Экспертиза по-фински

Патентование и регистрация товарных знаков в Финляндии

Скандинавское государство с высоким уровнем жизни — Финляндия, всецело придерживается цивилизованных демократических правил Евросоюза. И хоть страна Суоми и отказалась от национального патентования, но уважение к интеллектуальной собственности демонстрируется через правовую охрану, предусмотренную региональным и международным патентованием (РСТ) системами оформления соответствующей документации. Вот только патентование в Финляндии не ограничивается общеизвестной процедурой. Осознавая прогрессивную роль внедрения передовых достижений человечества, страна стремится обеспечить зелёный свет инновациям, оказывая им всяческое содействие.

С 1971 года, для оказания юридической поддержки и финансовой помощи в исследованиях и патентовании, в государстве действует Фонд финских изобретений. Именно от него исходят важные рекомендации и консультативные услуги, оценка рыночного и коммерческого потенциала разработок, что помогает исследователям оценить дальнейшую перспективу и определиться с последующими действиями.

Патентование инноваций

Но патентование изобретения в Финляндии и полезной модели — требуют финансирования, без чего даже выдающиеся разработки не смогут достичь должного уровня и рассчитывать на защиту Закона. Вот Фонд и оказывает материальную поддержку интеллектуальной собственности, если считает это целесообразным. Размер же финансирования зависит от характера новшества и его потенциала — и может достигать от 1500 евро до 100 тыс.

Стоимость получения патента на изобретение и полезную модель

Действия по заявке Пошлина по ПМ EUR Гонорар по ПМ EUR Пошлина по ИЗ EUR Гонорар по ИЗ EUR
Подача заявки 26 950 400 1500
Выдача патента и пересылка 400 450 950

* Экспертиза по существу в отношении полезных моделей (ПМ) не проводится.

Финляндия, входящая в число стран Европейской Патентной Конвенции — работает по её правилам, что предусматривает выплачивание ежегодных пошлин за продление патентоспособности того или иного объекта. Соблюдение предусмотренных норм и предписаний — обеспечивает гармоничное сосуществование финских и зарубежных инноваций. Но лишь грамотная подготовка и следование всем процедурным шагам — обеспечит зелёный свет внедрению передовых технологий не зависимо от их происхождения, что и обеспечит патентование в Финляндии. А при поддержке патентных поверенных из патентного бюро «GPG» можно легко разобраться во всех нюансах и эффективно использовать полученные преимущества.

Регистрация товарного знака в Финляндии

Аутентичность национальной процедуры Финляндии, с помощью которой регистрируются товарные знаки, в то же время является благодатной почвой для теснейшего сотрудничества с Офисом по гармонизации на внутреннем рынке, открывающим путь для европейской торговой марки. А чтобы не создавать проблем обладателям собственных знаков, прописанных в странах, не принадлежащих к ЕС, Финляндия примкнула к Мадридскому протоколу, облегчающему условия подачи комплексной заявки.

Стоимость регистрации товарного знака

Действия по заявке Пошлина EUR Гонорар EUR
Оформление и подача заявки в 2-х классах 215 950
За каждый последующий класс начиная с3го 150
Документы, подтверждающие приоритет 320
Регистрация товарного знака, выдача свидетельства 155 550
Доплата за наличие изображения 60 175

Проверка товарных знаков, отвечающая законодательству Финляндии

Не зависимо от того, подаётся заявка через Патентное ведомство Финляндии, либо приходится действовать с привлечением международных систем, заявленный знак проходит проверку под углом совпадений с уже зарегистрированными аналогами. А результаты завершённой экспертизы подлежат опубликованию в специальном бюллетене, что позволяет информировать о товарном знаке широкую общественность.

Хоть требования экспертизы скорее формальны, но это обстоятельство не мешает каждому заинтересованному лицу, считающему тот или иной знак, претендующий на использование в Финляндии, нарушением их прав, выступить с возражениями. Правообладатели идентичных или сходных знаков имеют все основания требовать возмещения убытков из кармана заявителя, что в очередной раз подтверждает целесообразность предварительной проверки любого обозначения посредством исследования баз данных, содержащих сведения о зарегистрированных товарных марках.

Охрана по-фински

Как и в любой другой стране, по истечению срока действия товарного знака, хлопотать о его продлении в Финляндии нужно за 12-6 месяцев до наступления финальной даты. Притом, вся процедура состоит в уплате соответствующей пошлины, так как само продление обходится, без каких бы там ни было заявок, дополнительных проверок – и является автоматическим.

Прекращение действия

Прекращение действия товарного знака будет иметь место в том случае, когда его применение активизируется уже после выводов надзорных органов об отзыве Свидетельства. А в случае использования в целях рекламы знака, не задействованного на протяжении 5 лет, но ещё не аннулированного, его охрана продолжает действовать. Так как товарный знак может служить предметом залога, то его преждевременное прекращение невозможно без согласия лица, у которого тот находится в залоге.

Говорите со мной по-фински

Выходцы из России поделились с нами воспоминаниями о том, как осваивали финский язык.

«Овладение языком зависит от многих факторов. Дети до подросткового возраста усваивают язык легче, и в образовательных учреждениях освоить язык проще, чем вне их. Самое важное попасть в языковую среду. Потому что язык – это социальное явление», – говорит Ольга Давыдова-Менге, научный сотрудник университета Восточной Финляндии.

Фото: Пиа Инберг / Keksi / FPB

Jarjestelmallistyttamattomyydellansakaan*. В финском языке 15 падежей, порой очень длинные слова, и язык мало похож на большинство европейских языков. Но всё же выучить его можно. Мы узнали у носителей русского языка, как им это удалось.

Эти иммигранты из России уже много лет живут в Финляндии, достаточно свободно говорят по-фински, имеют семьи, растят билингвальных детей. Каждый из них считает Финляндию своим домом. Но так было не всегда.

Евгении Сорокиной 27 лет, она работает в промышленной прачечной. В Финляндию Евгения переехала в 13 лет.

«Когда мы приехали в Финляндию, я стала тихой. Боялась неудачно ответить, если кто-то заговорит со мной по-фински», – говорит Евгения. Она настолько хорошо освоила язык, что закончила лицей с художественным уклоном. «Но даже сейчас, если приходится говорить с незнакомым человеком, я волнуюсь и забываю слова. Я продолжаю работать над тем, чтобы идеально говорить и совсем не бояться общения».

Как преодолеть языковой барьер?

Инна Качина переехала в Финляндию в 10 лет, и выучила финский благодаря общению с одноклассницами: «С некоторыми из этих девочек я общаюсь до сих пор». Фото: Иван Беседин

За советом и помощью мы обратились к Ольге Давыдовой-Менге, научному сотруднику университета Восточной Финляндии. Она занимается гуманитарными исследованиями миграции.

«Овладение языком зависит от многих факторов, – считает Ольга. – Дети до подросткового возраста усваивают язык легче. В образовательных учреждениях освоить язык проще, чем вне их. Многое зависит от обстановки в коллективе».

Инна Качина приехала в Финляндию в 10 лет. Сейчас ей 24 года, и она работает в службе охраны аэропорта. Она тоже испытала определенные трудности при адаптации в иноязычной среде.

«В классе для иммигрантов у всех был плохой финский. Учительница хотела, чтобы мы говорили только по-фински. Из маленького запаса слов, который я тогда имела, приходилось составлять рассказ и стараться, чтобы тебя поняли. Сложности начались, когда я перешла в обычный класс с этническими финнами. Я старалась уединиться с книжкой. Как-то раз, на перемене, я услышала, что девочки собираются в зоопарк, и напросилась с ними. С некоторыми из этих девочек я общаюсь до сих пор. Когда я подружилась с одноклассницами, стало легче».

Необходимо реальное общение

Анна Кабанен (на фото с дочкой Даной) переехала в Финляндию в 25 лет. Курсы финского языка давали ей грамматическую основу, а разговор с коллегами быстро улучшил практические навыки. Фото: Иван Беседин

«У взрослых освоение языка во многом зависит от личных способностей, мотивации, образования, привычки к изучению иностранных языков, – поясняет Ольга. – Если человек вовлечен в общение, языковые навыки усваиваются быстрее».

Так было и у Анны Кабанен, которая приехала в Финляндию в 25. Ей сейчас 40 лет, и она работает на складе. Как ей, уже далекой от школьного возраста, далось изучение незнакомого языка?

«Я ходила на курсы финского. Группа была в основном русская, поэтому курсы давали мне грамматическую основу, но не языковую практику. Говорила по-фински очень плохо. Потом стала работать с финнами, – говорит Анна. – Они говорили со мной обо всем: о погоде, о своих собачках и многом другом. Надо было участвовать в разговоре. Мой язык быстро ”пошел в гору”».

Язык легче учить в языковой среде

«Я продолжаю работать над тем, чтобы идеально говорить и совсем не бояться общения», – говорит Евгения (на фото с мужем Евгением и их сыном Бенжамином). Фото: Иван Беседин

«Самое важное попасть в языковую среду. Потому что язык – это социальное явление, – отмечает Ольга. – В книге ”Марксизм и языкознание” говорится о том, что язык всегда диалогичен, поэтому одной грамматики недостаточно. Необходимо реальное говорение, реальные языковые ситуации, чтобы язык ”заработал”».

Евгений Гоккоев переехал в Финляндию в 16 лет, первое время жил в районе Турку, на хуторе. «Я чувствовал себя одиноким. Финского языка не знал, по-русски мог говорить только с мамой. Смотрел телевизор со словарем. Поставил перед собой задачу – учить хотя бы десять финских слов в день», – вспоминает 32-летний Евгений.

«Когда пошел в школу, познакомился со сленгом. Финны не всегда говорят на литературном языке, а мне хотелось общаться с ребятами, играть с ними в футбол. Я поступил в училище, и там уже не испытывал проблем с языком». Теперь Евгений работает на складе канцелярских товаров.

«Необходимо ставить изучающего язык в ситуации реального общения. – подчеркивает Ольга Давыдова-Менге. – Мне кажется, в этом главная задача системы обучения финскому языку».

Текст: Иван Беседин, январь 2020 г.

*J arjestelmallistyttamattomyydellansakaan часто используют в качестве примера, чтобы показать, какие длинные слова можно строить в финском языке. В его составе – основа jarjestelma («система») и разные суффиксы. Разбор слова на английском языке.

Киднеппинг по-фински. Русскую девочку забрали прямо в школе

12.11.2014, 22:00 Политика Репортаж 91

Сегодня стало ясно почему финские соцслужбы отобрали дочь у россиянки Александры Фоминой. Такое невозможно угадать — за то, что не купила ребёнку собаку. Это факт.

Астропрогноз для всех знаков зодиака на неделю с 18 по 24 ноября

«Афродита!» Екатерина Климова в воздушном платье устроила фотосессию в воде

«Душа танцует самбу»: Пегова зажигательно исполнила бразильский танец — видео

Васильев показал неожиданное фото актрисы из советского фильма «Золушка»

Гороскоп на 15 ноября: Убывающая Луна в Близнецах повлияет на принятие решений

Гороскоп на 13 ноября: молчание — золото, а информация — бриллиант

Екатерина Стриженова призналась, как ей удалось стать «худышкой»

Гороскоп на 14 ноября: Полнолуние открывает для вас новые пути к вершине

Кардиолог прокомментировал смерть Никиты Исаева

Видео с реакцией мальчика на подаренного щенка до слез растрогало сеть

Но пока он дошёл до чиновников — стал называться наказанием, а потом и избиением девочки. Кто это сказал, и был ли вообще этот доносчик, или придуман — загадка. Но разбираться в Финляндии не стали. Просто поймали ребёнка после школы и увезли, что называется, в неизвестном направлении. Спецкор Пятого Елена Горшенина встретилась с участниками этой драмы.

В комнату дочери Александра Фомина старается не заходить – здесь каждая вещь напоминает ей о потере. В тот роковой день Диана ушла в школу всего на несколько часов, но оттуда так и не вернулась. Прямо из-за парты девочку без суда и следствия забрали органы опеки

Причиной для изъятия девочки из семьи стал донос. Оставаясь инкогнито, кто-то доложил об избиении ребенка матерью. Якобы Саша такими методами наказала Диану за обман: девочка давно прогуливала уроки русского языка, и об этом мать не знала. Но на деле, говорит Саша, своего ребенка она и пальцем не тронула. Она просто отказалась покупать девочке собаку, а это законом не запрещено. Но ребенка все равно отняли и передали в патронажную семью.

Теперь с Дианой Саша общается только по телефону – один раз в день. Ей назвали адрес патронажной семьи, где живет дочка, но она знает – это провокация. Как только она попытается увидеть ребенка – его окончательно отберут, а ее представят психически неуравновешенной.

Так произошло с ее землячкой – россиянкой Анастасией Завгородней. В 2012 году у нее отобрали четверых детей, а когда она попыталась их вернуть — с помощью СМИ и адвокатов – провели психиатрическую экспертизу и назвали ее шизофреничкой. Система опеки в Финляндии по отношению к родителям, тем более русским – просто карательная. И от этой якобы ориентированной на ребенка системы страдают сами финны.

Так в январе этого года подала в отставку Мария Кайса Аула — омбудсмен по правам ребенка. Причиной ухода стал скандал в Интернете. Вот как финские органы опеки отбирают детей у родителей. Факты в сеть выложил пострадавший отец – Ян Эрик Курхела.

Россия, говорит уполномоченный по правам ребенка, Павел Астахов, со своими правилами в чужой огород старается не лезть, но обращение с нашими детьми в Финляндии его возмущает. Юристы неоднократно предлагали создать совместную комиссию для рассмотрения громких дел по отбору детей, но этот воз и ныне там.

Тем временем Диану уже в конце недели ждут в гости в Петербурге — ее тетя и бабушка. У последней будет день рождения и семья в середине ноября всегда собирается вместе. Сядут ли они за праздничный стол в этом году — никто не знает. Разговаривая с племянницей по телефону, девочка не знает, что ее пытаются навсегда разлучить с родителями. Она думает: в патронажной семье — она неделю. А потом просто вернется домой.

Мама Дианы, несмотря на бессонницу и постоянные слезы, старается не опускать руки. Свои права она намерена защищать в суде. Счастье дочери. Не сомневается Саша — в ее настоящей семье.

Выйти из кризиса по-фински

Правительство каждой страны пытается разработать универсальную формулу стабилизации экономики. Мы предлагаем вам рецепт Финляндии.

Наш мир подвешен в состоянии экономической нестабильности. Правительство каждой страны пытается разработать универсальную формулу стабилизации экономики. Мы предлагаем вам рецепт Финляндии, который особенно примечателен своим нестандартным подходом к делу.

Как выйти из кризиса по-фински?

По сути, многие скандинавские страны еще не оправились от мирового экономического кризиса 2008 года. Новая волна нестабильности добила шаткое равновесие. В итоге странам приходится прибегать к нестандартным решениям проблемы. И самый спорный момент зачастую связан с распределением государственного бюджета.

Финляндия также встала перед нелегким выбором. Инициатором стратегии еще в прошлом году стало новое правительство.

Как изящно выкрутиться из неловкой ситуации?

Новое правительство было сформировано 28 мая 2015 года. Возглавил Кабинет министров Юха Сипиля, на которого возлагались большие надежды.

Предшественник Александр Стубб плохо проявил себя в должности и вызвал волну недовольства. В 2014 году деятельность правительства Стубба считали провальной около 70% финнов. Такая же цифра выражала недовольство внешним курсом Стубба, а именно – курсом на вступление в НАТО.

Почему Юха Сипиль казался перспективным?

Для начала партия Сипиля была хороша хотя бы тем, что отрицала наследие Александра Стубба. «Финляндский центр» (Сипиля), выступающий в оппозиции к правящей в 2015 году «Национальной коалиции» (Стубб), не поддержал идею присоединения Финляндии к Североатлантическому альянсу. И именно эта позиция так понравилась финскому народу.

В итоге в 2015 году «Центр» во главе с Юхой Сипиля получил большую часть мест в парламенте. Стубб сложил полномочия, а новый премьер взялся за восстановление страны, особенно в экономическом плане. Страна морально настроилась на перемены. Но взялся за восстановление Сипиля, видимо, тоже не с той стороны.

Как решено было распределить бюджет?

Финляндия всегда славилась качеством жизни своих граждан. Финны очень ценят комфорт, личное пространство и соблюдение общественных норм. И на социальную сферу в рамках поддержания эталонного качества жизни всегда расходовалась немалая часть бюджета.

Но Юха Сипиля решил пренебречь именно социальной сферой, чтобы поправить экономику страны. Также было решено пожертвовать образованием. И да, вы всё верно прочли.

И что же предпочло правительство взамен?

Удивительно, что на военную сферу финансирование, наоборот, увеличилось. Только лишь в 2015 году расходы повысили на 10%. К 2016 году было решено зайти еще дальше. Причем сам бюджет в 2015 году значительно сократился.

Также правительству не хватало единства. В определенный момент Сипиля даже заявил о предстоящем роспуске: партии не могли взаимодействовать и достичь понимания.

В итоге шаткое правительство предпочло нужды обороны, принеся в жертву благосостояние финского народа.

Что подтолкнуло финских политиков к такому шагу?

Европейские страны решили увеличить расходы на оборонную сферу после слухов об агрессии стороны России. Финны, по всей видимости, стали жертвой европейской паники, но все равно сохранили довольно тёплые отношения с Россией. Ведь все мы помним, чем закончилось прошлое противостояние.

До сих пор в Финляндии стоят памятники победителям – советским солдатам. Если вы пройдётесь по улочкам городов, наиболее близким к границе с Россией, то непременно их заметите. И это действительно странно, когда проигравшая сторона настолько спокойно относится к своему поражению. В этом плане финнам стоит отдать должное.

Но, тем не менее, дружелюбно настроенное государство, а тем более нынешнее правительство не стало бы жертвовать социальной сферой ради обороны просто так. И даже если сейчас Финляндии ничто не угрожает, Европа готовится к войне. И Финляндия хочет чувствовать себя готовой к любому повороту, ведь НАТО ее не защитит.

Ради мнимого чувства безопасности правительство Финляндии готово пожертвовать благополучием граждан, повиснув при этом на краю экономической бездны.

Финский выбор — русский Выборг

Уже почти 80 лет, как Выборг перестал быть городом Финляндии. Но жителей соседней европейской страны здесь по-прежнему можно встретить всюду. Приезжают они не ради главных достопримечательностей этой крепости и парка Монрепо, а на шоппинг.

В выходные скоростные поезда из Хельсинки прибывают на этот небольшой вокзал 5 раз за день. Жители Финляндии любят провести уикенд в ближайшем к ним русском городе.

Алкоголь, сладости и мясо. Эти продукты финны чаще всего покупают в русских магазинах. Семья Мастаченко 10 лет живёт в Европе. Но в канун Нового года уже по традиции приехали на родину за солёными огурцами. С иностранными маринадами оливье, говорят, не тот. Перед поездкой специально освободили багажник. Закупаться будут на несколько недель вперёд.

Мы хотели выяснить и у коренных финнов их список покупок. Вот только большинство из них не говорит даже по-английски. А вот местных продавцов этим врасплох не застанешь. Почти все свободно говорят по-фински. Научились у постоянных клиентов. За двадцать лет работы на рынке продавщица Ирина не только иностранный язык выучила, но и попала на станицы финских СМИ. С громким заголовком «Остака», значит «покупайте».

Шерстяные вещи и лён – то, без чего европейцы из Выборга не уезжают. Берут чуть ли не оптом. Говорят, в Финляндии натуральные материалы стоят как драгоценности. Но на центральном рынке в канун европейского рождества финнов не много. Все они в местном гипермаркете. Опустошают полки к праздничному застолью. Цены на продукты здесь втрое дешевле финских.

В целях экономии и подарки покупают российского производства. Ценят ручную работу мастеров. Хит продаж — гончарные изделия и шкатулки из бересты. В Выборге под иностранных покупателей давно подстроились.

Существует версия, что изначально этот город назывался Выбор. Историки её не особо поддерживают. А вот финские гости соглашаются. Для них это место с широким ассортиментом доступных товаров. И лучший выбор города для покупок.

Проверено на себе: пить по-фински

— А ты умеешь пить? — спросил меня Пекка, когда я рассказал ему о своем творческом замысле: написать о финской культуре пития.

— Смотря сколько дней, — попытался я уйти от прямого ответа, вспоминая наши длиннющие новогодне-рождественские каникулы.

Такой ответ финна удовлетворил и он согласился составить мне компанию на время творческого эксперимента.

ЛУКАВАЯ СТАТИСТИКА

Считается, что финны много пьют. И да, и нет.

По статистике ВОЗ Финляндия даже не входит в первую десятку самых “пьяных” стран Европы . Впрочем, как и Россия . По тем же данным средний пьющий (!) финн выпивает в год примерно 25 литров в пересчете на чистый алкоголь (у нас 32). При том, что каждый четвертый житель Суоми не пьет вообще (в России — каждый третий).

Однако, ВОЗ в своих документах о вреде пьянства подчеркивает, что помимо уровня потребления важна манера потребления алкоголя, и вот тут у финнов все не очень хорошо:по статистике 53 процента пьющих за последний месяц хотя бы раз напивались до чертиков…

Но в сухой теории. А что на практике?

В БАР НАВЕСЕЛЕ

— В Каллио мы не пойдем, — сказал Пекка, упомянув городской район, где расположены самая злачная улица города — Хельсингинкату — и самые отвязные заведения. — Там под утро можно и бутылкой по голове получить.

Опыту моего финского приятеля можно доверять: он сам вырос в этом некогда пролетарском районе и знает местные нравы.

— Там народ до сих пор разный, хотя джентрификация (реконструкция и заселение района более состоятельными жителями. — Авт.) и нагнала туда хипстеров и туристов, — поясняет Пекка. — Надо поддерживать местные бары, где еще пару десятилетий назад гудели матросы и докеры. Теперь тут совсем другая публика — любой “синяк” за соседним столом может оказаться известным актером или художником.

— Но,… ни один уважающий себя финн не пойдет в бар, не выпив заранее, — ошарашил меня признанием мой спутник. — Потому что дорого: банка обычного пива в магазине стоит около 3 евро, а в питейном заведении бокал — уже от шести.

Ну что ж, традиции надо соблюдать! Открыли по бутылке. Сегодня мы будем пить пиво — самый популярный среди финнов слабоалкогольный напиток (46 процентов от всего употребленного, по данным ВОЗ). Женщины предпочитают сидр, видов которого здесь больше, чем в Англии .

Уже слегка тепленькие, мы пришли в ближайшую пивную — небольшое заведение, увешанное карикатурами и афишами старых фильмов. Бар открывается в 9 утра и работает до 4 утра. Взяли по пиву, сели…

«МАЛЕНЬКАЯ СУББОТА» В СРЕДУ

— Пекка, что пьют финны?

— Бухло (по-фински viina. — Авт.). То есть все, что содержит спирт. В основном пиво и сидр. Водку пьют все меньше, вина теперь покупают чаще. На хуторах гонят.

— То, что финны пьют много, — это правда или стереотип?

— Еще Монтескье в 18 веке писал, что финны — пьяницы, — Пекка вдруг решил вспомнить, что когда-то заканчивал университет. — Шведы даже пытались ввести сухой закон, но ненадолго — пришли русские и его отменили. Став независимой в 1917 году, Финляндия снова ввела сухой закон, он продержался недолго — до начала 30-х. Толку от него было мало, зато пышным цветом расцвели контрабанда и оргпреступность. В итоге государство ввело монополию, которая сейчас потихоньку рушится — с прошлого года слабоалкогольные напитки можно купить в любом продуктовом, крепкие — только в специализированной сети “Алко”. Много или мало — не суть важно. Главное, как пьют финны… Давай еще по одной!

— А как финны пьют?

— Как правило, чтобы нажраться. В выходные, на праздники. Если настроение выпить в середине недели, то можно устроить “маленькую субботу”, например в среду…

На самом деле, “маленькой” может быть не только суббота. Уже с конца ноября начинается “маленькое рождество” — сезон предновогодних корпоративов. Например, 30 ноября гулял финский парламент. При чем одна из фракций в этом году вынуждена отмечать всухую. Виноват в этом депутат Теуво Хаккарайнен, который в 2017-м в невменяемом состоянии попытался насильно поцеловать депутата Вееру Руохо прямо в парламентском кафетерии. Она подала в суд и депутат, который уже на утро не мог вспомнить этого эпизода, был приговорен к выплате штрафа за нападение и сексуальное домогательство.

ПЬЯНКА В ТРУСЕЛЯХ

— Финны, в отличие от, например немцев, очень спокойно относятся к пьянству. Ну выпил человек, с кем не бывает. Пока он нормальный, приходит на работу трезвый и вовремя, никто ему и слова не скажет. Друзья, коллеги, они ведь тоже тут живут, — сказал Пекка, тоскливо взглянув через окно на январское финское небо, которое как посерело пару месяцев назад, так таким и останется, быть может, до начала мая.

— Да у нас по полгода за окном пятьдесят оттенков серого, только без секса, — пошутил сидящий за соседним столом мужичок неопределенного возраста. Присоединиться к беседе его заставила затянувшаяся пауза, пока застывший Пекка надолго вперился взглядом в пустое небо. Вообще-то, у финнов не принято вклиниваться в чужую беседу, но после пятой кружки здесь любой становится экстравертом.

— Погода у нас способствует, — продолжил за Пекку мужичок. — Зимой солнце где-то за тучами подпрыгивает над горизонтом на несколько часов, и снова темнота. Многих накрывает сезонная депрессия, вот и борются с ней алкоголем.

— Но ведь и летом пьют? Особенно на Иванов день.

— А сколько этого лета! Как в том анекдоте: лето в этом году было хорошим, но я его не помню, так все те два дня я был пьян, — продолжил шутить сосед. — Накидаться в Иванов день — это уже традиция…

— А как насчет другой традиции — “калсарикяннит”? (Согласно распространенному во всем мире мнению, этим коротким слово финны называют ситуацию, когда они выпивает горячительные напитки дома, сидя в одних трусах, поскольку выходить на улицу не хочется, а дома наряжаться незачем. — Авт.)

— Это байка для туристов! Дело в том, что многие финны предпочитают не покупать собственную стиральную машину, а стирать белье в общедомовой, обычно расположенной в подвале. Раньше семьи собирались в прачечной с пивком. Пока вся их одежда стиралась, а потом сохла в общей сушильной камере, они и выпивали, зачастую оставаясь в одних труселях. Зачем им выходить на улицу? Ведь вся их одежда в стирке.

Только храп указывал на то, что Пекка жив, хоть и мертвецки пьян. Новогодний эксперимент явно было пора сворачивать и мне предстояло доставить приятеля к нему домой. Видимо, он переусердствовал, когда экономно выпивал дома перед походом в пивную. К тому же, он весь вечер почти ничего не съел. Это, к слову, еще одна особенность финского алкодосуга — они почти всегда забывают закусывать.

Сергей Веригин: «Сандармох нельзя приватизировать или монополизировать, выдвинутая научная гипотеза должна быть исследована»

Черника

Интервью с инициатором раскопок РВИО в Сандармохе

Карельские историки Сергей Веригин и Юрий Килин с июня 2016 года продвигают гипотезу о том, что финны во время оккупации Карелии в 1941-1944 гг. могли использовать урочище Сандармох для захоронения убитых и погибших красноармейцев и советских военнопленных. Автор «Черники» Александр Степанов оспаривает их авторство и утверждает, что первым об этом говорил еще в 1990-е, при обнаружении Сандармоха депутат-коммунист ЗС РК от Медвежьегорского района Геннадий Солодянников.

«Черника» решила выяснить, как изменилась эта концепция с 2017 года, когда появилось расследование Анны Яровой «Переписать Сандармох» (В нем были опубликованы не только интервью с Сергеем Веригиным и финскими историками, но и копии документов из финских и российских архивов).

Что РВИО вновь ищет в Сандормохе? Есть ли у копателей новые архивные документы, подтверждающие гипотезу? Как на гипотезу повлияли экспертизы останков, эксгумированных РВИО в прошлом году? Кто продвигает гипотезу в Финляндии?.

На момент записи интервью с Сергеем Веригиным Российское военно-историческое общество (РВИО) закончило второй сезон раскопок в Сандармохе. За четыре дня до интервью Сергей Геннадьевич побывал на месте раскопок вместе с издателем его книги «Загадка Сандармоха», финским политологом и «официальным представителем ДНР в Финляндии» Йоханом Бекманом, а также соавтором книги, редактором журнала «Carelia» (на финском языке) Армасом Машиным.

Сергей Веригин. Фото: Алексей Владимиров

Справка: Сергей Геннадьевич Веригинисторик, доктор исторических наук, профессор ПетрГУ, директор Института истории, политических и социальных наук, заведующий кафедрой отечественной истории ПетрГУ.

Часть 1. Как начиналась вторая экспедиция РВИО в Сандармохе

Сергей Веригин: «Они самиМинкульт и правительствопротив себя вызвали волну»

— Сергей Геннадьевич, незадолго перед экспедицией РВИО в Сандармох в их адрес было направлено письмо Минкульта Карелии за подписью почему-то не министра Лесонена, а его заместителя Соловьева. Не скрою, создается такое впечатление, что Министерство культуры сделало всё, чтобы историческое расследование в Сандармохе стало политическим делом…

— Я читал письмо Соловьева.

Бытует мнение, что к этому письму Вы имеете самое непосредственное отношение. В группе «Дело Дмитриева» в Facebook замечен комментарий под сообщением о письме Соловьёва: «Это писал Веригин, а в Минкульте только отправили его в РВИО».

— Сразу хочу сказать – можешь так и записать – я об этом письме узнал из Интернета. К письму никакого отношения не имею.

— У меня никто не расстрелян, меня тема за сердце не цепляет, но Минкульт и РВИО сделали все, чтобы даже такие люди, как я, относились к этим раскопкам предвзято.

— Я знал, что Минкульт будет обращаться в РВИО с предложением направить поисковый отряд для проведения военно-археологической экспедиции, но с самим текстом был не знаком. Надо было, на мой взгляд, просто сказать: вот историки выдвигают научную гипотезу и ставят вопросы, на которые надо дать ответы, и они [Минкульт] просто бы обратились в РВИО для того, чтобы подтвердить или опровергнуть нашу концепцию. Тогда бы не было ненужного ажиотажа и страстей вокруг Сандармоха. Теперь они сами – Минкульт и правительство – против себя вызвали волну.

Хотя в целом идея письма, на мой взгляд, правильная. В настоящее время проблема вокруг Сандармоха крайне политизирована и используется некоторыми СМИ и организациями отнюдь не для выяснения истины, а в своих политических целях.

— Да, тут трудно сохранить толерантность. Могу сказать, что даже склоняюсь к точке зрения «Мемориала» и соглашаюсь с ней.

— Вернемся к предистории. 10 июня 2020 года была пресс-конференция РВИО в РИА «Новости» по экспертизам (баллистической и судебно-медицинской) пуль и пяти останков, эксгумированных РВИО в Сандармохе в августе 2020 года. Это все выложено на сайте РИА «Новости». Я там был, выступал, сказал, что нужно продолжить исследование, так как гильзы от пуль, обнаруженные на месте захоронения, могли быть выпущены как из финского, так и советского оружия. Да, я обратился к РВИО с просьбой провести вторую экспедицию в Сандармох, но только согласно нашей гипотезе.

Саму процедуру я знал. РВИО говорит, что мы можем идти навстречу историкам, но должны получить бумагу – ходатайство местной власти. А.Н.Лесонен тогда на пресс-конференции сказал, что мы, местная власть, это сделаем, и последовало письмо Соловьева.

Не знаю, почему такие формулировки в письме. Просьба была какая? Продолжить работу, чтобы поставить точку вокруг этого вопроса. Никаких идеологических или политических мотивов, никто о переписывании истории Сандармоха вопроса не ставит. (Хотя один вопрос я бы задал, но не стал – это вопрос по количеству политзаключенных в расстрельных ямах Сандармоха, но это не моя тема.) В идеальном варианте как? Поставить точку, сказать, что в Сандармохе похоронены политические заключенные и наши военнопленные, поставить памятный знак погибшим военнопленным. И все, на этом закончить.

— Правильно ли я понимаю, что идейным вдохновителем возникновения этого письма все же были Вы? Потому что с Ваших слов сказали: продолжать нужно.

— Да-да, я сказал, что продолжать нужно, но я обратился к РВИО, то есть к той организации, которая проводила первую экспедицию и членом карельского отделения, которой я являюсь.

— Возглавляет карельское отделение РВИО Лесонен? Почему письмо подписано Соловьевым?

— Я точно не могу сказать. Я, А. Осиев, Ю. Килин, Г. Чумаков, М. Гольденберг и другие – все члены правления. Возможно, руководитель карельского отделения РВИО А. Лесонен был в это время в отпуске.

— Вы о раскопках когда узнали?

— Первоначально о точной дате экспедиции я не знал. Думал, что она будет в конце августа. Спланировал свой отпуск так, что к этому времени должен был вернуться из Греции. И только где-то в начале августа мне позвонили из РВИО и спросили: «Сергей Геннадьевич, вы будете?». Так стала ясна дата экспедиции – 12 августа. Думал, что вообще не попаду на нее, но по семейным обстоятельствам вынужденно вернулся из отпуска раньше и успел на раскопки. Поэтому могу сразу сказать: к письму Соловьева никакого отношения не имею.

Часть 2. «Это предположение»

Сергей Веригин: «С одной стороны либералы искажают, что там место расстрелов только политзаключенных. А с другой стороны — ура-патриоты, которые пишут, что 22 тысячи военнопленных расстреляны в Сандармохе»

— В этом году РВИО искало в Сандармохе неучтенные и единичные захоронения. Вы что же, изменили гипотезу? Вы утверждаете, что там не только советские военнопленные могут быть, но и партизаны, и гражданские лица?

— Это я и раньше говорил, гипотеза не изменилась. Переврали информацию, стали говорить, что в Сандармохе, чуть ли не 22 тысячи военнопленных захоронены. Непонятная какая-то информация появилась 5 августа. РВИО или РИА «Новости» исказили некоторые факты, но я не знаю, вольно или невольно? Опровержение не будешь писать – это агентство. Представляете, 22 тысячи расстрелянных в Сандармохе?! У меня волосы дыбом встали. Говорю: «Ребята! Я же сказал, что это общая цифра погибших советских военнопленных. Столько военнопленных не было в Медвежьегорском районе. Я считаю – около тысячи, Ю. Килин – около пяти тысяч. Общее количество колеблется от двух до пяти тысяч».

— Государственные СМИ, которые вас «пытали» сейчас в Сандармохе, тоже исказили Вашу гипотезу?

— Да, моя гипотеза озвучена и на финском языке, и на русском. Искажают, как угодно, причем и с той, и с другой стороны. С одной стороны, либералы могут искажать, что там расстреляно было 6,5 тысяч заключенных с другой стороны, не знаю, как точнее их назвать, ура-патриоты, которые пишут, что «22 тысячи военнопленных расстреляны в Сандармохе».

22 тысячи советских военнопленных — это за все годы войны погибло во всех концлагерях. Причем, цифра колебалась у финнов от 19 до 22 тысяч. Антти Куяла, который занимается этой темой, прибавил еще 1200 расстрелянных, которые не получили статус военнопленных. И сейчас он вывел цифру в 24 тысячи. То есть 24 тысячи погибших в финских концлагерях из 64 тысяч военнопленных. Но это всего, по всей территории оккупированной Карелии и в Финляндии, это общая цифра, а не только в Сандармохе. Концепция наша абсолютно не изменилась. Прежде всего мы не отрицаем, что это место захоронения политических заключенных. (У меня другие вопросы. Во-первых, по цифрам: соответствуют ли они, потому что многие ямы пустые – вот сейчас проверили. Во-вторых, по площади: она не такая большая. Мы в этот раз посмотрели: там дальше идут болота. То есть как захоронить 6,5 тысяч или сколько они утверждают? Это очень сложно. Сами захоронения очень разные, относятся к разным периодам. Но это другой вопрос – по количеству, я его не касаюсь.) Мы с Килиным считаем, что в Сандармохе наряду с политическими заключенными были захоронены наши военнопленные, погибшие в концлагерях на территории Медвежьегорского района, в том числе от расстрелов, болезней, голода — прежде всего, от тяжелой работы и так далее.

— Финны расстреливали там?

— Возможно, что были и расстрелы. Но в большинстве — захоранивали. Военнопленные могли быть расстреляны по концлагерям, в них могли быть умершие от голода, от холода, от болезней. Сотни военнопленных были на территории Медвежьегорского района, сотни. Куда они исчезли? Не меняется эта гипотеза. Вот нам нужно установить, что в расстрельных ямах Сандармоха были не только политические, а и наши военнопленные.

— То есть ваша гипотеза – в Сандармохе военнопленных не расстреливали, а просто захоранивали?

— Да, это прежде всего место захоронения.

— Так все-таки об экспертизе…

— По результатам экспертизы я выступал на пресс-конференции. По баллистической – оружие маузер и браунинг, которые были на вооружении и в финской армии, и в Красной армии. То есть из этого оружия могли расстреливать как НКВД, так и финны.

Результаты антропологической экспертизы наводят на мысль, что это не были политические. Почему? Во-первых, одиночные могилы. Зачем для политических копать яму на одного человека? Их же сваливали. А там пять человек было: три одиночных и два вместе захоронены. Во-вторых, они были в одежде. Политических раздевали, как правило.

Я высказал мнение, что по баллистике вопрос остается, а по антропологической экспертизе больше склоняемся к тому, что это не политические. Но чтобы иметь стопроцентные доказательства, требуется новая экспедиция.

— Насколько я знаю, среди пяти останков опознана женщина? Получается, в Карелии в лагерях военнопленных были женщины?

— Да, совершенно верно. В концлагерях тоже женщины были, хотя не так много.

— А потом у вас появилась гипотеза, что среди расстрелянных могли быть партизаны?

— Появилась. Мне говорили поисковики, что там какие-то вещи, саквояж с посудой с надписями а финском и шведском языках. В Сандармохе могли быть захоронены, я предполагаю, разные люди – рабочие финских батальонов, которые там работали, на горе Лысухе. Кстати, там финны тоже работали. Армия была маленькая, работать кто будет?

— Вроде бы у финнов секретный объект на Лысухе был?

— Секретный-то секретный… Но если концлагеря инвалиды охраняли… У финнов сил не хватало. Мы сейчас с Бекманом и Машиным заехали опять, все оборонительные сооружения излазили. такие работы, ребята! Финны линию Маннергейма строили сколько лет? Десять или одиннадцать, и не достроили. А тут за три года сделали, извини меня, своими собственными силами они просто не могли сделать такие грандиозные работы.

— 21 августа в Суоми вышла статья, в которой написано, что, по данным Национального архива Финляндии в лагерях военнопленных Медвежьегорского района расстреляно десять человек…

— Да, видел, автор Паананен. У нас документы есть, что больше, намного больше.

— Если я не ошибся в подсчетах – статья была на финском языке – советские военнопленные были захоронены рядом с концлагерями. Почему у карельского отделения РВИО речь идет о пятиста военнопленных? Откуда эта цифра?

— У вас имена военнопленных есть?

— Есть документы, я писал о них в статьях. И расстрелянные там значатся, и погибшие. И у меня, и у Килина. Мы давали данные по материалам архива СМЕРШа.

— Юрий Килин еще в 2016 году опубликовал статью в газете «Калева» по поводу гипотезы о захоронениях военнопленных в Сандармохе. А сейчас Юрий Михайлович где?

— Он почти не дает интервью, так как считает, что его «передергивают». В июле мы говорили с московским корреспондентом радио «Свободная Европа», он сначала взял у меня интервью, потом у Килина. Знаешь, что журналист сказал? Если ваша гипотеза подтвердится, вы станете знаменитым. Он не может понять, что я историк. Историк работает, когда есть белое пятно в истории… И Юрий Михайлович от этой концепции не отказывается. Но он не дает сейчас интервью… [В интервью корреспонденту радио «Свободная Европа» Метью Люхмуру Юрий Килин назвал искажение гипотезы «типичным примером «китайского шепота» – ред.].

— Сейчас создается впечатление, что идейный вдохновитель и главный герой Сергей Веригин. Ваше личное мнение: помимо гипотезы, Вы как думаете, военнопленных найдут или нет?

— Надеюсь на это. Вот представь: сотни военнопленных трудились. Мы фотографии знаем, есть материалы. Расстрелянных там больше, по тем документам, которые мы с Килиным видели, там уже около пятидесяти, причем там фамилии даже есть.

Килин написал про военнопленного, которого ждала мать, так и не дождалась. А его расстреляли, потому что он не услышал приказ начальника. Грандиозные работы выполнены – самая мощная крепость Северо-Западной Европы емен Второй мировой войны! Сделана за короткий срок. Но только руками финских рабочих батальонов это было бы не осилить. Наш карельский поисковик Александр Осиев утверждает, что он нашел документ, в котором перебежчик говорил, что они на Лысухе не работали. Вообще, у финнов две линии обороны шли – как бы внешняя и внутренняя. Советские военнопленные на внутренней работали, а на внешней – только финны. Я говорю: «Александр Николаевич, ну, этот твой перебежчик, он в одном объекте работал, он же все не знает. Это сорок километров линия». Она же шла от Медвежьегорска до Сегозера, третья линия. (Первая – с Финского залива до Ладоги, вторая – с Ладожского озера до Онежского). Это граница Великой Финляндии. Куда делись строители третьей линии обороны? Мы не знаем, где они захоронены, и судьба их не выяснена. В финских архивах нет военнопленных Медвежьегорска. Куда делись сотни военнопленных? Фотографии есть из финского архива SA-kuva, что военнопленные работают. Мы докажем, что они работали. Есть документы, что они были в этих концлагерях. Вот некоторые СМИ пишут, что их могли расстреливать в лагере. Да, я соглашаюсь, что одного могли захоронить возле лагеря, а если десятки, сотни – куда? Пишут мне, что финны не знали об этом. Сам Сандармох – 25 метров, а потом сразу финские окопы. Даже сейчас, по прошествии 75 лет, они видны. Неужели в 1941 году, когда там еще могилы были, не знали финны? Извини: 25 метров – 236 расстрельных ям и тут же окопы. Но это смешно. Конечно, финны знали.

— Но если знали – это же такой прецедент, чтобы поднять шум…

— А зачем? В отличие от Катыни, во-первых, финны считали, что это их территория – Великая Финляндия. Во-вторых, зачем им было трубить, если они сами военнопленных хоронят? Место удобное для захоронения. Поэтому финны даже не ставили такого вопроса. «Вот, если бы они знали, они бы раструбили». Ребята, они знали. Знали. Они не могли не знать. Были местные люди, которые говорили об этом, и так далее.

— Сергей Геннадьевич, вам нравится слава публичного героя Сандармоха?

— Я ученый, историк. Славы наука не требует. Наука требует исторической точности. Я же хотел еще финнов-поисковиков пригласить к раскопкам. Правда, финны отказались от совместной экспедиции.

— Почему?

— Из-за давления начальства на поисковиков, которые были готовы работать. Там у них демократии нет, они только Россию ругают за отсутствие демократии. Поисковик Пекка Мойланен сначала дал согласие. Я его фамилию даже озвучил на пресс-конференции. Приезжаю – получаю письмо, что он занят. Исмо Икконен дал согласие, но сказал: не могу, мне нужно, чтобы начальство разрешило. Я стал писать официально – получаю ответ, что не может принять участие. Получилась такая ситуация, что они или заняты, или вне компетенции и так далее. И поисковики не смогли приехать в Сандармох. Они люди подневольные, у них есть начальство. Финнам это не нужно, они не хотят узнать правду о Сандармохе, они ничего здесь не получат. Им выгоднее твердить о кровавом сталинском режиме, опираясь на Сандармох, чем признать, что здесь могут быть захоронены жертвы финской оккупации.

Часть 3. Явление Бекмана

Сергей Веригин: «Стали обвинять меня: «Почему ты с Бекманом? Он нерукопожатный». Кому-то «нерукопожатный», а кому-то книги издает»

— Я сейчас процитирую Йохана Бекмана: «Эта книга доказывает, что в Сандармохе нет смысла развивать культ жертв сталинских репрессий. Свежие результаты экспедиции Российского военно-исторического общества доказывают, что в Сандармохе захоронены красноармейцы»,он ссылается на вас,«которые были убиты оружием финской армии, а также, что количество жертв в братских могилах нехарактерно для сталинских репрессий».

— Это мнение Бекмана.

— Он однозначно говорит, что никаких жертв политических репрессий там не было.

— Это мнение Бекмана. Но в книге…

— Но он на книгу Вашу ссылается: «Эта книга доказывает…».

— Значит, вы книжку откроете и все увидите…

— Я не умею читать по-фински.

— Она на русском выйдет. Я расскажу предысторию. Почему книга вышла на финском? Бекман обратился ко мне, что в Финляндии очень большой интерес к Сандармоху: «Не мог бы ты написать? Я переведу книгу на финский (он издатель), она разойдется, будет иметь успех». Именно поэтому книга вышла в Финляндии на финском языке и адресована к финскому читателю.

Я подумал, что финскому читателю, кроме научной концепции, документов, которые я привожу, ссылок, нужно все-таки дать медийный анализ, каково отношение финских и российских СМИ, различных групп, организаций к этому вопросу. Поэтому я привлек Армаса Машина, который прекрасно знает финский язык и является известным журналистом Карелии. Книга состоит из двух частей, первая – моя.

— Научная…

— Научная. А вторая – Армаса Машина, он ведет медиа-анализ – как реагируют различные средства массовой информации, люди, организации и т.д. И в этой книге я начинаю с того, что – я уже сказал, но повторю: мы не ставим под сомнение Сандармох как центр и место расстрела и захоронения заключенных.

Когда книга пошла на финском варианте, Бекман спросил: «А в России?». Я говорю: «В России большой интерес, дискуссия идет». Он говорит: «Я готов издать эту книгу на русском языке, русскую версию». Он все оплачивает. Но у нас как было? Я писал по-русски – Машин переводил, его вариант был по-фински написан, и нам время потребовалось. Армас перевел, мы составили русскую версию. Она практически идентична, чуть-чуть добавлено, сделаны уточнения.

Сейчас русская версия в работе, книга появится в конце сентября. Бекман приедет в октябре в Петрозаводск, привезет русские и финские книги, и мы сделаем большую презентацию.

— Здесь, в Петрозаводске?

Обязательно в Петрозаводске. Обе книги. Пригласим финскую диаспору, финских корреспондентов, финноязычных, а также наших, российские СМИ и проведем презентации двух книг.

— Вы все-таки с Бекманом согласны?

— Не во всем согласен, но это его мнение, на которое он имеет право. Он имеет свое мнение как издатель. Но как автор… Эти высказывания могут быть использованы против авторов гипотезы. Быть может, мы дали нашему идеологическому противнику камень, который в нас запустили – что мы пытаемся переформатировать Сандармох. В книге ни о каком переформатировании Сандармоха речь не идет.

— Сергей Геннадьевич, согласны ли Вы, что у ученого не должно быть идеологических противников? Ученый должен заниматься наукой.

— Правильно. В целом мы – Машин, я и Бекман – в чем сходимся? Что Сандармох нельзя, образно говоря, приватизировать или монополизировать, что выдвинутая научная гипотеза должна быть исследована. Вот «Мемориал», «Новая газета» считают: это место есть – всё, здесь ничего делать не надо. Мол, мы смонтировали мемориал, и никто не должен близко подходить, изучать – всё, они поставили точку, это их право, поставили печать – Флиге и другие. Понимаешь? Я по-другому думаю. Никогда ни я, ни Килин, ни Машин не ставили под сомнение, что это место расстрела и захоронения политических заключенных. Но исследования по советским военнопленным в Медвежьегорском районе надо продолжать. А вот то, что сказал Йохан Бекман – это его личное мнение.

— Обязательно об это напишем. Где можно книгу купить?

— Она продается в интернет-магазинах, в Русландии – это организация в Финляндии, которая распространяет книги, которые касаются России. Стали обвинять меня: «Почему ты с Бекманом? Почему Бекман печатает это?». А я говорю: почему нет? Он издатель, издает книги. «Вот он нерукопожатный», то, другое. Кому-то нерукопожатный, а кому-то книги издает, издал книгу Барышникова об ответственности Финляндии в блокаде Ленинграда. У него издательство с 2004 года. Да, в Финляндии Бекман считается пророссийски настроенным. Но моя первая изданная в Финляндии монография, написанная совместно с Эйнаром Лайдиненом и Юсси Кямяряйненом «Заложники Зимней войны», была издана в Хельсинки именно в издательстве Бекмана в 2004 году.

— Резонанс у книги о Сандармохе в Финляндии был?

— Ты знаешь, они сейчас пытаются замалчивать это. Бекман – издатель, и в прогаре не хочет оказаться. Он считал сначала, что все будет здорово, книга разойдется. Но политика и здесь оказывает свое влияние. На него тоже давят. Он сюда приезжал, говорит, что книга расходится не так, как он планировал…Но я ему ответил, это не страшно. Главное, что финский читатель узнает точку зрения российских специалистов на Сандармох.

«Черника» будет следить за развитием событий вокруг Сандармоха. Дискуссия жаркая, полемика порой нелицеприятная. Если у вас есть что сказать по теме, вы можете писать на почту редакции.

Материал подготовили:

Татьяна Косинова.

Алексей Владимиров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *