Ситуационная судебно-медицинская экспертиза вопросы

Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы

Отдел криминалистики прокуратуры Хабаровского края, (нач. — Н.Н. Третьяк)

Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы / Третьяк Н.Н., Пысина Г.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002. — №5. — С. 13-15.

библиографическое описание:
Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы / Третьяк Н.Н., Пысина Г.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002. — №5. — С. 13-15.

код для вставки на форум:

С середины 60-х годов в криминалистической литературе появился термин «ситуалогическая экспертиза». В некоторых экспертных учреждениях системы здравоохранения такая экспертиза именуется ситуационной. Ситуационная экспертиза, по существу является экспертизой вещественных доказательств, которая назначается по материалам уголовного дела после проведения соответствующего следственного эксперимента. Она является одним из способов проверки показаний участников процесса: обвиняемых, подозреваемых, свидетелей ил и потерпевших.

Ситуация — совокупность обстоятельств, положение, обстановка в динамике. Применительно к экспертной (судебно-медицинской и криминалистической ) практике под ситуацией следует понимать совокупность: свойств травмирующего предмета, механизма причинения травмы и условий окружающей среды в момент образования повреждений. Схема изложенного такова: ситуация — повреждение. Под «повреждением» в судебной медицине понимают нарушение анатомической целостности и физиологической функции организма человека, возникшее в результате внешнего повреждающего воздействия. Выделяются четыре группы внешних травмирующих факторов:

  • — физические: механический, термический, электрический, барометрический, радиационный;
  • — химические: кислоты, щелочи и прочь;
  • — биологические: возбудители заболеваний и продукты их жизнедеятельности;
  • — психические.
  • Задачами ситуационной экспертизы являются:

  • Исследовать ситуацию по объектам и следам (повреждениям);
  • Установить свойства повреждающих факторов, механизм происшествия и его элементы.
  • Объектами исследования данной экспертизы являются сложные многокомпонентные материалы и события происшествия. Следствие представляет эксперту ситуацию (ее версии) и вещественные доказательства с повреждениями (следами). В результате изучения последних экспертом формируется объективный вывод о ситуации (свойствах предмета, механизма и условиях), которая сопоставляется с предлагаемой следствием и делается заключение о возможности или невозможности формирования всех повреждений (следов) при каждой версии.

    При формулировании экспертного вывода о ситуации существует три категории моделей: могло быть; не могло быть; должно было бы быть.

    Возвращаясь к схеме ситуация — повреждение, следует отметить, что не только ситуация предопределяет особенности возникновения следов (повреждений), но и имеется обратно направленная объективная возможность путем изучения следов (повреждений) высказаться об особенностях ситуации (свойствах травмирующего предмета, механизмах и условиях травмы — следообразовании). Использование данной закономерности способствует более точному решению вопросов в рамках ситуационной экспертизы.

    Алгоритм формирования выводов при ситуационной экспертизе складывается следующим образом: формирование ситуаций (версий) — прогнозирование и экспериментальное получение повреждений — сопоставление прогнозируемых и реальных повреждений — статистический (корреляционный) анализ результатов сравнения — обоснование выводов о возможности или невозможности образования повреждений при одной или нескольких соответствующих версиях.

    Особенностями ситуационной экспертизы являются:

    • — выдвижение следственных версий, предшествующее назначению экспертизы;
    • — как правило, повторный комиссионный (или комплексный) характер с привлечением высококвалифицированных специалистов;
    • — направленность исследования ситуации на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию;
    • — главное в методике проведения — установление взаимосвязи обстоятельств и факторов;
    • — многоэтапность и многозвенность;
    • — моделирование и эксперимент как важные составные части экспертного исследования;
    • — организация в ходе экспертизы следственного эксперимента с участием эксперта (в качестве эксперта);
    • — необходимость повторного исследования (изучения) места происшествия (для экспертной оценки, а не для фиксации);
    • — использование математической статистики для оценки результатов исследований, уровня значимости полученных выводов и повышения доказательственной силы экспертных выводов.
    • При организации и проведении ситуационной экспертизы перед органами следствия стоят следующие задачи:

      1. Тщательно сформировать варианты ситуаций (версий). Здесь необходимо учесть в первую очередь все версии случившегося, которые выдвигаются обвиняемым (подозреваемым). Не должны оставаться без внимания версии случившегося, о которых сообщают следствию потерпевшие и свидетели. Определенного внимание заслуживает версия, которая сформировалась у органов следствия при осмотре места происшествия и исследовании других доказательств по делу. Кроме этого, следователь по возможности должен предвидеть защитительную версию обвиняемого в суде о механизме и условиях образования повреждений и предупредить ее появление своевременным исследованием в рамках указанной экспертизы.
      2. Предоставить экспертам максимально полные и полноценные следственные материалы. В распоряжение экспертов, которым назначается проведение ситуационной экспертизы должны быть представлены все материалы уголовного дела и в первую очередь: протокол осмотра места происшествия, протоколы допросов очевидцев случившегося, показания обвиняемого и потерпевшего, заключение судебно-медицинской, биологической и других экспертиз. Особое внимание следователь должен уделить вопросам допустимости доказательств, которые представляются эксперту на исследование, так как опороченное тем или иным образом доказательство, положенное в основу экспертных исследований, автоматически повлечет за собой признание заключения эксперта недопустимым. Это значит, что при допросе, например, не должны нарушаться требования Конституции в отношении лиц, не обязанных свидетельствовать против себя и своих близких, осмотр места происшествия в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства не может проводиться без участия понятых и т.п.
      3. При необходимости организовать проведение комплекса необходимых специальных исследований в различных учреждениях.
      4. Провести необходимые следственные эксперименты с участием эксперта на месте происшествия. Если проводится проверки версии кого-либо из участников процесса, то к участию в следственном эксперименте привлекается данное конкретное лицо. Желательно при проведении такого следственного действия и отработке различных ситуаций применять видеозапись или фотосъемку. Последнее способствует, во-первых, более полному и объективному экспертному исследованию, во-вторых, исключает возможность отказа участника процесса от своих показаний при проведении следственного эксперимента и исследовании конкретных, только им предложенных, версий причинения повреждения, а в случае отказа — способствует принятию судом объективного, обоснованного решения.

      В рамках ГУЗ БСМЭ департамента здравоохранения Хабаровского края экспертами-криминалистами проводятся ситуационные экспертизы по материалам уголовного дела и после проведения с участием эксперта следственных экспериментов по предлагаемым органами следствия версиям.

      Таким образом, согласно представленным методикам БСМЭ ситуационная экспертиза, проведенная в рамках данного Бюро, позволяет:

    • Определить позиции нападавшего, осуществить моделирование позы потерпевшего, и его взаиморасположения с нападавшим с учетом предметов обстановки, показаний свидетелей.
    • Осуществить моделирование процесса наезда на пешехода, выявить соответствующих повреждений на теле и деформаций кузова, др. деталей автомобиля, определить позы и направления движения пешехода, скорость транспортного средства и т.д.
    • похожие материалы в каталогах

      похожие статьи

      К вопросу о возможности установления причинения повреждений конкретным субъектом / Казакова Е.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 105.

      О проблемах серийных преступлений против личности в судебно-медицинском аспекте / Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 22-23.

      Принципиальные положения судебно-медицинских экспертиз, связанных с решением ситуационных задач / Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 21-22.

      Разделение медико-криминалистических ситуационных экспертиз по предметно-объектно-методному основанию / Нагорнов М.Н., Светлаков А.В., Леонова Е.Н., Ломакин Ю.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №17. — С. 163-165.

      Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза) / Землянский Д.Ю., Куличкова Д.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №17. — С. 77-83.

      Актуальные вопросы ситуационной судебно-медицинской экспертизы в расследовании фактов ненадлежащего оказания медицинской помощи

      Кафедра криминалистики (зав. – к.ю.н. Д.В. Галкин) пятого факультета повышения квалификации ИПК ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской Федерации», г. Хабаровск

      библиографическое описание:
      Актуальные вопросы ситуационной судебно-медицинской экспертизы в расследовании фактов ненадлежащего оказания медицинской помощи / Казачек Е.Ю. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 77-81.

      Как свидетельствует следственная практика, а также проведенный опрос сотрудников следственных органов Следственного комитета Российской Федерации, судебно-медицинская экспертиза по факту ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей является практически исключительным источником доказательств. Также сотрудники (опрос проводился с 18.01.2014 года по 25.12.2015 года среди слушателей курсов повышения квалификации пятого факультета повышения квалификации (с дислокацией в г. Хабаровске) ИПК ФГКОУ ВО «Академия СК России» – следователей и руководителей следственных отделов СУ СК России по ДФО. Всего было опрошено 150 сотрудников) указали, что в расследовании дел данной категории такой вид криминалистической экспертизы, как ситуационная, им фактически не знаком. Следователи, назначающие такую экспертизу, как правило, имеют весьма смутное представление как о сути самой ситуационной экспертизы и сложности ее проведения, так и о ее возможностях.

      В связи с этим в статье предлагается рассмотреть содержание данного вида экспертизы, ее задачи, возможности и порядок назначения.

      Впервые идея о формировании ситуационной (ситуалогической) судебной экспертизы в 1977 году изложена Л.Г. Грановским, который отнес данную экспертизу к классу криминалистических, определил объект, которым являлось событие, а непосредственным объектом – место и ситуация, в которой случилось происшествие. Выделяя ситуационную судебную экспертизу среди других, традиционных, судебных экспертиз, Л.Г. Грановский отмечал ее исключительность, поскольку предметом экспертизы являются обстоятельства, связанные с предметом доказывания гораздо ближе, чем обстоятельства, устанавливаемые при исследовании отдельных вещественных доказательств, поскольку в результате проведенных экспертных исследований представлялось возможным установить способ совершения преступления, проанализировать действия, имевшие место, последовательность действий преступника и средства, применяемые им при реализации умысла [1].

      Возможности методики проведения ситуационной экспертизы по ятрогенным преступлениям заключаются прежде всего в использовании полноценного алгоритма оценки элементов механизма оказания медицинской помощи, причин – истинных и предполагаемых, позволяющих сформулировать стандартные выводы.

      Ситуация – совокупность обстоятельств на определенный момент [2]. В судебно-медицинском аспекте ситуация – это совокупность деятельности медицинского работника, наступления смерти, а также условий окружающей обстановки в момент ее причинения.

      Основными задачами ситуационной экспертизы являются исследование и установление обстоятельств оказания медицинской помощи по объектам и повреждениям, установление причин наступления неблагоприятных последствий, механизма произошедшего и его отдельных элементов.

      Основным отличием от судебно-медицинской экспертизы является то, что следователь предоставляет судебному эксперту не только носители материальных следов и вещественные доказательства (медицинскую документацию, акты патологоанатомических вскрытий, протоколы допросов свидетелей и др.), но и выдвинутые на основе имеющейся информации версии.

      Судебный эксперт при проведении ситуационной судебно-медицинской экспертизы анализирует следы и вещественные доказательства, формирует объективный вывод о ситуации оказания медицинской помощи, механизме причинения смерти и условиях, при которых оно стало возможным. Полученный экспертом результат сопоставляется с версиями, выдвинутыми следователем, и на основе этого дается заключение о возможности или невозможности образования всех следов при каждой предложенной версии.

      Таким образом, выводы ситуационной экспертизы могут однозначно ответить на один из вопросов: могло быть; не могло быть; должно было бы быть.

      Следует отметить, что у ситуационной экспертизы есть ряд особенностей, которые необходимо учесть следователю. В связи с тем, что эксперт в ходе исследования устанавливает взаимосвязь обстоятельств и факторов произошедшего, перед назначением экспертизы следователю необходимо на основе имеющихся данных выдвинуть версии произошедшего, основываясь на обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

      Ситуационная экспертиза от других экспертиз отличается рядом особенностей: множеством этапов и звеньев; использованием в процессе исследования моделирования и экспериментов; возможностью проведения следственных действий для исследования с привлечением судебного эксперта либо лица, привлеченного в качестве эксперта; использованием данных математической статистики для оценки результатов исследований.

      С учетом этого предлагается следующий алгоритм проведения организационных мероприятий по подготовке, проведению и использованию результатов ситуационной экспертизы в расследовании фактов ненадлежащего оказания медицинской помощи:

    • Во-первых: проанализировать имеющийся материал доследственной проверки или уголовного дела и на основе полученной информации выдвинуть версии в следующей последовательности на основе версии, выдвинутой самим подозреваемым; свидетельских показаний потерпевших и свидетелей; доказательств, полученных при производстве других следственных действий; версии защиты (это поможет предупредить ее появление после производства экспертизы).
    • Во-вторых: для проведения ситуационной экспертизы в распоряжение эксперта необходимо передать все имеющиеся материалы доследственной проверки или уголовного дела, проведенных в строгом соответствии с нормами УПК РФ, в том числе: протокол осмотра места происшествия, если такой проводился; протоколы опросов/допросов подозреваемого, потерпевшего, свидетелей; заключения иных экспертиз, проводимых в рамках проверочных мероприятий.
    • В-третьих: при необходимости провести комплекс специальных исследований вне рамок экспертных учреждений.
    • В-четвертых: организовать проведение следственных экспериментов с участием судебного эксперта или лица, назначенного таковым. Если проверяется версия, выдвинутая кем-либо из участников процесса, то к участию в следственном эксперименте привлекается это лицо.
    • В-пятых: в ходе проверочных мероприятий, направленных на проверку той или иной версии, проводимых в рамках ситуационной экспертизы, рекомендуется использовать фото-, видеофиксацию, применение которой позволит более полно и объективно использовать экспертное исследование в даче заключения, а также не даст возможности отказаться от данных показаний людям, участвующим в экспертных исследованиях, а значит, и от выдвинутых версий [3].

    Что касается вопросов проведения экспертизы, то они формулируются по каждому случаю индивидуально, в зависимости от обстоятельств дела. Как и по другим видам экспертиз, следователю рекомендуется согласовать постановку конкретных вопросов с экспертами медико-криминалистического отделения бюро судебно-медицинских экспертиз.

    Стандартная формулировка вопроса ситуационной экспертизы может быть следующая: «Возможно ли наступление смерти больного М. при обстоятельствах, указанных подозреваемым К.?»

    При проведении экспертизы судебный эксперт, анализируя имеющиеся материалы уголовного дела, выстраивает логическую модель, позволяющую мысленно последовательно восстановить все события, связанные с нахождением пациента в стационаре, назначением, диагностикой и лечением его заболевания. В случае необходимости судебный эксперт вправе инициировать проведение дополнительных следственных действий.

    Проведение ситуационной экспертизы осуществляется в несколько этапов.

    1-й этап – сбор информации, позволяющей выстроить схему оказания потерпевшему медицинской помощи (например, от начала заболевания и вызова врача на дом, оказания экстренной помощи (если она оказывалась) до наступления смерти [4].

    2-й этап – процесс выдвижения и проверки экспертных версий. Данный процесс может осуществляться двумя способами: выдвижение версии самого процесса оказания медицинской помощи – ее экспертная проверка и оценка – выводы эксперта о наличии или отсутствии подтверждений данной версии (последовательный процесс) либо проверка одновременно всех выдвинутых версий – формирование наиболее вероятного варианта развития медицинских происшествий (параллельный процесс).

    Проверка выдвинутых версий может быть завершена в двух случаях: когда она подтверждается, переходит в достоверное утверждение и становится основой заключения эксперта или когда выдвинутая версия опровергается и признается ложной.

    Использование экспертом версионного процесса, с дальнейшей проверкой нескольких возможных ситуаций медицинского происшествия, позволит не только повысить качество экспертиз данного вида, но и снизит вероятность возможных экспертных ошибок.

    3-й этап – формирование выводов. К выводам экспертов при проведении ситуационной экспертизы следует отнестись с особым вниманием. Выводы должны быть объективными, научно обоснованными, мотивированными, общепонятными, конкретными, полными и не выходить за пределы компетенции самого эксперта [5].

    В случаях ненадлежащего оказания медицинской помощи и назначения ситуационной экспертизы особое внимание следует обратить на анализ информации, имеющейся в распоряжении эксперта, а также на проверку выдвигаемых версий и всесторонний анализ информации, полученной от участников и свидетелей медицинского происшествия. Только в этом случае появится возможность избежать некорректных или неоднозначных выводов, и комиссионная ситуационная экспертиза неблагоприятных последствий оказания медицинской помощи станет основой для принятия единственно верного правового решения.

    Использование возможностей ситуационной судебно-медицинской экспертизы в расследовании фактов ненадлежащего оказания медицинских услуг позволит следователю получить обоснованные и подтвержденные выводы о причинах смерти при описываемых участниками и свидетелями событий обстоятельствах.

    В связи с вышесказанным представляется весьма целесообразным присутствие следователя при производстве экспертизы (такое право предоставлено ему ст. 197 УПК РФ). Это даст следователю возможность полнее уяснить содержание и смысл ответов экспертов на поставленные перед ними вопросы, выяснить, на каких медицинских данных основано их заключение. Кроме то го, следователь будет иметь возможность выслушать объяснения причастных к делу врачей, которые обычно приглашаются на заседание экспертной комиссии (во всяком случае, они вправе присутствовать и давать объяснения экспертам), а по получении заключения знакомиться с оценкой этих объяснений экспертами.

    Предложенный автором статьи алгоритм может помочь следователю при решении вопроса о необходимости назначения и проведения по уголовным делам, возбужденным по фактам ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, ситуационных экспертиз во избежание необоснованного привлечения лиц к уголовной ответственности.

    Возможности и пределы компетенции эксперта при проведении медико-криминалистических ситуационных экспертиз живых лиц

    Publication in electronic media: 20.03.2011 under http://journal.forens-lit.ru/node/221
    Publication in print media: Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы, Красноярск 2007 Вып. 5

    А. Б. Гребеньков, Н. В. Занин, 3. М. Лунёва, А. А. Теньков

    ГУЗ «БСМЭ» комитета здравоохранения Курской области, кафедра судебной медицины ГОУ ВПО «КГМУ», г. Курск

    В последнее время суды и органы следствия, особенно следователи прокуратуры, всё чаще и чаще назначают судебно-медицинские ситуационные (ситуалогические) экспертизы для оценки различных вариантов следственных ситуаций, сопровождающихся нанесением телесных повреждений, изложенных в версиях показаний потерпевших, обвиняемых и свидетелей. При этом лицо, назначающее такую экспертизу, как правило, имеет весьма смутное представление как о сути самой ситуационной экспертизы, сложности её проведения, так и о её возможностях. Это приводит, по нашему мнению, к возникновению большого числа необоснованных постановлений и определений, затягиванию сроков расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

    Понятие «криминалистическая ситуационная экспертиза» было сформулировано Г. Л. Грановским (1977). Первоначально считалось, что объектом таких экспертиз является исследуемое событие, а непосредственным объектом — отражающая эти событие обстановка места происшествия. В зависимости от экспертных задач ситуационная экспертиза рассматривала последствия события, отобразившиеся в следах исследуемой обстановки, в различных его аспектах: время события, место, структуру и стадии течения, установление лиц, участвующих по нему, связей между действиями лица и наступившими последствиями и др. (Виндберг А. И., Малаховская Н. Т., 1979).

    В дальнейшем ситуационная (ситуалогическая) экспертиза была признана большинством авторов (наряду с идентификационными, диагностическими и классификационными) одним из основных видов криминалистических экспертиз, границы её применения расширились. В качестве объекта экспертного исследования стали выступать не только предметы обстановки места происшествия, но и иные вещественные доказательства. Стал применяться этот вид экспертиз и в судебно-медицинской практике для ситуационной оценки механогенеза телесных повреждений, в тех случаях, когда необходимо подтвердить или исключить их происхождение в результате определенных, четко выявленных или проверяемых следствием условий происшествия (Гедыгушев И. А., 1994).

    Инструкцией по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы (Приказ МЗ РФ № 161 от 24.04.2003) исследования по реконструкции событий (ситуационные) отнесены к медико-криминалистическим.

    Наиболее часто они проводятся в смертельных случаях, так как для обоснованного ответа о механизме травмы требуется тщательное исследование повреждений судебно-медицинским экспертом при вскрытии трупа, а также предварительное проведение медико-криминалистических экспертиз объектов (кожи, костей) с повреждениями, криминалистических (трассологических, автотехнических) экспертиз предметов одежды, транспортных средств, орудий нанесения повреждений и др. Однако, в списке объектов ситуационных исследований, приведенном в п. 8.6.1. вышеназванной Инструкции, содержатся и живые лица. Таким образом, допускается возможность проведения экспертного анализа ситуации и в тех случаях, когда пострадавшие остаются в живых. Безусловно, при этом в распоряжении экспертов оказывается менее прочная фактическая база для объективного анализа, поскольку, как правило, потерпевшие до осмотра судебно-медицинским экспертом подвергаются оперативному вмешательству, повреждения трансформируются (заживают), а записи лечащих врачей в медицинской документации в большинстве случаев, к сожалению, оставляют желать лучшего.

    Не вызывает сомнения то, что ситуационная экспертиза является одним из наиболее сложных и трудоёмких видов медико-криминалистических экспертиз. Для достижения положительного результата и обеспечения достоверности выводов, до решения основной задачи (реконструкции событий) на основе экспериментально-сравнительного метода, необходимо предварительное решение целого ряда диагностических, классификационных и идентификационных задач. Для установления наиболее вероятного варианта событий, либо подлинной динамики причинения телесных повреждений, в распоряжении эксперта должны иметься как объективно зафиксированные данные о ситуации, отражающих динамику развития событий (протоколы осмотра места происшествия, следственных экспериментов по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблицы, видеоматериалы и т.п.), так и полноценные сведения о повреждениях (их количестве, точной локализации, характере и индивидуальных особенностях). То есть, следствием должна быть установлена и зафиксирована система отличительных свойств предполагаемой ситуации, а судебно-медицинскими экспертами путём проведения экспертных исследований повреждений установлена система их групповых или индивидуальных свойств, позволяющих провести идентификацию травмирующего предмета или отнести его к определённой классификационной группе, а также определить этапы и особенности механогенеза.

    Только сравнительный анализ конкретных отличительных свойств рассматриваемой ситуации и комплекса отличительных свойств обнаруженных повреждений и особенностей их механогенеза может позволить решить основную задачу ситуационной экспертизы — сделать вывод о возможности или невозможности образования телесных повреждений при определённых условиях.

    Анализ ситуационных экспертиз в отношении живых лиц, назначенных правоохранительными органами Курской области, показывает, что в подавляющем большинстве случаев фактическая основа для решения экспертных задач либо отсутствует, либо недостаточна для обоснованного ответа на поставленные вопросы.

    Это связано, с одной стороны, с низким качеством исходной информации о повреждениях, а с другой стороны с тем, что нередко ни в исследуемой ситуации, ни в имеющихся повреждениях и механизме их формирования нет системы особых свойств или признаков, отличающих их от других ситуаций и механизмов причинения повреждений.

    Как показывает практика, зачастую «мода» на ситуационные экспертизы приводит к их необоснованному назначению в очевидных случаях, которые не требуют экспертного исследования и могут быть разрешены без участия лица, обладающего специальными медицинскими знаниями. Так, например, очевидно, что нанесение в ситуации стандартного бытового конфликта в результате удара кулаком повреждения в виде кровоподтёка в области глазницы не требует назначения ситуационной экспертизы для ответа на вопрос: «Могли ли быть получены телесные повреждения при обстоятельствах, указанных потерпевшим — при ударе кулаком по лицу?». Для ответа на такой вопрос вообще не нужно ни медицинского образования, ни проведения экспертных исследований. Он может быть успешно разрешён непосредственно лицом, назначающим такую экспертизу на основе элементарного здравого смысла и обычного бытового опыта, без участия судебно-медицинского эксперта, который на основе своих специальных знаний должен только установить соответствие травмирующего объекта определенным характеристикам и отнести его к классификационной группе — твёрдым тупым предметам. Более того, попытка судебно-медицинского эксперта (или специалиста в области судебной медицины) ответить на вышеприведённый вопрос будет являться выходом за пределы его профессиональной компетенции.

    Таким образом, хотя в ряде случаев, при наличии объективной информации об отличительных свойствах повреждения (качественного описания врачами или судебно-медицинским экспертом локализации, характера раны, особенностей раневого канала, предоставлении рентгенограмм, позволяющих установить биомеханику перелома и др.) и особенностях следственной ситуации, проведение ситуационной экспертизы позволяет решить поставленную экспертную задачу, однако, при не соблюдении названных условий судебно-медицинский эксперт должен воздержаться от ответа на вопрос от возможности или невозможности формирования конкретных повреждений в конкретной ситуации, пользуясь правом, данным ему положениями ст. 56 УПК РФ.

    Назначение ситуационной судебной экспертизы как способ получения доказательств

    Кокорина Юлия Андреевна,
    г. Омск, Омская академия МВД России

    Впервые идею о производстве ситуационной (ситуалогической) судебной экспертизы в 1977 г. высказал Л.Г. Грановский, который отнес данную экспертизу к классу криминалистических, определил объект, которым являлось событие, а непосредственным объектом – место и ситуация, в которой имело место происшествие[1, с. 145]. Выделяя ситуационную судебную экспертизу среди других, традиционных, судебных экспертиз, Л. Г. Грановский отмечал ее исключительность, поскольку предметом экспертизы являлись обстоятельства, связанные с предметом доказывания гораздо ближе, чем обстоятельства, устанавливаемые при исследовании отдельных вещественных доказательств, поскольку в результате проведенных экспертных исследований представлялось возможным установить способ совершения преступления, проанализировать действия, имевшие место, последовательность действий преступника и средства, им применяемые при реализации умысла [2, с. 3-5].

    Помимо указанной точки зрения существует противоположное мнение, сторонники которого отрицают обоснованность выделения ситуационной (ситуалогической) судебной экспертизы. Так, одни, упоминая о ситуационных исследованиях, утверждают, что они поглощаются понятием «судебные исследования». Собственно ситуационное исследование служит «отражением комплексного метода познания обстановки места происшествия путем использования различных областей знания…»[5, с. 28]. Ю. Г. Корухов, являясь одним из основателей теории криминалистической диагностики, отрицая возможность существования данного вида судебной экспертизы, мотивировал тем, что «термин “ситуационная экспертиза” скорее отражает метод исследования, а не категорию экспертизы»[4, с. 284].

    Указанные позиции излагают лишь теоретическую сторону сущности ситуационной судебной экспертизы. В правоприменительной деятельности ситуационная судебная экспертиза в большей степени не располагает новой информацией по уголовному делу, а несёт лишь оценочный характер, основанный на мнении эксперта, который в дальнейшем и вовсе приведёт к постановке дополнительных вопросов по установлению обстоятельств совершенного преступления. Наш вывод связан с некоторыми практическими и организационными проблемами, которые складываются при назначении, а также установлении доказательственного значения ситуационной судебной экспертизы. Рассмотрим эти проблемы на реальном примере. Так в производстве следователя СО Управления МВД России по г. Улан-Удэ Республики Бурятия находилось уголовное дело в отношении лица, совершившее преступление, предусмотренное по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ. В ходе предварительного следствия была назначена медико-криминалистическая ситуационная экспертиза, в рамках которой были поставлены следующие вопросы:

  • От какого количества ударных воздействий потерпевшему могли быть причинены указанные повреждения?
  • Могли ли данные повреждения возникнуть при падении с высоты собственного роста?
  • Могли ли указанные повреждения возникнуть при обстоятельствах указанных подозреваемым и свидетелями?
  • При этом в распоряжение эксперта были предоставлены следующие материалы:

  • Постановление о назначении ситуационной судебной экспертизы;
  • Заключение эксперта по потерпевшему (СМЭ);
  • Медицинская карта стационарного больного на имя потерпевшего;
  • Снимки многослойной компьютерной томографии (4 шт.) на имя потерпевшего;
  • Материалы уголовного дела в 1-ом томе;
  • Диск с видеозаписью следственного эксперимента.
  • Исследуемая судебная экспертиза была произведена в период с 22 декабря 2017 г. по 16 января 2020 г. В заключении медико-криминалистической ситуационной экспертизы экспертом было указано следующее: вероятность причинения повреждений потерпевшему при обстоятельствах указанных как подозреваемым, так и свидетелями, касающихся факта удара неустановленным тупым твердым предметом по левой теменной области головы потерпевшего – не исключается.

    Таким образом, вывод медико-криминалистической ситуационной экспертизы является альтернативным [3, с. 22]. Целесообразно ли затрачивать не малое количество времени для получения такого результата? По сути, данное заключение эксперта является доказательством, указывающим на неопределенный результат.

    Кроме того, параллельно с производством судебной экспертизы истекает и срок предварительного следствия. Однако произвести следственные и иные процессуальные действия по уголовному делу для следователя является затруднительным, так как сами материалы уголовного дела у него отсутствуют.

    Полагаем, что указанные вопросы весьма актуальны и требуют однозначного разрешения.

    Возможным выходом из такой ситуации видится замена рассматриваемого вида судебной экспертизы на производство иных следственных действий. Так, например следственный эксперимент позволяет наглядно воспроизвести (реконструировать) обстоятельства преступного события. Кроме того, отдельные вопросы могут быть разрешены в рамках производства других видов судебных экспертиз, заключение которых с высокой долей вероятности будет однозначным.

    Подводя итог, укажем, что назначение и производство ситуационной судебной экспертизы не всегда является эффективным способом получения доказательств, а также разрешения вопросов возникших на предварительном следствии.

    Библиографический список:

  • Блинникова Е.Б. Использование возможностей судебной ситуационной экспертизы. Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2012. 12 (127).
  • Грановский Г. Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия // Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре – криминалистических чтениях. 1977. Вып. 16.
  • Муленков Д.В., Соколов А.Б., Богданов Р.В. Виды экспертных выводов в судебной экспертизе // Законодательство и практика. 2016. № 1. С. 21-23.
  • Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: научно-практическое пособие. М.: Издат. Группа «Норма-инфра», 1998.
  • Свалов В. И. Неидентификационные исследования при производстве транспортно-механоскопических экспертиз: автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1984.
  • Медико-криминалистическая (ситуационная) экспертиза

    В последнее время суды и органы следствия, особенно следователи прокуратуры, всё чаще и чаще назначают судебно-медицинские ситуационные (ситуалогические) экспертизы для оценки различных вариантов следственных ситуаций, сопровождающихся нанесением телесных повреждений, изложенных в версиях показаний потерпевших, обвиняемых и свидетелей.

    Медико-криминалистическая экспертиза позволяет решить вопрос о возможности или невозможности формирования конкретных повреждений в определенной ситуации.

    В зависимости от экспертных задач ситуационная экспертиза рассматривает последствия события, отобразившиеся в следах исследуемой обстановки, в различных его аспектах: время события, место, структуру и стадии течения, установление лиц, участвующих по нему, связей между действиями лица и наступившими последствиями и др.

    Применяется этот вид экспертиз в судебно-медицинской практике для ситуационной оценки механогенеза телесных повреждений, в тех случаях, когда необходимо подтвердить или исключить их происхождение в результате определенных, четко выявленных или проверяемых следствием условий происшествия.

    Ситуационная экспертиза является одним из наиболее сложных и трудоёмких видов медико-криминалистических экспертиз.

    Для установления наиболее вероятного варианта событий, либо подлинной динамики причинения телесных повреждений, в распоряжении эксперта должны иметься как объективно зафиксированные данные о ситуации, отражающих динамику развития событий (протоколы осмотра места происшествия, следственных экспериментов по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблицы, видеоматериалы и т.п.), так и полноценные сведения о повреждениях (их количестве, точной локализации, характере и индивидуальных особенностях).

    Специфика ситуационной экспертизы

    Ситуационная экспертиза позволяет рассматривать ситуации — иными словами, совокупность фактов, данных и утверждений, — которые характеризуют определенное состояние исследуемого объекта. Специалист в данной области решает следующие задачи: определение и оценка взаимосвязей (преимущественно причинно-следственных) между конкретными фактами и определенными ситуациями; дача прогнозов развития объекта в разнообразных случаях; разработка рекомендаций по предполагаемым действиям в данных ситуациях. Ситуационная экспертиза является достаточно сложной, и в ней применимы как прямые, так и косвенные методы. Вынесение экспертного заключения возможно по представленным материалам дела. Однако полноценное производство ситуационной экспертизы возможно при осмотре места происшествия и объектов исследования.

    Ситуационная экспертиза может быть разрешена в рамках комплексной экспертизы. Напомним, что комплексной считается такая судебная экспертиза, производством которой занимаются эксперты разных специальностей (врачи, криминалисты, психологи и т.д.). В подобной ситуации все эксперты, которым поручены экспертизы по конкретному делу, сначала встречаются на координационном совещании и определяют оптимальную последовательность своих действий по изучению объекта. При этом они учитывают необходимость сохранения информации на каждом из этапов производства ситуационной экспертизы. Итогом их деятельности является экспертное заключение, в котором описывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый независимый эксперт. Также заключение содержит информацию о том, какие факты установили конкретные эксперты и к каким выводам пришли.

    В качестве объектов ситуационной экспертизы в последнее время выступают не только предметы обстановки места происшествия, но и другие вещественные доказательства. Применение этого вида экспертизы приобрело актуальность в судебно-медицинской практике. Данная экспертиза помогает провести ситуационный анализ механогенеза телесных повреждений, подтвердить или исключить их возникновение в результате конкретных, четко выявленных или проверяемых следствием условий.

    Ситуационная экспертиза является одним из наиболее трудоемких и сложных видов медико-криминалистических исследований. Чтобы достичь положительного результата и обеспечить достоверность выводов, до решения главной задачи (реконструкции событий) нужно предварительно решить целый ряд классификационных, диагностических и идентификационных задач. Чтобы максимально точно восстановить вариант произошедших событий либо описать динамику нанесения телесных повреждений, эксперт должен иметь в наличи достаточную базу данных и необходимый инструментарий. Объективно зафиксированные данные, которые отражают динамику развития событий (протокол осмотра места происшествия, следственного эксперимента по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблица, видеоматериалы и т.п.), помогают эксперту оценить ситуацию. Также эксперт должен обладать полноценными сведениями о повреждениях (их точной локализации, количестве, характере и индивидуальных особенностях). Наиболее часто ситуационные экспертизы проводятся в случаях со смертельным исходом. Однако в списке объектов ситуационных исследований числятся как трупы, так и живые лица.

    Заключение, выданное специалистом после проведения ситуационной экспертизы, может существенно повлиять на исход дела и решение суда. Также ситуационная экспертиза позволяет выявить подробности преступления и служит наиболее объективному осуществлению правосудия.

    Пример ситуационной экспертизы ножевое ранение

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА №

    На основании заявления адвоката от г., ведущим специалистом АНО «Центр медико-криминалистических исследований» в области судебно-медицинской экспертизы, заслуженным врачом РФ, профессором Гедыгушевым И. А., имеющим высшее медицинское образование, специальную подготовку в области судебно-медицинской экспертизы, ученую степень доктора медицинских наук и высшую квалификационную категорию по специальности – судебная медицина, экспертный стаж более 35 лет, исследованы следующие материалы:

  • Заключение эксперта № г. (экспертиза трупа., 27 лет.);
  • Дополнительная экспертиза № г.
  • Вопросы, поставленные перед специалистом:

    1. Соответствует ли механизм колото-резаного повреждения, полученного показаниям обвиняемой и данным следственного эксперимента с ее участием?

  • Являются ли выводы заключения эксперта № г.о механизме образования повреждений у гр. полными и научно обоснованными?
  • Исследование

  • Из заключения эксперта № г.: «…На передней поверхности грудной клетки слева, на высоте 138 см от подошвенной поверхности стоп, в 3м межреберье по среднеключичной линии на 4,5 см левее срединной линии, линейная горизонтальная рана длиной 2 см. Края раны ровные не осаднены. Левый конец раны П-образный, шириной около 0,2 см. Правый конец – остроугольный, от него на цифру 7 условного циферблата отходит дополнительный прямолинейный надрез длиной 0,6 см. стенки раны ровные, верхняя скошена, нижняя – нависает…От раны на передней поверхности грудной клетки слева в мягких тканях (подкожно-жировой клетчатке и мышцах) продолжается раневой канал длиной 2,5 см. В мягких тканях по ходу повреждения на ширину до 2 см темно-красное сочное кровоизлияние. По ходу раневого канала обнаружено повреждение межреберных мышц в 4 межреберье, расположенное на 4,5 см левее срединной линии длиной 2 см, с ровными краями и закругленными концами. Толщина межреберных мышц по ходу повреждения составляет 0,8 см. Произведен разрез по хрящевым частям ребер, вскрыта грудная полость. Повреждений ребер и реберной артерии по ходу раневого канала не обнаружено…На передней и задней поверхностях сердечной сорочки в проекции нижней трети сердца обнаружены линейные повреждения: на передней поверхности – горизонтальное длиной 2 см, на задней поверхности — повреждение, ориентированное на цифры 4 и 10 циферблата, длиной 1,7 см. Края повреждений сердечной сорочки ровные, концы остроугольные. Вокруг повреждений на сердечной сорочке темно-красные блестящие кровоизлияния на ширину до 2 см. В полости сердечной сорочки темно-красная жидкая кровь (50 мл) и темно-красные мягкоэластичные ее свертки (массой 210 г). Толщина листков сердечной сорочки по ходу раневого канала составляет по 0,1 см. Обнаружено сквозное повреждение сердца…Повреждение на передней поверхности сердца расположено в нижней трети левого желудочка на 4 см выше верхушки сердца, линейное, ориентировано на цифры 4 и 10 циферблата, длиной 1,5 см. Левый конец повреждения П-образный шириной около 0,2 см, правый – остроугольный, с дополнительным надрезом, который ориентирован на цифру 7 циферблата, диной 0,2 см. На задней поверхности сердца повреждение расположено на задней стенке левого желудочка на 3,5 см выше верхушки, линейное, ориентировано на цифры 2 и 8 циферблата, длиной 1 см. Левый конец повреждения П-образный, шириной около 0,2 см, правый – остроугольный с дополнительным надрезом длиной 0,2 см. Длина раневого канала в сердце составляет 5,5 см…Таким образом, суммарная длина раневого канала от раны на передней поверхности грудной клетки составляет: 2,5 см (толщина мягких тканей грудной клетки) + 0,8 см (толщина межреберных мышц) + 0,2 (толщина сердечной сорочки) + 5,5 см (длина раневого канала в сердце) = 9 см. Направление раневого канала сверху вниз спереди назад. Стенки раневого канала ровные. По ходу раневого канала каких-либо частиц не обнаружено…Из протокола следственного эксперимента, составленного 27.04.2012 г… пояснила и продемонстрировала следующее: 12.04.2012 в период времени с 01 часа 00 минут по 05 часов 00 минут, более точное время следствием не установлено, находилась в кухне квартиры № дома № по микрорайону города Московской области, совместно со , где между ними произошла ссора на почве личных неприязненных отношений. В ходе которой находясь около окна в кухне квартиры, подошел к.. которая пояснила, что находилась в 30 см. от мойки непосредственно касаясь поясницей столешницы. После чего, как пояснила она взяла нож длиной около 26 см с деревянной ручкой коричневого цвета, из сушилки для посуды, которая находилась слева от раковины. После чего взяла нож в правую руку за рукоятку, которую согнула в локтевом суставе, нож находился лезвием в сторону. Затем _____ увидела как к ней подходит _____и взяла нож за рукоятку двумя руками, после чего _____схватил ее руками за плечи и начал трясти. Обвиняемая _____ продемонстрировала, как держала нож, следователем производился замер расстояния от пола до рукоятки ножа, расстояние составило 155 см. В это время _____ натолкнулся на _____, при этом нож оставался в руках _____, производился замер расстояния от пола до начала лезвия, которое составило 140 см. После чего _____ немного отошел назад. _____ развернулась в половину оборота корпуса вправо и откинула нож в раковину. Рост _____ от пола до теменных бугров составляет 172 см…»
  • Эксперт приходит к выводам:

    «…1. Взаиморасположение потерпевшего и обвиняемой _____, локализация раны и направление раневого канала, а также направление клинка ножа, как следует из фотосхем к протоколу следственного эксперимента, не исключает причинения колото-резаного ранения _____. при обстоятельствах, которые описывает _____. при проведении следственного эксперимента.

    Однако, для причинения колото-резаного ранения, проникающего в грудную полость, со сквозным повреждением сердца, с длиной раневого канала 9 см, установленного при судебно-медицинском исследовании трупа _____, необходимо было, чтобы нож был фиксирован и крепко удерживался в руке, что бывает при целенаправленном воздействии на тело и исключает вероятность «натыкания на нож.»…».

    Выводы

  • 1. Экспертно-следственная реконструкция конкретных обстоятельств и условий причинения травмы по судебно-медицинским объектам регламентирована как процессуальными нормами, так и нормативными актами Минздравсоцразвития РФ (см. приложенный список литературы)
  • Принципиальным отличием судебных экспертиз ситуационного характера является целенаправленное изучение и анализ конкретной версии события преступления. Применительно к судебной медицине задача эксперта сводится к установлению соответствия (или несоответствия) показаний участников событий о динамике процесса причинения телесных повреждений объективным данным, добытым следственным и экспертным путем.

    В подавляющем большинстве случаев аргументированного вывода, допускающего или исключающего возможность той или иной версии бывает достаточно для принятия процессуального решения по делу.

    Для выполнения ситуационной задачи эксперту необходимо достоверно и точно установить: количество повреждений, их точную локализацию, расстояние от уровня стоп или других постоянных анатомических ориентиров, расположение длинников ран относительно осей координат тела, направление и глубину (в сантиметрах) раневых каналов.

    В колото-резаных ранах должны быть также определены основной и дополнительный разрезы, обушковый и лезвийный концы. Необходимо выявить признаки поворота клинка в ране при его извлечении. Указанные диагностические признаки в представленных материалах зафиксированы достаточно подробно.

    При производстве следственного или экспертного эксперимента необходимо придерживаться определенного алгоритма, предполагающего выполнение следующих условий и приемов;

    1. Статисты обязательно подлежат освидетельствованию на предмет их сходства по возрасту, антропометрическим признакам и физическому развитию с участниками исследуемых событий которых эти статисты заменяют.

    2. Используются макеты орудий травмы, которые должны максимально соответствовать по конструктивным свойствам оригиналам

    3. Эксперимент проводится на реальном месте событий или максимально приближенном к нему параметрам обстановки помещения.

    4. Все действия участников эксперимента фиксируются с помощью фото-кино-видеосъемки с акцентированием внимания на узловых этапах и фазах (расположение орудия травмы в руке, взаиморасположение потерпевшего и нападавшего, траектория движения руки с орудием, высота контакта орудия травмы с телом потерпевшего, последующие перемещения участников событий).

    Основные, наиболее важные параметры моделирования при следственном эксперименте с участием _____ были воспроизведены и зафиксированы, за исключением адекватного макета орудия (последнее не установлено) и конкретной анатомической топографии «раны» на грудной клетке статиста.

    На основании проведенного сравнительного исследования экспертом формулируется вывод о возможности причинения телесных повреждений при изучаемой версии событий, но не приводится соответствующая аргументация

    Объективизация исследования при экспертном анализе достигается элементарными познаниями и применением основных физических законов механики, отражающих закономерности статики и динамики объектов, а в изучении процесса взаимодействия двух тел (объектов и субъектов) используются также геометрические построения таких физических величин как вращающий момент, плечо и рычаг силы, векторы движения и др. В противном случае экспертные выводы нельзя признать полными и научно обоснованными.

    Ситуационная экспертиза должна содержать соответствующий иллюстративный материал (фотографии с разметкой признаков, рисунки, схемы) наглядно раскрывающий все этапы процесса исследования и сравнительного анализа (см. таблицу 1 ).

    Приведенный пример показывает, что наиболее убедительная дифференциация вариантов «самонатыкания» и акцентированного удара ножом достигается предметным векторно-графическим моделированием с максимальным приближением.

    Ввиду отсутствия сравнительного анализа всех факторов, определяющих механизм ранения гр. _____, вывод о причинении ему акцентированного резкого удара не является аргументированным, тем более, что экспертом одновременно допускается возможность ранения при условиях, воспроизведенных в следственном эксперименте.

    На процесс внедрения колюще-режущего предмета в тело существенное влияние оказывают предметы одежды (или их отсутствие, как в данном случае), степень остроты периферическою конца клинка (не исследована), а также – скорость воздействия орудия и масса тела при его встречном движении (эти параметры отсутствуют)

    Таким образом, при медленном погружении клинка фиксированного на преграде ножа под действием массы тела потерпевшего вполне вероятно, что после преодоления сопротивления кожного покрова и межреберных мышц орудием, может формироваться без приложения дополнительных усилий раневой канал нисходящего направления (спереди назад и сверху вниз).

    При обосновании и формулировке выводов по поставленным вопросам специалистом использовалась следующая специальная литература:

    — Федеральный закон № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;

    — Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 12 мая 2010 г. N 346н, г. Москва «Об утверждении порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

    — Гедыгушев И.А. Абрамов С.С.Воспроизведение обстоятельств происшествия (преступления) по следам контактного взаимодействия субъектов и объектов события травмы. Статья.Материалы XIII пленума ВОСМ, М, 1998.

    — Гедыгушев И.А.Медико-криминалистическая реконструкция конкретных условий и обстоятельств травмы как самостоятельная экспертная задача. Статья. Материалы XIII пленума ВОСМ, М., 1998.

    — Гедыгушев И.А.Характеристика орудий травмы как составная часть медико-криминалистического ситуационного анализа. Доклад. Материалы XIII пленума ВОСМ, М., 1998.

    — Гедыгушев И.А.Алгоритм исследования при решении ситуационных задач по реконструкции условий и обстоятельств причинения повреждений. Статья. Материалы научных исследований Ассоциации судебных медиков Сибири, Новосибирск, 1998, вып.3.

    — Гедыгушев И.А.Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений. Дис.докт.мед.наук. М., 1999. Монография

    — Гедыгушев И.А.Под. ред. Томилина В.В.Экспертные исследования при решении ситуационных задач по повреждениям. Гл.X в кн. Медико-криминалистическая идентификация. М., 2000.

    — Гедыгушев И.А.Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений (методология и практика). Автореферат. Автореферат докт. дисс., Москва-Воронеж, 2000.

    — Гедыгушев И.А.Под ред. Крюкова В.Н.Механизмы и морфология повреждения мягких тканей. Пособие. Диагностикум, многотомное руководство. Т.6, гл.4, Новосибирск, «Наука», 2001.

    — Гедыгушев И.А. и соавт., по ред. В.Н.Крюкова Суд.мед.травматология. Диагностикум. Новосибирск, 2001.т.5,6

    — Гедыгушев И.А. и соавт., под ред. В.В. Томилина. Медико-криминалистическая идентификация. М.,2001.Гл.3,4

    — Гедыгушев И.А.Под ред. Крюкова В.Н. и Буромского И.В.Судебная медицина. Учебник. Учебник для студентов ВУЗов по специальности «судебная экспертиза». «Норма», М., 2008.

    — Гедыгушев И.А. Под ред. Лебедева В.М., Ершова В.В., Загорского Г.И. Производство судебной экспертизы. Раздел учебника. Уголовно-процессуальное право.М., «Юрайт», 2011.

    — Гедыгушев И.А. Ситуационный анализ и диагностика конкретных обстоятельств и условий причинения травмы по судебно-медицинским объектам. Статья. Теоретические и прикладные аспекты использования специальных знаний в уголовном и гражданском судопроизводстве.

    Ведущий специалист

    АНО «ЦМКИ» И А Гедыгушев

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *