Признание нанимателем жилого помещения судебная практика

Признание нанимателем жилого помещения судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 апреля 2017 г. N 5-КГ17-9 Суд отменил судебные акты об отказе в иске по делу о признании не приобретшей права пользования жилым помещением, поскольку суды не определили в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора обстоятельства, указанные истцом, и не дали им правовой оценки

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Департамента городского имущества г. Москвы к Пивкиной Г.А.; о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета, по иску Пивкиной Г.А. к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании членом семьи нанимателя по договору социального найма, возложении обязанности заключить договор социального найма, признании незаконным отказа в заключении договора социального найма

по кассационной жалобе Пивкиной Г.А. на решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Пивкиной Г.А. и ее представителя Орлова М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Департамента городского имущества г. Москвы — Гарпиченко Я.Э., возражавшей против доводов кассационной жалобы, а также заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., просившей об отмене судебных постановлений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

департамент городского имущества г. Москвы обратился в суд с иском к Пивкиной Г.А. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указал, что Пивкина Г.А. с 16 декабря 2008 г. по договору социального найма зарегистрирована по месту жительства по адресу: . в качестве члена семьи нанимателя Пивкина Я.П., брак с которым истец зарегистрировала 1 августа 2008 г. Решением Коптевского районного суда г. Москвы брак между Пивкиной Г.А. и Пивкиным Я.П. признан недействительным в связи с нерасторжением Пивкиным Я.П. предыдущего брака. 11 января 2015 г. Пивкин Я.П. умер, в связи с чем снят с регистрационного учета по месту жительства. Поскольку брак между Пивкиной Г.А. и Пивкиным Я.П. признан недействительным, то Пивкина Г.А., по мнению истца, проживает в спорной квартире без законных оснований, так как у нее не возникло право пользования жилым помещением и ее вселение в квартиру носило незаконный характер.

Пивкина Г.А. обратилась в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании членом семьи нанимателя, возложении обязанности заключить договор социального найма, признании незаконным отказа в заключении договора социального найма. В обоснование иска указала, что с 2008 года проживает и зарегистрирована в коммунальной квартире, находящейся по адресу: . В указанное жилое помещение вселена в качестве члена семьи нанимателя Пивкина Я.П., с которым в течение 6 лет состояла в зарегистрированном браке, вела с ним общее хозяйство, несла совместные расходы. После смерти Пивкина Я.П. она продолжает проживать в спорном жилом помещении, так как иного жилья в собственности или пользовании не имеет. В заключении договора социального найма занимаемого жилого помещения Департаментом городского имущества г. Москвы Пивкиной Г.А. отказано.

Решением Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. иск Департамента городского имущества г. Москвы удовлетворен, в удовлетворении иска Пивкиной Г.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Пивкина Г.А. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 27 марта 2017 г. кассационная жалоба Пивкиной Г.А. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального и процессуального права допущены судом первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пивкин Я.П. по договору социального найма являлся нанимателем комнаты в коммунальной квартире находящейся по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 42, кв. 106 (т. 1, л.д. 10, 11).

1 августа 2008 г. Пивкин Я.П. заключил брак с Устиной Г.А. с присвоением последней фамилии Пивкина (т. 1, л.д. 26).

1 декабря 2008 г. между Пивкиным Я.П. и ДЖП и ЖФ г. Москвы заключено дополнительное соглашение к договору социального найма, согласно которому в договор социального найма внесены изменения, в качестве супруги нанимателя в договор включена Пивкина Г.А. (т. 1, л.д. 25).

16 декабря 2008 г. Пивкина Г.А. в качестве члена семьи (супруга) Пивкина Я.П. зарегистрирована в квартире по указанному выше адресу (т. 1, л.д. 10, 11).

11 января 2015 г. Пивкин Я.П. умер (т. 1, л.д. 9).

27 мая 2015 г. в удовлетворении заявления Пивкиной Г.А. о заключении с ней договора социального найма на комнату площадью 22,7 кв.м в коммунальной квартире, находящейся по адресу: . Департаментом городского имущества г. Москвы отказано (т. 1, л.д. 102).

Решением Коптевского районного суда г. Москвы от 17 сентября 2015 г. брак между Пивкиным Я.П. и Устиной (Пивкиной) Г.А. признан недействительным в связи с нерасторжением Пивкиным Я.П. предыдущего брака (т. 1 л.д. 121-124).

Удовлетворяя иск Департамента городского имущества г. Москвы и отказывая в удовлетворении иска Пивкиной Г.А., суд первой инстанции исходил из того, что предоставление спорного жилого помещения для проживания Пивкиной Г.А. и включение ее в договор социального найма явилось следствием регистрации брака между нею и нанимателем спорного жилого помещения Пивкиным Я.П., а в связи с признанием брака недействительным Пивкина Г.А., по мнению суда, не приобрела право пользования данным жилым помещением. Кроме того, суд первой инстанции указал, что, поскольку брак признан недействительным, Пивкина Г.А. членом семьи Пивкина Я.П. никогда не являлась.

С данными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных Кодексом, за исключением случаев, установленных пунктами 4 и 5 данной статьи.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, семейное законодательство не регулирует жилищные отношения членов семьи.

Жилищные права и обязанности членов семьи возникают из оснований, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными правовыми актами.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

В силу части 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Исходя из указанных положений закона бывшие члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, проживающие в жилом помещении, сохраняют право пользования им.

По смыслу части 1 и 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, к бывшим членам семьи нанимателя жилого помещения относятся лица, с которыми у нанимателя прекращены семейные отношения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 2 пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным, прекращение ведения общего хозяйства.

Таким образом, признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга как члена семьи нанимателя права пользования жилым помещением и признания его не приобретшим это право.

Как разъяснил пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 25 названного постановления от 2 июля 2009 г. N 14, решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При рассмотрении дела, как в суде первой, так и апелляционной инстанции Пивкина Г.А. указывала на то, что в течение длительного времени проживала с нанимателем спорного жилого помещения Пивкиным Я.П. одной семьей, вела с ним общее хозяйство, имела единый бюджет, совместно с нанимателем несла расходы по оплате занимаемого жилого помещения, продолжает проживать в спорном жилом помещении и зарегистрирована в нем.

Однако указанные обстоятельства суд первой инстанции в нарушение части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда.

Суд апелляционной инстанции данные нарушения не устранил.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Пивкиной Г.А., в связи с чем решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить характер правоотношений сторон и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Назаренко Т.Н.
Рыженков А.М.

Обзор документа

Городская администрация попыталась выселить из жилья гражданку, ссылаясь на то, что наниматель этого помещения умер, а брак ответчицы с ним был признан недействительным.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с тем, что однозначно установлены основания для такого выселения, и пояснила следующее.

Исходя из ЖК РФ, бывшие члены семьи нанимателя жилья по договору соцнайма, проживающие в помещении, сохраняют право пользования последним.

С учетом этого признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга (как члена семьи нанимателя) права пользования жильем и признания его не приобретшим такое право.

Решение № 2-553/2017 2-553/2017

М-354/2017 М-354/2017 от 23 мая 2017 г. по делу № 2-553/2017

Дело № 2- 553/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Заводской районный суд гор. Новокузнецка кемеровской области в составе председательствующего судьи Бердюгиной О.В.

при секретаре Ефремовой А.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в гор. Новокузнецке 23 мая 2017г. дело по иску Гаранского . 13 к МБУ «Дирекция ЖКХ» г. Новокузнецка, Администрации гор. Новокузнецка о признании членом семьи нанимателя жилого помещения и обязании заключить договор жилищного найма,

у с т а н о в и л:

истец обратился в суд с иском, которым просит:

— признать себя членом семьи нанимателя жилого помещения по . в . . 2, умершей . ;

— обязать МБУ «Дирекция ЖКХ» г.Новокузнецка заключить с ним договор социального найма на жилое помещение . в .

Свои требования мотивирует тем, что с . года состоит на регистрационном учете в данном жилом помещении. В период с . был снят с регистрации в связи со службой в армии.

Нанимателем жилого помещения являлся его- истца дед . 3, который умер .

Как родственник умершего нанимателя . 3 он – истец обратился в МБУ «Дирекция ЖКХ» с заявлением о заключении с ним – истцом договора социального найма на данное жилое помещение, в чем ему уведомлением от . отказано по основанию того, что не является членом семьи нанимателя жилого помещения.

Считает, что родство с нанимателем жилого помещения подтверждается записями в поквартирной карточкой, а также свидетельствами о смерти членов семьи первой степени родства.

В судебное заседание истец Гаранский С.А. не явился, извещен надлежаще (л.д. 44), просит дело рассмотреть в своё отсутствие, о чем представил ходатайство от . (47-48).

Ответчик в лице МБУ «Дирекция ЖКХ» Администрации гор. Новокузнецка в суд не явился, о дне, времени и месте рассмотрения дела извещен надлежаще (л.д.46); согласно отзыва на исковое заявление просит дело рассмотреть в отсутствии представителя на основании представленных доказательств в соответствии с действующим законодательством (л.д. 33-34).

Ответчик в лице Администрации гор. Новокузнецка, привлеченный к участию в деле определением суда от . (л.д. 27), . 9, действующая на основании доверенности от . в разрешении исковых требований полагается на усмотрение суда.

В соответствии со ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе и реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами по усмотрению лица является одним из основополагающих принципов судопроизводства. Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением.

Тем самым, истец и ответчик в лице МБУ «Дирекция ЖКХ» гор. Новокузнецка добровольно приняли на себя неблагоприятные последствия своего неучастия в судебном разбирательстве.

Выслушав представителя ответчика Администрации гор. Новокузнецка, исследовав письменные материалы дела, суд считает, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

Судом установлено, что в момент возникновения жилищных правоотношений истца по дате регистрации в спорном жилом помещении – . действовал ЖК РСФСР.

Ст. Раздел III. Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма > Глава 7. Основания и порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма > Статья 54. Отказ в принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях’ target=’_blank’>54 ЖК РСФСР устанавливала, что наниматель жилого помещения вправе вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи.

К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

Нормы ЖК РФ, вступившего в действие с . подлежащие применению при разрешении настоящего спора в связи с длящимися правоотношениями, содержит аналогичные требования в отношении признания иных лиц членами семьи нанимателя жилого помещения.

Согласно ч. 1, 2 ст. Раздел III. Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма > Глава 8. Социальный наем жилого помещения > Статья 69. Права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма’ target=’_blank’>69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.

Согласно ч. 1 ст. Раздел III. Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма > Глава 8. Социальный наем жилого помещения > Статья 70. Право нанимателя на вселение в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма других граждан в качестве членов своей семьи’ target=’_blank’>70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя — других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от . N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи Раздел III. Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма > Глава 8. Социальный наем жилого помещения > Статья 69. Права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма’ target=’_blank’>69 ЖК РФ. К ним относятся:

а) супруг, а также дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним;

б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

К другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и нисходящей линии.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным иждивенцам, судам надлежит руководствоваться пунктами 2, 3 статьи (ред. от 28.12.2013, с изм. от 19.11.2015) > «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» > Глава II. Условия назначения трудовых пенсий > Статья 9. Условия назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца’ target=’_blank’>9 Федерального закона от . N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», содержащими перечень нетрудоспособных лиц, а также понятие нахождения лица на иждивении.

Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Для признания других родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами (статья Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 55. Доказательства’ target=’_blank’>55 ГПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи Раздел III. Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма > Глава 8. Социальный наем жилого помещения > Статья 69. Права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма’ target=’_blank’>69 ЖК РФ членами семьи нанимателя, кроме перечисленных выше категорий граждан, могут быть признаны и иные лица, но лишь в исключительных случаях и только в судебном порядке. Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Судом установлено следующее.

Нанимателем жилого помещении я по ул. . в гор. Новокузнецке на основании ордера от . являлась . 2 (л.д.39-40), которая умерла .

Согласно сведений из поквартирной карточки, с даты получения ордера на право занятия данного жилого помещения на регистрационный учет в нем, наряду с нанимателем . 2, поставлен её супруг . 3 с . ;

в последующем их сыновья :

Истец Гаранский . 14 является сыном . 4, соответственно, внуком по отношению в родителям последнего- бабушки и дедушки . 2 и В.Н., что следует из соответствующих записей в данной справке и представленных свидетельств о рождении.

Родители истца умерли: мать . 10 . отец . 4 . (л.д. 11.12).

На момент смерти родителей истцу . года рождения не исполнилось и 3-х лет. Поэтому его- истца вместе со старшим братом . 7, . находившимся в возрасте 12 лет, забрала к себе на постоянное место жительство в . бабушка по линии матери . 11, где оформила опеку над обоими братьями, с которой оба они проживали в её доме в . края.

Постановлением главы . . от . . 11 освобождена от обязанностей опекуна по состоянию здоровья и над истцом установлена опека его старшим братом . 7 на основании постановления администрации . . от . (л.д.50). 11. 15. умерла . 16.

В гор. Новокузнецк истца в возрасте 10 лет привез брат и опекун в конце мая . после окончания школы. Вселились они оба в спорное жилое помещение.

На момент вселения истца в данное жилое помещение в квартире проживал дед . 3 и его сын . 5 – родной брат отца истца, которые возражали против их вселения, но не выгнали.

. 5 не работал, злоупотреблял спиртными напитками, отбирал у деда пенсию, тратил на своё усмотрения, деда не кормил.

Брат истца и опекун . 7 работал, истец пошел в школу в . . 7 получал пенсию на опекаемого истца и свою зарплату. Кошельки между братьями . 7 и . 6 и дедом с сыном . 5 были разные, совместного они не питались, ничего не приобретали, имелась задолженность по жилищно-коммунальной оплате. После оформления . 7 получение пенсии на себя вместо деда стали кормить деда, который вскоре умер . (л.д.9).

Гаранский С.В. был осужден и отбывал наказание в местах лишения свободы, откуда после отбытия в квартиру не вернулся и умер . (л.д. 10).

В квартире остались проживать и быть зарегистрированными два брата . 7 и истец . 6.

Истец Гаранский С. А. более из квартиры не выезжал, кроме службы в армии в период с . проживает в ней постоянно, имеет семью, детей, которые зарегистрированы в спорном жилом помещении, производит ремонт в квартире, содержит её в надлежащем санитарном состоянии, оплачивает жилищно — коммунальные услуги.

Брат истца . 7 с . в квартире не проживает, т.к. после развода с женой и отъездом последней в . стал употреблять наркотические средства, на почве чего всякое общение между ними прекращено.

Установленные вышеизложенные обстоятельства судом установлены на основании показаний истца, данных в ходе подготовке дела к судебному разбирательству и в предварительном судебном заседании . (л.д.41-43).

По результатам которых истцу разъяснена необходимость определиться с основанием иска, соответствующий изложенным и подтверждаемым документально обстоятельствам, а именно: признания право пользования спорным жилым помещением, т.к. период отсутствия истца в спорном жилом помещении с . вызван объективными не зависящими от истца обстоятельствами в силу его малолетним и несовершеннолетним возрастом; за указанный период времени и в последующем он не признан утратившим право пользования в нём и с момента достижения совершеннолетия обязанности нанимателя жилого помещения исполняет надлежащим образом.

Истец основание исковых требований не изменил и в судебное заседание не явился, представив письменное пояснение по иску, которым он настаивает на удовлетворении требования о признании себя членом семьи умершего нанимателя жилого помещения . 2, полагая, что удовлетворение его иска вытекает только из факта родственных отношений (л.д.48-49).

В соответствии со ст. Раздел II. Производство в суде первой инстанции > Подраздел II. Исковое производство > Глава 16. Решение суда > Статья 196. Вопросы, разрешаемые при принятии решения суда’ target=’_blank’>196 ч 3 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным требованиям и может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

К данным исковым требованиям истца подобного права суду не предоставлено. Следовательно, основания для изменения основания заявленного иска судом отсутствуют.

Поэтому суд принимает решение по заявленным требованиям.

На основании вышеизложенных обстоятельств судом достоверно установлено следующее.

В спорном жилом помещении истец зарегистрирован через год после своего рождения одновременно со своей матерью . 10 .

Сведениями о совместном проживании родителей истца с нанимателем жилого помещения ( родителями мужа) в спорном жилом помещении одной семьей, либо раздельного проживания, в том числе, в ином жилом помещении, истец не владеет и судом подобных обстоятельств не установлено.

После смерти своих родителей истец в период с лета . проживал в . находясь под опекой . 11

Наниматель спорного жилого помещения . 2 умерла в указанный период с . Следовательно, совместно они – истец и наниматель жилого помещения . 2 не жили, совместного хозяйства не вели, истец в силу малолетнего и несовершеннолетнего возраста не находился на иждивении последней. Доказательств обратного стороной истца суду не представлено.

Сведения о заключении в установленном порядке договора жилищного найма с членом семьи нанимателя — супругом . 3 истцом не представлены и судом не установлены.

Непосредственно с дедом . 3 истец в спорном жилом помещении прожил непродолжительное время в период с конца мая . по день смерти последнего . т.е. чуть более двух месяцев. При этом, совместного хозяйства они не вели и истец в силу несовершеннолетнего возраста не находился на иждивении деда . 3

Для признания истца членом семьи нанимателя недостаточно одного факта родственных отношений с нанимателем, т.к. в силу вышеизложенных правовых норм необходимо наличие совокупности иных обстоятельств, а именно: вселения в жилое помещение с согласия нанимателя в качестве члена своей семьи и совместное проживание с нанимателем, заключающееся в ведении общего хозяйства, наличие совместного бюджета либо нахождения на полном иждивении у нанимателя в силу малолетнего и несовершеннолетнего возраста, как в данном случае, взаимной заботе друг о друге и иных семейных отношений при совместном проживании в жилом помещении.

Подобных, необходимых для признания истца членом семьи умершего нанимателя, обстоятельств истцом суду не представлено, а представленные достоверно не подтверждают факт совместного проживания истца в качестве члена семьи нанимателя в спорном жилом помещении при жизни последнего.

На основании изложенного исковые требования истца о признании его членом семьи нанимателя жилого помещения . 2, . удовлетворены быть не могут.

Обязанность по заключению договора жилищного найма возникает на основании наличия права пользования спорным жилым помещением.

Данное право истец основывает на признании членом семьи умершего нанимателя спорного жилого помещения, которое не нашло своего подтверждения в суде и судом в удовлетворении данного требования настоящим решением отказано.

Следовательно, не подлежит удовлетворению требование истца об обязании заключить с ним договор жилищного найма.

На основании изложенного суд считает, в удовлетворении исковых требований надлежит отказать в полном объеме.

Отказ суда в удовлетворении данного иска не препятствует истцу обратиться в суд с другим иском по иным основаниям признания за ним права пользования спорным жилым помещением.

Гаранскому . 17 в удовлетворении исковых требований к МБУ «Дирекция ЖКХ» г. Новокузнецка, Администрации гор. Новокузнецка:

— о признании членом семьи нанимателя жилого помещения, расположенного по адресу ул. . в . . 2, умершей .

— обязании МБУ «Дирекция ЖКХ» . заключить с Гаранским С.А. договор жилищного найма на жилое помещение, расположенное по адресу ул. . в .

о т к а з а т ь.

Решение может быть обжаловано в апелляционный суд Кемеровской области в течение месяц.

Споры, связанные с проживанием в неприватизированном жилье

Автор: Светлана Сергеева

В статье приводится обзор судебных споров, связанных с проживанием в неприватизированном жилом помещении. Автором рассмотрены наиболее острые и неоднозначные социальные проблемы в жилищной сфере, приведены позиции Верховного Суда Российской Федерации, сделаны выводы и даны рекомендации в отношении прав на спорные жилые помещения.

В настоящее время много споров возникает в судебной практике по вопросу проживания в неприватизированной квартире. Даже, казалось бы, однозначные положения закона по-разному трактуются судами, что порождает неопределенность в понимании норм права. При этом «жилищный вопрос» всегда оставался актуальной темой, поскольку затрагивает одно из самых важных конституционных прав граждан – право на жилище. На основе анализа судебных споров попытаемся разобраться в наиболее сложных вопросах правоприменения.

Первая проблема, которая возникает при интерпретации – это диспозитивность нормы, регулирующей круг лиц, относящихся к членам семьи нанимателя. Согласно п. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

В п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» дается разъяснение: решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Судебная практика о признании членом семьи нанимателя весьма неоднородна. Вместе с тем можно выявить некоторые закономерности. Так, из анализа Апелляционного определения Нижегородского областного суда от 18.08.2015 г. по делу № 33-8332/2015 следует, что для признания права пользования неприватизированным жильем достаточно установить факт официальных супружеских отношений с нанимателем, факт вселения в жилое помещение, несения расходов по содержанию жилья. При этом фактически обстоятельство зарегистрированного брака уже подтверждает ведение общего бюджета и, соответственно, несение расходов по содержанию жилья.

Сложнее обстоит процесс доказывания в случае, если лицо, претендующее на право пользования неприватизированным жилым помещением, в официальном браке с нанимателем не зарегистрировано. Как следует из приведенной выше позиции Пленума Верховного Суда РФ, отсутствие формальных супружеских отношений не препятствует удовлетворению требований, однако при аналогичных обстоятельствах Кемеровский областной суд в Апелляционном определении от 02.04.20115 по делу № 33-3240 отказал истице в требовании о признании членом семьи нанимателя, заключении с ней договора социального найма. Вынесенный судебный акт суд обосновал тем, что истица не была вселена в жилое помещение, не являлась родственником умершего нанимателя, отсутствуют достоверные доказательства признания умершим нанимателем равные с собой права пользования спорным жилым помещением.

Анализируя данное определение, отметим, что статус «гражданского супруга» уже предполагает отсутствие официальных родственных отношений и именно это Верховный суд и имел в виду в п. 25 Постановления Пленума от 02.07.2009 № 14, представляя тем не менее возможность для признания членом семьи и проживания в неприватизированном помещении.

Кемеровский областной суд в Апелляционном определении от 02.04.20115 по делу № 33-3240 делает еще один вывод, значимый для рассматриваемого вопроса: сам по себе факт совместного проживания с нанимателем в спорном жилом помещении и ведения ими совместного хозяйства не является подтверждением того, что истица получила равное с нанимателем право в отношении спорного жилого помещения.

Таким образом, фактически суд исключает возможность доказывания права в отношении спорного жилого помещения, ведь априори совместное проживание и совместное ведение хозяйства предполагает, что наниматель не возражал против проживания истицы и своими конклюдентными действиями подтверждал ее право на это помещение.

В целом судебная практика складывается не в пользу гражданских супругов нанимателя, несмотря на наличие указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Наиболее важное значение для определения возможности, например, после смерти нанимателя заключить договор социального найма имеет наличие регистрации по месту неприватизированного жилья. Даже при отсутствии прямых родственных отношений.

Так, в Апелляционном определении Верховного суда Республики Марий Эл от 08.04.2014 № 33-625/2014 суд, удовлетворяя исковые требования о признании незаконным отказа в заключении договора социального найма жилого помещения, исходил из того, что истица (племянница) была вселена в квартиру в качестве члена семьи нанимателя, наравне с ним приобрела право пользования жилым помещением и фактически стала нанимателем спорной квартиры после смерти.

Обобщая данную часть статьи, можно резюмировать, что гражданская жена, несмотря на ведение общего хозяйства, несение расходов по содержанию жилого помещения, с наименьшей долей вероятности будет признана членом семьи нанимателя и приобретет права на неприватизированное жилье, если она не была там зарегистрирована. Вместе с тем необходимо учитывать, что у нанимателя в гражданском браке могут появиться дети. В случае если несовершеннолетний ребенок остается единственным зарегистрированным лицом в жилом помещении в связи со смертью нанимателя, с ним может быть заключен договор социального найма по правилам ст. 82 ЖК РФ. При этом в данной статье речь идет о праве дееспособного члена семьи умершего нанимателя на заключение договора социального найма. Ребенок к дееспособным членам семьи не относится. Однако в Определении Верховного Суда РФ от 07.02.2012 № 74-В11-12 судом делается прецедентный вывод о том, что даже при раздельном проживании родителей ребенка сам ребенок не утрачивает право пользования данным жилым помещением.

В связи с этим не влечет прекращение жилищных прав несовершеннолетнего ребенка и то обстоятельство, что он один остался лицом, зарегистрированным в жилом помещении после смерти родителя, проживавшего в этом жилом помещении.

Следовательно, за несовершеннолетним ребенком, оставшимся единственным лицом, зарегистрированным в жилом помещении, сохраняется право пользования жилой площадью на условиях договора социального найма . Заключение договора социального найма с несовершеннолетним осуществляется с учетом положений статей 26 и 28 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Следующая проблема лежит в плоскости семейных правоотношений. Так, по тем или иным причинам брак между нанимателями жилого помещения может быть расторгнут и один из супругов покидает неприватизированное жилье. Может ли оставшийся бывший супруг самостоятельно вселять в это жилье свою новую супругу или супруга?

Из разъяснений, содержащихся в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», следует, что поскольку за бывшим членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, продолжающим проживать в жилом помещении, сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, то для вселения нанимателем своего супруга, своих совершеннолетних детей и родителей, других граждан в качестве членов своей семьи требуется получение письменного согласия названного бывшего члена семьи нанимателя ( часть 1 статьи 70 ЖК РФ).

Как следует из Определения Калужского областного суда от 08.09.2014 по делу № 33-2661/2014, при отсутствии письменного согласия бывшего члена семьи нанимателя на вселение в спорную квартиру новой супруги данное вселение является незаконным.

Нанимателю жилого помещения такая ситуация может быть не совсем удобна, поскольку он остается зависимым от бывшего члена своей семьи. В судебной практике имеются случаи, когда наниматель обращается с иском к своему бывшему супругу о выселении из жилого помещения. В свою очередь бывший супруг может заявить требование о признании за ним права на пользование жилым помещением.

В Определении Санкт-Петербургского городского суда от 24.10.2013 № 33-16578 подчеркивается, что важное значение для определения права бывшего супруга на проживание в спорном жилом помещении имеет также включение его в ордер, который изначально выдавался. При этом, если у бывшего члена семьи нанимателя отсутствует регистрация по месту нахождения спорного имущества, а также он не включен в договор социального найма, то это не имеет решающего значения. Бывший супруг нанимателя квартиры на основании договора социального найма сохраняет право пользования указанным жилым помещением, если он проживает в квартире и оплачивает коммунальные платежи.

В том случае, если бывший член семьи нанимателя жилого помещения не зарегистрирован в спорном помещении и не проживает в нем, но в этом помещении зарегистрированы несовершеннолетние дети бывшего члена семьи нанимателя, то бывший член семьи (бывший супруг) нанимателя не приобретает права пользования этим имуществом, даже если по решению суда несовершеннолетние дети переданы на воспитание бывшему супругу нанимателя. Аналогичные обстоятельства дела являлись предметом рассмотрения Московского городского суда и отражены в Апелляционном определении от 20.04.2015 г. по делу № 33-13332/2015, где суд делает следующий вывод. Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов. По смыслу приведенной нормы место проживания детей производно от места проживания их родителей.

В развитие названной нормы действующее законодательство предусматривает безусловное право родителей на вселение детей по месту их жительства. Так, статья 679 ГК РФ закрепляет право нанимателя по договору найма и граждан, постоянно с ним проживающих, на вселение в жилое помещение несовершеннолетних детей, а ч. 1 ст. 70 ЖК РФ по аналогии закона ( ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) с целью обеспечения прав несовершеннолетних детей признает за членами семьи собственника жилого помещения право на вселение своих несовершеннолетних детей в жилое помещение.

Вместе с тем действующим законодательством не предусмотрено право родителей на вселение к своим несовершеннолетним детям, зарегистрированным по иному месту жительства, чем сам родитель. По аналогичному делу Московским городским судом было отказано в удовлетворении исковых требований о вселении в неприватизированное жилое помещение незарегистрированного бывшего супруга нанимателя.

В целом, завершая обзор судебной практики и обобщая выводы, необходимо отметить следующее. Во-первых, круг лиц, которые имеют право на пользование неприватизированным жилым помещение остается открытым. Вместе с тем для признания этого права необходимо доказать были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Во-вторых, право пользования жилым помещением может сохраняться и за бывшими членами семьи нанимателя. Более того, для вселения нанимателем своего нового супруга (или супруги) должно быть получено согласие бывшего члена семьи нанимателя.

В-третьих, незарегистрированный и не проживающий в спорном жилом помещении бывший член семьи нанимателя, несмотря на наличие в этом жилом помещении регистрации несовершеннолетних детей, не может претендовать на право вселения в это жилое помещение.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Бюллетень судебной практики по гражданским и административным делам за 1 квартал 2020 года

1. Судебная практика по искам органов прокуратуры

Суд ХМАО-Югры по иску прокурора обязал администрацию города Сургута обеспечить первичные меры пожарной безопасности в поселках Кедровый, Кедровый-2 и Финский в городе Сургуте

Прокурор г. Сургута обратился с иском к Администрации города об обеспечении первичных мер пожарной безопасности в поселках Кедровый, Кедровый-2 и Финский в городе Сургуте, осуществить строительство противопожарного водопровода.

В ходе судебного разбирательства установлено, что администрацией муниципального образования в нарушение ч.3 ст. 10 Федерального закона от 21.12.1994 №64-ФЗ «О пожарной безопасности», ст. 126 и 127 Федерального закона от 22.07.2008 №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» не принято достаточных мер к пожарной безопасности поселков и строительству муниципальные сети водоснабжения.

К таким мерам законодательство относит обеспечение поселков пожарным оборудованием (пожарные гидранты, гидрант-колонки, колонки), которые должны устанавливаться на сетях наружного водопровода и обеспечивать подачу воды для целей пожаротушения.

Меры, которые предприняты администрацией города для устранения сложившейся ситуации в указанных поселках не являются достаточными и не могут подменять собой первичных мер пожарной безопасности, в том числе строительства противопожарного водопровода.

Решением Сургутского городского суда административное исковое заявление прокурора удовлетворено.

Судом ХМАО-Югры решение городского суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба администрации города Сургута без удовлетворения.

2. Судебная практика по жилищным спорам

Администрации муниципальных образований вправе предоставлять квартиры гражданам на период трудовых отношений по договорам безвозмездного пользования. При этом, положения жилищного законодательства о служебными жилье к таким договорам не применяются.

Администрация г.п. Федоровский обратилась с иском к Ч. о признании утратившим право пользования квартирой, выселении без предоставления другого жилого помещения. Требования мотивировала тем, что спорная квартира находится в собственности муниципального образования, предоставлена Ч. в 2002 году на основании договора безвозмездного пользования для проживания вместе с членами семьи на период службы в УВД по Сургутскому району. Кроме того, договор содержал условие о прекращении правоотношений по найму в 2010 году, после чего Ч. обязан был возвратить жилое помещение Администрации поселения.

В настоящее время Ч. сотрудником полиции не является, в списке граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в Администрации г.п. Федоровский не состоит, добровольно освобождать жилое помещение отказывается.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований администрации отказал. Поскольку Ч. вселился в спорное жилье в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, суд посчитал, что между сторонами фактически возникли отношения по найму специализированного жилья и ответчик не может быть выселен без предоставления другого жилья.

Не согласившись с указанными выводами, прокурор Сургутского района подал апелляционное представление, в котором указал на неправильно применение судом норм материального права.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам суда ХМАО-Югры указала, что между сторонами имелись гражданско-правовые правоотношения по пользованию спорным жильём на условиях договора безвозмездного пользования. Указанный договор заключён в соответствии с правовыми нормами Гражданского кодекса РФ. Положения Жилищного кодекса РФ, регулирующие правоотношения по специализированному найму, на него не распространяются. Таким образом, характер правоотношений сторон был определён судом первой инстанции неверно, что привело к неправильному применению норм права.

На момент рассмотрения дела в суде первой инстанции срок договора найма истёк, правоотношения Ч. по службе в органах внутренних дел прекратились, соответственно у нанимателей возникла обязанность освободить жильё.

Учитывая, что администрации г.п. Федоровский не несёт обязанность по обеспечению Ч. другим жильём, требования о выселении заявлены обоснованно. Права собственника жилого помещения – Администрации г.п. Федоровский подлежат принудительному восстановлению путем выселения ответчика без предоставления другого жилого помещения в соответствии с требованиями ст. 35 ЖК РФ.

3. Судебная практика по делам о восстановлении на работе.

Увольнение работника, имеющего судимость, по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ допускается только в случае, если работник в ходе исполнения трудовых обязанностей может взаимодействовать с несовершеннолетними и причинить вред их нравственному развитию или здоровью.

Решением Няганьского городского суда отказано в удовлетворении искового заявления о восстановлении на работе работника БУ ХМАО-Югры «Няганьская окружная больница», уволенного по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ в связи с возникновением ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору.

Основанием к увольнению послужило выявление факта наличия у истца судимости за совершение преступления, что в силу требований ст. 351.1 ТК РФ является ограничением на занятие трудовой деятельностью, в том числе в сфере медицинского обеспечения с участием несовершеннолетних.

Суд первой инстанции пришел к мнению, что имеющаяся у истца судимость препятствует продолжению её работы в медицинском учреждении, оказывающем медицинскую помощь не только взрослым, но и детям, и отказал истцу в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с указанными выводами, участвующим в деле прокурором внесено апелляционное представление об отмене решения суда и об удовлетворении исковых требований работника, восстановлении истца на работе.

Разрешая спор, суд первой инстанции указал, что право истца на труд в медицинском учреждении ограничено федеральным законом в целях обеспечения защиты прав, нравственности и здоровья несовершеннолетних.

Вместе с тем судом не дана оценка возможности взаимодействия истца с несовершеннолетними в процессе осуществления трудовых обязанностей в занимаемой должности.

Истец работала санитаркой патологоанатомического отделения и в силу специфики деятельности медицинскую помощь ни взрослым, ни детям не оказывала. Отделение расположено в отдельно стоящем здании.

Должностная инструкция истицы не предусматривает выполнение каких-либо обязанностей за пределами отделения, в том числе сопряженных с непосредственным контактом с несовершеннолетними пациентами больницы.

Кроме того, со дня вынесения приговора и до дня увольнения прошло 15 лет, наказание отбыто, судимость погашена.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами прокурора.

Апелляционным определением суда ХМАО-Югры приказ об увольнении признан незаконным, работник восстановлен на работе в БУ ХМАО-Югры «Няганьская окружная больница», в пользу восстановленного работника взыскана заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.

В случае проведения работодателем организационно-штатных мероприятий и изменении места дислокации структурных подразделений, работники, отказавшиеся от переезда и продолжения работы, подлежат увольнению по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Решением Нижневартовского районного суда от 23.11.2017 частично удовлетворены требования работника ООО «Лукойл-Инженеринг» о восстановлении на работе. Судом также изменена формулировка увольнения с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ на п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Основанием к увольнению послужил отказ работника от продолжения работы в связи с изменением места нахождения рабочего места. Структурное подразделение, в котором работал истец, передислоцировано из г. Покачи в г. Тюмень.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности увольнения по данному основанию, указав, что фактически имело место ликвидация обособленного структурного подразделения, расположенного в г. Покачи, в связи с чем истец подлежала увольнению по п.1 ч.1 ст. 81 ТК РФ (в связи с ликвидацией организации).

При этом обязательными условиями увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ являются изменение организационных или технологических условий труда, изменение в этой связи определенных сторонами условий трудового договора, отказ работника от продолжения работы в новых условиях трудового договора, соблюдение работодателем процедуры увольнения (уведомление работника о предстоящих изменениях условий трудового договора в письменной форме не позднее чем за два месяца).

Из материалов дела следует, что изменение условий трудового договора, заключенного с истцом, явилось следствием объективных причин — проведением организационных мероприятий. Изменения коснулись лишь места нахождения рабочих мест, которые перенесены из г. Покачи в г. Тюмень, без изменения трудовой функции работника, что соответствует требованиям ч. 1 ст. 74 ТК РФ. Доказательства, подтверждающие принятие решения о ликвидации обособленного структурного подразделения, в котором работала истец, в материалах дела отсутствуют.

Порядок увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ работодателем соблюден, вакансий, которые могли быть предложены истцу в г. Покачи, не имелось.

Кроме того, исковых требования об изменении формулировки основания увольнения истцом не заявлялись.

Апелляционным определением суда ХМАО-Югры от 27.03.2020 решение Нижневартовского районного суда отменено, принято решение, которым в удовлетворении требований истца о восстановлении на работе отказано.

4. Судебная практика по делам о возмещении вреда здоровью.

В случае предъявления иска о возмещении вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской услуги, юридически значимым является доказывание причинно-следственной связи между действиями медицинского учреждения и смертью потерпевшего. Оценка качества оказания медицинской помощи даётся только при наличии исковых требований, вытекающих из законодательства о защите прав потребителей.

З. обратилась в суд с исковыми требованиями к БУ ХМАО-Югры «Мегионская городская больница № 1» о возмещении морального вреда в сумме 3 млн. рублей.

Требования мотивированы тем, что в результате несвоевременного и некачественного оказания медицинской помощи ее супруг скончался в больнице. При поступлении в лечебное учреждение ему неверно установлен диагноз, что повлекло госпитализацию в непрофильное отделение, без оказания необходимой медицинской помощи. В больницу супруг пришел самостоятельно, находился в сознании, а через три часа после поступления скончался. Она лишилась дорогого и любимого человека, чувствует себя одинокой и беспомощной.

Разрешая спор по существу и принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что причинно-следственная связь между действиями медицинских работников лечебного учреждения и наступившими последствиями в виде смерти супруга истицы отсутствует. Смерть больного наступила в результате отека легких, массивности тромбоэмболов в системе легочной артерии.

Так, согласно заключению экспертов прогноз для жизни пациента даже при эффективном лечении был бы неблагоприятный. Отрыв тромба и закупорка легочных артерий могли наступить в любой момент, современная медицина не имеет методики излечения данного заболевания. Действия работников лечебного учреждения, оказывавшего медицинскую помощь, не были причиной смерти больного. Препараты, прописанные больному, угрозу развития тромбоэмболии не несли, фактически ему не вводились.

Вместе с тем, суд первой инстанции указал, что имеются основания для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 750 000 рублей, причинённых некачественным оказанием медицинской помощи, отсутствием контроля за назначенным лечением, а также за переживания истца по поводу того, что находясь в стационаре.

С указанными выводами суд апелляционной инстанции не согласился, так как З. в качестве способа защиты своего права, как потерпевшего лица, заявлено требование о взыскании с ответчика в ее пользу компенсации морального вреда за действия (бездействие) медицинских работников, повлекших смерть ее супруга.

Требований, вытекающих из законодательства о защите прав потребителей ею не заявлялось, доказательств не предоставлялось, следовательно, суд разрешил иск, который истцом не был заявлен.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении»).

По настоящему делу таких оснований не установлено, в связи с чем решение в удовлетворенной части иска отменено.

Компенсация морального вреда осужденному ввиду получения им травмы при выполнении работ в исправительном учреждении выплачивается непосредственно учреждением, а не Федеральной службой исполнения наказания за счет казны Российской Федерации

Решением Нижневартовского городского суда 04.12.2017 частично удовлетворен иск П. к УФСИН России по Курганской области о взыскании компенсации морального вреда ввиду полученной осужденным травмы при выполнении работ в исправительной колонии.

Апелляционным определением суда ХМАО-Югры от 27.03.2020 названное решение отменено, поскольку иск заявлен к ненадлежащему ответчику.

Судом автономного округа поддержаны выводы Нижневартовского городского суда о наличии оснований для удовлетворения иска в связи с полученной истцом производственной травмой.

Однако, коллегия по гражданским делам не согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что на основании ст. 1071 ГК РФ причиненный истцу вред должен быть возмещен УФСИН России по Курганской области за счет казны Российской Федерации.

Так, в силу ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работодателем.

Поскольку правоотношения по поводу причинения вреда здоровью истца возникли в связи с выполнением им, как работником, трудовых функций по заданию ФКУ ИК № 6 УФСИН России по Курганской области, как работодателя, надлежащим ответчиком по делу является исправительное учреждение, а не Управление Федеральной службой исполнения наказания.

5. Судебная практика Конституционного суда РФ и Верховного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ разъяснил порядок предоставления жилых помещений детям-инвалидам, отметив, что жилье предоставляется именно ребенку, но для проживания в нем совместно с одним из членов семьи.

Конституционный Суд РФ в постановлении № 4-П от 22.01.2020 проверил конституционность положений ст. 57 Жилищного кодекса РФ, которые, по мнению заявителей, препятствуют предоставлению во внеочередном порядке жилого помещения на условиях социального найма семье с ребенком-инвалидом, имеющим такое право.

Поводом для обращения в КС послужили следующие обстоятельства.

Распоряжением главы администрации Калининского района городского округа г. Уфы от 27 ноября 2013 г. семья Шакировых в составе пяти человек как малоимущая семья, имеющая ребенка-инвалида, была включена в список граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. В квартире также зарегистрированы мать супруга, его брат и племянница. В 2015 г. Калининский районный суд г. Уфы установил, что супруги Шакировы и три их дочери составляют отдельную семью от родственников супруга.

Октябрьский районный суд, рассмотрев иск супруги, заявленный также в интересах двух несовершеннолетних детей ее мужа и совершеннолетней дочери, обязал администрацию городского округа предоставить им во внеочередном порядке благоустроенное жилое помещение по договору социального найма. Суд определил, что размер жилья должен быть не менее 84 кв. м, так как один ребенок страдает заболеванием, включенным в Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, и в соответствии с заключениями врачебной комиссии по состоянию здоровья имеет право на внеочередное предоставление жилого помещения и право пользования дополнительной жилой площадью.

Апелляционная инстанция решение суда отменила и обязала ответчика предоставить во внеочередном порядке ребенку и его матери благоустроенное жилое помещение по договору социального найма общей площадью не менее 42 кв.м. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано. В передаче кассационных жалоб в Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан и в Верховный Суд РФ истице также было отказано.

Супруги и их совершеннолетняя дочь обратились в Конституционный Суд с заявлением, о противоречии п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ ст. 38 Конституции РФ, поскольку она препятствует предоставлению во внеочередном порядке жилого помещения на условиях социального найма семье с ребенком-инвалидом, имеющим такое право.

Конституционный Суд РФ указал, что согласно п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ жилое помещение по договору социального найма предоставляется во внеочередном порядке именно гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, но не его семье. Такое законодательное решение имеет целью не только обеспечить скорейшее отселение этих граждан (независимо от других оснований их постановки на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения), но и удовлетворить потребность в отдельном жилье как можно большего их числа при соблюдении принципа равенства и справедливости в отношении иных граждан.

Однако это не может расцениваться как нарушающее конституционное право на жилище гражданина, получающего жилое помещение вне очереди, и членов его семьи, которые не лишаются возможности быть принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, на общих основаниях. Также он отметил, что подобные гарантии должны быть реальными, то есть выполнимыми с точки зрения достигнутого уровня социально-экономического развития общества.

В то же время суд пояснил, что предоставление жилого помещения в расчете лишь на самого несовершеннолетнего, страдающего тяжелой формой хронического заболевания из числа указанных в Перечне, фактически приводило бы либо к отказу от использования данной льготы, либо – при ее использовании – к существенным затруднениям в реализации родителями прав и обязанностей, возлагаемых на них Конституцией и законом, и тем самым поощряло бы нарушение прав как самих несовершеннолетних, так и их родителей. Следовательно, это лишало бы смысла закрепление в жилищном законодательстве права на получение вне очереди жилого помещения по договору социального найма применительно к несовершеннолетним, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний.

Это означает, что п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ не предполагает вынесения решения о предоставлении несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, жилого помещения без учета того, что он не может быть лишен возможности получать должные уход и воспитание, то есть без учета необходимости постоянного обеспечения его особых нужд и потребностей, а следовательно, проживания в предоставляемом ему жилом помещении по крайней мере еще одного взрослого члена семьи.

Данное законоположение не может рассматриваться и как препятствующее предоставлению жилого помещения исходя из необходимости проживания несовершеннолетнего вместе с членами его семьи, если при оценке обстоятельств конкретного дела правоприменительный орган придет к выводу, что для состояния здоровья несовершеннолетнего, его развития и интеграции в общество определяющим (предпочтительным) будет именно их совместное проживание, однако при принятии такого решения должны приниматься во внимание как права других членов семьи на благоприятные условия проживания, так и наличие у публичного образования возможности предоставления жилого помещения соответствующей площади.

Признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга как члена семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма права пользования этим жилым помещением и признания его не приобретшим это право.

Департамент городского имущества г. Москвы обратился в суд с иском к П.Г. о признании ее не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указал, что П.Г. с 16 декабря 2008 г. по договору социального найма зарегистрирована в качестве члена семьи (супруги) нанимателя П.Я. Решением суда брак между П.Г. и П.Я. признан недействительным в связи с нерасторжением П.Я. предыдущего брака. 11 января 2015 г. П.Я. умер, в связи с чем снят с регистрационного учета по месту жительства. Поскольку брак между П.Г. и П.Я. признан недействительным, то П.Г., по мнению истца, проживает в спорной квартире без законных оснований, так как у нее не возникло право пользования жилым помещением и ее вселение в квартиру носило незаконный характер.

П.Г. обратилась с встречным иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании членом семьи нанимателя, возложении обязанности заключить договор социального найма. В обоснование иска указала, что с 2008 года проживает и зарегистрирована в коммунальной квартире. В указанное жилое помещение вселена в качестве члена семьи нанимателя П.Я., с которым в течение 6 лет состояла в зарегистрированном браке, вела с ним общее хозяйство, несла совместные расходы. После смерти П.Я. она продолжает проживать в спорном жилом помещении, так как иного жилья в собственности или пользовании не имеет.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск Департамента городского имущества г. Москвы и отказывая в удовлетворении иска П.Г., исходил из того, что предоставление спорного жилого помещения для проживания П.Г. и включение ее в договор социального найма явилось следствием регистрации брака между нею и нанимателем спорного жилого помещения П.Я., а в связи с признанием брака недействительным П.Г., по мнению суда, не приобрела право пользования данным жилым помещением. Кроме того, суд первой инстанции указал, что, поскольку брак признан недействительным, П.Г. членом семьи П.Я. никогда не являлась.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя в кассационном порядке принятые по делу судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указала следующее.

Жилищные права и обязанности членов семьи возникают из оснований, предусмотренных Жилищным кодексом РФ, другими федеральными законами и правовыми актами.

Согласно ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.

В силу ч. 4 указанной статьи, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Исходя из указанных положений закона бывшие члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, проживающие в жилом помещении, сохраняют право пользования им. К бывшим членам семьи нанимателя жилого помещения относятся лица, с которыми у нанимателя прекращены семейные отношения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным, прекращение ведения общего хозяйства.

Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Однако указанные обстоятельства суд первой и апелляционной инстанции, в нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда.

(Определение Верховного суда РФ № 5-КГ17-9).

Уважаемые посетители!

В соответствии со статьёй 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *