Выплата 10000 в августе когда будет известно

Сроки.

Пока точно не известно, в какие сроки будут проводиться выплаты, а это значит, что о пакете документов на этот счёт рано говорить. Для начала нужно дождаться, когда вступит законопроект в силу. Пособия 20000 рублей на детей 3-16 лет в августе Совсем недавно на просторах интернета и в некоторых изданиях зашла речь о новом пособии для детей от 3 до 16 лет. Но как оказалось, выплату в 20 000 рублей получат только некоторые семьи. Ведь речь идёт о тех выплатах, которые уже получила большая часть семей ещё в июне и в июле. Заявление можно подать до 1 октября 2020 года, и начисленная сумма составит сразу 20000 рублей, в отличие от тех, кто получал ранее это же пособие ежемесячно. Такие же условия подачи документов и для тех семей, в которых есть дети до 3 лет. Те, кто подал заявление в первую волну, получали выплаты ежемесячно по 5 тыс. рублей, теперь же если подать заявление до 1 октября текущего года, начисления будут 15000, одним платежом за 3 месяца. Так что это далеко не новое пособие, а всё тоже, которое положено детям до 16 лет, но только опоздавшим вовремя подать на него документы. Правительство дало возможность получить пособие всем семьям с детьми до 3 лет и до 16 лет, продлевая приём заявлений до октября.

Выплаты на ребёнка в августе: начислят или нет

Российские родители продвигают петицию: «Просим начислить 10.000 рублей на детей и в августе!» — ведь абсолютно точных данных, что эти деньги придут, ещё нет.

По первой информации: Госдума одобрила продление выплат на ребёнка от 3 до 16 лет. Но без подписи президента это пока просто слова. Миф или реальность — мы попытались выяснить у надёжного источника.

На ютуб-каналах и в личных разговорах этот вопрос так или иначе звучал. Чем ближе август, тем больше писем. В том числе, и в личные сообщения паблика ЛенТВ24.

«Вот в ВК идут разногласия по поводу выплат пособий по 10 000 рублей на детей с 3 до 16 лет за август месяц, когда детей нужно собрать в школу. Пожалуйста, развейте сомнения и объясните, родителям ждать этих выплат или это — очередной миф?»

Пользователь соцсетей

Пока, кажется, это всё, что называется, вилами по воде писано, но вдруг нет. Миф это — пока сказать сложно. Конечно, появились и первые новости, что выплаты хотят продлить, предложила Госдума, как ещё одну меру поддержки. Но инициативу должен одобрить президент. Информации о том, что он это уже сделал, ещё нет. С другой стороны, за вопрос выплат взялись уже сами российские родители. Просьба о десятитысячном пособии в августе превратилась в петицию. Её подписали уже почти 160 тысяч человек.

Понятно, эти деньги не лишние. Особенно в пандемию, перед началом учебного года. И мы спросили вас: на что конкретно вы потратили предыдущие детские выплаты — в июне и в июле. Большая часть опрошенных ответила: на самое необходимое. Ещё многие купили детям одежду и обувь, что-то обновили в доме. Кто-то не тратил вовсе. И меньше всего тех, кто госпомощь на детей вложил в отдых или в гаджеты.

У меня — два старших мальчика, одному 16, второму 12, очень хорошо едят. Так как лагеря закрыты, то всю сумму, данную Путиным, мы потратили на еду.

Вера Морозова, многодетная мама

И ещё последние новости — россияне с помощью детских выплат пытаются рассчитаться с долгами, гасят микрозаймы. Волна начислений от граждан, говорят банковские эксперты, захлестнула рынок как раз после того, как президентские выплаты начали приходить в семьи.

На сегодняшний день Пенсионный фонд готов, конечно, к выплате, даже за август, но пока никакие указания не были подписаны. То есть, за август отдельно выплаты никакой не будет. Выплаты производятся только тем семьям, которые ранее к нам не обращались.

Анна Борисова, заместитель управляющего отделением ПФР по СПб и ЛО

Если вы еще не обращались за детскими выплатами в предыдущие месяцы, то сделайте это в августе. Придут, как обещают чиновники, сразу 20 тысяч рублей на ребенка: за июнь и июль. К школе соберётесь.

ВС РФ: компенсация за долю в общем имуществе может выплачиваться принудительно

fizkes / Shutterstock.com

А. владеет 11/12 долями в праве общей долевой собственности на квартиру площадью 175,3 кв. м, а ее брат Л. – 1/12 доли. Продавать свою долю сестре Л. отказался, поэтому она обратилась с иском в суд, требуя в принудительном порядке прекратить его право собственности на 1/12 доли в связи с ее незначительностью (п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса).

В обоснование своих требований она указала, что изначально квартира принадлежала на праве собственности их родителям. С 2009 года А. стала проживать в их квартире, тогда как Л. отношения с родителями не поддерживал и в данной квартире никогда не проживал, поскольку обеспечен другим жильем. Право собственности на 1/12 долю в спорной квартире ее брат приобрел в порядке наследования обязательной доли в наследственном имуществе, оставшемся после смерти отца. В 2013 году Л. зарегистрировался там по месту жительства. При этом он взломал входную дверь и, мотивируя свое поведение тем, что собирается сделать в квартире капитальный ремонт, систематически разрушал ее. А. также добавила, что между ней и братом сложились неприязненные отношения, в связи с чем их совместное проживание в одной квартире невозможно.

Л., в свою очередь, подал в суд встречный иск, в котором просил определить порядок пользования квартирой и обязать сестру не чинить ему препятствий в проживании. Свою позицию он обосновал тем, что является собственником 1/12 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру. После вступления в наследство он зарегистрировался в ней и постоянно проживает. Более того, он даже вступил в члены ТСЖ, несет бремя расходов и выполняет обязательства по содержанию жилого помещения. И поскольку данное помещение является для него единственным местом жительства, свою долю в квартире он считает значительной и имеет существенный интерес в ее использовании.

Суд согласился с ним и отказал А. в иске (решение Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 13 января 2016 г.). Л. получил в пользование жилую комнату размером 16,6 кв. м, кроме того, в совместном пользовании родственников были оставлены кухня площадью 25,6 кв. м и санузел площадью 4 кв. м. Принудительная компенсация за незначительную долю в общем имуществе, отметил суд, возможна лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли, а принудительное изъятие у сособственника принадлежащей ему на праве собственности незначительной доли жилого помещения нормами гражданского законодательства не допускается. К тому же доля ответчика, по мнению суда, не является незначительной, поскольку она превышает учетную норму для принятия на учет лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Суд также учел, что спорная квартира является единственным жильем Л., в котором он зарегистрирован, несет бремя его содержания и оплачивает возникающие задолженности по коммунальным платежам. В результате суд обязал А. не чинить брату препятствий в пользовании спорной квартирой, в том числе к проходу и пользованию выделенной ему комнатой и местами общего пользования.

А. обжаловала это решение, но апелляция поддержала позицию суда первой инстанции, изменив лишь условие о местах общего пользования – так, в совместное пользование сторон, кроме указанных в решении суда помещений, были включены коридоры площадью 29,1 кв. м, 3,1 кв. м, 10,1 кв. м и 5,4 кв. м (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 18 апреля 2016 г. по делу № 33-3712/2016).

С требованием отменить это определение А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации. И позиция Суда с мнением коллег разошлась (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 56-КГ17-13).

По общему правилу, имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними (п. 1 ст. 252 ГК РФ). Если же согласия достигнуть не удалось, один из участников долевой собственности вправе требовать выдела своей доли в натуре либо выплаты ему ее стоимости в судебном порядке (п. 3 ст. 252 ГК РФ). При этом закон предоставляет суду право при отсутствии согласия собственника прекратить его право на долю в общем имуществе, обязав остальных участников выплатить ему соответствующую компенсацию – это возможно в тех случаях, когда его доля незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (п. 4-5 ст. 252 ГК РФ).

ВС РФ подчеркнул, что указанное положение распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности. Тем самым отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, Суд обратил внимание на то, что ответчику принадлежит всего 1/12 доля в общем имуществе, то есть 14,6 кв. м общей площади квартиры. Однако поскольку изолированной комнаты, соответствующей размеру его доли, в квартире не имеется, суды закрепили за Л. жилую комнату размером 16,6 кв. м, указав на то, что ее площадь превышает полагающуюся незначительно (всего на 2 кв. м). Однако, отметил ВС РФ, суды не учли, что на долю ответчика в спорной квартире приходится 14,6 кв. м именно общей площади квартиры, а не жилой, в связи с чем размер общей площади квартиры, приходящейся на долю Л., был судами существенно превышен.

Также, добавил Суд, законодатель не связывает критерий незначительности с учетными нормами, применяемыми для постановки нуждающихся граждан на учёт для улучшения жилищных условий.

Помимо прочего, указал ВС РФ, суды не установили наличие у Л. интереса в использовании общего имущества. Такой интерес, напомним, устанавливается на основании доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т. д. (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). А. отмечала, что брат проживает со своей семьей по другому адресу, однако эти доводы суды не приняли к сведению. Более того, Л., по словам истца, умышленно разрушал квартиру и даже пытался вселить в нее других лиц.

Суд напомнил о том, что стороны должны действовать добросовестно и никто не вправе извлекать из своего недобросовестного поведения преимущество (п. 3-4 ст. 1 ГК РФ). При этом поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Однако апелляция не проверила, соответствует ли отказ Л. от выделения его доли в спорной квартире требованиям добросовестности.

Все это привело к тому, что ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение.

Выплата компенсации за долю в праве

Разделить жилое помещение или выделить в нем долю в натуре можно, если жилое помещение представляет собой дом. Квартиру в 99% случаев разделить в натуре нельзя, так как при разделе или выделе доли каждому собственнику необходимо передать в собственность не только жилые комнаты, но и подсобные помещения (кухню, туалет, ванную, коридор и т.п.), у каждого из разделяющихся совладельцев квартиры после раздела должен быть отдельный выход из квартиры на лестничную площадку. В обычной квартире это сделать невозможно. Из этого правила могут быть исключения. Судебные решения о разделе квартир в натуре существуют, но во всех случаях они могли быть приняты только из-за того, что до раздела квартиры были объединены из двух и более квартир. Сособственники обыкновенной квартиры могут только определить порядок пользования жилым помещением.

Статьей 252 ГК РФ предоставлена возможность прекратить общую долевую собственность — выплата денежной компенсации. При этом статья предусматривает два основания для такой выплаты, которые суды зачастую путают или вольно толкуют.

Первое основание применяется, если эксперт установит, что раздел дома в натуре или выдел доли в доме невозможен или если предметом спора является квартира, разделить которую априори невозможно. В таком случае истец вправе требовать от других участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

Если предметом спора является дом, который в принципе может быть разделен, истец должен первоначально обратиться с требованием о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, и только после того, как экспертизой будет установлена невозможность раздела недвижимости, изменить исковые требования или снова обратиться в суд с иском о выплате денежной компенсации за долю.

Конечно, изучая судебную практику, можно встретить дела, в которых суды не придавали значения этому обстоятельству и не требовали от истцов представления доказательств невозможности раздела дома. Однако аргумент суда о том, что сторонами не была доказана невозможность раздела дома, опровергнуть фактически невозможно, а получить решение суда, которым отказывается в удовлетворении иска по этому основанию, по меньшей мере обидно. При этом судьи не всегда подсказывают сторонам, какие доказательства следует представить.

Приведем в качестве примера соответствующее судебное постановление.

А. обратилась в суд с иском к А.Т. и А.Е. о признании за ней права собственности на обязательную долю в наследстве в размере 1 /3 доли от наследственного имущества, принадлежавшего на праве собственности ее сыну А.А., умершему 23.11.2005, состоявшего из 11 /100 долей дома, ссылаясь на то, что она являлась нетрудоспособной, инвалидом II группы. В соответствии с завещанием от 26.09.1989 ее сын А.А. завещал все принадлежавшее ему имущество жене А.Т.

А.Т. и А.Е. обратились в суд со встречными исковыми требованиями к А., просили признать за А.Е., дочерью умершего, являвшейся инвалидом, право собственности на обязательную долю в наследстве на 1 /3 долю наследственного имущества, за А.Т. — право собственности на 2 /3 доли наследственного имущества и разделить наследственное имущество. А. они были согласны выплатить денежную компенсацию за причитавшуюся ей долю в наследственном имуществе в сумме 117 133 руб. в соответствии с заключением эксперта.

А. встречные исковые требования не признала, просила признать за ней право собственности на гараж, за А.Т. и А.Е. — на остальное наследственное имущество.

Решением мирового судьи 212 судебного участка Раменского судебного района Московской области от 14.12.2007, оставленным без изменения определением Раменского городского суда от 18.02.2008, в удовлетворении исковых требований А. было отказано, встречные исковые требования удовлетворялись.

В надзорной жалобе А. просила отменить принятые судебные постановления в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум нашел жалобу подлежащей удовлетворению.

Как следовало из материалов дела, стороны являлись наследниками А.А., умершего 24.11.2005. 26.09.1998 А.А. было составлено завещание, согласно которому все свое имущество он завещал А.Т. В состав наследственного имущества вошла изолированная согласно определению Раменского городского суда от 06.12.2004 часть дома, состоявшая из двух пригодных для жилья комнат, неоконченной строительством комнаты в мансарде и неоконченного строительством гаража.

А. являлась нетрудоспособной по возрасту, инвалидом II группы, А.Е. — инвалидом I группы.

Мировой судья установил, что А. и А.Е. имели право на обязательную долю в наследстве, по 1 /3 доле от наследственного имущества каждая.

Отказывая в удовлетворении исковых требований А., мировой судья исходил из того, что наследственное имущество в виде указанных помещений в доме являлось неделимой вещью и в соответствии со ст. 1168 ГК РФ наследник, постоянно пользовавшийся неделимой вещью, входящей в состав наследства, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли этой вещи перед наследниками, не пользовавшимися этой вещью. А.Т. постоянно проживала в наследственной части дома и другого жилья не имела, поэтому мировой судья посчитал необходимым все наследственное имущество в виде части дома и гаража выделить ответчицам, а в пользу А. взыскать денежную компенсацию в сумме 117 133 руб., стоимости обязательной доли А. в наследстве.

Суд пришел к выводу о том, что гараж составлял с домом единое целое и должен был перейти к наследнику вместе с домом.

Между тем с таким выводом суда нельзя согласиться.

Согласно ст. 1164 ГК РФ к общей собственности наследников на наследственное имущество применяются положения гл. 16 ГК РФ об общей долевой собственности.

В соответствии со ст. 252 ГК РФ участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия.

Таким образом, выплата наследнику денежной компенсации в счет причитающейся ему доли наследственного имущества производится лишь при невозможности выдела доли в натуре либо с его согласия.

Однако, как следовало из материалов дела, А.А. принадлежала часть дома в размере 11 /100 долей, истица А. также являлась сособственником того же дома (ей принадлежало 13 /100 долей дома). С учетом изложенного выдел ей доли в натуре в виде гаража, стоимость которого меньше стоимости обязательной доли, и выдел двум другим наследницам изолированной части дома не повлек бы нарушения принципа неделимости наследственного имущества А.А. — принадлежавшей ему части дома. Суд при рассмотрении спора не принял во внимание изложенные обстоятельства. А. не давала согласия на выплату ей денежной компенсации и настаивала на выделе гаража в счет ее наследственной доли (постановление президиума Московского областного суда от 30.07.2008 № 474 по делу № 44г-193/08).

Такая позиция судов подкреплена п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 № 4, согласно которому при наличии реальной возможности выдела доли в натуре денежная компенсация за часть дома не должна взыскиваться как в пользу выделяющегося, так и остальных сособственников, если они возражают против ее получения, поскольку право распоряжения имуществом принадлежит только самому собственнику и он может быть лишен этого права лишь в случаях и по основаниям, указанным в законе.

Требование о выплате денежной компенсации вправе выдвигать любой участник общей долевой собственности, вне зависимости от размера его доли. Если такое требование истцом не заявлено, то навязать ему такую компенсацию суд не вправе, поскольку это является выходом за пределы исковых требований. Участник общей долевой собственности вправе требовать только выплаты ему денежной компенсации. Требовать выплатить компенсацию ответчикам и тем самым принудительно лишить их собственности нельзя.

Из этого правила имеются исключения, но они относятся ко второму основанию для выплаты компенсации, которое мы рассмотрим позже.

Приведу пример из судебной практики, подтверждающий отмеченное выше.

А. просила суд решить вопрос о выплате Ш. компенсации за принадлежавшую ему 1 /2 доли собственности в праве на земельный участок для садоводства площадью 602,0 кв. м в садоводческом товариществе «Весна» Октябрьского района, в сумме 129 000 руб. и признать Ш. утратившим право на долю в общем имуществе.

А. пояснила, что ей и ответчику принадлежало по 1 /2 доли собственности в праве на указанный земельный участок для садоводства, на котором располагался садовой домик. Однако и в домик, и на земельный участок существовал только один вход. Совместное пользование долями было невозможно, поэтому Ш., никогда не обрабатывавший земельный участок и не имевший интереса в совместном использовании общим имуществом, многократно предлагал выплатить ему стоимость его доли, но каждый раз при попытке достигнуть договоренности о выплате Ш. увеличивает стоимость его доли до неразумных размеров, лишая А. возможности выплаты ему стоимости его доли. Истица указала, что она обратилась в специализированную фирму, специалисты которой определили рыночную стоимость 1 /2 доли в праве собственности на спорный земельный участок в сумме 129 000 руб.

Учитывая намерение Ш. получить стоимость его доли, при невозможности реального ее выдела, отсутствие существенного интереса Ш. в совместном использовании имущества, ссылаясь на ст. 252 ГК РФ, истица просила суд и при отсутствии согласия Ш. решить вопрос о выплате ему как участнику долевой собственности компенсации.

В судебном заседании ответчик Ш. исковые требования не признал, пояснив, что не был намерен самостоятельно обращаться в суд с вопросом о выделе в натуре своей доли из общего имущества, сохранял интерес к спорной доле земельного участка, в том числе желал осуществлять права владения и пользования им.

Согласно п. 1 ст. 252 ГК РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

В силу п. 2 и 3 названной статьи участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Таким образом, по общему правилу выделяющийся сособственник может требовать в судебном порядке выдела своей доли в натуре и соответственно заявлять право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

В то же время, как следовало из заявленных требований и пояснений истицы А. в судебном заседании, она не ставила вопрос о выделе в натуре своей доли из общего имущества. Тем самым истицей по ее инициативе и помимо воли другого сособственника был поставлен вопрос о реализации принадлежавших ему субъективных прав требования выдела своей доли в натуре либо требования выплаты компенсации, что не основано на приведенных выше нормах закона (решение Октябрьского районного суда г. Калининграда от 01.12.2008).

Основные вопросы, которые должен разрешать суд при рассмот­рении требования о выплате истцу компенсации за его долю в праве общей долевой собственности, сводятся к тому, имеют ли ответчики финансовую возможность для выкупа доли истца, размер денежной компенсации которой в отличие от продажи доли постороннему лицу по ст. 250 ГК РФ устанавливается на основании судебной оценки стоимости доли.

Приведем пример из решения суда, использованные в котором аргументы являются типичными при рассмотрении дел по требованиям о выплате компенсации за долю в общем имуществе.

А. обратился в суд с иском к С. о взыскании денежной компенсации стоимости доли в праве общей долевой собственности на квартиру. Он указал, что ему принадлежало 2 /3 доли в праве собственности, ответчику — 1 /3 доли. В спорном жилом помещении проживал ответчик с семьей. Совместное проживание сособственников в однокомнатной квартире и выдел доли в натуре были невозможны. На продажу квартиры либо выкуп своей доли ответчик не соглашался, ссылаясь на заинтересованность в жилье, приобретать долю истца также отказывался. По изложенным основаниям истец просил взыскать с ответчика стоимость 2 /3 долей в праве собственности в размере 1 000 000 руб.

С. иск не признал, ссылаясь на отсутствие денежных средств для выкупа доли истца, пояснил, что его семье негде проживать, а истец в жилье не нуждался. С. установил двери, произвел ремонт и перепланировку, которую узаконил совместно с истцом. Ранее по предложению истца была достигнута договоренность о выкупе его доли за 500 000 руб., но потом истец увеличил сумму вдвое. На момент рассмотрения дела в суде С. оценку квартиры он не оспаривал, поскольку денежных средств для выкупа доли истца не имел.

Решением Березовского городского суда Свердловской области от 26.05.2008 было постановлено иск удовлетворить, взыскать с С. в пользу А. стоимость 2 /3 долей в праве общей долевой собственности на квартиру в сумме 1 000 000 руб.; разъяснить, что с получением компенсации стоимости доли в праве общей долевой собственности на квартиру А. утрачивает право на эту долю.

В надзорной жалобе С. просил отменить данные судебные постановления, указывая на существенное нарушение норм материального и процессуального права, незаконность принудительного наделения его правом собственности с возложением обязанности по уплате отсутствующих у него денежных средств, а также на несоответствие выводов суда материалам дела, искажение судом кассационной инстанции его возражений на иск.

Заслушав доклад судьи С. А. Шестаковой, пояснения ответчика С., поддержавшего доводы надзорной жалобы, президиум счел обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как следовало из материалов дела, ответчик С. последовательно не признавал иск в суде первой инстанции, указывая на свою неплатежеспособность, отсутствие препятствий в пользовании долей истцом, свое согласие с тем, чтобы истец распорядился своей долей в пользу третьих лиц. В кассационной жалобе он заявил о категорическом несогласии приобретать долю истца в собственность, ссылаясь на отсутствие денежных средств и невозможность получения кредита в банке под свою низкую заработную плату.

Истец в ходе судебного разбирательства не оспаривал отсутствие у истца денежных средств для выкупа доли.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции сослался на положения ст. 252 ГК РФ, указал, что истец являлся собственником 2 /3 долей в праве собственности на спорную квартиру, выдел доли в натуре был невозможен, рыночная стоимость квартиры, не оспоренная ответчиком, составляла 1 500 000 руб. без учета отделки.

Соглашаясь с таким решением, суд кассационной инстанции дополнительно указал, что ответчик единолично использовал всю квартиру, использование квартиры обеими сторонами невозможно, продажа истцом своей доли третьим лицам с учетом фактических обстоятельств возможна на крайне невыгодных условиях, поскольку потенциальный покупатель будет учитывать эти факты, отказ ответчика от приобретения доли не носил категоричного характера, так как в досудебном порядке ответчик соглашался на приобретение доли, но не был согласен с выкупной стоимостью в размере 1 000 000 руб., хотя в суде заявленную истцом сумму (1 000 000 руб.) не оспорил, таким образом, имело место не принудительное наделение правом собственности, а определение условий такого права.

Приведенные выводы были основаны на неправильном применении норм материального права.

Статья 252 ГК РФ закрепляет общий принцип, который предполагает необходимость достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности о способе и условиях раздела имущества, находящегося в долевой собственности, или выдела доли имущества одного из них (п. 1 и 2).

Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 252 ГК РФ при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Реализация этого права осуществляется в соответствии с правилами п. 4 ст. 252 ГК РФ, согласно которым выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия.

Таким образом, выплата компенсации возможна только с согласия выделяющегося собственника либо без такого согласия при наличии установленной законом совокупности условий.

Иное правило, не учитывающее размер долей и волеизъявление собственника, приводило бы к ситуации, когда участники гражданских правоотношений в принудительном порядке могли наделяться правом собственности на любое имущество.

Ошибочное применение норм материального права по настоящему делу повлекло навязывание дорогостоящего имущества в собственность неплатежеспособному лицу вопреки правилам ст. 252 ГК РФ, положениям ст. 35 Конституции РФ, ст. 9, 10, 218 ГК РФ, в силу которых принудительное наделение либо лишение собственности допустимо лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом.

Нельзя согласиться и с выводами судов о том, что избранный истцом способ защиты своего права являлся единственно возможным.

Из установленных судом обстоятельств и положений ст. 209, п. 2 ст. 247, ст. 250 ГК РФ следовало, что истец, обладая возможностью по своему усмот­рению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю, распорядиться ею иным не противоречащим закону способом с предоставлением права преимущественной покупки, не имея интереса в использовании спорного помещения для личного проживания, получении компенсации за пользование своей долей, настаивал на прекращении своего права собственности исключительно посредством передачи жилого помещения в единоличную собственность ответчика с присуждением в свою пользу денежной компенсации, пропорциональной рыночной стоимости квартиры.

Ссылка суда кассационной инстанции на то, что отчуждение собственности в пользу третьих лиц возможно на невыгодных для истца условиях, не может служить основанием для принудительного выкупа имущества ответчиком по максимальной возможной цене.

Тот факт, что в досудебном порядке стороны пришли к соглашению о выкупе доли по кратно меньшей цене и истец отказался от этой договоренности, не имел правового значения для разрешения данного судебного спора.

Учитывая изложенное, президиум счел возможным исправить допущенную судами первой и кассационной инстанций ошибку в применении норм материального права, не передавая дело на новое рассмотрение, постановить по делу новое решение об отказе в иске (постановление президиума Свердловского областного суда от 25.03.2009 по делу № 44-Г-15/2009).

Как видно из приведенных судебных постановлений, участнику общей долевой собственности добиться в суде выплаты ему денежной компенсации за его долю очень не просто, и позиция судов по этому вопросу жесткая.

В принципе решить вопрос о компенсации за долю по требованию о выплате денежной компенсации в судебном порядке возможно при согласии или хотя бы при молчаливом согласии ответчика.

Известны случаи положительных решений суда, когда ответчики, в принципе не возражая против выплаты денежной компенсации, не соглашались с размером денежной компенсации. Тогда суд удовлетворял иск, предварительно проверив все досудебные и судебные оценки недвижимости и мотивируя решение тем, что ответчик от выплаты не отказывается, а стоимость доли подтверждена надлежащими доказательствами и ответчиком не оспорена. Упрощает процесс принятия решения судом представление ответчиком своей оценки, на основании которой суд может вынести решение.

Перейдем к рассмотрению второго основания, которое дает участнику общей долевой собственности право требовать выплаты другому участнику общей долевой собственности денежной компенсации за его долю с лишением его тем самым права собственности на недвижимость.

В п. 4 ст. 252 ГК РФ указывается, что в случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

В п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [1] отмечается, что лишение права собственности на долю может иметь место только в исключительных случаях (п. 4 ст. 252 ГК РФ). Там же разъясняется, что вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Суды очень осторожно подходят к решению вопроса о лишении участника общей долевой собственности его доли путем выплаты ему денежной компенсации. Положительных решений очень мало, а до недавних пор их вообще не существовало. Однако в последнее время наметилась тенденция удовлетворения исков о выплате денежных компенсаций совладельцам незначительных долей.

Однако следует отметить, что суды, причем не первой инстанции, допускают большую вольность в толковании положений п. 4 ст. 252 ГК РФ. Приведем пример из судебного постановления, которое, на наш взгляд, можно назвать как минимум спорным.

МУП «Управление жилищного хозяйства» Одинцовского района Московской области обратилось в суд с иском к К. об исключении ее из числа собственников, выплате денежной компенсации, снятии с регистрационного учета, признании права собственности на жилое помещение, указав, что истцу принадлежит 3 /4 доли в праве собственности на указанную квартиру, ответчице — 1 /4 доля в праве собственности. Доля ответчицы незначительна, квартира является однокомнатной и неделимой. Ссылаясь на то, что в настоящее время на предприятии имеются работники, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, истец просил суд исключить ответчицу из числа собственников на квартиру с выплатой ей стоимости 1 /4 доли в сумме 160 000 руб.

К. исковые требования не признала, обратилась к МУП «Управление жилищного хозяйства» со встречными исковыми требованиями об исключении из числа собственников, выплате денежной компенсации, признании права собственности на 3 /4 доли указанной квартиры, ссылаясь на то, что в спорной квартире проживал ее сын, который в 1995 г. погиб. После смерти сына она вселилась в квартиру, где постоянно проживает более 10 лет, оплачивает необходимые расходы по содержанию квартиры, принята в члены ЖСК «Рассвет», квартира является ее постоянным местом жительства.

Решением Одинцовского городского суда от 02.07.2009 в удовлетворении исковых требований МУП «Управление жилищного хозяйства» было отказано, исковые требования К. были удовлетворены, за ней было признано право собственности на 3 /4 доли квартиры, с нее в пользу МУП «Управление жилищного хозяйства» была взыскана денежная компенсация в размере 623 000 руб., МУП «Управление жилищного хозяйства» было исключено из числа собственников квартиры.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20.08.2009 решение суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

В надзорной жалобе К. просила определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.

В связи с тем, что при рассмотрении надзорной жалобы на основе изучения представленных материалов возникли сомнения в законности обжалуемого судебного постановления, дело было истребовано в Московский областной суд.

Определением судьи Московского областного суда от 28.12.2009 дело по надзорной жалобе К. было передано для рассмотрения по существу в президиум Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум нашел жалобу подлежащей удовлетворению.

Судом первой инстанции при рассмотрении спора было установлено, что с 1988 г. в квартире был зарегистрирован и проживал по день смерти сын К. Истица являлась собственником 1 /4 доли квартиры в порядке наследования после смерти сына, постоянно проживала в квартире, несла бремя расходов по ее содержанию. Поскольку спорная квартира являлась однокомнатной, суд пришел к выводу о том, что данное жилое помещение представляло собой неделимый объект недвижимости, совместное пользование которым было невозможно. С учетом изложенных обстоятельств суд удовлетворил исковые требования К., признав за ней право собственности на всю спорную квартиру и исключив из числа собственников МУП «Управление жилищного хозяйства».

Судебная коллегия, отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, указала, что судом первой инстанции при рассмотрении спора были неправильно применены нормы ст. 252 ГК РФ, не было принято во внимание то обстоятельство, что МУП «Управление жилищного хозяйства» имело долю в праве собственности на квартиру, превышающую долю К. Кроме того, обращаясь в суд с иском, МУП «Управление жилищного хозяйства» указывало на то, что предприятие имело существенный интерес в использовании квартиры, она была необходима для работников предприятия, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

С таким выводом суда кассационной инстанции согласиться было нельзя.

В соответствии со ст. 252 ГК РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Из содержания п. 4 ст. 252 ГК РФ следует, что выплата участнику долевой собственности компенсации вместо выдела его доли в натуре и без его согласия допускается лишь при определенных условиях: когда его доля незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Спорная квартира являлась для К. постоянным местом жительства, в квартире она проживала с 1995 г. и именно для нее указанная квартира представляла существенный интерес в использовании данного имущества.

Как следовало из материалов дела, МУП «Управление жилищного хозяйства» с момента регистрации права собственности не проявляло интереса к данному жилому помещению, не несло расходов по его содержанию, никогда не использовало спорную квартиру по назначению.

С учетом изложенных обстоятельств, несмотря на превышение доли МУП «Управление жилищного хозяйства» в праве собственности на данное жилое помещение, суд пришел к правильному выводу об исключении МУП «Управление жилищного хозяйства» из числа собственников на данный объект недвижимости и признании права за К. на всю квартиру с выплатой истцу денежной компенсации за принадлежавшую ему долю.

Таким образом, суд кассационной инстанции, отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, неправильно применил к данным правоотношениям нормы материального права.

Допущенные судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального права являлись в силу ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены принятого судебного постановления и оставлению без изменения решения суда первой инстанции (постановление президиума Московского областного суда от 03.02.2010 № 25 по делу № 44г-11/10).

Как следует из приведенного постановления, президиум Московского областного суда счел, что для выплаты денежной компенсации параметры «незначительной» доли не имеют никакого правового значения. Либо президиум посчитал, что для выплаты денежной компенсации достаточно одного из условий, установленных в п. 4 ст. 252 ГК РФ: незначительность доли, невозможность реального выдела доли или отсутствие существенного интереса в использовании общего имущества.

Однако такой подход неверен. Иная позиция, которой придерживаются большинство судебных инстанций и с которой следует согласиться, высказана Конституционным Судом РФ в Определении от 07.02.2008 № 242-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Конституционный Суд РФ указал, что применение правила абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ возможно только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Обратимся к другим решениям суда и без изучения подробностей рассмотренных ими дел опишем, какие доводы приводят суды при разрешении вопросов о выплате денежной компенсации.

Удовлетворяя требование о выплате денежной компенсации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении от 24.10.2006 № 56-В06-17 указала следующее.

Как было установлено судом и усматривалось из материалов дела, Б.Н. неоднократно обращалась к Б.В. с просьбами об урегулировании возникшего между ними конфликта по поводу владения и пользования общим имуществом (спорной квартирой), предлагая при этом различные варианты прекращения общей долевой собственности ее с сыном и Б.В. на данную квартиру. Однако согласия на предложенные Б.В. варианты в виде выкупа принадлежавших ей и ее сыну 3 /4 долей квартиры либо покупки его 1 /4 доли Б.Н. от ответчика не получила, в связи с чем вправе была на основании вышеприведенной нормы обратиться за разрешением спора в суд.

Поскольку в ходе рассмотрения дела было установлено, что произвести раздел квартиры в натуре представлялось невозможным, доля истцов (матери и несовершеннолетнего сына, проживавших одной семьей) значительно превышала долю Б.В., жилой комнаты, по размерам не превышавшей 6,7 кв. м (жилой площади, принадлежавшей Б.В.), в спорной квартире не имелось, вывод суда о выплате истцами денежной компенсации Б.В. за его долю являлся правильным.

Давая оценку обстоятельствам, связанным с наличием у Б.В. существенного интереса в использовании общего имущества — спорной квартиры, суд принял во внимание и нахождение у Б.В. в собственности индивидуального жилого дома, а также его фактическое непроживание в спорной квартире.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что Б.В. свое право на выкуп у истцов принадлежавшей им доли в праве собственности на спорную квартиру или продажу им своей доли в квартире не реализовал, хотя препятствий для осуществления данного права у него не было, сам чинил истцам препятствия в осуществлении ими прав, связанных с владением и пользованием спорной квартирой, оснований для несогласия с постановленным по делу решением суда не имелось.

В другом случае из материалов дела следовало, что С. по праву собственности принадлежало 16 /27 долей квартиры, 4 /27 доли указанной квартиры находилось в собственности С.С, 4 /27 доли — в собственности С.А. и 1 /9 доля — в собственности В.

На момент рассмотрения дела в квартире были зарегистрированы по месту жительства С. и С.А.

Доле С.С. и С.А. в квартире соответствовало 17,98 кв. м жилой площади.

Разрешая заявленные требования, суд применил к правоотношениям сторон п. 3 ст. 1168, п. 1 ст. 1170 и ст. 252 ГК РФ и пришел к выводу о том, что требования С. были основаны на законе и подлежали удовлетворению.

При этом суд учел, что С. постоянно проживала в квартире, принимала участие в приватизации и имела значительную долю в праве собственности на жилую площадь.

В решении суд сослался на апелляционное решение Басманного районного суда г. Москвы от 02.11.2006, в котором С.С. и С.А. было отказано в предоставлении в пользование части общего имущества в виде жилой комнаты размером 21,1 кв. м, так как она по своему размеру не являлась равной сумме их долей в спорной квартире.

Суд также отметил, что ответчики С.С. и С.А. были обеспечены другой жилой площадью, помимо спорной квартиры.

В надзорной жалобе С.С. и С.А. указали, что судом были допущены существенные нарушения норм материального права, а также неправильно определены обстоятельства, имевшие значение для дела.

Удовлетворяя требования истицы и признавая за ней право на доли ответчиц в спорной квартире, суд вынес решение, исходя из поддержки прав и интересов С.

Между тем необходимо было проверить обстоятельства, касающиеся законных прав и интересов ответчиков по спору С.С. и С.А.

В надзорной жалобе ответчики указывали, что при постановлении решения суд не учел, что спорная жилая площадь являлась единственным местом жительства С.А. с 2005 г., а их доля в спорной квартире не могла быть признана незначительной, поскольку составляла 30% от площади квартиры.

Таким образом, по мнению ответчиков, судом надлежащим образом не был исследован вопрос о том, имели ли они существенный интерес в использовании жилой площади, кроме того, представленным в деле доказательствам в этой части судом не была дана оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Заявители также ссылались на то, что стоимость их доли при оценке была существенно занижена. Из материалов дела следовало, что решение было постановлено 27.12.2001 в отсутствие ответчиц, отчет о рыночной стоимости спорной квартиры был предоставлен представителем С. в указанном судебном заседании. С.А. и С.С. были лишены возможности ознакомиться с указанным документом и представить по нему свои возражения и замечания.

Кроме того, в надзорной жалобе С.С. и С.А. обоснованно указали на то, что суд, определяя стоимость их долей в сумме 1 349 629 руб. 63 коп. каждой, не проверил платежеспособность С. и возможность выплаты ею указанной суммы с учетом возраста, состояния здоровья и материального положения.

Из материалов дела следовало, что до настоящего времени решение суда не было исполнено, компенсация истицей ответчикам выплачена не была (постановление президиума Московского городского суда от 11.10.2007 по делу № 44г-678).

Президиум Приморского краевого суда, рассмотрев надзорную жалобу ответчика на решение Первореченского районного суда г. Владивостока Приморского края от 10.06.2008, которым было прекращено право собственности М.О. на 1 /6 долю в праве собственности на квартиру со взысканием в пользу М.О. компенсации стоимости ее доли, указал, что решение суда являлось законным и обоснованным.

Так, судом первой инстанции было установлено, что принадлежавшая ответчику 1 /6 доля в праве собственности на спорную квартиру не могла быть реально выделена; доля ответчика в спорной квартире являлась незначительной ( 1 /6 часть в праве собственности на спорную квартиру составляла 5,1 кв. м ее жилой площади); в силу ее незначительности и с учетом характеристик квартиры не могла быть им использована по своему прямому назначению — для проживания.

Суд первой инстанции также установил, что ответчик не имел существенного интереса в использовании квартиры для своего проживания, так как совместно со своей семьей на условиях аренды проживал в другой квартире. При этом суд первой инстанции дал оценку представленному ответчиком договору аренды как удостоверяющему факт постоянного проживания ответчика с его семьей в данной квартире без существенного для него материального обременения (размер ежемесячной арендной платы составлял 200 руб.).

Таким образом, обстоятельства, влиявшие на решение вопроса о том, имел ли М.О. существенный интерес в использовании общего имущества, а именно его нуждаемость в использовании квартиры, судом первой инстанции также были установлены (постановление президиума Приморского краевого суда от 13.03.2009 № 44г-19).

Позиция суда по вышеприведенному делу о наличии у ответчика прав на другое жилое помещение, которое он занимал по договору аренды, весьма интересна. Как известно, договор аренды (найма) заключается на время и не порождает у арендатора (нанимателя) каких-либо прав на жилье, кроме временного права пользования. Арендатор может быть без особых усилий выселен, в связи с чем приведенный довод суда можно признать несостоятельным. Получается, что суд лишил ответчика единственного жилья, на которое у того имелось самостоятельное, не зависящее ни от чьей воли право пользования.

Вернемся к анализу судебной практики.

Суд удовлетворил иск, так как посчитал установленным, что все три условия, предусмотренные п. 4 ст. 252 ГК РФ, имели место.

Судебная коллегия сочла, что такой вывод суда не соответствовал обстоятельствам дела.

Как следовало из материалов дела, хотя доля ответчика в праве общей долевой собственности по сравнению с долей истца была незначительна, стороны не оспаривали, что эта доля не могла быть реально выделена, однако доказательства по делу свидетельствовали о том, что ответчик имел существенный интерес в использовании общего имущества.

Так, материалами дела подтверждалось, что ответчик, избрав своим постоянным местом жительства спорную квартиру, встала на регистрационный учет в данном жилом помещении, в суде первой инстанции заявила, что намерена пользоваться спорной квартирой для проживания, при этом она не приобрела право собственности на другое жилое помещение: другого жилья на праве собственности либо по договору социального найма не имела.

Данные обстоятельства свидетельствовали о том, что ответчица имела существенный интерес в использовании общего имущества, в связи с чем не могла быть лишена права собственности на принадлежавшую ей долю в праве общей собственности на квартиру. В данном случае лишение ответчицы права собственности на спорную квартиру нарушало ее конституционное право на жилище, предусмотренное ст. 40 Конституции РФ.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия, отменяя решение суда на основании п. 3, п. 4 ч. 1 ст. 362, ст. 363 ГПК РФ, сочла возможным вынести новое решение: в удовлетворении иска В. отказать (определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 28.03.2006 по делу № 33-1680/2006).

В решении Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 21.01.2010 указывалось следующее. Доводы истицы о том, что ответчик не пользовался жилым помещением, утратил к нему интерес, не оплачивал коммунальные услуги, что доля ответчика не составляла комнаты в спорной двухкомнатной квартире, у ответчика имелось другое жилье, не могли повлиять на лишение доли ответчика как собственника, так как сторона истца не представила доказательств наличия денежных средств для выкупа доли ответчика, у ответчика имелся интерес к своей доле, до момента судебного рассмотрения спора между истцом и ответчиками (бывшими супругами) не был разрешен судебный спор о разделе совместно нажитого имущества. С учетом недостижения соглашения между сторонами о разделе долевой собственности и отсутствия денежных средств у истицы суд счел, что иск был заявлен преждевременно и в исковых требованиях отказал.

Согласно решению мирового судьи судебного участка № 7 Заволжского района города Ульяновска от 15.07.2009 был определен порядок пользования квартирой в г. Ульяновске по которому Г.Ю.М. была передана в пользование комната площадью 12,31 кв. м, Г.Л.Ю. и Г.В.Ю. — комнаты площадью 12,75, 16,93, 10,29 кв. м, коридор, кухня, ванная комната были переданы сторонам в совместное пользование. Решение вступило в законную силу 31.07.2009.

Истица Г.Л.Ю. просила выселить ответчика Г.Ю.М. из спорной квартиры в связи с невозможностью совместного проживания с выплатой компенсации его доли в праве общей долевой собственности в размере 600 000 руб.

Ответчику Г.Ю.М. принадлежала 1 /4 доля спорного жилого помещения в праве общей долевой собственности.

Стороны в судебном заседании не оспаривали факт сложившихся между ними неприязненных отношений, однако данное обстоятельство не являлось законным основанием для выселения ответчика из спорного жилого помещения.

Поскольку доля ответчика Г.Ю.М. в праве общей долевой собственности жилого помещения была определена, собственники определили порядок пользования спорным жилым помещением, по которому ответчику была передана в пользование комната площадью 12,31 кв. м, ответчик фактически проживал в спорном жилом помещении, следовательно, требование истицы о выплате ответчику компенсации являлось незаконным и необоснованным (решение Заволжского районного суда города Ульяновска от 30.12.2009 по делу № 2-3952/09).

Отношение Верховного Суда РФ к позиции Конституционного Суда РФ

07.02.2008г. свое мнение о возможности применения правила абзаца второго пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, высказал Конституционный суд РФ в Определении от 07 февраля 2008 года № 242-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ». В частности КС РФ, указал следующее:

«. Согласно абзацу второму пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия, однако в исключительных случаях суд может принять решение о выплате денежной компенсации истцу, требующему выдела доли в натуре, без его согласия: в частности, если доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии его согласия на компенсацию доли в натуре обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему соответствующую компенсацию. При этом закон не предусматривает возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

Следовательно, применение правила абзаца второго пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Субъективный характер последнего условия требует, чтобы этот вопрос решался судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). «

Однако, разъяснение, данное КС РФ в Определении от 07 февраля 2008 года № 242-О-О, похоже, не нашло отклика в сердцах судей Верховного Суда. В Бюллетене Верховного Суда РФ № 11 от 28.11.2008г. опубликовано Определение ВС РФ от 24 октября 2006 г. N 56-В06-17, где содержаться следующие выводы:

«…Доводы надзорной жалобы о том, что применение положений, содержащихся в абзаце 2 пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ, допустимо лишь в отношении участника, требующего выдела из общего имущества принадлежащей ему доли, основаны на неправильном толковании норм материального права. Закрепляя в названной норме возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности, в связи с чем распространил действие данной нормы как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников долевой собственности..»

Так как Определение ВС РФ от 24 октября 2006 г. N 56-В06-17 опубликовано в Бюллетене ВС РФ спустя более девяти месяцев с даты вынесения Определении КС РФ от 07 февраля 2008 года № 242-О-О, то можно сделать вывод, что ВС РФ судебную практику применения положений, содержащихся в абзаце 2 пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ менять не намерен и суды общей юрисдикции при разрешении гражданских дел будут руководствоваться именно позиций Верховного, а не Конституционного Суда РФ.

Решение № 2-17/2019 2-17/2019(2-394/2018;)

М-436/2018 2-394/2018 М-436/2018 от 9 января 2019 г. по делу № 2-17/2019

Гражданское дело № 2-17/2019

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

п. Магдагачи 09 января 2019 года

Магдагачинский районный суд Амурской области в составе:

председательствующего судьи Волошина О. В.,

при секретаре Кузнецовой Н.Ю.,

представителя истцов Королевой А.В., Лагутиной В.В., — Шевченко М.В., действующей на основании доверенности от 18 мая 2018 года;

ответчика Стасенко М.А., ее представителя адвоката Гримбаловой Ю. А., представившей удостоверение № 568 от 11 марта 2014 года и ордер № 2 от 9 января 2019 года;

соответчика Фроловой Л.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Королевой А.В., Лагутиной В.В. к Стасенко М.А., Фроловой Л.В. о взыскании компенсации за долю недвижимого имущества в праве общей долевой собственности, о прекращении права долевой собственности, о взыскании денежной компенсации за пользование долей имущества в праве общей долевой собственности,

Королева А. В., Лагутина В. В., обратились в суд с иском к Стасенко М.А., о взыскании компенсации за долю недвижимого имущества в праве общей долевой собственности, о прекращении права долевой собственности, о взыскании денежной компенсации за пользование долей имущества в праве общей долевой собственности.

Судом к участию в деле в качестве соответчика привлечена Фролова Л. В. Заявленные исковые требования обоснованы следующим. На основании свидетельств о праве на наследство от 13.03.2016г., выданных нотариусом Магдагачинского нотариального округа Амурской области, реестровые номера 1-470 и 1-468 истцам принадлежит на праве собственности по 1/6 доли каждой в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: . Право собственности Королевой А.В. и Лагутиной В.В. на доли в общей долевой собственности зарегистрировано в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Амурской области. Другим собственником в праве общей долевой собственности на указанное выше недвижимое имущество является Стасенко М.А.. Так же свидетельство о праве на наследство по закону на 1/6 долю в праве общей долевой собственности получила мать ответчицы – Фролова Л.В.. Но свое право, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, до настоящего времени не зарегистрировала. В соответствии со ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 246. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. Однако, такого соглашения между истцами и ответчиком не достигнуто и без судебного разбирательства решить вопрос о пользовании квартирой, ее возможном разделе и выплате денежной компенсации невозможно. Раздел квартиры в натуре невозможен ввиду отсутствия технических коммуникаций, позволяющих выделить отдельные кухни, санузлы и другое имущество каждой из сторон. Идеальный раздел квартиры также невозможен вследствие того, что квартира состоит из одной жилой комнаты (несоответствие доли истца в размерах имеющихся жилых комнат). На основании ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ в случае, если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности. Также данной нормой предусмотрено, что если доля собственника незначительна и не может быть реально выделена, и если собственник не имеет существенного интереса в пользовании общим имуществом, суд может обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. При этом при выплате компенсации в силу ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ у истцов прекращается право общей долевой собственности на недвижимое имущество в пользу ответчика. Доля каждого из истцов в объекте недвижимости является незначительной, выдел их долей в натуре невозможен. Фактически в настоящее время пользование квартирой осуществляет только ответчик. Ответчик чинит препятствия истцам в пользовании квартирой. Кадастровая стоимость вышеуказанной квартиры составляет 998 409, 31 рублей, соответственно стоимость 1/6 доли данной квартиры составляет 166 401,55 рублей. Являясь сособственниками вышеуказанного имущества, истцам не может быть выделена во владение и пользование часть общего имущества, соразмерная принадлежащей им доли и подлежит выплате денежная компенсация. Ответчик добровольно отказывается производить ежемесячные денежные выплаты и с момента принятия истцами наследства использует квартиру для собственного проживания и проживания членов своей семьи. Согласно справки оценщика № 571 от 16.11.2018г. стоимость аренды 1 кв.м жилья в п. Магдагачи составляет 250 рублей. В связи с чем, ответчица обязана выплатить каждой истице ежемесячную денежную компенсацию за пользование 1/6 долей в праве собственности на квартиру, общей площадью 28,8 кв.м. за период с марта 2016 года по ноябрь 2018 года включительно 39 600 рублей (расчет прилагается). А также обязана ежемесячно производить выплаты истцам за пользование их долями по 1200 рублей каждой. На основании изложенного,, просит суд:

взыскать со Стасенко М.А. в пользу Королевой А.В. денежные средства в размере 166 401,55 рублей в качестве компенсации за принадлежащую Королевой А.В. 1/6 долю в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: .

С получением указанной компенсации считать Королеву А.В. утратившей право собственности на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: .

Взыскать со Стасенко М.А. в пользу Лагутиной В.В. денежные средства в размере 166 401,55 рублей в качестве компенсации за принадлежащую Лагутиной В.В. 1/6 долю в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: Россия, .

С получением указанной компенсации считать Лагутину В.В. утратившей право собственности на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: .

Взыскать со Стасенко М.А. в пользу Королевой А.В. денежную компенсацию за пользование 1/6 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: Россия, за период с марта 2016г. по ноябрь 2018г. включительно в размере 39 600 рублей.

Взыскивать со Стасенко М.А. в пользу Королевой А.В. денежную компенсацию за пользование 1/6 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: Россия, в сумме 1 200 рублей ежемесячно с 01.12.2018г. до утраты права собственности Королевой А.В..

Взыскать со Стасенко М.А. в пользу Лагутиной В.В. денежную компенсацию за пользование 1/6 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: Россия, за период с марта 2016г. по ноябрь 2018г. включительно в размере 39 600 рублей.

Взыскивать со Стасенко М.А. в пользу Лагутиной В.В. денежную компенсацию за пользование 1/6 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: Россия, в сумме 1 200 рублей ежемесячно с 01.12.2018г. до утраты права собственности Лагутиной В.В..

В судебное заседание истцы Королева А. В., Лагутина В. В. не явились, представили заявления о рассмотрении дела без их участия, обеспечили явку представителя.

Представитель истцов Шевченко М. В. в судебном заседании исковые требования заявленные своими доверителями поддержала, суду пояснила: истцы просят взыскать со Стасенко М.А. в пользу Королевой А.В. денежную компенсацию в размере 166 401, 55 рублей за 1/6 долю имущества, принадлежащую Королевой А.В., то есть выкупить долю Королевой А.В., и как следствие, с момента выкупа Королева утрачивает право собственности на свою 1/6 долю имущества. Просим взыскать со Стасенко М.А. в пользу Лагутиной В.В. денежную компенсацию в размере 166 401, 55 рублей за 1/6 долю имущества, принадлежащую Лагутиной В.В., то есть выкупить долю Лагутиной, и как следствие, с момента выкупа Лагутина утрачивает право собственности на свою 1/6 долю имущества. После получения денежных средств Королевой А.В. и Лагутиной В.В. просят передать их доли Стасенко М.А., таким образом, собственником квартиры станет она. В настоящее время истцы несут расходы по содержанию квартиры, принадлежащей им на праве долевой собственности, но пользоваться своими долями они не могут, так как доли очень малы, квартира однокомнатная, и не имеется возможности вселиться или сдавать свои доли в аренду. В соответствии с п. 2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого в праве требовать от других участников владеющих и пользующихся имущество, приходящихся на его долю соответствующей компенсации сумма 39 600 рублей обусловлена заключением оценщика. С иском в суд об устранении препятствии пользования имуществом Королева А.В. и Лагутина В.В. не обращались. Они обращались в ОМВД с заявлением. Истцам принадлежит по 1/6 доле от общего имущества, они считают, что их доли незначительны, они меньше чем ?, и их невозможно выделить в натуре, поэтому истцы не могут пользоваться принадлежащим им имуществом. У Стасенко М.А. доля пользования больше, и она чинит препятствия истцам, не пускает их в квартиру. В дальнейшем мои доверители не имеют намерения пользоваться жилым помещением. Стороны не смогли договориться в досудебном порядке, поскольку Стасенко М.А. не желает выплатить истцам каждой за долю по 100 000 рублей, с целью передать долю ответчику в собственность. Истцы обратились с иском только к Стасенко М.А., не предъявляя требований к Фроловой Л.В. потому, что за Фроловой Л.В. не зарегистрировано право собственности на долю в квартире и до настоящего времени, у истцов не было сведений, что Фролова Л.В. является собственником доли на спорную квартиру, нотариус не представил сведений о том, что Фролова Л.В. вступила в наследство, у истцов не было документов, подтверждающих, что Фролова Л.В. собственник, поэтому истцами не было предложено выкупить доли других собственников. Истцы не предлагали Фроловой Л.В. выкупить доли истцов. Исковые требования предъявлены к Стасенко М.А., поэтому только ей было предложено выкупить доли истцов. Истцы желали пользоваться квартирой и в письменном виде предлагали Стасенко М.А. предоставить им возможность еженедельно мыться в ванной. У каждой из истцов — ее доверителей, в собственности имеется своё жильё, поэтому ее доверители не заинтересованы в спорной квартире, но жилье доверителей неблагоустроенное: Королева А.В. проживает в частном доме, Лагутина В.В. проживает в Верхних ДОСах, где нет горячего водоснабжения. Ей не известно, в каком состоянии находилась квартира, переданная по наследству, ей не известно нуждалась ли она в ремонте. Но при этом, известно, что в квартире проживала мать истцов, и данная квартира была пригодна для проживания, так как истцы еженедельно её навещали и всё видели. Размер компенсации за доли рассчитан от кадастровой стоимости спорной квартиры. Фролова Л.В. хоть и на пенсии, но она работает, и имеет доход. Довод о том, что у истцов имеется задолженность за квартиру несостоятелен, та как вся имеющаяся задолженность, это долг Стасенко М.А. и Фроловой Л.В., так как Лагутина В.В. и Королева А.В. свои доли оплачивают ежемесячно в полном размере. Спорная квартира однокомнатная и поэтому истцы не могу вселиться, и не могут сдавать свои доли в аренду.

Ответчик Стасенко М. А. с исковыми требованиями Королевой А. В. и Лагутиной В. В. не согласна и пояснила: она является собственником ? доли спорной квартиры и не согласна принять в свою собственность доли выделяющихся собственников и выплатить им соответствующие компенсации, поскольку у нее не имеется финансовой возможности исходя из размера заработной платы, нет таких денег, кроме этого она одна воспитывает несовершеннолетнего ребенка. Ее всё устраивает, как есть сейчас. Она пускает Королеву А.В. в квартиру, но та стала кидаться на ответчика и драться. Потом Королева А.В. приходила и трясла входную дверь, своими действиями она расшатала дверь так, что её легко можно было выбить пинком. В результате, пришлось поменять входную верь, но Королева А.В. пришла и сломала дверную ручку. Кроме этого, Королева А.В. оставила оскорбительную записку, которую ответчик передала в ОМВД. Королева А.В. требует, чтобы она продала квартиру и пополам поделила деньги, но продавать квартиру она не хочет, так как это единственное жилье для нее и ее несовершеннолетнего сына. Просит суд в иске Кололевой А. В. и Лагутиной В. В., отказать.

Соответчик Фролова Л. В. с исковыми требованиями Королевой А. В. и Лагутиной В. В. не согласна, суду пояснила: истцы вступили в обязательную долу в наследстве из корыстных побуждений, им нужна денежная компенсация, поэтому истцы требуют чтобы продали квартиру, а деньги разделили поровну на всех. Но при этом, необходимо учесть, что у Стасенко М.А. спорная квартира – это единственное жилье, и проживает она в этой квартире одна с ребенком, заработная плата у Стасенко М.А. не большая, она не сможет выкупить доли истцов, истцам об этом хорошо известно, у истцов в собственности имеется жильё. У Лагутиной В.В. в собственности двухкомнатная квартира, в которой она проживает одна. У Лагутиной В.В. в квартире установлен водонагреватель. У Королевой имелась квартира в собственности, которую он оформила на сына, когда поднялся вопрос с долями на однокомнатную квартиру умершей мамы. При том, что Королева еще при жизни мамы свою долю наследства получила. У мамы была двухкомнатная квартира, и после того, как погиб отец, эту квартиру обменяли на однокомнатные, в результате обмена Королева получила однокомнатную квартиру без всяких доплат. Кроме этого у Королевой в собственности имеется дом, где есть баня и многое другое. Считает, что из корыстных побуждений истцы уцепились за этот закон – им деньги нужны, но нам всем деньги нужны. А помыться к ответчице можно было прийти и без вступления в право собственности 1/6 доли квартиры, и никто не чинит им препятствия в этом. Просто ответчик работает, приходит домой поздно, в квартире никого нет. Королева приходила и стучала, и гремела, и на улице встречала и кричала, и гадости говорила, и на ответчицу, на ребенка. Она не согласна принять в свою собственность доли выделяющихся собственников и выплатить им соответствующие компенсации, поскольку у нее не имеется финансовой возможности она пенсионерка. Фроловой Л. В. ни Королева, ни Лагутина не предлагали выкупить их доли.

Представитель ответчика Стасенко М. А. адвокат Гримбалова Ю. А., суду пояснила: с исковыми требованиями Королевой А.В. и Лагутиной В.В. ее доверитель не согласна в полном объеме. 1) Истицы рассчитывают размер компенсации за обязательные доли в наследстве исходя из кадастровой стоимости квартиры, однако в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. №9 «О судебной практике по делам о наследовании» при разделе наследственного имущества судам необходимо учитывать рыночную стоимость всего наследственного имущества на время рассмотрения дела в суде. Истицами рыночная стоимость имущества не предоставлена. 2) Препятствий истцам в пользовании квартирой Стасенко М. не чинила и не чинит, она использует квартиру для своего постоянного проживания и проживания своего несовершеннолетнего сына. Истицы в свою очередь имеют в собственности иное жилье, на проживание в квартире не претендовали и не претендуют и сами в исковом заявлении указывают, что существенного интереса в пользовании недвижимым имуществом не имеют. Приложенные к иску предложения содержат просьбы не о проживании и постоянном пользовании недвижимым имуществом, а лишь о предоставлении возможности мыться в указанной квартире. Какие именно препятствия чинила ответчица не указано. 3)С требованием о выплате ежемесячной денежной компенсации, заявленным в соответствии с п.2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ, также не согласны, поскольку при отсутствии объективной возможности предоставления в пользование части имущества пропорционально доле в праве общей долевой собственности собственник па основании п. 2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ вправе поставить вопрос о возмещении только тех реальных потерь, которые он понес в связи с невозможностью реализовать свое право на владение и пользование соответствующей частью имущества, а предусмотренная данной нормой компенсация является способом возмещения убытков, которые несет сособственник из-за невозможности владеть и пользоваться причитающейся ему частью имущества. Компенсация не может быть взыскана за пользование не самим имуществом, а идеальной долей в праве (как следует из иска), поскольку пользование такой долей действующим гражданским законодательством не предусматривается. Использование Стасенко, имеющей определенную идеальную долю в праве собственности на общее имущество (квартиру) всего общего имущества (всей квартиры) для проживания само по себе прав истиц как сособственников общего имущества не нарушает, поскольку согласуется с положениями ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 13. Общие положения > Статья 209. Содержание права собственности» target=»_blank»>209, Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 244. Понятие и основания возникновения общей собственности» target=»_blank»>244, Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, как разъяснено в п.п. 10,11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1.07.96 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ», при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи Раздел I. Общие положения > Подраздел 1. Основные положения > Глава 2. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав > Статья 15. Возмещение убытков» target=»_blank»>15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. Истцами в нарушение требований ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания» target=»_blank»>56ГПК РФ, не представлено суду доказательств того, что ответчик сдавала квартиру в аренду и получала арендные платежи. Стороны между собой договор аренды жилого помещения не заключали, размер арендной платы в силу статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 34. Аренда > § 1. Общие положения об аренде > Статья 614. Арендная плата» target=»_blank»>614 ГК РФ не определяли, в связи с чем отсутствуют законные основания о взыскании компенсации за пользование квартирой в виде рыночной стоимости арендной платы за спорный период. С учетом изложенного считаю, что оснований для взыскания ежемесячной компенсации за пользование долями истиц в размере арендной платы не имеется. У истцов в собственности имеется жилье. В суд с иском о порядке пользования спорной квартирой они не обращались. Кроме этого, в нарушение законодательства о разделе долевого имущества они не предлагали выкупить свои доли ещё одному собственнику — Фроловой Л.В., тем самым нарушили её права, возможно у неё имелось желание выкупить указанные доли истиц. В настоящий момент по предложенным истцами суммам Стасенко М.А. не имеет финансовой возможности выкупить доли, принадлежащие истцам, исходя из размера заработной платы и наличии на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Учитывая имеющуюся задолженность по оплате коммунальных услуг в сумме 60976,96 доли истиц составляют соответственно по 10162,82 руб. Просит в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Амурской области о времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом, представитель в судебное заседание не явился, о причинах неявки суду не сообщил.

С учетом мнения сторон, суд посчитал возможным рассмотреть гражданское дело в отсутствие представителя третьего лица.

Заслушав объяснения сторон, на основании совокупности исследованных доказательств, суд пришел к следующему.

Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией.

Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

С получением компенсации в соответствии с настоящей статьей собственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

Из материалов гражданского дела следует, в порядке наследования имущества по закону после смерти ФИО1, к истцам перешло право на 2/6 (по 1/6 каждой) доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество — квартиру, расположенную по адресу: , общей площадью 28,8 кв.м.

Другими наследниками по завещанию и по закону являются ответчики Стасенко М.А. (1/2 доли в праве) и Фролова Л.В. (1/6 доли в праве). (л.д. л.д. 28, 29, 30, 31).

Право собственности на указанные доли, кроме права собственности Фроловой Л.В., зарегистрировано в установленном законом порядке в 2016 году (л.д.16).

Из пояснений сторон следует, что в настоящее время в указанной квартире проживает ответчик Стасенко М.А. со своей семьей.

Ссылаясь на то, что в указанном жилом помещении доли истцов являются незначительными и они не имеют существенного интереса в использовании имущества, при этом выдел доли в натуре в жилом помещении невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, истцы полагают, что имеют право на выплату другими участниками долевой собственности стоимости их долей в праве общей долевой собственности на спорную квартиру. Также указывают, что ответчик Стасенко М.А. препятствует истцам в пользовании спорной квартирой, выплачивать в добровольном порядке денежную компенсацию за их доли в праве собственности на квартиру отказывается. При этом к соответчику Фроловой Л.В., привлеченной к участию в деле судом истцами каких-либо требований не заявлено.

Положения абзаца второго пункта 3 статьи Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ призваны обеспечить необходимый баланс интересов участников долевой собственности и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственников незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них, суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить компенсацию выделяющемуся собственнику в исключительных случаях, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. При этом, вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Таким образом, принудительное прекращение права собственности на долю в общей собственности, как и принудительное возникновение права собственности на иную долю в общей собственности, в порядке ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ, ограничено определенными условиями, и, прежде всего, необходимостью обеспечить баланс интересов участников долевой собственности.

При этом законодатель, регулируя указанные правоотношения, исходит из права суда решить вопрос о взыскании денежной компенсации стоимости доли в пользу выделяющегося собственника, а не из обязанности других собственников выкупить его долю, вопреки своему имущественному положению и волеизъявлению.

В частности, из буквального содержания ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ, не следует, что при желании сособственника доли в праве общей долевой собственности на реализацию своей доли у других сособственников возникает безусловное (принудительное) обязательство выкупить его долю.

Согласно статье Раздел I. Общие положения > Подраздел 1. Основные положения > Глава 1. Гражданское законодательство > Статья 1. Основные начала гражданского законодательства» target=»_blank»>1 ГК РФ, гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Анализ указанных норм и ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ, в их взаимосвязи, позволяет сделать вывод о том, что предусмотренное статьей Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ право выделяющегося собственника на выплату ему стоимости его доли может быть реализовано лишь при условии, что другие участники долевой собственности не возражают принять в свою собственность долю выделяющегося собственника и согласны на выплату соответствующей компенсации, поскольку, по общему правилу, с учетом закрепленного в ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 1. Основные положения > Глава 1. Гражданское законодательство > Статья 1. Основные начала гражданского законодательства» target=»_blank»>1 ГК РФ принципа неприкосновенности собственности и абсолютного характера этого права, не допускается понуждение, как к получению компенсации вместо выдела доли в натуре, так и к ее выплате.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению по данному делу являются: невозможность выдела доли в натуре, незначительность доли выделяющегося сособственника, отсутствие у выделяющегося сособственника существенного интереса в использовании общего имущества, согласие других сособственников принять в свою собственность долю выделяющегося собственника и выплатить ему компенсацию стоимости его доли, обеспечение необходимого баланса интересов участников долевой собственности и исключительные обстоятельства, позволяющие суду принять решение о взыскании денежной компенсации стоимости доли в праве общей долевой собственности.

По данному делу совокупность таких условий в ходе судебного разбирательства не установлена.

Согласно материалам дела, квартира, принадлежащая истцам на праве общей долевой собственности, является однокомнатной, общей площадью 28,8 кв.м, на долю каждого из истцов приходится по 4,8 кв.м, таким образом, доли истцов в праве общей долевой собственности на нежилое квартиру не могут быть выделены в натуре без несоразмерного ущерба имущества. Вместе с тем, с учетом кадастровой стоимости объекта недвижимости — 998 409, 31 рублей, и, соответственно, стоимости долей истцов – более трехсот тысяч рублей, нельзя утверждать, что доли истцов в праве общей долевой собственности является незначительными.

Данное обстоятельство имеет существенное значение, поскольку принятие решения о выплате истцам компенсации стоимости их долей в праве общей долевой собственности на квартиру сопряжено с возложением на ответчиков бремени несения расходов на выплату такой компенсации, что может существенно повлиять на имущественные права ответчиков.

Отсутствие у истцов потребности в использовании спорного имущества, само по себе, не может являться основанием для принуждения других сособственников к выплате компенсации стоимости доли при отсутствии их согласия.

Ответчик, соответчик не выразили своего согласия на приобретение долей истцов в свою собственность по стоимости, заявленной истцами.

Из пояснений Стасенко М.А., Фроловой Л.В. следует, что их несогласие приобрести у истцов их доли в праве собственности обусловлено отсутствием у ответчиков необходимых для выкупа денежных средств в виду тяжелого материального положения, Фролова Л.В. является пенсионеркой по возрасту, иных доходов, кроме пенсии, не имеет. Истцами доказательств того, что у ответчиков имеются необходимые материальные возможности для приобретения долей истцов суду не представлено.

Установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что ответчики не имеют объективной возможности выплатить истцам компенсацию стоимости их долей в силу своего материального положения и значительности предъявленной ко взысканию суммы, возложение на них такой обязанности может существенно ухудшить их материальное положение. Ответчик, соответчик не имеют согласия принять в свою собственность доли выделяющихся собственников и выплатить им компенсацию стоимости их доли. Исключительных обстоятельств, позволяющих суду принять решение о взыскании денежной компенсации стоимости доли в праве общей долевой собственности не установлено.

В связи с изложенным, в удовлетворении исковых требований о взыскании со Стасенко М. А., в пользу Лагутиной В.В. денежных средств в размере 166 401,55 рублей в качестве компенсации за принадлежащую Лагутиной В.В. 1/6 долю в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: Россия, ., а также о взыскании со Стасенко М. А., в пользу Королевой А.В. денежных средств в размере 166 401,55 рублей в качестве компенсации за принадлежащую Королевой А.В. 1/6 долю в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: , а также о прекращении права долевой собственности Королевой А. В., Лагутиной В. В. по 1\6 доли каждая на указанную квартиру должно быть отказано.

Учитывая, что по смыслу ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли» target=»_blank»>252 ГК РФ, выплата компенсации выделяющемуся собственнику является исключительным способом защиты нарушенного права, применением которого ограничено рядом условий, следует считать, что данный способ защиты нарушенного права может применяться лишь в ситуациях, когда сложившиеся отношения между участниками долевой собственности не позволяют разрешить конфликт иным способом.

В данном случае, как установлено судом, истцы не ограничены в реализации прав, предусмотренных статьей Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 246. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>246 Гражданского кодекса РФ, по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог, поменять свою долю либо распорядиться ею иным способом, с соблюдением правил, предусмотренных статьей Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 250. Преимущественное право покупки» target=»_blank»>250 Гражданского кодекса РФ, о преимущественном праве покупки.

Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих, что ответчики возражают против продажи истцами долей в праве собственности на жилое помещение другим лицам.

Доводы о невозможности распоряжения своими долями в общем имуществе в данном случае не имеют существенного значения, поскольку в силу положений статьи Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 2. Общие положения о договоре > Глава 27. Понятие и условия договора > Статья 421. Свобода договора» target=»_blank»>421 ГК РФ стороны не лишены права достигнуть между собой соглашения относительно пользования долями друг друга в праве общей собственности на указанные выше объекты недвижимости. У истцов в данном случае имеется другой способ защиты нарушенного права, не связанный с возложением на ответчиков, помимо их воли, имущественного бремени по выплате истцам денежной компенсации.

В силу ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности осуществляются по соглашению всех ее участников, а при не достижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

При отсутствии объективной возможности предоставления в пользование части имущества пропорционально доле в праве общей долевой собственности собственник в соответствии с положениями п. 2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ вправе поставить вопрос о возмещении тех реальных потерь, которые он понес в связи с невозможностью реализовать свое право на владение и пользование соответствующей частью имущества.

Каких либо фактических доказательств того, что истцы были ограничены в праве пользования принадлежащей им на праве долевой собственности квартиры суду не предоставлено, факт обращения в органы полиции по факту личных неприязненных отношений сторон, таким доказательством не является. Материалы дела не содержат доказательств того, что истцы были лишены возможности вселиться в квартиру, что подтвердила в судебном заседании представитель истцов, пояснив, что истцы в суд с исками о вселении, об определении порядка пользования имуществом не обращались. Доказательств, что истцы понесли какие-то реальные потери в размере указанном в исковом заявлении в связи с невозможностью реализовать свое право на владение и пользование соответствующей частью имущества суду также не предоставлено.

В связи с чем, исковые требования о взыскании с Стасенко М. А. в пользу истцов денежной компенсации за пользование 1/6 долей в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: Россия, за период с марта 2016г. по ноябрь 2018 г. по 39 600 рублей удовлетворению не подлежат.

Требования истцов о взыскании с ответчика компенсации на будущее время удовлетворению не подлежат, поскольку по смыслу положений п. 2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности» target=»_blank»>247 ГК РФ, компенсация взыскивается за осуществленное пользование, т.е. за то пользование, которое уже произошло. Кроме того, при определении размера компенсации должны учитываться обстоятельства, которые могут измениться (в том числе и размер долей в праве собственности), в связи с чем расчет компенсации на будущее время является невозможным.

В удовлетворении исковых требований Королевой А.В., Лагутиной В.В.– отказать.

С мотивированным решением стороны могут ознакомиться в Магдагачинском районном суде ДД.ММ.ГГГГ.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Амурский областной суд через Магдагачинский районный суд в месячный срок со дня изготовления в окончательной форме.

Магдагачинского районного суда О. В. Волошин

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Белова Татьяна Викторовна

Выплата компенсации при невозможности выдела доли в праве собственности на имущество влечет за собой прекращение права собственности , осуществляемое в принудительном порядке. Отсутствие в законодательстве четкой процедуры и условий, при которых возможна выплата компенсации порождает серьезные сложности и противоречия. Установлено, что порядок прекращения права на долю в общей собственности предопределяется различными юридическими составами, основой которых выступает согласие либо несогласие на компенсацию выделяющегося сособственника.

Какие обстоятельства позволяют прекратить право собственности на долю в жилом помещении?

Автор: Флорид Махмутов

Флорид Махмутов , юрист общей практики

Многие полагают, что нормы п. 4 ст. 252 ГК РФ содержат положения, которые предоставляют им право обращаться в суд за лишением участников общей собственности права на долю в жилом помещении.

Нормы соответствующих положений законодательства при их положительном применении допускают возможность лишить доли в праве собственности даже при условии, что у сособственника отсутствует иное жилье.

Правоприменительная практика, при которой сособственника лишают права на часть жилого помещения, сложилась в судебном производстве и требует для воплощения соблюдения ряда условий.

Положения законодательства, регулирующего правоотношения по теме, вызывают неоднозначное понимание у тех, кто, полагаясь на текст закона, ожидает охраны и стабильности своих прав на жилые помещения. Порядок применения указанных норм органами судебной власти зачастую противоречит здравому смыслу, следующему из буквального текста закона. Одним из примеров такого состояния практики применения соответствующего законодательства является следующее. Совокупный смысл п. 3, абз. 1, 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ показывает, что данные части статьи обладают системным единством, текст закона предусматривает возможность выплаты компенсации за долю, что связывается во всех случаях с предварительным заявлением о выделе в натуре доли. Однако возникающие в судебной практике разночтения в этой связи не всегда убедительно отвечают на возникающие вопросы.

Анализируя положения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ об условиях, при которых возможно прекращение права собственности гражданина путем выплаты ему компенсации за долю, суд отметил, что совокупность трех условий, как-то: незначительность доли, невозможность выдела в натуре и отсутствие существенного интереса – являются частным случаем общего положения о том, что данный порядок применяется для случаев, когда истец требует выдела в натуре (определение Московского городского суда № 11–17202 от 06.09.2012 г.).

На основании приведенного суждения возможность прекращения права на долю суд свел к наличию трех названных условий, но уже без указания на обязательность требования о выделе доли. Однако затем последовало обоснование причин, по которым прекращение права собственности возможно и в отсутствие требования о выделе доли.

Закрепляя возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности компенсации за его долю, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности, в связи с чем распространил действие данной нормы как на требования выделяющегося собственника, так и на требования других участников долевой собственности.

Произвольная подмена судом законодательно определенных условий, при которых допускается выкуп доли собственника жилого помещения перечисленными выше, меняет содержание закона без изменения в установленном порядке текста данного закона. В связи с этим участники соответствующих правоотношений вынуждены сталкиваться с препятствиями, которые достаточно затруднительно предвидеть при обычно предъявляемых требованиях к ознакомлению с текстом закона для его последующего применения.

Исключительность случаев, облеченных в форму положения закона, не означает, что такие случаи должны регулироваться в противоречии с данным вопросом, посвященным положению закона. Кроме того, в имеющем характер общего указания выводе судом было провозглашено, что рассматриваемый порядок допустим только при конкретных обстоятельствах. Между тем одним из таких конкретных обстоятельств, предусмотренных законом, и является наличие требования собственника о выделе доли.

Следующим основанием правомерного лишения доли в праве собственности является, по мнению суда, необходимость восстановления прав и законных интересов других сособственников.

Исходя из приведенного мотива, который в силу своего общего характера скорее подходит для текста основных законов государства, осуществление правомочий на долю в праве собственности признается нарушением прав и законных интересов тех собственников, чья доля значительно превышает долю этого собственника. Для чего тогда законодатель предусмотрел возможность множества лиц на стороне собственника одной вещи, если таковое будет признано нарушением прав и законных интересов третьих лиц, судебные органы оставляют без ответа, формально переписывая однажды сформулированное абстрактное мнение.
Между тем стремление защитить права и законные интересы сособственника, обладающего значительной долей в общей собственности, в ущерб правам сособственника с незначительной долей не может быть признано законным.

Из вышеизложенного следует, что, хотя в п. 4 ст. 252 ГК РФ в качестве условия, позволяющего принудительно выкупить долю в праве собственности, и предусмотрено наличие требования о выделе доли, такое обстоятельство в практике судебных органов может и не приниматься во внимание.

При рассмотрении данного дела обнаружены некоторые фактические обстоятельства, которые учитываются при разрешении требований о прекращении прав на долю. Так, истец, заявляющий требования о прекращении прав другого сособственника, должен быть зарегистрирован по месту жительства в данном жилом помещении и доказать, что оно является для него единственным местом жительства. Более того, должно быть подтверждено, что, в противоречии с жилищным законодательством, жилая площадь не используется ответчиком по назначению для проживания. В дело могут быть, в частности, представлены доказательства того, что ответчик сохраняет право пользования другим жилым помещением, так как зарегистрирован по месту жительства в другом населенном пункте, а также не имеет в спорной квартире ни постоянной, ни временной регистрации и фактически в ней не проживает.

Кроме того, в тех случаях, когда жилое помещение представляет из себя однокомнатную квартиру, должно быть доказано наличие конструктивной возможности оборудования изолированного жилого помещения для проживания других собственников.

Приобретение существенно меньшей доли по сравнению с принадлежащей другому сособственнику в размере половины от общего имущества следует осуществлять при условиях, что полученная площадь позволит разместить спальное место, а также место для хранения предметов повседневной жизни без ущемления жилищных прав сособственника и права на уважение его частной и семейной жизни.

Иной поворот получило в следующем деле толкование положений ст. 252 ГК РФ (определение Красноярского краевого суда № 33–10195 от 26.11.2012 г.). Требования о принудительном выкупе жилого помещения истцов были мотивированы тем, что ответчик обладает 1/4 доли собственности; не использует принадлежащую ему долю, поскольку такой незначительный размер доли невозможно использовать по назначению; членом семьи истцов не является; никогда в квартире не проживал и имеет другое место жительства. Исковое заявление было оставлено без удовлетворения.

При обжаловании решения истцы указали на то, что суд истолковал нормы абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ неверно и сделал неправильный вывод о том, что применение правила указанной нормы возможно лишь в отношении участника, заявившего требования о выделе своей доли.

Обосновывая свое решение об оставлении в силе решения суда, судебная коллегия указала, что согласно определению Конституционного суда Российской Федерации от 07.02.2008 г. № 242-О-О закон не предполагает возможности заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

Таким образом, суд второй инстанции резюмировал, что положение п. 4 ст. 252 ГК РФ не предполагает помимо воли собственника лишения его права собственности путем выплаты компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности. И далее судебная коллегия подчеркнула, что применение абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случае одновременного наличия всех перечисленных законом условий: доля незначительна, в натуре ее выделить нельзя, собственник не имеет существенного интереса в ее использовании. При этом последнее условие должно определяться с учетом полного исследования всех обстоятельств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья и др.

Однако лишней является в данном акте ссылка на толкование п. 4 ст. 252 ГК РФ, которую повторяют другие суды, удовлетворяющие подобные иски, где указывается, что, закрепляя в данном положении возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности компенсации за его долю, а следовательно, и утрату им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

Судебная коллегия при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции указала, что доля ответчика не является незначительной и ответчик имеет существенный интерес в ее использовании, что подтверждено как пояснениями ответчика в судебном заседании, так и вступившим в силу решением суда об обязанности истца не чинить препятствия ответчику в пользовании квартирой путем передачи последнему ключей от входной двери жилого помещения.
В некоторых случаях наличие акта о каком-либо виде устранения нарушения прав ответчика по рассматриваемым категориям дел может существенно повлиять на окончательное решение. Тем не менее пояснения представителя ответчика в суде первой инстанции также являются приемлемым доказательством того, что ответчик имеет существенный интерес в пользовании квартирой.

В итоге, применив в изложенном виде нормы гражданского законодательства к правоотношениям сторон и исследовав обстоятельства дела, судебная коллегия сделала вывод: поскольку ответчиком не заявлено требование о выделе своей доли в спорном жилом помещении, совокупность условий, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, отсутствует, равно как и достаточная совокупность допустимых доказательств, подтверждающих наличие условий, предусмотренных данным положением, вследствие чего суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований истцов.

Собственники обратились с требованием о признании ответчика утратившим право собственности на долю в общем имуществе с выплатой денежной компенсации взамен утрачиваемой в жилом помещении доли (определение Красноярского краевого суда № 33–10195 от 26.11.2012 г.). В качестве оснований для удовлетворения искового заявления было указано на то, что ответчику принадлежит лишь четвертая часть доли в жилом помещении, в котором также он никогда не проживал. Другим доводом истцов было то, что ответчик не является членом семьи истцов, не использует принадлежащую ему долю в квартире, так как она является незначительной и ее невозможно использовать по назначению. Выдел доли в натуре также не представляется возможным. В связи с этим собственники долей в жилом помещении посчитали, что на основании ст. 252 ГК РФ могут требовать продажи доли другого собственника в квартире в свою пользу.

Следует отметить, что по существу в данном деле, как и во многих других, делается попытка осуществить принудительный выкуп собственности, причем равноправным субъектом гражданско-правовых отношений. В Конституции РФ содержится гарантия, что жилое помещение неприкосновенно. Учитывая наличие названной нормы ст. 252 ГК РФ, конституционное положение о неприкосновенности жилища может применяться лишь в том смысле, что жилище неприкосновенно в смысле именно физическом и в него никто не вправе проникать без согласия правомочного лица (при этом жилище неприкосновенно, именно если используется владельцем как жилище, то есть он там проживает), и одновременно отсутствует указание на то, что право собственности на жилое помещение неприкосновенно от любых возможных посягательств.

Вместе с тем ст. 235 ГК РФ предусмотрено, что лишение права собственности может быть произведено в случаях, предусмотренных законом. Представляется, что к таким случаям относятся, например, процедуры конфискация жилья и принудительного выкупа земли, на котором находится жилое помещение. Из исключительно тяжелого характера обстоятельств указанных случаев следует, что законодатель не относил к ним возможность лишения собственности по ст. 252 ГК РФ.

При рассмотрении некоторых дел находит подтверждение то положение, что указанная норма гражданского закона не предоставляет безусловного права лишить сособственника его доли (определение Верховного Суда Республики Бурятия № 33–3333 от 02.11.2011 г.). Так, из рассматриваемого судебного акта следует, что положения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ не предоставляют права обращаться в суд за лишением сособственника его доли в праве собственности на жилое помещение. Такой запрет действует, однако, лишь для случаев, когда отсутствует согласие самого сособственника. Выражение сособственником своего согласия на выкуп его доли в праве собственности на общее жилое помещение позволяет обойтись без использования судебных тяжб. Вместе с тем неопределенным остается вопрос, в какой именно момент участник долевой собственности может выразить свое согласие на выкуп его доли. Так как иное не предусмотрено, из текста рассматриваемых положений закона вытекает, что ответчик должен заявить о своем согласии уже на стадии судебного разбирательства.

Кроме того, предусмотренный указанной нормой порядок может применяться лишь в случае, если сособственник заявляет о выделе своей доли. Такая правовая позиция, как указал суд, была выражена в определении Конституционного суда РФ от 07.02.2008 г. № 242-О-О.

Утверждения истцов об отсутствии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества может иногда заменяться тем положением, что обосновывается наличие такого интереса в доле ответчика у истца.

Такое положение судебными органами не признаётся в качестве средства обоснования предъявленного иска.
Представляется, что данный вывод является обоснованным, поскольку отсутствие интереса у ответчика должно быть выражено им достаточно явно, чтобы могло быть засвидетельствованным, и доказано истцом в достаточно убедительной форме.

Не принимаются во внимание такие обстоятельства, что ответчик никогда не проживал в квартире, не нес расходов по содержанию и благоустройству квартиры, а также факт проживания с родственниками в другом жилом помещении. Кроме того, незначительными являются такие обстоятельства, как проживание в квартире истца с двумя несовершеннолетними детьми, один из которых является инвалидом и малолетним, в связи с чем с ним вынуждена проживать мать (истец), и в интересах которого заявлен иск.

В качестве оснований для отказа в иске было указано, что ответчик на денежную компенсацию не согласен, поскольку у него нет другого жилья, а сумма предлагаемой взамен компенсации занижена, и на неё невозможно приобрести другую жилую площадь.

В жалобе на решение суда первой инстанции был указано, что суд не учел того, что ответчик не нуждается в использовании жилья так как жильем обеспечен, проживает с матерью в благоустроенной квартире, использование спорного жилья им невозможно без ущемления интересов малолетнего сособственника.

Итак, истцами для удовлетворения их требований о выплате компенсации за долю сособственнику жилого помещения могут называться самые существенные причины. Однако, в связи с тем что решается судьба принадлежащего гражданину права собственности, фактическим обстоятельствам спора придается меньшее, по сравнению с условиями, непосредственно указанными в законе, значение. Поэтому применение абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ было признано возможным лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только при наличии перечисленных в данном положении условий: доля собственника незначительна; в натуре ее выделить невозможно; ответчик не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Исковые заявления о принудительном выкупе доли собственника общего имущества отдельными субъектами в некоторых случаях используется как защита от предъявленного иска об определении порядка пользования квартирой (Ярославский областной суд № 33–4738 от 06.09.2012 г.). Собственник доли в жилом помещении обратился с исковым заявлением, в котором просил определить порядок пользования квартирой. Предъявив встречный иск, ответчик пытался получить принадлежащую истцу долю, выплатив за нее компенсацию.

В данном деле суд в качестве мотива принятого решения осуществил ссылку на п. 2 ст. 235 ГК РФ, в силу которого не допускается лишение собственности, кроме случаев, указанных в законе. Кроме того, было также указано на наличие трех оснований, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, отсутствие которых в данном деле препятствует принудительной выплате компенсации за долю собственника.

Из обстоятельств дела следовало, что ответчик желал пользоваться принадлежащей ему долей, которая, помимо всего, не была признана незначительной. Кроме того, жилое помещение состояло более чем из одной комнаты. Суд второй инстанции не стал исследовать возможность выдела в натуре доли истца, поскольку, во-первых, такой вопрос не был предметом исследования суда первой инстанции; во-вторых, вопрос определения порядка пользования жилым помещением, состоящим из двух комнат, не исключает возможность выдела доли, помимо всего не являющейся незначительной.

При отказе в удовлетворении требований о принудительном выкупе доли участника общей собственности суд может обосновывать решение ссылками на п. 2 ст. 235 и п.п. 1, 4, 5 ст. 252 ГК РФ, но без упоминания об обязательности наличия требования о выделе доли.

Совокупность условий, предусмотренных в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, в рассматриваемом деле отсутствует, так как обстоятельства указывали на то, что ответчик желает пользоваться квартирой, но не может приступить к пользованию ею в связи с отсутствием ключей от входной двери; кроме того, размер доли нельзя считать незначительным.

Таким образом, если обстоятельства дела не отвечают хотя бы двум требованиям п. 4 ст. 252 ГК РФ, то снимается необходимость проверки остальных условий.
При обращении в суд с требованиями о выделе в натуре доли в праве собственности на жилое помещение может быть инициирована процедура принудительного выкупа этой доли ответчиком.

По иску собственника, обладающего значительным объемом доли в праве на жилое помещение, суд своим решением прекратил права другого собственника на остальную часть помещения (определение Ярославского областного суда № 33–1030 от 12.03.2012 г.).

Суд второй инстанции, проверяя решение суда и соглашаясь с ним, сделал ссылку на п. 2 ст. 252 ГК РФ.
Таким образом, из данного решения следует, что положения указанной нормы позволяют остальным собственникам требовать выплаты компенсации взамен выделяемой доли. Однако, как было отмечено судебной коллегией, такой порядок допускается только при наличии согласия собственника, намеревающегося выделить свою долю. Без согласия собственника можно лишить его права собственности на долю путем выплаты компенсации в случае, если доля незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в ее использовании.

При этом важным является следующее. Определение того, является ли доля ответчика значительной, должно производиться в сравнении с долей других собственников. Однако возможность выдела незначительной доли препятствует удовлетворению заявленных требований собственников, поскольку в таком случае отсутствует совокупность условий для принятия решения о прекращении права на долю в жилом помещении.

Так, в жалобе на решение суда одним из доводов ответчика было указание на то, что он не заявлял требования о разделе имущества и не является выделяющимся собственником.
Несмотря на это судебная коллегия указала, что данный довод на правильность разрешения дела не влияет. В то же время как данный довод не влияет на решение, судом мотивировано не было. Далее последовало перечисление фактических обстоятельств дела, а именно: что истец обратилась в суд с целью увеличения своей доли посредством сокращения числа собственников; с сыном, другими собственниками у нее разногласий не имеется.

Как видно из рассмотренных выше решений, правильное рассмотрение дела предполагает вначале выяснение наличия совокупности перечисленных в ст. 252 ГК РФ условий, и только затем следует проверять соответствие обстоятельств сторон дела данным условиям.

Что же касается аргумента ответчика о необходимости применения буквально текста п. 4 ст. 252 ГК РФ, суд указал, что в деле имеются предусмотренные данной статьей условия: незначительность доли; невозможность ее выделения; отсутствие существенного интереса в ее использовании.

Таким образом, в довольно значительном количестве дел суды принимают решение об удовлетворении иска о выкупе принадлежащей сособственнику доли в жилом помещении исходя лишь из части требуемых по закону совокупности условий.

Факт непроживания ответчика в жилом помещении, а также отсутствие у него в период рассмотрения дела права собственности на долю не препятствует защите его права на жилое помещение (определение Московского городского суда № 11–2175 от 12.11.2012 г.). В подтверждение такого вывода судебная коллегия сослалась на п.п. 3, 4 ст. 252 ГК РФ о праве собственника требовать выдела в натуре своей доли или компенсации и условиях выплаты остальными собственниками компенсации собственнику.

Суд принял объяснения ответчиков, которыми подтверждается, что одна четвертая доли в жилом помещении представляет существенный для них интерес, и отклонил доводы истца об отсутствии такового, поскольку доказательств в обоснование подобного утверждения истцов в дело не было представлено.
Судом были установлены следующие обстоятельства. Истец более 20 лет назад купил квартиру, постоянно проживал в ней с семьей, подарил три четверти доли супруге и двум детям в равных долях, развелся, переехал из квартиры, однако мебель и библиотеку оставил. Свою долю подарил второй супруге. Незадолго до обращения в суд его бывшая семья подарила свою долю истцу.

Вместе с тем ответчик пояснил, что в настоящее время является членом собственника квартиры, зарегистрирован по месту жительства, имеет интерес в использовании жилого помещения. Супруга ответчика дала аналогичные объяснения, добавив, что супруг был вынужден выехать из квартиры в связи с расторжением брака с первой супругой. В настоящее время они имеют интерес в пользовании квартирой, чему истец препятствует, в частности, поменяв замки.
Одной из причин, по которым, по мнению истца, следует прекратить право на долю ответчика является то, что он, подарив долю другому лицу, утратил право в отношении жилища.

Тем не менее судебная коллегия согласилась с выводом суда, что факт непроживания ответчиков в квартире не свидетельствует о нежелании их использовать жилое помещение, поскольку, как следует из материалов дела и подтверждается настоящим спором, между сторонами сложились конфликтные отношения, что, соответственно, препятствует возможности использовать принадлежащее собственнику имущество.

В некоторых ситуациях граждане, обладающие долей в праве собственности, прибегают к использованию положений ст. 252 ГК РФ в целях принудительной продажи своей доли.

Так, по одному из дел судебная коллегия, как и Красноярский суд, также сослалась на толкование ст. 252 ГК РФ, данное Конституционным судом Российской Федерации, только с позиции другой стороны, когда обладатель требует выплаты стоимости незначительной доли (определение Нижегородского областного суда № 6982 от 02.11.2012 г.).

При рассмотрении дела судом было установлено, что требования о выделе доли не заявлялось, а у ответчика не имеется возможности выплаты стоимости доли квартиры. Кроме того, доля не является незначительной, поэтому невозможность раздела и отсутствие у истца существенного интереса само по себе не является достаточным основанием для выплаты истцу компенсации за его долю.

Таким образом, возможность заявления требования о принудительной по сути продаже своей доли другому сособственнику допускается судом.
Прежде чем обратиться с требованием о продаже своей доли, истец должен заявить требование о выделе своей доли в натуре. Кроме того, истцу следует обладать информацией о том, в состоянии ли ответчик будет приобрести его долю.

Однако даже наличие у сособственника возможности оплатить рассматриваемую долю и заявление истца о выделе своей доли препятствует осуществлению выкупа, при условии если не доказана незначительность доли истца.

Истец обратился с требованием о лишении права собственности обладателя незначительной доли (определение Верховного Суда Республики Татарстан № 33–9153 от 10.09.2012 г.), в обоснование своих требований сославшись на то, что совместное проживание невозможно, ответчик не проживает в квартире, не заинтересован в нем. Ответчик в свою очередь предъявил иск об устранении препятствий в праве пользования жилым помещением.

В связи с этим при получении искового заявления о лишении права собственности на долю в недвижимом жилом помещении не следует предъявлять иск об устранении препятствий в пользовании данным жилым помещением. Хотя возможны исключения для отдельных случаев, однако подавать такой иск необходимо до того, как поступит в суд иск о выплате компенсации за долю.

В апелляционной жалобе ответчик, прося отменить решение суда первой инстанции, указывает на нарушение судом норм материального права. В жалобе отмечено, что лишение собственника, не заявлявшего требования о выделе своей доли из общего имущества, выкупа его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, не допускается. Суд незаконно лишил ответчика имущества, поскольку он возражал против прекращения его права собственности на спорное жилое помещение.

Судебная коллегия согласилась с мотивами, которые суд привел в обоснование принятого решения, подчеркнув, что суд первой инстанции правильно исходил из того, что ответчик не имеет существенного интереса в пользовании спорным жилым помещением, постоянно проживает в другом месте, его доля в праве общей долевой собственности на квартиру незначительна, при этом с технической стороны раздел спорной квартиры в натуре невозможен. Истец же постоянно живет в этой квартире, заинтересован в сохранении и дальнейшем использовании данного жилого дома.

Отдельные сложившиеся между сторонами фактические обстоятельства могут быть признаны более весомыми по сравнению с остальными (определение Московского городского суда № 11–11186 от 22.06.2012 г.).

В жалобе на решение суда, которым было отказано в удовлетворении требований истца, указано, что ответчик создает невыносимые для проживания условия. Однако суд второй инстанции, как и в решении суда, счел, что данные обстоятельства юридически значимыми при разрешении данного спора не являются.
Судебная коллегия отметила: при разрешении настоящего дела основополагающим является вопрос о существенном интересе в использовании имущества и его нуждаемости.

При отказе в удовлетворении требований суд может обосновывать свое решение ссылками на п. 2 ст. 235 ГК РФ и п.п. 1, 4, 5 ст. 252 ГК РФ, но без упоминания об обязательном наличии требования о выделе доли. Однако данное обстоятельство не помешало суду отказать в удовлетворении требований, хотя совокупность условий, содержащихся в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ отсутствует, так как ответчик желает пользоваться квартирой, однако, в связи с отсутствием ключей от входной двери, пользоваться квартирой не может; размер доли нельзя считать незначительным.

Умышленное создание препятствий ответчику в осуществлении права пользования квартирой учитывается судами при последующем отказе в удовлетворении требований истца (Мосгорсуд 33–8827 от 26.03.2012 г.). По данному делу истец утверждал, что ответчик не заинтересован в спорном имуществе, в квартире не проживает, они родственниками не являются, общего хозяйства не ведут.

Возражая на перечисленные доводы, ответчик указал, что данное жилое помещение является для него единственным местом жительства.

Судебная коллегия отметила, что, отказывая в удовлетворении искового заявления, суд исходил из того, что ответчик имеет интерес в использовании квартиры; доля не может считаться незначительной; ответчик проживал в ней; постоянно зарегистрирован в ней; другого жилья не имеет.

Кроме того, было подчеркнуто количество условий, а именно три, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, наличие которых может позволить осуществить принудительный выкуп доли у участника общей долевой собственности.

Согласно пояснениям ответчик имеет существенный интерес в использовании имущества, но не может осуществлять свои права в отношении квартиры в полном объеме в связи со сменой истцом запорных устройств.

Кроме того, при рассмотрении жалобы истца был сделан вывод, что довод о незначительности причитающейся ответчику доли не может повлиять на постановленное судебное решение, поскольку указанное обстоятельство должно рассматриваться в совокупности с отсутствием интереса в использовании имущества.
Таким образом, наличие только одного из условий, установленных в абз. 4 п. 2 ст. 252 ГК РФ не позволяет судам прекращать право собственности на долю в жилом помещении.

Из приведенных выше решений видно: помимо неоднозначного понимания положений абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ частными лицами, судебные органы также применяют указанные нормы зачастую прямо противоположным образом.

Как положительные решения, так и те, которыми требования истцов удовлетворяются, принимаются при наличии трех условий, перечисленных в ст. 252 ГК РФ. И лишь по отдельным делам подчеркивается, что в связи с отсутствием требования о выделе своей доли со стороны ответчика иск о лишении его права собственности на долю в жилом помещении не подлежит удовлетворению.

Тем не менее невыполнение названного условия не препятствует судам принимать решение об отказе в удовлетворении требований о выкупе доли.

Юридическая компания «Щит»

+7 (978) 7000-191
[email protected]
Карта проезда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *