма, присужденная по делу, после вычета адвокатского гонорара и судебных расходов делится пропорционально среди всех членов группы, за исключением тех, которые добровольно вышли из группы. При распределении взыскиваемой суммы среди соистцов особого внимания заслуживает принцип «fluid recovery» (текущее взыскание). Согласно этому принципу, если некоторые соистцы не получили свою долю и поэтому определенная сумма осталась у должника, последний должен снизить стоимость своих товаров, работ или услуг на будущее в размере, соответствующем остаточной сумме взыскания. Например, если после вычета адвокатского гонорара и судебных расходов остался один миллион долларов США, который нужно распределить пропорционально среди 500 соистцов, но лишь 400 соистцов получили свою долю из этой общей суммы, должник должен снизить стоимость своих товаров, работ или услуг на будущее на сумму 20 000 долларов США. Смысл такого подхода заключается в том, что через «невидимые руки рынка» (invisible hands of the marketplace) эта сумма дойдет до соистцов, не получивших свою долю. Следует отметить, что у этого принципа есть критики, которые сомневаются в справедливости такого распределения остаточной суммы судебного взыскания.

д) Атака на решение суда (Attack on judgment)

Под «атакой на решение» понимается обжалование решения суда по существу дела. По общему правилу, решение суда по классовому иску распространяется лишь на тех истцов, которые согласились войти в группу. Это решение суда не имеет обязательной силы для тех истцов, которые заранее заявили о нежелании войти в группу. Но, как и на любое решение суда по иску, на решение суда в данном случае также может быть подана апелляция членами группы на общих основаниях. Кроме того, любой член группы, не принимавший личного участия в процессе, имеет право подать апелляцию на том основании, что его интересы не были адекватно защищены в процессе. В таком случае доказывать неадекватность представительства его интересов в деле должен он сам.

9. Соединенный иск акционеров (Shareholder’s Derivative Action)

Соединенный иск акционеров позволяет одному акционеру (или нескольким) представить иск от имени всех других акционеров к общему ответчику с теми однородными требованиями, которые их доверенное лицо не выдвигало или отказалось выдвигать. По всем признакам, соединенный иск акционеров является разновидностью классового иска, и он регулируется Правилом 23.1.

Современная критика классового иска

В американском обществе есть противники института классового иска, и их критика этой особой процедуры звучит все громче и громче год от года. Можно выделить следующие направления критики этого института современного американского гражданского процесса. Во-первых, классовый иск превращает рядовых граждан в «частных генеральных прокуроров» (private attorneys general) для судебной защиты прав огромного количества людей, вытекающих из множества законов о защите гражданских прав и прав потребителей, а также из массивных деликтов. По мнению критиков, осуществление судебной защиты прав граждан в этих случаях должно находиться в руках генерального прокурора и других государственных органов, а не реализоваться частными лицами. Иными словами, данная критика направлена против системы частного характера классового иска. Во-вторых, иски, представленные способом классового иска, перегружают судебную систему страны, которая просто не в состоянии рассмотреть все эти иски. В-третьих, хотя многие из них справедливы, они выдвигаются скорее всего «с подачи» самовызвавшихся адвокатов, что и нарушает давний запрет общего права на инспирирование судебных исков со стороны частных лиц. В-четвертых, классовый иск превращается в источник внушительной прибыли (можно сказать, золотое дно) для адвокатов и адвокатских контор, так как очень незначительная часть компенсаций по этим искам доходит до выигравших дело истцов. В-пятых, пора запретить практику условного адвокатского гонорара, зависящего от выигрыша дела. По мнению противников классового иска, именно данная практика позволяет адвокату брать на себя всю финансовую ответственность за ведение классового иска. Критики классового иска считают подобную практику неэтичной и призывают Конгресс или Верховный суд США ее запретить. Следует отметить, что Верховный суд США изучал всю эту критику и все равно решил оставить институт классового иска в качестве неотъемлемой части американского гражданского процесса и мощного инструмента защиты прав гражданско-процессуальных соучастников.

директор Центра сравнительного права

Тьюлэйнского университета (США)

«Журнал российского права», N 3, март 2003 г.

*(1) Ныне действующие американские ФПГП были приняты Верховным судом США в 1937 году. См.: Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части. М., 2002. 2-е изд. С.408, 413.

*(2) Основные родовые различия между англо-американским и романо-германским правом рассматриваются в кн.: Осакве К. Указ. соч. С.369.

*(3) В американском варианте состязательного гражданского процесса судья в своей работе руководствуется исключительно теми юридическими аргументами, которые стороны выдвигают, и, по общему правилу, он не вправе выйти за пределы исковых требований. Это означает, что успешное проведение любого процесса зависит от профессионализма адвоката и степени подготовленности адвокатского представительства. В этой системе, по общему правилу, судья не имеет права по собственной инициативе поднимать и ссылаться в своем решении на юридические аргументы, которые стороны в деле не предлагали. В исключительных случаях, где этого требует справедливость, суд может выйти за пределы исковых требований. Но американский судья очень редко реализует это право (см.: Осакве К. Указ. соч. С.410). Поэтому ФПГП разрешают адвокату, не участвующему в деле, но желающему выступать в качестве «друга суда» (amicus curiae), предоставить суду дополнительные юридические аргументы в форме письменного изложения своей юридической позиции по делу перед судом (amicus curiae brief). Как правило, «друг суда» руководствуется желанием помочь слабой стороне в споре или защитить интересы общества в целом, или интересы третьего лица, не участвующего в деле. В американском праве институт «друга суда» является мощным способом защиты прав граждан, особенно слабой стороны, в гражданском процессе.

*(4) В русской литературе американское понятие классового иска традиционно переводится как групповой (коллективный) иск. См., например: Андрианов С.Н., Берсон А.С., Никифоров А.С. Англо-русский юридический словарь. М., 2000. С.20. С нашей точки зрения, такой перевод неверен. В американском гражданском праве термин «group action» (групповой иск) вообще не употребляется. Существуют лишь три типа иска (по количеству участвующих истцов), то есть индивидуальный иск, процессуальное соучастие и классовый иск. Если количество соистцов меньше 25 человек, американский суд не может признать такой иск классовым. Также, если это количество и больше 25 человек, но иск не отвечает всем требованиям, предъявляемым к классовому иску, американский суд не вправе придать такому иску статус классового. В этих двух случаях соистцы могут соединить свои иски в форме процессуального соучастия либо добровольным, либо принудительным путем.

*(5) Способ классового иска также применяется для процессуального соединения большой группы соответчиков. Например, иск против профсоюза может быть направлен против представительных ответчиков, которые в свою очередь будут защищать интересы всех других членов данного профсоюза. Также иск против любой неинкорпорированной организации может быть направлен против лишь некоторых представителей данной организации, а те будут в свою очередь защищать интересы всех членов организации. Правило 23 ФПГП допускает подобные классовые иски против представительных соответчиков.

*(6) Механизм и основные принципы американского классового иска рассматриваются в кн.: Осакве К. Указ. соч. С.423-425; 450-451.

*(7) ФПГП 1937 г. занимают особое место в системе американского гражданского процессуального законодательства. Для раскрытия структуры ФПГП и других компонентов американского федерального гражданского процессуального законодательства см.: Осакве К. Указ. соч. С.413-414.

*(8) Процедура классового иска регламентируется и на федеральном уровне, и на уровне штатов. На федеральном уровне главным источником права классового иска является Правило 23 ФПГП. Наряду с этим в каждом штате есть свои правила классового иска, которые несколько отличаются от федеральных.

*(9) Следует отметить, что в американском гражданском процессе соглашение об условном адвокатском гонораре часто и широко практикуется, особенно в деликтных спорах. Подобное соглашение об условном адвокатском гонораре запрещается Кодексом профессиональной этики юриста лишь в сфере уголовного процесса. Согласно ст.2-106 (с) Дисциплинарных правил Ассоциации американских юристов (ABA Disciplinary Rules) считается неэтичным, когда адвокат заключает с клиентом в уголовном деле соглашение, ставящее получение его гонорара в зависимость от результата процесса.

*(10) Несмотря на то, что численность группы сама по себе не является главным элементом данного требования, все-таки судебная практика нам подсказывает, что для получения статуса классового иска численность представляемой группы должна намного превышать 25 человек.

*(11) В американском гражданском процессе соприкасающиеся понятия «подведомственность» (competence), «подсудность» (jurisdiction), «территориальная подсудность» (territorial jurisdiction) и «место предъявления иска» (venue) отличаются друг от друга. В то время как подведомственность является вопросом материального права, подсудность и место предъявления иска регламентируются нормами процессуального права. Территориальная подсудность, которая иногда также называется judicial jurisdiction (судебная подсудность), означает территорию, на которой суд имеет подсудность. Место предъявления иска означает то место в рамках территориальной подсудности определенного суда, где иск должен быть предъявлен. Вместе взятые территориальная подсудность и место предъявления иска образуют рамочное понятие «территориальное полномочие на ведение судопроизводства» (territorial authority to adjudicate). Вполне возможно, что суд имеет территориальную подсудность по делу, но не принимает дело к судопроизводству на том основании, что выбранное место предъявления иска считается неудобным по принципу «forum non conveniens» (неудобное место рассмотрения дела). Для дальнейшего раскрытия вышеуказанных понятий в американском гражданском процессе см.: Осакве К. Указ. соч. С.429-434.

*(12) 394 US 332, 89 S.Ct.1053 (1969).

*(13) 414 US 291, 94 S.Ct.505 (1973).

*(14) 472 US 797, 105 S.Ct.2965 (1985).

*(15) 414 US 538, 94 S.Ct. 756 (1974).

*(16) 417 US 156, 94 S.Ct.2140 (1974).

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Классовый иск (class action) в современном американском гражданском процессе

К. Осакве — директор Центра сравнительного права Тьюлэйнского университета (США)

МТС получила классовый иск от американских юристов из-за «узбекского дела»

Москва. 21 марта. INTERFAX.RU — Американская юридическая фирма Rosen Law подала классовый иск к ПАО «Мобильные телесистемы». К нему могут присоединиться все инвесторы, которые приобретали ценные бумаги российской компании в период с 19 марта 2014 года по 7 марта 2020 года, говорится в сообщении Rosen Law.

Претензии связаны с антикоррупционным расследованием деятельности МТС в Узбекистане, по итогам которого, как было объявлено 7 марта, оператор выплатит американским властям суммарно $850 млн.

Rosen Law утверждает, что МТС утаила от инвесторов информацию о вовлечении компании в коррупционные схемы, в рамках которых было выплачено взяток на $420 млн, а также скрывала от рынка масштаб возможных последствий расследования.

«Узбекское дело»

Регуляторы США вели антикоррупционное расследование в отношении МТС в связи с бизнесом оператора в Узбекистане с 2014 года. По утверждению американских властей, МТС, VEON (ранее Vimpelcom Ltd.) и Telia использовали сеть подставных компаний и фальшивые консультационные контракты для многомиллионных взяток структурам, связанным с семьей бывшего президента Узбекистана, для выхода на телекоммуникационный рынок страны. VEON заплатил в 2016 году по итогам расследования $795 млн штрафа, Telia Company — $965 млн.

В 2016 году МТС вышла из бизнеса в Узбекистане, продав местному правительству 50,01% в операторе Universal Mobile Systems (UMS) за символический $1. Таким образом, после возвращения на рынок Узбекистана в 2014 году МТС не проработала до своего окончательного ухода из страны и двух лет. Ранее МТС уже лишалась узбекского бизнеса — в 2012 году «дочка» оператора «Уздунробита», в то время лидер на узбекском рынке связи с абонентской базой 9,3 млн человек, была лишена лицензий. В конце 2014 года МТС подписала мировое соглашение с властями об урегулировании всех взаимных претензий. В итоге МТС получила 50,01% UMS, а ГУП «Центр радиосвязи, радиовещания и телевидения» (структура Госкомсвязи Узбекистана) — 49,99%. СП работало на инфраструктуре и оборудовании бывшей «дочки» МТС «Уздунробита».

Что такое классовый иск

Классовый иск (class action) — иск от неограниченного круга владельцев ценных бумаг публичной компании к самому эмитенту, его руководству или членам совета директоров. Эта практика получила наиболее широкое распространение в США, на классовых исках специализируется множество юридических фирм. Rosen Law — один из лидеров этого сегмента рынка. Основанием для подачи классового иска может стать любое событие, негативно повлиявшее на капитализацию компании.

Классовые иски в связи с расследованием деятельности в Узбекистане получал и другой оператор: еще в 2015 году несколько юридических фирм, включая Rosen Law, инициировали процесс против Vimpelcom.

Классовый подход

У отечественных юристов появится шанс стать миллионерами. Уже в этом году в россии может появиться понятие группового, или классового, иска, хорошо известное англо-саксонскому праву США и Великобритании. специалисты по классовым искам в США — особая сверхбогатая часть адвокатского сообщества.

Текст: Дмитрий Иванов, Максим Одинцов

Судебные разбирательства с несколькими истцами или ответчиками существуют в нашей стране и сейчас. Но от российской судебной практики до англо-саксонской модели классовых исков так же далеко, как от Москвы до Нью-Йорка. В чем же их основные отличия? Прежде всего в том, как формируется пул истцов. В России для того, чтобы стать истцом, нужно прямое волеизъявление — подписать исковое заявление, выдать доверенность адвокату или иному представителю. В Америке любое лицо, которое оказалось жертвой неправомерных действий ответчика, автоматически становится истцом, чьи интересы представляет адвокат по классовому иску. Происходит это ровно до тех пор, пока истец не заявит, что не хочет быть таковым. Если адвокат победит, истец вместе с сотнями или тысячами других истцов получит по почте чек. Если иск отклонят — что ж, он ничего не теряет: в США ответчик, выигравший дело, не может взыскать судебные издержки по классовому иску.

Кстати, об адвокатах. Со слов управляющего партнера юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрея Яковлева, в России в случае предъявления иска от имени нескольких истцов представление их интересов одним адвокатом хотя и не запрещено, но и не приветствуется: если адвокат представляет нескольких истцов, то возможен конфликт интересов. Например, когда один истец согласен на мировое соглашение, а второй хочет идти до конца. Но в большинстве случаев нанять по собственному адвокату слишком дорого для каждого истца.

В США и Великобритании адвокат сам и сразу принимает решение за всех истцов по классовому иску. Яковлев рассказывает: «Ведя дела от имени всех истцов, он минимизирует расходы на оплату своих услуг для каждого из них. Собственно, он и денег-то со своих клиентов не берет: его гонорар определяется как процент от выигранной суммы (так называемый гонорар успеха) и составляет обычно 30-50%».

Такая большая доля была бы невыгодна для истцов, если бы не еще одна особенность американской модели: с ответчика взыскивается сумма, кратно превышающая нанесенный им ущерб. Даже отдав половину выигранной суммы адвокату, истцы внакладе не остаются. Классовые иски позволяют защищать интересы большого круга лиц, например потребителей или мелкие компании от действий монополиста.

У правоведов сложилось положительное отношение к институту классовых исков. Причин тому много: это и защита слабого от злоупотреблений транснациональных гигантов, наказание для нарушителя, и доступность юридической помощи для всех категорий населения, включая малоимущих. Вот рядовой пример такого спора. В июле этого года окружной суд городка Санта-Ана в штате Калифорния (США) обязал Toyota выплатить более $1,6 млрд по групповому иску покупателей автомобилей, среди которых были и фирмы. В 2009 году автопроизводитель отозвал примерно 10 млн машин в связи с дефектом педали акселератора. Новость вызвала резкое падание стоимости автомобилей Toyota на вторичном рынке, чем обоснованно были недовольны автовладельцы. В итоге инициативная группа обратилась с заявлением в суд. Началось разбирательство, которое закончилось мировым соглашением и громадными расходами Toyota на выплаты заявителям по возмещению убытков.

Групповые иски в США также играют ощутимую роль в защите интересов миноритарных акционеров. По статистике американских судов каждый год около половины всех групповых исков подаются обиженными акционерами корпораций.

Многие страны постепенно, хотя и с определенными ограничениями, вводят групповые иски в свое правоприменение. Например, председатель кассационного суда Франции (высшая судебная инстанция) Даниэль Тардиф заявил, что появление групповых исков неизбежно. В Канаде допустимы групповые иски непосредственно к государству. Так, например, по групповому иску, инициированному канадской гражданкой Норой Бернар, правительство Канады обязано выплатить более 5 млрд канадских долларов в пользу коренного населения страны.

Дорожная карта к классовым искам

В России законопроект о прививке американского опыта находится только в стадии разработки. По утвержденной правительством Дмитрия Медведева «дорожной карте» «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», в ноябре этого года Минюст, Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) подготовят законопроект, предусматривающий «внедрение правовых механизмов защиты прав и законных интересов группы лиц в судах (групповых исков), включая возможность участия юридических лиц в групповых исках». В июле тема классовых исков с подачи ФАС была поддержана на таких знаковых площадках, как Агентство стратегических инициатив и «Общероссийский народный фронт».

Однако крупный бизнес сыграл на опережение и уже внес в Госдуму свою версию законопроекта о классовых исках. Партнер судебной практики международной юридической фирмы DLA Piper Ярослав Мошенников не уверен, что коллективные иски в России станут таким же мощным инструментом, как в США или Канаде. Соответствующий российский законопроект о групповых исках требует, чтобы на момент подачи группового иска к нему присоединилось более 20 лиц. В противном случае иск будет рассмотрен в обычном порядке. Эксперт считает, что если законопроект будет принят в этой редакции, то групповые иски вряд ли станут массовым явлением. Собрать более 20 человек, которые одновременно решили бы подать иск, нелегко, за исключением, пожалуй, несчастных случаев или катастроф.

Старший юрист антимонопольной практики юридической фирмы Goltsblat BLP Виталий Дианов, однако, отмечает, что групповые иски при грамотной организации подачи и рассмотрения могут способствовать снижению нагрузки на суды и будут «отрезвляющим» средством для компаний, нарушающих закон. «Главное, чтобы эти цели не остались только декларируемыми»,— отмечает Дианов.

Юрист международной юридической фирмы Dentons Андрей Незнамов считает, что в идеале групповые иски должны давать обществу возможность защиты своих прав профессиональными юристами за счет нарушителя. Поэтому именно юристы должны играть главную роль в защите больших групп людей посредством групповых исков. Крупное вознаграждение в случае выигрыша дела для специалистов, инициирующих и ведущих эти дела, является не просто рекомендацией, а необходимым условием успешного функционирования классовых исков, считает Незнамов.

Логично предположить, что чем выше размер возможного вознаграждения юристов, тем больше будет желающих найти потенциального нарушителя и тем меньше нарушений, дающих основание для подачи таких исков, станет совершаться.

Управляющий партнер санкт-петербургского офиса АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Илья Никифоров придерживается мнения, что групповые иски могут пойти на пользу крупным компаниям. Дело в том, что ведение множества судебных процессов в отдаленных уголках страны связано с серьезными издержками. Концентрация же всех претензий в одном суде, едином процессе снижает стоимость разбирательства для ответчика, позволяет скалькулировать риск и в целом делает урегулирование более эффективным. То есть появляется возможность решить проблему одним махом. Однако, предупреждает Никифоров, остаются риски злоупотребления, которые можно было наблюдать в прошедшем году: ситуация, когда лица, близкие к компании-ответчику, могут стать «застрельщиками» подобных групповых исков, а консультировать заявителей будут внешние независимые, но «карманные» юристы ответчика. То есть компания-ответчик сможет контролировать процесс.

Виталий Дианов призывает коллег не торопиться и хорошенько все взвесить: «На данной стадии без предварительной тщательной проработки и обсуждения законопроекта о групповых исках с судами, экспертами и бизнесом инициативы не будут работать во благо экономики России. Живой дискуссии по данному вопросу пока не наблюдается».

Кто из российских юристов хорошо на этом заработает?

Размышляя о том, смогут ли российские юристы разбогатеть на групповых исках, как их коллеги из США, эксперты разошлись в своих мнениях. Почти все опрошенные отметили, что в первую очередь на групповых исках смогут заработать специалисты по антимонопольным и судебным спорам. Во-вторых, эксперты ожидают появления мощных специализированных некоммерческих организаций по образу и подобию обществ по защите прав потребителей, профессионально защищающих интересы граждан с использованием групповых исков. Возможно, это усилит контроль деятельности корпораций и заставит их считаться с правами клиентов в России. Эксперты из юридического консалтинга посчитали, что некоторых партнеров юридических фирм может заинтересовать возможность создания собственного бизнеса в этой сфере. В США такие примеры случались. Однако все это произойдет, и юридический рынок претерпит изменения, только если будет принята редакция законопроекта, которая предусматривает гонорар для адвокатов потерпевших. Особенно если это будет сделано по американскому типу, где известно множество случаев присуждения многомиллионных компенсаций заявителям.

Ведущие юридические фирмы, как российские, так и зарубежные, усилят свои практики в этом направлении, предполагают эксперты. В такой ситуации, скорее всего, фирмы будут как защищать корпоративных клиентов от групповых исков, так и вести дела против нарушителей закона в пользу потерпевших.

Американские и некоторые европейские юридические фирмы, работающие в России, могут быстрее всех объявить об открытии профильных практик — на родине в США у них уже есть огромный опыт в этой сфере.

С другой стороны, обязательно появятся лица, не имеющие никакого опыта в этой сфере, но видящие перед собой суммы со многими нулями. Скорее всего, это будут шантажисты корпораций, использующие групповые иски в меркантильных интересах с целью обогащения. Как следствие, возможен всплеск потребительского экстремизма. Поэтому, считают эксперты, законодателю следует рассмотреть возможности усмирения алчных псевдопрофессионалов.

Как все будет происходить в действительности, покажет осенняя думская сессия, когда будет рассмотрен законопроект о групповых исках. Пока банкиры грозят уголовным преследованием клиентам, которые осмелились отсудить у них немного денег, юристы ищут другие способы заработать миллионы

Кому в России грозят групповые иски

СФ опросил экспертов юридического бизнеса о том, какие сферы бизнеса в России будут в первую очередь интересны специалистам по групповым искам. По мнению экспертов по судебным спорам, это:

На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски

Первые в очереди

Раньше групповые иски могли подавать только бизнесмены и только в арбитражный суд. Теперь же это смогут делать и частные лица. Опция наверняка коснется потребительских исков: стоит ждать претензий к работе банков, девелоперов, сотовых операторов, снабжающих организаций, поставщиков, туроператоров и прочих.

КАК В РОССИИ БУДУТ РАБОТАТЬ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ИСКИ?

Коллективный иск пришелся по нраву американцам: именно там институт получил наибольшее развитие. Но едва ли такая ситуация устраивает всех: почти треть организаций, против которых подаются такие иски, вскоре становятся банкротами.

У потребителей в России много шансов получить компенсацию: исследование 2020 года показывает, что 70% исков они выигрывают. Поле для взыскания огромное. Самые частые иски обращены к сотовым операторам, автомагазинам и сервисам, а также к строительным и связанным с ремонтом компаниям.

Сотовые операторы постоянно становятся участниками судебных разбирательств с потребителями – в 2020 году на них пришлось 25% от всех исков. Спорных ситуаций немало. Например, в 2020 году дачные ворота одного из жителей Москвы самостоятельно подписались на платные сервисы, за которые списывалось по 15 руб. ежедневно. Гражданин обратился в компанию, деньги ему вернули. Но вопросы не всегда удается решить без суда. В 2017 году абонент МТС подал к компании иск на 30 млрд руб. Его не устроило, что у него списали бесплатные минуты из пакета. Суды иск не удовлетворили. Но эксперты в разговоре с «Ведомостями» отметили, что если бы речь шла об американском правосудии, то результаты могли бы быть другими: суды охотно присуждают большие компенсации по потребительским жалобам, а если речь идет о коллективных исках, суммы увеличиваются вдвое. В 2016 году издание отмечало, что за несколько месяцев абоненты (в том числе сотрудники «Ведомостей») без согласия на подписку стали пользователями ряда платных сервисов.

Банки и страховые – вот самые очевидные мишени для российских реалий коллективных исков. Гражданам навязывают страховки, не дают полной информации по кредитам, меняют условия договоров. Суды завалены исками, где клиенты пытаются восстановить справедливость. В подобных исках фигурировал Сбербанк. В одном из типичных дел суд решил взыскать компенсацию в пользу клиентки банка, которой навязали страховку. В американской действительности банкам тоже приходилось непросто. Например, выплата по рассматриваемому 10 лет спору из-за завышенных комиссий с Visa, MasterCard и банками JPMorgan Chase, Bank of America и Citigroup составила $6,2 млрд.

В России, когда законопроект о коллективных исках находился на этапе обсуждения, банковское сообщество было обеспокоено его содержанием, поэтому активно участвовало в подготовке законопроекта, рассказал «Право.ru» начальник судебного управления одного из десятки крупнейших российских банков. Подписанный закон о коллективных исках он называет результатом достигнутого компромисса. «Банки отдают отчёт в том, что институт коллективного иска является эффективным средством защиты прав граждан. Мы не ожидаем резкого увеличения количества исков, поскольку в закон заложены определенные количественные – 20 человек – и процессуальные – однородность требований истцов – ограничения, которые не позволяют использовать этот институт для злоупотребления предоставленным правом», – комментирует спикер «Право.ru».

Тем не менее эксперты считают банковскую отрасль наиболее вероятной мишенью для исков, а благодатную почву для этого представляет оспаривание условий договоров и тарифов, отмечает адвокат Владимир Ефремов, партнер Арбитраж.ру Арбитраж.ру Региональный рейтинг II группа Налоговое право и налоговые споры III группа Арбитражное судопроизводство III группа Банкротство 9 место По размеру выручки 44-48 место По количеству юристов ? , который уже занят в подготовке коллективных исков, в том числе к кредитной организации. Он уверен, что это нововведение существенно повлияет на деятельность банков в России: они не смогут игнорировать иски в том числе из-за возможного репутационного вреда, так что изменят условия в пользу потребителей. Аналогичные прецеденты уже были, приводит пример Ефремов: даже индивидуальные иски значительно повлияли на условия типовых банковских договоров и сократили число нарушений банками прав клиентов. Например, из практики пропали банковские комиссии за выдачу кредита, безальтернативность страхования рисков заемщиков и условия о договорной подсудности.

Другие возможные ответчики

Много и других сфер, где есть потенциальные ответчики по коллективным искам. Например, это те, кто так или иначе связан с земельными правоотношениями. Сферу недвижимости и строительства коллективные иски затронут, возможно, даже в большей степени, чем частно-правовые сферы, считает Юрий Водопьянов, юрист Содружества земельных юристов Содружество Земельных Юристов Федеральный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Коммерческая недвижимость/Строительство IV группа Арбитражное судопроизводство 44-45 место По количеству юристов Профайл компании ? . Это связано с тем, что из-за особенностей российского права недвижимости в этих правоотношениях преобладает публичный элемент, подразумевающий интерес широкого круга лиц. А это создает благоприятную среду для «взращивания» института коллективных исков.

В исковом производстве будут задействованы сразу три группы лиц, считает Водопьянов. Девелоперы – по ДДУ. Долевое участие в строительстве предполагает как наличие определенного круга лиц, которых объединяет вполне осязаемый и понятный интерес (дольщиков), так и вполне конкретное лицо, которое призвано обеспечить реализацию этого интереса (застройщика). Необходимость применения конструкции коллективного иска в сфере долевого строительства буквально лежит на поверхности.

«Несмотря на то что в данный момент озвучиваются весьма оптимистичные и во многом опрометчивые прогнозы касательно решения «проблемы дольщиков» с помощью эскроу-счетов, в этой сфере останется достаточное пространство для применения коллективных исков. Например, в рамках процедуры банкротства застройщика», – полагает Водопьянов.

Управляющие компании – еще одна мишень для исков. Сфера жилищных правоотношений преисполнена всевозможных споров различного масштаба, в рамках которых весьма часто сталкиваются две стороны: управляющая компания и жильцы дома, находящегося в ее ведении. «В настоящее время жильцы либо самостоятельно выбирают лицо, которое будет представлять их интересы в суде и достигнет для них некоего «общего знаменателя», который устроит их всех, либо для защиты своих прав им приходится обращаться за защитой в прокуратуру, которая представляет коллективные интересы в рамках жилищных споров. Институт коллективного иска станет релевантным инструментом для жильцов для консолидации в рамках спора с управляющей компанией».

Коллективные иски будут подавать и к собственникам спорных объектов – прежде всего с признаками самовольной постройки. Если сейчас лица, права которых нарушены постройкой, могут обратиться с иском к ее собственнику или в органы муниципального земельного контроля для проверки, но столкнутся с бюрократическими процедурами, то коллективный иск станет оптимальным решением.

Агрегирование требований – эффективный способ защиты лиц, пострадавших от монополистической деятельности. Полагаю, что новые правила, основанные на принципе opt-out, придадут динамику «спящему» институту коллективных исков в России. Такой механизм интересен и ответчикам, так как позволяет зафиксировать убытки, «закрыть вопрос» в рамках одного разбирательства.

Илья Никифоров, управляющий партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Отдельная категория – экологические иски, которые особенно популярны в США и доводят компании до банкротства. Это иски, связанные с загрязнениями, разливом нефти и другими видами ущерба природе. В России особенно актуальна проблема разлива нефти: по информации Greenpeace, лидерами в 2020 году по числу разливов стали «Роснефть» (4253 случая) и «Лукойл» (1508 случаев). Не исключено, что популярная в США экологическая повестка наберет обороты и в России и даст новый импульс развитию судебной защиты права на благоприятную окружающую среду.

В первую очередь групповые иски будут актуальными в спорах об обязании прекратить ту или иную деятельность, оказывающую негативное воздействие на окружающую среду и, соответственно, на здоровье человека. Ответчиками по таким искам могут стать операторы мусорных полигонов, крупные промышленные предприятия, полагает Александра Грищенкова, юрист Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика ? .

«В последнее время мы часто слышим о том, как жители различных регионов страны активно высказываются против тех или иных решений властей и бизнеса, ссылаясь на экологические мотивы. Например, требуют закрыть свалку или выступают против строительства завода вблизи жилых домов. Люди обращаются с жалобами в госорганы, в СМИ, случаются и публичные акции протеста. Появление в гражданском процессе групповых исков позволяет перенести подобную общественную активность в юридическое поле и дает гражданам возможность получить более эффективную судебную защиту своих общих интересов», – считает Грищенкова.

В то же время групповые иски по делам о возмещении вреда, причиненного экологическим правонарушением, вряд ли получат широкое распространение, полагает юрист. Причина в том, что подача группового иска не освобождает каждого конкретного истца группы от доказывания факта причинения вреда именно ему и причинно-следственной связи этого вреда с допущенным ответчиком нарушением, что применительно к экологическим правонарушениям сделать сложно.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ИСКИ ЗА РУБЕЖОМ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Велика вероятность исков к производителям потребительских товаров – от автомобилей до продуктов питания или косметики. На Западе автоконцерны – популярный ответчик. Так, в США коллективный иск к Tesla закончился компенсацией в $5 млн. Все шансы оказаться в числе ответчиков есть и у российских автопроизводителей. Например, в июне 2020 года в России «АвтоВАЗ» отозвал 933 машины марки Lada XRAY. Причиной стало возможное повреждение сварного шва вала электромеханического усилителя рулевого управления. Прецеденты претензий группы граждан к производителям косметики уже есть даже в условиях действующего законодательства. Так, в августе стало известно об иске к косметической компании FemFatal, которая включала в состав косметики антибиотик, но не указала это на упаковке. Ожидается, что за первым иском будут еще 300 заявлений потребителей косметики и блогеров, которые ее рекламировали, на общую сумму более 4 млн руб.

Также за судебной защитой могут обратиться граждане, пострадавшие от действий медицинских учреждений или производителей лекарств. Одна из недавних ситуаций, которая могла бы привести к групповому иску, – десятки исков родителей детей, заразившихся Гепатитом С в Амурской клинической больнице, о возмещении морального вреда, приводит пример Анастасия Гурина, юрист S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг II группа Арбитражное судопроизводство II группа Банкротство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 25-26 место По количеству юристов ? . Коллективные иски широко распространены в США, одним из самых «популярных» ответчиков в них является компания Johnson & Johnson: год назад суд присяжных в Миссури обязал компанию выплатить $4,7 млрд по коллективному иску от 22 женщин, заявивших, что продукция компании спровоцировала рак. «В российских судах не стоит ждать таких больших компенсаций. Полагаю, что в случае подачи коллективных исков о защите прав потребителей компании будут пытаться договориться с истцами, чтобы избежать крупных репутационных, а не материальных потерь», – считает Гурина.

Еще одна сфера применения коллективных исков – рынок ценных бумаг. В ситуации, когда в результате решений руководства компаний уменьшается стоимость их акций, акционеры могут объединяться и подавать в суд, как это происходит за рубежом, где число таких исков за последние годы возросло вдвое.

Не исключены и претензии к авиаперевозчикам. Некоторые российские компании этой отрасли уже успели познакомиться с силой коллективного иска – сейчас «Аэрофлот» участвует в разбирательстве в суде штата Иллинойс. Иск подали три пассажира, которые опоздали на рейс Москва – Чикаго с пересадкой в Хельсинки. Они поздно смогли сдать багаж из-за того, что у компании работали всего две стойки регистрации, а дойти до терминала не успели: в Шереметьево маршрут занял 15–20 минут. Сейчас истцы ищут новых участников в дело. По их подсчетам, с 2004 года пострадавших пассажиров может быть около 10 000 человек, а компенсация каждому может составить около $7000. Несмотря на то что эксперты оценивали иск не слишком перспективным (обосновать вину компании было бы сложно), он станет показательным для российской авиации. «Аэрофлот» уже в этом году становился центром судебного разбирательства. Компания лишила миль пассажира за твит, а тот подал иск. Случай не был единичным, о таком же сообщали и другие клиенты компании. Но еще больше претензий ежегодно возникает к «дочке» перевозчика, к компании «Победа». Пассажиры вступают в конфронтации из-за провоза ручной клади, платной регистрации и так далее.

Востребовано или нет

Исходя из мирового опыта, потенциал у института групповых исков огромный, признают эксперты. С одной стороны, этот институт открывает доступ к качественному представительству для физических лиц, у которых нет возможности оплачивать существенные судебные расходы в одиночку. С другой – дает возможность развития новых областей и практик юридическим фирмам. Ложкой дегтя, отмечает Александра Герасимова, партнер ФБК Legal ФБК Право Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Налоговое право и налоговые споры II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Интеллектуальная собственность III группа Арбитражное судопроизводство III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Природные ресурсы/Энергетика III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство 11 место По размеру выручки 12 место По размеру выручки на юриста 13 место По количеству юристов Профайл компании ? , может быть то, что и действующее законодательство не исключает такой согласованности действий. Это возможно путем привлечения соистцов и выдачи доверенности на представительство, хотя и без тех процессуальных особенностей в части распределения судрасходов и разграничения прав членов группы и лица, которое ведет дело, правовых последствий отказа в присоединении к групповому иску и т. д. Но сейчас такие ситуации – это скорее исключение.

На стороне компаний потребность в защите от групповых исков, в том числе поданных «профессиональными потребителями», определенно будет, считает Евгений Орешин, советник практики разрешения споров BRYAN CAVE LEIGHTON PAISNER (RUSSIA) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг I группа Антимонопольное право I группа Трудовое и миграционное право I группа Комплаенс I группа ТМТ I группа Международный арбитраж I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Интеллектуальная собственность I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Банкротство 2 место По размеру выручки на юриста 3 место По размеру выручки 4 место По количеству юристов Профайл компании ? , ведь в случае предъявления к компании такого иска существенно возрастают репутационные риски, риски прекращения выпуска определенной продукции, то есть для бизнеса подобные претензии влекут за собой не только имущественные потери.

В зарубежной практике компании могут столкнуться с необходимостью столь значительных выплат, что иск может разорить фирму. Потенциально те же риски и у российских предпринимателей, полагает Антон Каминский, юрист КИАП КИАП Федеральный рейтинг I группа Страховое право I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Трудовое и миграционное право II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Международный арбитраж II группа Интеллектуальная собственность II группа Уголовное право и процесс III группа Антимонопольное право III группа Арбитражное судопроизводство III группа ТМТ III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Финансовое/Банковское право III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Банкротство Профайл компании ? : «Если суд удовлетворит исковые требования, а компания не сможет исполнить решение суда, то в отношении нее будет неизбежно инициирована процедура банкротства».

При этом в целом востребованность исков эксперты оценивают сдержанно: сразу потока жалоб никто не ждет.

Не думаю, что коллективных исков будет очень много, по крайней мере на первых порах. Возможно, кто-то запустит пробный шар на крупную сумму. Скорее всего, это будут споры в сфере защиты прав потребителей, которые касаются массовых товаров и услуг. Массовость обеспечит внушительную цену иска. Будут ли суды такие требования удовлетворять? Пока это вопрос.

Максим Степанчук, партнер «Делькредере»

В чём проблема

Уже сейчас очевиден ряд факторов, которые потенциально могут ограничить широкое распространение этого института. Так, помешать развитию коллективных исков в России может инертность со стороны потенциальных истцов, уверен Владимир Ефремов, адвокат, партнер ЮФ Арбитраж.ру Арбитраж.ру Региональный рейтинг II группа Налоговое право и налоговые споры III группа Арбитражное судопроизводство III группа Банкротство 9 место По размеру выручки 44-48 место По количеству юристов ? . С этим явлением ему уже пришлось столкнуться: «Собрать и организовать группу в 20 человек – это не самая легкая задача, поэтому мы планируем уделять больше внимания коллективным искам по экономическим спорам, для которых достаточно пяти истцов».

Другие сложности связаны с финансовой заинтересованностью тех, кто в споре представляет интересы истцов. В мировой практике нередко адвокаты по таким делам работают на истцов без аванса – вознаграждение исчисляется от суммы компенсации, рассказывает Илья Никифоров. В России такое пока сложно представить из-за целого ряда факторов.

Первая проблема – о взыскании убытков. «Это затруднительность доказывания убытков в принципе, отсутствие института штрафных убытков. То есть в рамках групповых исков получить многомиллионные суммы будет не так просто», – отмечает Оршешин. «Подобные споры могут привлечь юридические фирмы при изменении тенденций судебной практики в сторону увеличения взыскания убытков, превышающих среднестатистические суммы», – соглашается Каминский.

Другой существенный вопрос связан с тем, кто будет представлять истцов. На Западе истцов в классовых (групповых) исках представляют фирмы, которые специализируются на данной категории дел, рассказывает Илья Никифоров, управляющий партнер АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Страховое право I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Международный арбитраж I группа Рынки капиталов I группа Морское право I группа Финансовое/Банковское право I группа Семейное/Наследственное право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Банкротство II группа Трудовое и миграционное право II группа Комплаенс II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Транспортное право II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Интеллектуальная собственность II группа Уголовное право и процесс II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты III группа Природные ресурсы/Энергетика 1 место По размеру выручки на юриста 1 место По размеру выручки 1 место По количеству юристов Профайл компании ? . Лидеры рынка обычно защищают ответчиков – своих системных клиентов.

Король коллективных исков: как адвокат Уильям Лерак получил состояние в $900 млн Юридические фирмы не будут заинтересованы в участии в данных делах, так как время, затраченное на подготовку процессуальной позиции, и представление интересов группы истцов в процессе несоразмерны финансовому возмещению, уверен Антон Каминский.

Затрудняет решение вопроса низкая заинтересованность в деле юристов из-за подвешенного статуса гонорара успеха, отмечает Ефремов. Физическим лицам сложно самостоятельно финансировать ведение больших процессов, и гонорар успеха обычно является основой финансового интереса юристов по коллективным искам и зачастую позволяет привлечь внешнее финансирование для истцов. Без гарантированной возможности получить гонорар успеха юристам не всегда выгодно браться за дело.

Частично из-за этого непонятно, как быть с вознаграждением представителя группы, признает Максим Степанчук, партнер Делькредере Делькредере Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство II группа Природные ресурсы/Энергетика Профайл компании ? . Не ясно, может ли он претендовать на процент от суммы, присужденной в пользу группы истцов. «На первый взгляд, да. Но поскольку вопрос гонорара успеха в России является неоднозначным, то без прямого указания на допустимость этого в законе суд вполне может признать подобный способ вознаграждения незаконным по заявлению одного из членов группы лиц. Можно ли будет относить гонорар успеха (хотя бы в части) на проигравшую сторону?» – задается вопросом юрист.

«Дополнительный стимул развитию института коллективных исков придадут появляющиеся в России институты финансирования судебных разбирательств и легализация гонорара успеха», – Илья Никифоров, управляющий партнер ЕПАМ.

Судебное финансирование, активно развивающееся в последние годы, может оказаться шансом для истцов по коллективным искам. Причина этому проста, поясняет Максим Карпов, управляющий партнер NFL Group: эффективное правовое регулирование института снижает транзакционные издержки подачи массовых исков, исключает возможность вынесения противоречащих друг другу судебных решений по аналогичным спорам и радикально увеличивает сумму возможной компенсации истцам. Все это делает коэффициент риска/доходности для внешнего инвестора в подобного рода делах весьма привлекательным.

Закон о групповых исках, на мой взгляд, создаёт отличную нишу для отечественных судебных инвесторов. Они не только смогут получить хорошую доходность на вложенный капитал, но и реализовать важную социальную функцию, повысить доступность судебной защиты для миллионов российских потребителей, ранее лишенных ее из-за запретительного соотношения судебных расходов и потенциальной компенсации.

Максим Карпов, управляющий партнер NFL Group

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *