Компенсация морального вреда дтп смерть

Компенсация морального вреда дтп смерть

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 16 сентября 2015 г. по делу N 33-6785/2015 (ключевые темы: непреодолимая сила — источник повышенной опасности — размер компенсации морального вреда — нравственные страдания — грубая неосторожность)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 16 сентября 2015 г. по делу N 33-6785/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе

Председательствующего Чукреевой Н.В.

судей областного суда Кочеровой Л.В., Егоровой К.В.

при секретаре Алещенко К.А.

рассмотрела в судебном заседании 16 сентября 2015 года

дело по апелляционным жалобам Шаблия В.В., представителя Медведева А.С.-Лопухова Е.А. на решение Кировского районного суда г. Омска от 01 июля 2015 года, которым постановлено:

«Исковые требования Журавлевой Г.Г. к Медведеву А.С., Шаблию В.В. и ОАО «Альфастрахование» о возмещении вреда причиненного смертью, взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с Медведева А.С. в пользу Журавлевой Г.Г. компенсацию морального вреда в сумме N » . » рублей.

Взыскать с Шаблия В.В. в пользу Журавлевой Г.Г. компенсацию морального вреда в сумме N » . » рублей.

Взыскать солидарно с Медведева А.С. и Шаблия В.В. в пользу Журавлевой Г.Г. N » . » рублей расходы на погребение, N » . » рублей расходы на получение наследства по закону.

В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.

Взыскать с ОАО «Альфастрахование» в пользу Журавлевой Г.Г. расходы на погребение в сумме N » . » рублей.

Взыскать с ОАО «Альфастрахование» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме N » . » рублей.

Взыскать с Медведева А.С. в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме N » . » рублей.

Взыскать с Шаблия В.В. в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме N » . » рублей».

Заслушав доклад судьи областного суда Кочеровой Л.В., судебная коллегия

Журавлева Г.Г. обратились в суд с иском к Медведеву А.С. о возмещении вреда причиненного смертью, взыскании компенсации морального вреда. В обоснование заявленных исковых требований указала, что 06.07.2012 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля ГАЗ-311000 под управлением Медведева А.С., совершившего наезд на пешехода Журавлева Б.Г. (муж), который скончался на месте. Просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме N » . » рублей, материальный ущерб в сумме N » . » рублей и вред, причиненный в результате смерти кормильца в размере N » . » рублей.

Определениями от 09 и 18 июня 2015 г. к участию в деле в качестве ответчиков привлечены Шаблий В.В. и ОАО «Альфастрахование».

В судебном заседании истец не явилась.

Представитель истца — Борзов С.В. исковые требования поддержал, просил взыскать возмещение вреда причиненного смертью кормильца и компенсацию морального вреда с надлежащего ответчика.

Ответчик в судебное заседание не явился.

Представитель ответчика — Лопухин Е.А. против удовлетворения иска возражал, указав, что размер компенсации морального вреда завышен, из материалов уголовного дела нельзя сделать однозначный вывод о том, что смерть потерпевшего наступила от контакта с автомобилем Медведева А.С., поскольку тело Журавлева Б.Г. отбросило на другой автомобиль под управлением Шаблия В.В., ответственность которого застрахована ОАО «Альфастрахование», считает, что отсутствуют основания для возмещения ущерба в связи со смертью кормильца, кроме того, заявил, что ответчик возместил истцу расходы на погребение в сумме N » . » рублей.

Ответчик ОАО «Альфастрахование» своего представителя в судебное заседание не направило.

Ответчик Шаблий В.В. в судебное заседание не явился.

Третьи лица Журавлева Л.Б. и Журавлев А.Б. поддержали заявленные исковые требования.

Третье лицо Кобелев В.Г. в судебное заседание не явился.

Судом постановлено выше изложенное решение.

В апелляционной жалобе Шаблий В.В. просит решение суда отменить в части взыскания с него денежных средств, поскольку считает, что не обязан возмещать вред, возникший вследствие непреодолимой силы. Суду следовало исходить из непредотвратимости столкновения его автомобиля с внезапно отброшенным на его полосу движения Журавлевым Б.Г.

В апелляционной жалобе представитель Медведева А.С. — Лопухов Е.А. просит изменить решение суда в части компенсации морального вреда, снизив размер взысканной судом суммы. Считает, что в части компенсации морального вреда Медведев А.С. и Шаблий В.В. должны нести солидарную ответственность. При определении размера компенсации морального вреда суд не установил, что в действиях Журавлева Б.Г. была грубая неосторожность, а у причинителей вреда вина отсутствовала.

В возражениях на апелляционные жалобы и. о. прокурора КАО г. Омска просит решение суда оставить без изменения, доводы апелляционных жалоб — без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу Шаблия В.В. представитель Медведева А.С. — Лопухов Е.А. просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, выслушав стороны, заключение прокурора Даниловой, судебная коллегия не находит оснований для отмены и изменения судебного решения, поскольку оно постановлено в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

В силу части 1 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

На основании п. 1 ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 1083 ГК РФ, при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094). Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

В п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», разъяснено, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего ( пункт 1 статьи 1079 ГК РФ). Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства ( пункт 1 статьи 202 , пункт 3 статьи 401 ГК РФ). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид). При отсутствии вины владельца источника повышенной опасности, при наличии грубой неосторожности лица, жизни или здоровью которого причинен вред, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности (кроме случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). В этом случае размер возмещения вреда, за исключением расходов, предусмотренных абзацем третьим пункта 2 статьи 1083 ГК РФ, подлежит уменьшению.

В силу ст.1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Судом установлено, что 06.07.2012 г. Медведев А.С., управляя автомобилем ГАЗ-311000 допустил наезд на пешехода Журавлева Б.Г., после чего последнего отбросило на полосу встречного движения, где он ударился об автомобиль ВАЗ-210743, под управлением Шаблий В.В. и от полученных повреждений скончался.

Согласно заключению эксперта от 30.09.2014 г., повреждения у Журавлева Б.Г. образовавшиеся от действия выступающих частей движущегося автомобиля ГАЗ-311000 и повреждения, образовавшиеся от действия движущегося навстречу автомобиля ВАЗ-210743 как в отдельности, так и в совокупности находятся в причинно-следственной связи в причинении вреда здоровью, квалифицируемого как тяжкий по признаку опасности для жизни, привели к единому осложнению — травматическому шоку, повлекли за собой смерть Журавлева Б.Г.

Из постановления о прекращении уголовного дела от 30.12.2014 г. следует, что в действиях Медведева А.С. и Шаблия В.В. нарушения пунктов правил дорожного движения состоящих в прямой причинной связи с произошедшем ДТП и наступившими последствиями не усматривается, в связи, с чем в их действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.3 ст. 264 УК РФ. Рассматриваемое дорожно-транспортное происшествие произошло из-за неосторожных действий пешехода Журавлева Б.Г., который в нарушение ПДД РФ пересекал проезжую часть в неустановленном месте, не убедившись в отсутствие приближающихся транспортных средств, игнорируя то обстоятельство, что в непосредственной близости от места наезда был расположен нерегулируемый пешеходный переход обозначенный дорожными знаками 5.19.1 и 5.19.2.

Обращаясь с исковыми требованиями, Журавлева Г.Г., указала на то, что погибший Журавлев Б.Г. приходился ей мужем, в связи с чем просила возместить с ответчиков вред, причиненный смертью, взыскать компенсацию морального вреда.

Рассматривая заявленные исковые требования, судом первой инстанции обоснованно указано на доказанный факт наступления смерти Журавлева Б.Г. в результате воздействия источника повышенной опасности — автомобилей под управлением водителей Медведева А.С. и Шаблия В.В., на основании чего гражданско-правовая ответственность за вред причиненный источником повышенной опасности правомерно возлагается на данных лиц.

Принимая решение о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда, и возлагая на Медведева А.С., Шаблия В.В. обязанность по возмещению данного вреда, суд верно указал, что в связи со смертью близкого человека (муж) в результате дорожно-транспортного происшествия, Журавлевой Г.Г. причинен моральный вред, который выразился в нравственных и физических страданиях, и применительно к правилам статьи 1079 ГК РФ подлежит возмещению со стороны владельцев источника повышенной опасности независимо от вины последних, исходя из следующего.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников и др.

В ст. 151 ГК РФ установлено, что, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, к которым относятся, в том числе, жизнь и здоровье ( п. 1 ст. 150 ГК РФ), а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом исходя из действующего правового регулирования, обязательным условием наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, в частности, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности ( ст. 1100 ГК РФ).

В силу положений статей 1100 , 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные обстоятельства. Суд также учитывает и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Судом обоснованно указано, что смерть Журавлева Б.Г., находится в прямой причинно-следственной связи с наездом на него автомобиля, под управлением Медведева А.С., а последующий контакт пешехода с автомобилем, под управлением Шаблия В.В., следовавшим во встречном направлении, явился следствием наезда на пешехода автомобилем под управлением Медведева А.С.

На основании изложенного, при определении размера компенсации морального вреда, судом правомерно учтена степень вины самого потерпевшего, личность Медведева А.С., который имеет на иждивении двоих детей и регулярный заработок, степень физических и нравственных страданий истца, индивидуальные особенности, возраст, состояние здоровья, обстоятельства причинения морального вреда, и, исходя из принципов разумности и справедливости, отсутствие оснований для возложения на ответчиков солидарной ответственности, взыскал с Медведева А.С. в пользу истца в счет компенсации морального вреда N » . » рублей, с Шаблия В.В. — N » . » рублей.

Право определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию, принадлежит суду первой инстанции, и оснований полагать, что указанная сумма завышена, как на то ссылается в жалобе представитель Медведева А.С. — Лопухов Е.А., у суда апелляционной инстанции не имеется. Присужденная истцу компенсация морального вреда отвечает принципу разумности и справедливости с учетом конкретных обстоятельств дела и степени физических и нравственных страданий истца.

Указание в жалобе представителем ответчика Медведева А.С., о необходимости взыскания компенсации морального вреда с Медведева А.С. и Шаблия В.В. в солидарном порядке являются несостоятельным, в связи с отсутствием правовых оснований.

Доводы представителя Медведева А.С. — Лопухова Е.А. о том, что при определении размера компенсации морального вреда суд не установил, что в действиях Журавлева Б.Г. была грубая неосторожность, а у причинителей вреда вина отсутствовала, поскольку Журавлев Б.Г. нарушил ПДД РФ при переходе автодороги, судебной коллегией отклоняются, поскольку основаны на субъективной оценке фактических обстоятельств дела правильно оцененных судом. Оснований для переоценки которых судебная коллегия не усматривает.

Принимая решение об удовлетворении требований в части взыскания расходов на погребение потерпевшего, суд принял во внимание следующее.

В силу ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

В обоснование понесенных расходов, стороной истца представлены доказательства, подтверждающие несение расходов на погребение Журавлева Б.Г. в сумме N » . » рублей

Судом установлено, что Медведев А.С. передал истцу N » . » рублей в качестве компенсации расходов на погребение потерпевшего. Гражданская ответственность ответчика Шаблия В.В. в момент дорожно-транспортного происшествия была застрахована ОАО «Альфастрахование»,

Согласно п. 49 действовавших в момент ДТП Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в целях возмещения вреда, причиненного его здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с главой 59 ГК РФ. Размер страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего составляет:135 тыс. рублей — лицам, имеющим в соответствии с гражданским законодательством право на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (кормильца); не более 25 тыс. рублей — на возмещение расходов на погребение лицам, понесшим эти расходы.

На основании изложенного, суд обоснованно пришел к выводу о взыскании с ОАО «Альфастрахование» расходов на погребение в сумме N » . » рублей; с ответчиков Медведева А.С., Шаблий В.В. расходов на погребение в сумме N » . » рублей.

Кроме того, судом взысканы с ответчиков расходы на получение наследства по закону в сумме N » . » рублей.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании вреда причиненного смертью кормильца, судом обоснованно указано, что принимая во внимание соотношение между объемом дохода погибшего супруга, и собственными доходами истца, помощь потерпевшего являлась не постоянной и не была основным источником средств к существованию Журавлевой Г. Г.

Доводы апелляционной жалобы Шаблия В.В., о том, что причиной ДТП являлась непреодолимая сила, и он в силу положений п. 1 ст. 1079 ГК РФ должен быть освобожден от ответственности за причиненный вред, являются необоснованными.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства ( пункт 1 статьи 202 , пункт 3 статьи 401 ГК РФ).

К таким обстоятельствам нельзя отнести действие источника повышенной опасности, поскольку ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность, регулируется специальными нормами закона, учитывающими невозможность полного контроля за деятельностью источника такой опасности со стороны человека, что и имело место в данном случае при совершении ДТП. Деятельность, связанная с использованием источника повышенной опасности, создающая риск повышенной опасности для окружающих, обусловливает и повышенную ответственность владельцев источников повышенной опасности (независимо от наличия их вины) в наступлении неблагоприятных последствий для потерпевших.

Таким образом, апелляционные жалобы не содержат предусмотренных законом оснований для отмены или изменения решения суда и удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам

решение Кировского районного суда г. Омска от 01 июля 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Возмещение морального вреда при ДТП

Мы профессионалы в этой области!

консультация юриста/ судебное представительство/ составление иска

1000 р./от 6000 р

Возмещение морального вреда при ДТП – отдельное юридическое действие, не зависящее от того, был ли причинен материальный или физический ущерб потерпевшему. Согласно ст. 1099 ГК РФ пострадавший имеет право требовать компенсацию от виновника происшествия, если конкретный случай отражен в законодательстве.

Авария может принести не только вред предметам материального мира, но и физические и нравственные страдания. Именно такое правовое определение дается понятию морального вреда. А причиной этому могут быть как нарушение неимущественных прав человека, физическое увечье, смерть родственника, так и повреждение его имущества.

Что такое моральный ущерб при ДТП

Вред подобного вида – это в первую очередь нравственные страдания, которые ощущает пострадавшее лицо или его близкие вследствие невозможности после дорожной аварии принимать деятельное участие в делах семьи. Компенсация морального ущерба при ДТП подлежит взысканию в следующих случаях:

  • Болезненное состояние в моральном плане, которое повлекли за собой полученные травмы;
  • Снижение активности, причем неважно, продлится данное состояние год или всю жизнь;
  • Нарушение прав потерпевшего;
  • Смерть близкого человека, погибшего в результате дорожно-транспортного происшествия;
  • Переживания, появившиеся вследствие ухудшения здоровья после катастрофы.
  • Требовать выплату нужно в судебном порядке. Однако, как показывает практика, сбор доказательств вызовет массу сложностей у неподготовленного лица. Чтобы обрести уверенность в исходе дела, обратитесь к автоюристам «МЮК», специализирующимся на подобных делах.

    Как доказать причинение морального вреда

    Если во время аварии вы получили увечье, то оно обязательно должно быть зафиксировано в протоколе и медиками, прибывшими на место аварии. Впоследствии судмедэксперт даст оценку степени ваших повреждений, поскольку от этого будет зависеть, дастся ли ход уголовному делу.

    С доказательствами в случае летальных исходов все очевидно. Свидетельства о смерти и подтверждения родственных связей с умершим будет достаточно.

    А вот доказать, что вам был причинен моральный вред повреждением вашего имущества достаточно сложно. Здесь можно прибегнуть к помощи подтверждения ухудшения вашего эмоционального, психологического или неврологического состояния специализированным врачом. Также можно на месте аварии при составлении протокола отметить пребывание в стрессовой ситуации.

    Порядок возмещения морального вреда при ДТП


    Ставить вопрос о моральном вреде можно только в суде. Страховая компания, оформившая полис ОСАГО виновнику аварии, не имеет обязательств по возмещению морального вреда при ДТП. Следовательно, в суд подается иск, где ответчиком является владелец транспортного средства. Подобный иск может идти как отдельное заявление, а может совмещать требования о компенсации имущественного и морального вреда.

    Когда дело касается судебного разбирательства, да еще по такому вопросу как моральный вред, целесообразно доверить представление своих интересов профессионалу, работающему в данной сфере. Такая категория дел, как возмещение морального вреда при ДТП, появилась в российском законодательстве относительно недавно, и судьи еще не успели выработать четкую позицию, позволяющую однозначно решать подобные дела.

    Денежное выражение морального вреда

    Физические и нравственные страдания — категории нематериальные. Но обращаясь в суд за их компенсацией, мы просим определенную сумму денег. А во сколько оценить свои страдания каждый решает самостоятельно. Но не все требования удовлетворяются судом в полном объеме.

    Одним из принципов правосудия является состязательность сторон. Истец заявляет свои требования, аргументируя их, а ответчик приводит свои доводы. Суд же, опираясь на внутреннее убеждение, выносит решение. В делах, касательно морального вреда, судом учитываются такие факторы как степень вины и финансовое состояние ответчика. Если моральный вред нанесен повреждением имущества, то размер компенсации напрямую зависит от тяжести ущерба.

    Чем аргументирование будет выглядеть расчет компенсации за причиненный моральный вред, тем больше будет размер самой компенсации. Для того чтобы предоставить такой расчет, подкрепленный доказательствами, необходимо хорошо разбираться в тонкостях законодательства и судебной практики. Обратившись за помощью к автоюристу, вы сможете значительно увеличить размер компенсации.

    Кто может подать иск

    Возместить моральный ущерб, который был причинен в результате произошедшей транспортной аварии, в соответствии с действующими законами РФ, может лишь несколько категорий граждан. Получить компенсацию вправе следующие лица:

  • Непосредственно пострадавший гражданин;
  • Близкие родственники потерпевшего, если состояние последнего не позволяет самостоятельно реализовать данное право;
    • Законные представители несовершеннолетнего, которому был нанесен вред в результате ДТП.
    • Размер материального возмещения за моральный вред четко не регламентирован. При расчете следует учитывать тяжесть нанесенного здоровью вреда, степень вины лица, находящегося за рулем и ряд иных обстоятельств. Помочь определиться с суммой помогут автоюристы «МЮК».

      Сбор документов

      Представление доказательной базы – важнейший этап процедуры возмещения. Для того, чтобы факты выглядели убедительно, придется задействовать все имеющиеся средства и отнести в суд максимальное количество документов, подтверждающих наличие оснований для получения компенсации.

      Общие документы

      Если вина водителя доказана

      Если водитель признан невиновным

      Справка, подтверждающая факт аварии

      Документ, доказывающий прекращение уголовного дела

      Копия протокола ГИБДД

      Приговор, подтверждающий вину

      Отказ в возбуждении дела

      Заключение медучреждение о психическом и физическом здоровье

      Постановление, содержащее отказ от привлечения к административной ответственности

      Документ, подтверждающий нетрудоспособность

      Чеки на покупку лекарств

      Возмещение морального вреда при ДТП происходит только в случае, если суд обяжут виновного выплатить требуемую сумму. Страховые компании возмещать подобный урон не станут.

      Компания или сотрудник: кто заплатит за ДТП с последствиями

      В результате ДТП скончался Игорь Носов*. Виновным аварии суд признал Олега Маркина*: он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК). При этом Маркин во время ДТП был на служебном автомобиле, который принадлежит его работодателю ИП Н. Ф. Заике. Супруга погибшего Ирина Носова* обратилась в суд с иском к ИП Заике о компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. Носова пояснила, что из-за гибели мужа она перенесла большой стресс, это повлияло на ее эмоциональное и психическое состояние, у нее на иждивении осталось двое несовершеннолетних детей.

      Белореченский районный суд Краснодарского края удовлетворил иск частично – на 500 000 руб. Он решил, что ИП Заика как владелец источника повышенной опасности обязан возместить не только материальный ущерб, но и компенсировать моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ст. 150, 151, 1099–1101, 1068, 1079 УК). Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение и полностью отказала в иске. По ее мнению, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Маркина в совершении преступления, компенсация морального вреда не подлежит взысканию с работодателя.

      Тогда Носова обратилась в Верховный суд. Тот изучил обстоятельства дела и установил, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм действующего законодательства. По мнению ВС, на работодателя как на владельца источника повышенной опасности возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причиненного его работником при исполнении трудовых обязанностей. Таким образом, отметил ВС, принятое судом первой инстанции решение является законным, размер компенсации определен с учетом фактических обстоятельств дела, тяжести причиненного вреда, степени нравственных страданий истца, материального положения ответчика, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции (№ 18-КГ18-29).

      ИСТЕЦ: Ирина Носова*

      ОТВЕТЧИК: ИП Н.Ф. Заика

      СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП со смертельных исходом.

      РЕШЕНИЕ СУДА: Отменить апелляционное определение, оставить без изменения решение суда первой инстанции, которым назначена компенсация 500 000 руб.

      «ВС исправил ошибку, допущенную апелляцией. Она в нарушение ст. 1068 ГК посчитала ответственным за причинение вреда водителя, состоявшего в трудовых отношениях с владельцем машины. Определение ВС полностью соответствует постановлению Пленума ВС от 26 января 2010 № 1», – считает адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. «Кроме того, аналогичная позиция отражена в целом ряде определений по конкретным делам: например, № 4-КГ16-15, № 18-КГ15-134, № 41-КГ14-6, № 64-КГ14-1, № 45-КГ13-7», – добавила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «С одной стороны, такое регулирование продиктовано обязанностью работодателя обеспечить его работнику безопасную эксплуатацию машины. С другой стороны, оно гарантирует потерпевшему фактическое возмещение вреда, поскольку работник попросту может не располагать большой суммой денег, в то время как работодатель имеет возможность изыскать их за счет реализации авто», – объяснил юрист национальной ЮК «Митра» Антон Томилин. «В данном случае нет оснований, которые могли бы освободить ИП от возмещения компенсации. В то же время он имеет право регрессного требования денег с работника. Поэтому определение ВС важно для практики, так как все еще встречаются разные позиции судов по аналогичным спорам», – считает руководитель Коммерческой практики ЮК BMS Law Firm Денис Фролов. Возможно, противоречивая практика связана с изменением законодательства, произошедшим в 2012 году, когда была отменена необходимость выдачи доверенности на управление машиной. «Практика по данному вопросу вообще имеет длительную историю. Еще в Обзоре законодательства ВС за четвертый квартал 2005 года содержалась позиция: в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, юрлица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, с использованием авто), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего», – рассказала старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева.

      Стоит ли овчинка судебной выделки

      Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

      Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке. Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А. указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

      Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда — 100 тысяч. Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту — 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей. Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

      Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню. Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение. Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

      Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

      Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд. В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений. Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

      Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

      Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений. Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд. Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

      Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

      Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы. В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти. В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

      Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

      Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

      Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы. Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль. Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

      Сложно ли доказать причинение морального вреда?

      Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса — состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

      Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

      В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А. одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы. В 2017 и 2020 годах были аналогичные случаи.

      100 тысяч за падение в «Пятерочке»

      Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине «Пятерочка». В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение. При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал. Тогда с иском к «Пятерочке» обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

      Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

      Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

      — В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, — пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. — Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

      На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

      Сколько стоит человеческая жизнь? Эксперты обсудили справедливую сумму компенсации морального вреда

      everythingposs / Depositphotos.com

      Практикующие юристы и ученые обсудили проблемы определения размера компенсации морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью на состоявшемся вчера круглом столе. Организатор дискуссии – Комитет гражданских инициатив, Общероссийский гражданский форум и Ассоциация юристов России.

      Проблемы с подсчетом размера компенсаций можно свести к трем основным:

      • размеры присуждаемых компенсаций различаются в сотни раз (от 5 тыс. до 15 млн руб. за человеческую смерть);
      • суммы компенсаций являются абсолютно непредсказуемыми даже для профессиональных участников подобных судебных разбирательств, что порождает сомнения как в обоснованности присуждаемых сумм, так и в том, что суд оценивал все обстоятельства, важные для определения степени моральных страданий;
      • при этом компенсации, как правило, совершенно мизерные, не отвечающие представлениям о справедливости. В частности, по данным автора соответствующего исследования, управляющего партнера ЮО «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, «средний» размер компенсации морального ущерба за смерть близкого человека по стране в 2015-2017 годах составлял 111 тыс. руб., а медианный – еще ниже: 70 тыс. руб.
      • Сопоставим это с размером в 2 млн руб., который – по результатам социологических исследований – представляется россиянам справедливой оценкой моральных страданий в связи с потерей близкого человека. А по оценкам экономистов, средняя суммарная «цена» ущерба, связанная с потерей члена семьи, находится на отметке около 61 млн руб. Кстати, средний размер компенсации, по данным участников круглого стола, за смерть близкого в США равен $3-4 млн, что в пересчете на рубли составляет даже больше 61 млн руб. – 192-256 млн руб.

        Добавим к последнему соображению и то, что во многих случаях компенсация морального ущерба – это вообще единственный платеж, который «причитается» близким погибшего человека. А что касается компенсации морального ущерба в уголовном деле, то потерпевшие зачастую видят в нем «дополнительное» к уголовному наказание для преступника, и их разочарование размером присужденной компенсации оборачивается недоверием к системе уголовного судопроизводства и охраны правопорядка в целом.

        Все это вкупе приводит к тому, что «бесценность человеческой жизни превращается в ее бесплатность», по замечанию Ирины Фаст: нормы о присуждении компенсации хотя и действуют, но не обеспечивают с эффективностью ни компенсирующей, ни превентивной, ни карательной функции. В связи с этим, по мнению участников дискуссии, назрела необходимость в утверждении либо методики подсчета размера компенсаций морального вреда, либо даже системы минимальных такс и шкал. Впрочем, последнее соображение довольно дискуссионно, – часть юристов полагают, что в таком случае суды всегда будут ограничиваться минимальными размерами, их оппоненты же указывают, что даже в таком случае размер компенсаций вырастет по сравнению «с текущими». При этом все сошлись во мнении, что оптимальным вариантом будет одобрение методики (минимальных такс) постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

        Отметим, что правоведы уже имеют продвинутые «разработки» в этой области; нельзя не отметить методику определения размера презюмируемого морального вреда, автором которой является профессор РЭУ им. Плеханова Александр Эрделевский. Он же обратил внимание участников дискуссии на три важных момента:

      • во-первых, согласно ст. 151 Гражданского кодекса, размер компенсации определяется судом. Однако ГК РФ не требует, чтобы этот размер определял исключительно тот суд, который рассматривает конкретное дело. Таким образом, ГК РФ допускает и предполагает определение, скажем, ВС РФ как и ориентировочных сумм, в том числе минимальных, так и методики подсчета размера компенсации. Более того, ВС РФ уже с 2014 года рекомендует ориентироваться на те размеры компенсаций, которые присуждаются ЕСПЧ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 августа 2020 № 78-КГ18-38). Следовательно, уже сейчас есть вполне твердая основа для применения в конкретных делах «базисных» размеров компенсаций, присужденных ЕСПЧ. Нужно просто хорошо изучить его практику;
      • во-вторых, профессор обратил внимание на необходимость правильного формулирования предмета иска по делам о компенсации в случае смерти близкого человека. Из конструкции ст. 150-151 ГК РФ очевидно следует, что нравственные страдания проистекают при нарушении нематериальных благ. Жизнь – это нематериальное благо. Однако при нарушении права на жизнь исчезает и обладатель этого блага, то есть исчезает тот субъект, который вправе был бы требовать компенсации за посягательство на свое нематериальное благо – жизнь, если бы он, подобно Лазарю, воскрес из мертвых. Таким образом, обосновывать право на компенсацию моральных страданий в связи со смертью нужно не тем, что было нарушено право другого (умершего) человека на жизнь, а тем, что смертью этого близкого человека было нарушено такое нематериальное благо истца, как семейная связь. Данный подход уже отражен и в практике ВС РФ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2020 г. № 71-КГ18-12, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2020 г. № 69-КГ18-22);
      • в-третьих, ученый указал на целесообразность более широкого применения положений ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ: если нарушитель получил доходы вследствие своего деликта, то потерпевшая сторона вправе требовать возмещения – наряду с другими убытками – упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Что это значит применительно к проблеме компенсации морального вреда? Что если, скажем, право на жизнь автолюбителя было нарушено из-за того, что нарушитель – производитель автомобилей решил «сэкономить» на безопасности, то все недостойно сэкономленное на этом нужно взыскивать с нарушителя сверх возмещения морального вреда; это – справедливо! Подобную же тактику, вероятно, можно ожидать в делах о выплате компенсаций родным погибших в «Зимней вишне» – кроме, собственно, компенсаций моральных страданий можно заявить требования о взыскании неосновательного сбережения имущества, которое имело место из-за неисполнения требований пожарной безопасности.
      • Кроме того, очень интересные идеи были высказаны другими участниками дискуссии о:

      • необходимости установления одинаковых размеров компенсаций за причинение смерти в различных отраслевых законах; например, сейчас жизнь пешехода оценивается «дешевле» жизни пассажира метрополитена или автобуса;
      • целесообразности рассмотрения о взыскании морального ущерба в связи с ДТП в порядке приказного производства;
      • введении уголовной ответственности за невыплату присужденных сумм компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни или здоровью (по аналогии с уклонением от алиментов);
      • необходимости «отдельной» шкалы оценки морального вреда, причиненного медицинскими работниками, поскольку судебное «облегчение» взыскания такого вреда и увеличение взыскиваемых сумм может привести к коллапсу в отечественном здравоохранении.
      • Решение № 2-45/2015 2-45/2015

        М-28/2015 М-28/2015 от 20 марта 2015 г. по делу № 2-45/2015

        Именем Российской Федерации

        20 марта 2015 года р.п. Николаевка

        Николаевский районный суд Ульяновской области в составе

        Председательствующего судьи Зеленцовой И.А.,

        С участием прокурора Берникова Ю.А.

        Адвоката Деминой Н.И.

        При секретаре Агаповой О.О.,

        рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Рузанова И.Д. к Юртаев А.Н. о компенсации морального вреда,

        В суд с указанным иском к ответчику Юртаеву А.Н. обратилась Рузанова И.Д, просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда 700.000 рублей.

        В исковом заявлении истец указал, что ДД.ММ.ГГГГ около 21 часа 10 минут на автодороге ФАД УРАЛ М-5 на 797 км-144 м в р. , водитель и собственник автомобиля ВАЗ-111730 государственный регистрационный знак № Юртаев А.Н., нарушил п. 1.3,1.5,10.1 ПДД РФ, совершил наезд на пешехода Б.О.Д., родного брата истицы, в результате полученных травм брат истицы умер ДД.ММ.ГГГГ.

        Кроме истца, у умершего Башаева О.Д. имеются другие родственники, его мать Башаева А.А, родная сестра Горбунова Г.Д, несовершеннолетний ребенок Б.А.О.

        Смертью Б.О.Д. истице причинен моральный вред, выразившийся в причинении нравственных страданий в связи с утратой близкого человека, истица организовала похороны. Истица неоднократно обжаловала постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, считая погибшего брата невиновным в ДТП.

        В судебном заседании истица, ее представитель Боровков В.В. иск поддерживают, суду пояснили следующее. В ДТП виновен ответчик, погибший брат истицы не виноват, им неизвестно о нахождении погибшего в состоянии алкогольного опьянения непосредственно перед ДТП, но результаты проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы не оспаривают. Истица и погибший брат были очень близки, несмотря на проживание в разных жилых помещениях, она, погибший брат и третьи лица проживали в одном селе и очень близко общались, помогали друг другу. Похороны брата, затраты на их проведение организовали все вместе. Третьи лица и истица решили, что в суд за возмещением морального вреда в связи с гибелью брата обратится истица, 700.000 руб. это моральный вред, причиненный истице. В связи с заявлением ответчика о пропуске срока исковой давности, суду пояснили о том, что по заявленным требованиям исковая давность не распространяется, срок не пропущен.

        Ответчик Юртаев А.Н. в судебном заседании иск не признает, т.к. в ДТП не виноват. Из-за встречной машины неожиданно выбежал пешеход, ответчик пытался тормозить, но ДТП избежать не удалось. ДТП произошло по вине пешехода, который перебегал дорогу вне зоны пешеходного перехода и был пьян. Полагает, что истцом пропущен срок исковой давности, т.к. с момента ДТП прошло более трех лет, поэтому в иске просит отказать. Сестра не является близким родственником, у погибшего пешехода имеются более близкие родственники – сын и мать.

        Представитель ответчика адвокат Демина Н.И. иск не признает, также просит о применении срока исковой давности по требованиям истца. Брат истицы виновен в ДТП, переходил дорогу вне зоны пешеходного перехода, находился в средней степени алкогольного опьянения. При наличии вины пешехода и отсутствии вины водителя, водитель не должен отвечать. Смерть пешехода наступила в результате грубой неосторожности последнего, вред, причиненный вследствие умысла потерпевшего, не возмещается. Налицо умышленные действия, поскольку, Б. видел колонну машин и куда шел. Просит учесть состояние здоровья ответчика, который в течение 2014г. на протяжении нескольких месяцев находился на лечении с тяжелой травмой, что на его иждивении находится несовершеннолетний ребенок. У погибшего в настоящий момент имеются мать, сын и две сестры. Нормы гражданского законодательства определяют круг наследников, к наследникам первой очереди относятся дети, супруг и родители, к наследникам второй очереди относятся родные братья и сестры. Адвокату представляется, что в таких случаях родные сестры имеют право на возмещение морального вреда при отсутствии более близких людей, которыми являются наследники первой очереди.

        Третьи лица Горбунова Г.Д., законный представитель третьего лица Б.А.О.-Коннова Г.И. в судебном заседании иск и пояснения истицы поддерживают.

        Третье лицо Башаева А.А. в судебное заседание не явилась, просит дело рассмотреть без ее участия.

        Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав представленные доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что иск подлежит частичному удовлетворению, суд приходит к следующему.

        В соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон’ target=’_blank’>12 Гражданского процессуального кодекса РФ(далее ГПК РФ) правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий.

        Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания’ target=’_blank’>56 ГПК РФ).

        В соответствии с пунктом 3 статьи Раздел II. Производство в суде первой инстанции > Подраздел II. Исковое производство > Глава 16. Решение суда > Статья 196. Вопросы, разрешаемые при принятии решения суда’ target=’_blank’>196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Согласно ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания’ target=’_blank’>56 ГПК РФ суд дает оценку тем доводам и доказательствам, которые суду стали известны во время судебного разбирательства. Обязанность по предоставлению доказательств лежит на сторонах по гражданскому делу, что разъяснено сторонам. Суд рассматривает дело в пределах того объема доказательств, которые были представлены сторонами и исследовались в судебном заседании.

        Согласно отказному материалу по факту ДТП с участием водителя Юртаева А.Н и пешехода Б.О.Д., ДД.ММ.ГГГГ около 21 часа 10 минут на 797 км +144 м автодороги ФАД Урал М-5 в р. , водитель Юртаев А.Н., управляя автомобилем марки ВАЗ-111710 госномер № совершил наезд на пешехода Б.О.Д., в результате ДТП пешеход Б.О.Д. с телесными повреждениями был госпитализирован в МУЗ Николаевская ЦРБ.

        Согласно свидетельствам о рождении, заключении брака, Рузанова И.Д., Горбунова Г.Д. являются родными сестрами Б.О.Д., матерью и сыном последнего являются соответственно Башаева А.А. и Б.А.О..

        Согласно свидетельству о смерти Б.О.Д. умер ДД.ММ.ГГГГ.

        Согласно свидетельству о регистрации транспортного средства, имеющемуся в отказном материале по факту ДТП, по состоянию на ДД.ММ.ГГГГг. собственником автомобиля марки ВАЗ 111730, госномер №, является Юртаев А.Н..

        Согласно заключению № 21-к от ДД.ММ.ГГГГ, у Б.О.Д. в связи с ДТП, произошедшим ДД.ММ.ГГГГ, имелась тупая сочетанная травма головы, грудной клетки, живота конечностей, причинение травмы сопровождалось развитием декомпенсированного травматического шока 3-4 ст., мозговой комой 3ст. Комплекс повреждений, установленных при исследовании трупа Б.О.Д., имеет признаки прижизненного происхождения и возник от ударного воздействия со значительной силой тупых твердых предметов с преобладающей контактировавшей поверхностью, совокупность повреждений, обнаруженных у Б.О.Д., могла возникнуть в условиях ДТП. Смерть Б.О.Д. наступила в результате тупой сочетанной травмы: тяжелой черепно-мозговой травмы и травмы внутренних органов(легких, сердца, поджелудочной железы, печени, селезенки), с повреждением костей скелета, между причиненными повреждениями и смертью Б.О.Д. имеется прямая причинно-следственная связь. На момент ДТП концентрация алкоголя в крови Б.О.Д. могла быть более 2,1%о этилового алкоголя, что соответствует средней степени алкогольного опьянения.

        В соответствии со ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 1. Общие положения о возмещении вреда > Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих’ target=’_blank’>1079 ГК РФ, Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

        В соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 3. Объекты гражданских прав > Глава 8. Нематериальные блага и их защита > Статья 151. Компенсация морального вреда’ target=’_blank’>151 ГК РФ, Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

        В соответствии со ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1100. Основания компенсации морального вреда’ target=’_blank’>1100 ГК РФ, Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

        В соответствии со ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда’ target=’_blank’>1101 ГК РФ, 1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. 2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

        Не подлежит удовлетворению заявление ответчика, его представителя о пропуске истцом срока исковой давности, как основание для отказа в иске в связи со следующим.

        Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» определено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

        В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от ДД.ММ.ГГГГ N 10 с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума ВС РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 10 и от ДД.ММ.ГГГГ N 1, разъяснено, что на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других материальных благ.

        При наличии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вступившего в законную силу, которым отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. Особенная часть > Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка > Глава 27. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта > Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств’ target=’_blank’>264 УК РФ, по основанию п. 2 части 1 ст. Часть 1. Общие положения > Раздел I. Основные положения > Глава 4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования > Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела’ target=’_blank’>24 УПК РФ за отсутствием в действиях Юртаева А.Н. состава преступления, суд отклоняет, как не имеющие значения, доводы истца о нарушении ответчиком Правил дорожного движения РФ. Иных допустимых доказательств, подтверждающих данный факт, истцом не представлено.

        Анализ правовых норм, содержащихся в семейном законодательстве, уголовно-процессуальном законодательстве и др, свидетельствует о том, что близким родственниками являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Иное толкование понятия близкие родственники, толкование правовых норм о том, что право на компенсацию морального вреда могут иметь наследники второй очереди, в том случае, если нет наследников первой очереди, значения не имеет. К спорным правоотношениям не применимы нормы наследственного законодательства, в данном случае не решается вопрос о праве на наследство после смерти Б.О.Д. С учетом приведенных правовых норм, родная сестра вправе требовать компенсацию морального вреда в связи со смертью близкого родственника.

        Судом установлено и не оспаривается, что в результате ДТП, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ около 21 часа 10 минут на 797 км +144 м автодороги ФАД Урал М-5 в р. , водитель Юртаев А.Н., управляя принадлежащим ему автомобилем марки ВАЗ-111710 госномер №, совершил наезд на пешехода Б.О.Д., который переходил дорогу вне зоны действия пешеходного перехода, находился в состоянии алкогольного опьянения, пешеход Б.О.Д. с телесными повреждениями был госпитализирован в МУЗ Николаевская ЦРБ, ДД.ММ.ГГГГ перевезен в Кузнецкую ЦРБ, где от полученных в результате ДТП телесных повреждений умер ДД.ММ.ГГГГ.

        Требования истца о компенсации морального вреда в связи со смертью родного брата подлежат частичному удовлетворению.

        Поскольку, истец просит компенсировать моральный вред, причиненный в результате смерти близкого родственника, доводы о том, что Рузанова И.Д. и другие родственники решили, что именно она будет обращаться в суд за компенсацией морального вреда, значения не имеют, на размер компенсации морального вреда не влияют. Иск о компенсации морального вреда предъявлен Рузановой И.Д., иные лица в ходе рассмотрения дела и до удаления суда в совещательную комнату, требований о компенсации морального вреда к ответчику не предъявили.

        Смерть близкого родственника истца произошла в результате использования ответчиком источника повышенной опасности, поэтому, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. В связи с чем, не имеют значения доводы ответчика, его представителя об отсутствии вины Юртаева А.Н. в ДТП.

        Суд полагает, что истцу причинены нравственные страдания в связи со смертью близкого родственника, наступившей в результате использования ответчиком источника повышенной опасности. Смерть близкого родственника является невосполнимой утратой, необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие истца, неимущественное право на родственные и семейные связи. Поскольку, потерпевший в связи со смертью близкого родственника во всех случаях испытывает нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

        При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает обстоятельства ДТП, наличие у Б.О.Д. иных близких родственников(сын, мать, еще одна родная сестра), и полагает, что моральный вред подлежит компенсации в размере 60.000 рублей. Во взыскании остального размера компенсации морального вреда следует отказать, как не отвечающего требованиям разумности и справедливости. Иные обстоятельства, приведенные истцом, судом не учитываются.

        Совершением Б.О.Д. умышленных действий судом не установлено, доказательств этому стороной ответчика не представлено. Обстоятельства, при которых произошло ДТП, при определении размера компенсации морального вреда учтены, описаны выше.

        Принимая во внимание трудоспособный возраст ответчика, наличие у него работы и заработка(соответствующие документы были им представлены), доводы ответчика о его семейном и материальном положении не свидетельствуют о возможности компенсации морального вреда в меньшей сумме. Лечение ответчика в 2014г. является лишь фактом, свидетельствующим о его временной нетрудоспособности, никак не влияющим на размер компенсации морального вреда.

        Остальные доводы сторон, их представителей значения для дела не имеют.

        Все исследованные судом доказательства отвечают установленным требованиям, сомнений у суда не вызывают. В соответствии со ст.ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 59. Относимость доказательств’ target=’_blank’>59, Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 60. Допустимость доказательств’ target=’_blank’>60, Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 67. Оценка доказательств’ target=’_blank’>67, Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 86. Заключение эксперта’ target=’_blank’>86 ГПК РФ, заключение судебной экспертизы отвечает установленным требованиям, оно мотивировано, приведены конкретные факты, на основании которых эксперты пришли к выводам, указанным в заключении, сомнений у суда оно не вызывает. Эксперты имеют специальные познания в области медицины, опыт экспертной работы, для дачи заключения им были предоставлены материалы гражданского дела, первичные медицинские документы о травмах, полученных братом истца. Выводы экспертов, допустимость заключения, лицами, участвующими в деле не оспаривается.

        С учетом установленных по делу обстоятельств, приведенных правовых норм, иск подлежит частичному удовлетворению, в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда 60.000 рублей, во взыскании остальной суммы морального вреда суд истцу отказывает.

        Исковые требования Рузанова И.Д. удовлетворить частично.

        Взыскать с Юртаев А.Н. в пользу Рузанова И.Д. компенсацию морального вреда 60.000 (шестьдесят тысяч) рублей, расходы по уплате государственной пошлины 300 руб., всего 60.300(шестьдесят тысяч триста) рублей, во взыскании остальной суммы морального вреда отказать.

        Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд в течение одного месяца со дня вынесения решения судом в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы или представления через Николаевский районный суд Ульяновской области.

        Председательствующий судья: И.А. Зеленцова.

        25.03.2015г. изготовлено решение суда в окончательной форме.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *