Адвокат фаиль садретдинов

Общество

«Может быть, мы овощ судим»

Нотариус Фаиль Садретдинов осужден на 9 лет за мошенничество

В Преображенском суде Москвы оглашен приговор нотариусу, получившему известность как один из обвиняемых по делу об убийстве главного редактора журнала Forbes. Суд признал Фаиля Садретдинова виновным в мошенничестве с квартирой. Теперь получившему 9 лет юристу предстоит снова оправдываться по делу об убийстве Пола Хлебникова.

Оправданный присяжными в покушении на убийство нотариус Садретдинов тут же был обвинен столичной прокуратурой в другом преступлении – мошенничестве с квартирой московской пенсионерки — и взят под стражу. Обвинение ему было предъявлено по трем статьям УК России: ст. 159 (Мошенничество), ст. 174.1 (Легализация имущества, добытого преступным путем) и ст. 202 (Злоупотребление полномочиями частного нотариуса).

Приятель сообщил, что Алексей Пичугин заплатил следователю московской прокуратуры $100 тыс. за то, чтобы имя Садретдинова появилось в уголовном деле.

Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Садретдинова Руслан Коблев, все обвинение строилось на показаниях упомянутого Алексея Пичугина, поскольку остальные фигуранты дела включая саму хозяйку квартиры умерли до начала судебного разбирательства. «Против двух свидетелей обвинения мы выставили тридцать, но суд назвал их показания недостоверными», — сказал собеседник.

Фаиль Садретдинов получил 9 лет общего режима, и на выходе из зала успел сказать журналистам: «Страшно, когда не закон властвует, а власть имущие лица», передает «Интерфакс».

Адвокаты нотариуса планируют обжаловать приговор в Верховном суде России, так как считают его «чудовищным с юридической точки зрения». Одновременно команда защитников продолжает готовиться ко второму процессу об убийстве Пола Хлебникова (Верховный суд отменил оправдательный приговор, новый процесс с участием присяжных начнется 15 февраля). По мнению защиты, следствию выгодно представить перед присяжными человека, уже получившего внушительной срок за мошенничество, чтобы сформировать у граждан предвзятое мнение о подсудимом. Что касается Казбека Дукузова и Мусу Вахаева, то они находятся под подпиской о невыезде.

Совершено покушение на бывшего фигуранта дела об убийстве известного журналиста

Опергруппа обнаружила стреляные гильзы и брошенный неизвестным пистолет Макарова с глушителем. СКР возбудил уголовное дело по факту покушения на убийство (ст. 30 и ст. 105 УК РФ).

На этот раз его обвинили в мошенничестве с недвижимостью, легализации преступно нажитых денежных средств и злоупотреблении полномочиями частного нотариуса (ст. 159, 174 и 202 УК РФ). Учитывая поведение арестованного Садретдинова — он ухитрился забросать следователя заранее припасенными фекалиями, его приговорили по максимуму — к 16-летнему сроку. Однако экс-нотариусу удалось добиться смягчения приговора и досрочного освобождения после отбытия шести лет.

Освободившись, экс-нотариус начал добиваться реабилитации. Сейчас, как рассказал «Ъ» адвокат Игнат Яворский, поданные ими жалобы о нарушении прав Садретдинова и материальной компенсации за незаконное лишение его свободы рассматриваются в ЕСПЧ. Обсуждать версии покушения адвокат не захотел.

Другой источник из окружения экс-нотариуса сообщил «Ъ», что мотивом покушения могли стать солидные инвестиции, сделанные Садретдиновым незадолго до его ареста. Как рассказал собеседник «Ъ», оказавшись на свободе, экс-нотариус потребовал расчета от всех своих должников, однако вернуть накопившиеся за шесть лет долги и дивиденды Садретдинова оказались готовы далеко не все из его партнеров. Возможно, кто-то из этих людей и посчитал, что услуги киллера обойдутся ему дешевле.

Фаиль садретдинов адвокат контакты

Нотариус Фаиль Садретдинов осужден на 9 лет за мошенничество

На суде Фаиль Садретдинов отрицал свою вину, утверждая, что его подставил недруг – «черный маклер» Алексей Пичугин. По словам нотариуса, сам он узнал о планах Пичугина от общего знакомого, с которым случайно встретился в следственном изоляторе «Матросская тишина».

По версии нотариуса, заказ был выполнен, и Фаиль Садредтинов стал подозреваемым в том, что заказал двум чеченцам Казбеку Дукузову и Мусе Вахаеву убийство Алексея Пичугина. Убить риэлтера у тех не получилось, зато чуть позже им по другому «заказу» удалось застрелить Пола Хлебникова, который к разборкам жилищной мафии отношения не имел. В итоге дела о покушении на Алексея Пичугина и убийстве Пола Хлебникова были объединены в одно. Однако 6 мая 2006 года Мосгорсуд на основании вердикта присяжных оправдал всех троих подсудимых, отпустив их на свободу в зале суда.

Как считает нотариус, после этого следователь прокуратуры не стал возвращать заказчику $100 тыс. и сфабриковал второе уголовное дело.

На этот раз нотариус обвинялся в подделке завещания пенсионерки о пожизненной ренте, по которой стал обладателем ее квартиры.

По словам юриста, судебное следствие проходило со множеством нарушений. «Три раза Фаиль Садретдинов заявлял отвод судье Ирине Вырышевой, считая ее тенденциозной, — говорит адвокат Коблев, — но все ходатайства судья отклонила. Ею был искажен протокол судебного заседания. А сам подсудимый находился в таком состоянии, что не мог адекватно реагировать на ход судебного следствия.

Например, судья спрашивает Садретдинова, есть ли у него какие-либо ходатайства на данном этапе, а он только мычит в ответ, а на губах у него пена.

Неоднократно в изолятор и в суд вызывалась машина «скорой помощи». Медики фиксировали у подсудимого давление 180 и отмечали затемненное сознание». «Я подозреваю, — продолжает адвокат, — что в изоляторе Фаиля Садретдинова обкололи какими-то препаратами, но нам не дали провести соответствующую экспертизу. И судья ни разу не задалась вопросом, что, может быть, мы овощ судим».

На прениях сторон представитель государственного обвинения Анна Куприянова просила назначить подсудимому наказание в виде 14 лет лишения свободы. В приговоре Преображенского суда было отмечено, что смягчающими обстоятельствами могут считаться наличие у Садредтинова троих малолетних детей, а также отсутствие судимостей.

Фаиль Садретдинов оскорбил следователя

Прокуратура Москвы возбудила новое дело против московского нотариуса Фаиля Садретдинова, проходящего по делу об убийстве журналиста Пола Хлебникова, за оскорбление следователя. Об этом сообщает 31 июля РИА «Новости».

Адвокат нотариуса Руслан Коблев подозревает, что речь идет о недавно произошедшем инциденте в следственном изоляторе, когда Фаиль Садретдинов, обнаружив при ознакомлении с материалами дела, что следователь прокуратуры заменил составленный с его участием протокол, в приступе возмущения кинул в следователя экскременты. Он уточнил, что новое дело возбуждено по статье 296 УК РФ (угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного следствия), статье 319 УК РФ (оскорбление представителя власти) и статье 325 УК РФ (похищение или повреждение документов). Адвокат уверен, что его подзащитного спровоцировали. «Согласно справке врачей СИЗО, Садретдинов находился в состоянии психоза», — говорит защитник. По его мнению, если в действиях нотариуса и есть состав преступления, то только по статье 130 УК РФ (оскорбление).

Фаиль Садретдинов осужден на девять лет лишения свободы за мошенничество с московской квартирой. В 2006 г. он был оправдан коллегией присяжных по делу об убийстве главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. Однако впоследствии Верховный суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Совершено покушение на бывшего фигуранта дела об убийстве известного журналиста

В ночь на пятницу в Москве было совершено покушение на экс-нотариуса Фаиля Садретдинова, оправданного по делу об убийстве журналиста Пола Хлебникова и отсидевшего шесть лет за незаконные операции с недвижимостью. По мнению людей из окружения экс-нотариуса, заказать его могли должники — еще до посадки Садретдинов инвестировал средства в несколько бизнес-проектов, а после освобождения потребовал у партнеров расчета за весь период своего вынужденного отсутствия.

Возвращаясь домой около часа ночи пятницы, экс-нотариус на Таганской площади отпустил водителя, а сам пересел за руль Hyundai Sonata — ехать до дома N 26 по Таганской улице, в котором он проживает, оставалось всего несколько минут. Перед огораживающим дом металлическим забором юрист затормозил, чтобы открыть с пульта автоматический шлагбаум, и в этот момент услышал треск лопающегося автомобильного стекла. Обернувшись и увидев, что заднее правое стекло пробито пулями, Фаиль Садретдинов вдавил в пол педаль акселератора, и его автомобиль, сломав перегораживающую въезд конструкцию, влетел во внутренний двор дома. Затем быстро поднялся к себе в квартиру и вызвал полицию.

Московский нотариус Садретдинов получил известность весной 2005 года, когда был задержан в рамках уголовного дела об убийстве главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. По версии следствия, к убийству журналиста нотариус не имел отношения, однако состоял в одной группировке с уроженцами Чечни Казбеком Дукузовым и Мусой Вахаевым, которым это преступление инкриминировалось. В мае 2006 года присяжные Мосгорсуда оправдали всех троих обвиняемых, но через несколько дней нотариуса Садретдинова снова задержали.

Освободившись, экс-нотариус начал добиваться реабилитации. Сейчас, как рассказал «Ъ» адвокат Игнат Яворский, поданные ими жалобы о нарушении прав Садретдинова и материальной компенсации за незаконное лишение его свободы рассматриваются в ЕСПЧ. Обсуждать версии покушения адвокат не захотел.

Другой источник из окружения экс-нотариуса сообщил «Ъ», что мотивом покушения могли стать солидные инвестиции, сделанные Садретдиновым незадолго до его ареста. Как рассказал собеседник «Ъ», оказавшись на свободе, экс-нотариус потребовал расчета от всех своих должников, однако вернуть накопившиеся за шесть лет долги и дивиденды Садретдинова оказались готовы далеко не все из его партнеров. Возможно, кто-то из этих людей и посчитал, что услуги киллера обойдутся ему дешевле.

Садретдинов Фаиль Хусяинович

Реестровый номер: 20/808

Адвокат, Чеченская Республика

Подразделение(адрес):
Телефон: не указан

Страница на портале об Адвокате сделана в соответствии с данными Министерства юстиции Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п.7 раздела I Приказа Минюста России от 23.04.2014 N 85 «Об утверждении Порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте России 25.04.2014 N32117) Сведения, содержащиеся в реестре адвокатов, являются открытыми и общедоступными.

В соответствии с п.11 ч.1 ст.6 и ч.2 ст.9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» допускается обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом, без согласия субъекта персональных данных.

Отзывы об Садретдинов Фаиль Хусяинович

Оставлять отзыв можно только при предоставлении полных и достоверных сведений об адвокате (соглашение, договор и иные документы подтверждения). А так при предоставлении сведений о самом лице кто оставляет отзыв

Москва. Нотариус Фаиль Садретдинов оправдан по делу о нападении на следователя

Присяжные Мосгорсуда в четверг полностью оправдали бывшего московского нотариуса Фаиля Садретдинова, обвинявшегося в оскорблении и нападении на представителя власти, умышленной порче документов и неуважении к суду, заявила Анна Ставицкая.

Присяжные Мосгорсуда в четверг полностью оправдали бывшего московского нотариуса Фаиля Садретдинова, обвинявшегося в оскорблении и нападении на представителя власти, умышленной порче документов и неуважении к суду, заявила Анна Ставицкая, адвокат Садретдинова, сообщает «Интерфакс».

По ее словам, из двенадцати присяжных десять признали его невиновным по всем пунктам обвинения, а двое — виновным. Обсуждение последствий вердикта присяжных — прения сторон — состоятся в Мосгорсуде 21 апреля.

Прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Садретдинова, проходившего ранее по делу об убийстве главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова, а также обвиняемого в мошенничестве, в связи с двумя эпизодами, произошедшими летом 2007 года.

По версии стороны обвинения, 24 июня находившийся в СИЗО «Матросская тишина» Садретдинов, знакомясь с материалами возбужденного в отношении него дела о мошенничестве, обнаружил, что следователь по особо важным делам прокуратуры Олег Мартынов заменил в деле протокол и ударил его в лицо бумажным свертком с экскрементами, а затем намеренно испачкал калом два тома уголовного дела.

Второй инцидент случился через день в Замоскворецком суде, куда Садретдинова привезли для продления срока ареста. Сторона обвинения утверждает, что Садретдинов отказался участвовать в заседании, бросил в прокурора вешалку, а затем металлическую ножку от скамьи подсудимых, в результате чего пострадал старший сержант Рощупкин.

Фаиль Садретдинов

Fail Sadretdinov

День рождения: .. года
Дата смерти: .. года
Гражданство: Россия

Биография

Московский нотариус, обвинявшийся по делу об убийстве журналиста Пола Хлебникова. После оправдательного приговора суда по этому делу, принятого 6 мая 2006 года, был отпущен на свободу и вновь арестован через несколько дней – по обвинению в мошенничестве. 31 января 2007 года нотариус был приговорен к девяти годам лишения свободы за мошенничество с квартирами. В 2011 году был освобожден по УДО.

Фаиль Хусяинович Садретдинов – московский нотариус, представший перед судом как один из обвиняемых по делу об убийстве 9 июля 2004 года редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. 24 мая 2005 года Садретдинова вызвали для дачи показаний по делу об убийстве Хлебникова (как сообщает пресса, не в первый раз) в Генеральную прокуратуру. Там он был задержан. Вскоре ему предъявили обвинения по статье 105 УК РФ (убийство), и Басманный суд санкционировал его арест. Нотариуса обвиняли в организации в 2003 году неудачного покушения на предпринимателя-риэлтора Алексея Пичугина. По версии следствия, для осуществления убийства Садретдинов привлек чеченцев Казбека Дукузова и Мусу Вахаева, также обвиняемых и в убийстве Хлебникова. Пичугин заявлял следствию, что в его смерти был заинтересован Садретдинов. Нотариус обвинения в свой адрес отвергал, хотя признал, что ранее неоднократно вел с Пичугиным дела, в частности оформлял для него документы. По словам Садретдинова, он вынужден был отказаться от дальнейшего сотрудничества с риэлтором, когда тот попытался втянуть его в какие-то аферы.

6 июня 2005 года Садретдинову было предъявлено новое обвинение – по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества): речь шла о чеченской преступной группировке, в которую входили Вахаев и Дукузов. По результатам следствия прокуратура объявила, что в случае с убийством Хлебникова эта преступная группировка, созданная в 2002 году, выполняла заказ бывшего полевого командира чеченских сепаратистов Хож-Ахмеда Нухаева. Нухаев был главным персонажем книги «Разговор с варваром, или Исповедь чеченского бандита», которую Хлебников написал в 2003 году на основе многочисленных интервью с ним.

В октябре 2005 года Басманный суд Москвы удовлетворил ходатайство прокуратуры об ограничении срока, предоставленного Садретдинову для ознакомления с материалами дела: ему было предписано окончить этот процесс до 9 ноября. Адвокат Садретдинова Петр Сурский пожаловался журналистам, что его клиенту трудно выполнить данное требование в связи с плохим самочувствием: Садретдинов, инвалид второй группы, в 1998 году получил черепно-мозговую травму и страдает от приступов эпилепсии, а в заключении его здоровье серьезно ухудшилось. Сурский также утверждал, что при ознакомлении с материалами дела была выявлена фальсификация со стороны органов следствия: в частности, из него были изъяты некоторые материалы, оправдывающие Садретдинова. Ссылаясь на состояние здоровья своего подзащитного, Сурский и другие адвокаты Садретдинова пытались добиться освобождения его из-под ареста, но их кассационная жалоба в ноябре была отклонена судом.

11 ноября 2005 года Садретдинов направил брату убитого журналиста – Майклу Хлебникову — письмо, в котором поделился результатами собственного изучения дела. Нотариус утверждал, что следствие изначально выбрало самую простую «чеченскую версию», чтобы как можно быстрее «отчитаться» перед американцами. В то же время, по словам Садретдинова, в материалах следствия присутствовал отчет, предоставленный ФБР в качестве помощи российским коллегам. В отчете якобы существовали указания на некое чрезвычайно важное расследование, начатое Хлебниковым незадолго до смерти, но следователи эту информацию проигнорировали.

10 января 2006 года начались слушания по делу об убийстве Хлебникова, проходившие в закрытом режиме при участии коллегии присяжных заседателей. 11 января 2006 года Мосгорсуд обвинил адвоката Садретдинова Руслана Коблева в нарушении адвокатской этики и заявил, что защита сознательно пытается затягивать ход процесса. Сообщение об этом было направлено в адвокатскую палату Москвы, а слушания временно отложили. Коблев назвал происходящее «спланированной атакой на защиту» и обвинил суд в искажении протоколов заседаний. 7 февраля 2006 года Коблев объявил, что защита Садретдинова намерена обратиться в ООН с жалобой на бесчеловечное обращение с заключенным. По словам адвоката, Садретдинов содержался в маленькой, плохо отапливаемой камере, а приступы эпилепсии у него практически не прекращались. Вскоре, 10 февраля, Коблев сообщил, что Садретдинов предпринял в тюрьме попытку самоубийства. По словам адвоката, со стороны нотариуса это было шагом отчаяния, до которого его довело «воздействие» со стороны следствия.

6 мая 2006 года суд вынес оправдательный приговор всем трем обвиняемым по делу об убийстве Хлебникова: Дукузову, Вахаеву и Садретдинову. Приговор был вынесен на основании вердикта присяжных. Позднее, 15 мая 2006 года Генеральная прокуратура обжаловала оправдательный приговор в Верховном суде.

11 мая 2006 года Садретдинов был задержан в своей нотариальной конторе сотрудниками прокуратуры и помещен под стражу. Коблев и другой адвокат нотариуса – Руслан Закалюжный – утверждали, что задержание было проведено по «надуманным основаниям» и являлось своего рода «местью» за вынесенный ранее оправдательный приговор. Как выяснилось, новое обвинение нотариусу было предъявлено по статье 159 УК РФ (мошенничество). Следствие подозревало Садретдинова в причастности к жилищной афере 2002 года: тогда он, якобы воспользовавшись поддельным завещанием, завладел квартирой умершей москвички. Факты, свидетельствующие против нотариуса прокуратура получила с помощью почерковедческой и химической экспертиз, а также показаний свидетелей. По данным журналистов, этими свидетелями были Пичугин и некий Валентин Чернов. 12 марта Замоскворецкий суд признал арест Садретдинова законным. Адвокаты настаивали на изменении нотариусу меры пресечения и просили освободить его из-под ареста под поручительство депутата Госдумы Алексея Кандаурова и главы общественного движения «За права человека» Льва Пономарева. 21 июня Мосгорсуд отверг кассационную жалобу и оставил Садретдинова в тюрьме.

Слушания по новому делу Садретдинова начались 11 сентября 2006 года. Ему были предъявлены обвинения в мошенничестве, отмывании денежных средств и злоупотреблении полномочиями. Свою вину подсудимый признать отказался. Он утверждал, что обвинение было сфальсифицировано в результате происков его давнего врага – «черного маклера» Пичугина.

9 ноября в Верховном суде прошло закрытое заседание, на котором оправдательный приговор в отношении Дукузова, Вахаева и Садретдинова по делу об убийстве Хлебникова был отменен. Нотариус был доставлен на это заседание под стражей, а Дукузов и Вахаев на него не явились. 12 декабря стало известно, что Садретдинов был госпитализирован в тюремную больницу. Коблев сообщил прессе, что его клиент в Бутырском следственном изоляторе упал во время приступа эпилепсии и получил сотрясение головного мозга. 19 декабря стало известно, что в Садретдинов пытался повеситься в камере, после чего был отправлен в психиатрическое отделение тюремной больницы.

31 января 2007 года Преображенский суд Москвы признал Сатретдинова виновным по трем статьям : мошенничество (статья УК РФ), легализация имущества (статья 174 УК РФ) и злоупотребление полномочием частным нотариусом (статья 202 УК РФ). Суд приговорил Садретдинова к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, а также лишил его права заниматься нотариальной деятельностью в течение трех лет. Садретдинов свою вину так и не признал и заявил о намерении обжаловать приговор, а его адвокат Руслан Коблев сообщил журналистам, что в деле его подзащитного имела место «чудовищная фальсификация».

В начале 2007 года Мосгорсуд вновь начал рассмотрение дела об убийстве Хлебникова. 14 марта суд должен был заслушать ходатайства защиты обвиняемых Вахаева и Казбека Дукузова. Однако Дукузов на заседание не явился, и суд — с учетом того, что Дукузов уже второй раз срывает заседание (первый раз это произошло 15 февраля) — объявил его в федеральный розыск и и вынес заочное постановление об аресте. Адвокаты утверждали, что Дукузов «находится в одной из больниц Урус-Мартана», однако в МВД Чечни заявили, что он скрылся в неизвестном направлении. Вахаева суд отпустил под подписку о невыезде, а рассмотрение дела приостановил до поимки Дукузова. Тем временем Садретдинов, не дожидаясь отбора коллегии присяжных, вновь выступил с заявлением о фальсификации материалов дела. По словам Руслана Коблева, готовясь к заседанию Садретдинов обратил внимание на выпирающие из 44 тома дела страницы и обнаружил, что они не вшиты, как положено делать с материалами уголовного дела, а приклеены на остаток вырезанной из него страницы. Поскольку материалы, находящиеся на этом листе, напрямую касаются Садретдинова, он поставил об этом в известность суд.

В конце мая 2007 года Садретдинову было предъявлено второе обвинение. По словам его адвоката Руслана Коблева, это обвинение нотариусу предъявили в рамках прежнего уголовного дела, возбужденного еще в 2003 году. Из этого дела в свое время и был выделен в отдельное производство один эпизод, по которому Преображенский суд Москвы осудил Садретдинова на девять лет лишения свободы. В основном же деле таких эпизодов было четыре, а конкретно Садретдинова касался еще только один эпизод: ему вменяли в вину еще один случай мошенничества с квартирой умершей москвички, но на этот раз нотариус, по утверждению прокуратуры, не подделывал завещание, а скрепил своей печатью сделку купли-продажи, оформленную по поддельному паспорту. Как и в предыдущем случае, свою вину Садретдинов признавать отказался.

31 июля 2007 года стало известно, что прокуратура возбудила против Садретдинова новое дело по трем статьям УК РФ: 296 (угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного следствия), 319 (оскорбление представителя власти) и 325 (похищение или повреждение документов). По словам Коблева, речь могла идти о недавнем инциденте в СИЗО, когда Садретдинов, заподозрив очередную фальсификацию в материалах своего дела, «в приступе возмущения кинул в следователя экскременты». В качестве второго эпизода СМИ упоминали ситуацию, когда Садретдинов в июле 2007 года в здании Замоскворецкого суда Москвы, где слушался вопрос о продлении срока содержания его под стражей, якобы начал оскорблять нецензурной бранью судью и прокурора, «отломил металлическую ножку от скамейки» и придавил этой ножкой конвоиру «четвертый палец левой руки, причинив кровоподтек». Отмечалось, что с мая 2006 года Садретдинов находился под наблюдением врача-психиатра (последний диагноз, который ему поставили врачи — шизотипическое расстройство личности). В феврале 2008 года, напомнив об инвалидности Садретдинова, адвокаты указывали на то, что в СИЗО заболевание их подзащитного прогрессирует.

В апреле 2008 года состоялся суд по этому скандальному делу. Суд присяжных, выслушав доводы защиты, полностью оправдал Садретдинова, оставив его под стражей как раненее признанного виновным в мошенничестве и как подследственного по другому уголовному делу. Еще в феврале 2008 года стало известно, что Следственный комитет при прокуратуре России передал в суд новое дело в отношении Садретдинова по обвинению в незаконном завладении квартирами умерших москвичей (в январе 2007 года нотариус уже был приговорен к восьми годам лишения свободы за аналогичное преступление).

По поводу нового дела в отношении Садретдинова (согласно данным отдела взаимодействия со средствами массовой информации СКП, по нему проходили еще 10 человек) сообщалось следующее. Отмечалось, что «начиная с 2002 года Садретдинов совместно с другими лицами организовал преступную группу с целью завладения квартирами одиноких или умерших граждан, которые в дальнейшем перепродавались, а деньги, полученные за реализацию квартир, присваивались мошенниками». По данным следствия, в период с ноября 2002 года по сентябрь 2003 года эта группа завладела четырьмя квартирами, причинив ущерб гражданам и государству на сумму более четырех миллионов рублей. При этом подчеркивалось, что проверяется причастность Садретдинова и других соучастников к хищениям более чем 90 квартир.

22 апреля 2008 года Мосгорсуд окончательно оправдал Садретдинова по делу об убийстве Хлебникова. В августе 2009 года сообщалось, что Люблинский суд Москвы приговорил Садретдинова к 16 годам тюремного заключения за квартирные махинации, однако в июне 2011 года стало известно, что суд удовлетворил ходатайство Садретдинова, отсидевшего половину срока (9 лет по приговору 2007 года), об условно-досрочном освобождении, и тот вышел на свободу.

В августе 2011 года на Садретдинова было совершено покушение: из пистолета был обстрелян автомобиль нотариуса.

Прокуратура вновь задержала ранее оправданного Фаиля Садретдинова

МОСКВА, 11 мая — РИА Новости. Прокуратура Москвы вновь задержала Фаиля Садретдинова, оправданного по делу об убийстве главного редактора русской версии журнала «Форбс» Пола Хлебникова.

«Садретдинов задержан по надуманным основаниям», — заявил РИА Новости его адвокат Руслан Коблев, комментируя арест подзащитного.

Другой защитник заявил, что Садретдинов был задержан в нотариальной конторе.

«10 минут назад прокуратура Москвы надела на него наручники. Никаких оснований нет», — заявил адвокат Руслан Закалюжный.

6 мая Мосгорсуд вынес оправдательный приговор двум уроженцам Чечни — Казбеку Дукузову и Мусе Вахаеву, обвинявшимся в убийстве журналиста Пола Хлебникова. Кроме того, суд оправдал московского нотариуса Фаиля Садретдинова, проходящего по этому делу. Суд вынес приговор на основании оправдательного вердикта присяжных. Другое решение суд принять не мог, поскольку дело рассматривалось с участием присяжных заседателей, и решающее слово было за ними.

Казбек Дукузов, Муса Вахаев и Фаиль Садретдинов «оправданы в связи с непричастностью к совершенному преступлению и отсутствием события преступления» по одному из эпизодов. «Уголовное дело направить в Генпрокуратуру для принятия мер к установлению лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности», — заявил судья Владимир Усов, оглашая резолютивную часть приговора.

В приговоре также указано право на реабилитацию бывших подсудимых. «Признать право на реабилитацию», — подчеркнул судья.

Оправдательный приговор по делу об убийстве главного редактора русской версии журнала «Форбс» будет оспорен в Верховном суде России в ближайшее время, заявил гособвинитель Дмитрий Шохин.

«Приговор Московского городского суда считать законным не представляется возможным, поскольку в ходе судебного заседания был нарушен закон», — заявил он. По его словам, в связи с этим приговор будет обязательно обжалован в Верховном суде.

Оправданные заявили в свою очередь, что намерены потребовать компенсации от государства. «За полтора года я потребую полтора миллиона долларов как минимум. Но я стою этого», — заявил после оглашения приговора Дукузов.

Главный редактор русской версии журнала «Форбс» Пол Хлебников был убит в Москве 9 июля 2004 года. На скамье подсудимых оказались трое обвиняемых: московский нотариус Фаиль Садретдинов, а также двое чеченцев — Муса Вахаев и Казбек Дукузов. В рамках расследования уголовного дела, по версии обвинения, было установлено, что убийство совершено участниками организованной преступной группы, в состав которой входили жители Чечни Казбек Дукузов, его брат Магомед Дукузов, Муса Вахаев, Магомед Эдильсултанов и другие. Следствие также установило и заказчика убийства Хлебникова — это житель Чеченской Республики Хож-Ахмед Нухаев, который предложил участникам преступной группы за вознаграждение убить Хлебникова. Обвинение утверждало, что в ходе следствия было установлено, что кроме убийства журналиста члены этой группы причастны к убийству бывшего заместителя председателя правительства Чечни Яна Сергунина, совершенному 25 июня 2004 года в Москве, покушению на убийство предпринимателя Алексея Пичугина, разбою и вымогательству.

В настоящее время Нухаев, Эдильсултанов и Магомед Дукузов объявлены в розыск.

Вместе с тем, адвокаты оправданных считают, что вынесенный приговор является справедливым и обоснованным.

Будь моя доля

Страшный сон любой семьи — схватка за кровные квадратные метры. Но это происходит гораздо чаще, чем кажется. Особым садизмом отличаются мошенники, выдавливающие из жилья людей путем получения права собственности на долю в их квартире. В ход идут угрозы, шантаж, бытовой терроризм. Цель бандитов — либо выкупить оставшуюся часть «пирога» за копейки, либо продать свой клочок за несколько миллионов. Но бороться с наглецами можно — в судах за последние годы сформировалась прогрессивная практика, с помощью которой можно упечь за решетку даже самых изворотливых жуликов. Портал iz.ru вместе с юристом Оксаной Филачевой разбирался в особенностях криминального бизнеса на долях.

Квартира-мандарин

Покупка доли в квартире довольно сомнительное капиталовложение для рядового обывателя. Добровольно делить кухню, туалет, а то и комнату не с каждым родственником приятно, не говоря уже про чужих людей. Но есть немало людей, для которых подобного рода сделки представляют исключительный интерес — это пресловутые «черные риелторы».

Нехитрые механизмы выживания людей посредством агрессивного соседства известны еще с начала текущего века.

«Начиналось всё с советского наследия — коммуналок. Жулики заполучали комнату, ближе к зиме заселялись, вынимали рамы из оконных проемов, снимали дверь в свою комнату с петель. Соседи с ума сходили, жаловались, но закон был на стороне негодяев. Чаще всего эти нелюди набивались в соседи к старикам, которые не могли за себя постоять. В большинстве случаев пенсионеры соглашались на расселение. Понятное дело, уезжать старикам приходилось в лучшем случае на окраину города или в Подмосковье», — рассказал порталу iz.ru бывший участковый, некогда трудившийся в центре столицы.

Враги пришли в родную хату

Такой бизнес вскоре получил широкое развитие, и доли начали активно скупать риелторы-хищники. Прежде всего у асоциальных личностей или обиженных родственников. Но это лишь один из наиболее распространенных на сегодняшний день способов заполучить долю в чужой квартире.

Часто так случается, что один из супругов уходит из семьи и перед ним встает вопрос о жилплощади. То же касается конфликтов дети–родители, братья–сестры. Разъехаться получается не всегда, а те, кто остается на метрах, часто не в состоянии выкупить долю или попросту не хотят.

По закону, прежде чем продать свою часть в квартире на сторону, продавец обязан предложить купить ее совладельцам. В случае отказа он может продать долю третьим лицам, но по цене не ниже той, по которой предлагал родным.

Мошенники чаще всего выкупают долю за копейки, а в документах завышают сумму, чтобы придать сделке законный вид. Либо могут завуалировать покупку под дарение.

«После того как у сообщников на руках появляется легальный документ о собственности, они взламывают замки и заселяются, приводят туда толпу близких нового хозяина. В моей практике были случаи, когда «соседи» заливали краской полы, обливали ею питомцев потерпевших. Сообщники угрожают физической расправой старым владельцам. В частности, одной моей клиентке обещали, что вывезут ее детей в кишлак и будут высылать ей их по частям», — говорит кандидат юридических наук Оксана Филачева.

Второй способ завладеть метром-другим — подсунуть человеку под видом сделки о кредитовании кабальный договор, по которому он лишается жилплощади.

«Размещают объявление: дадим деньги в долг. Когда человек приходит оформить договор займа, ему подсовывают договор купли-продажи на его долю», — рассказывает юрист.

В послужном списке правозащитника первое в России положительное решение гражданского суда, когда удалось вернуть квартиру, которую отбирали под договор займа.

«Через президиум Мособлсуда договор купли-продажи квартиры признали притворной сделкой, и Химкинский суд вынес беспрецедентное решение: вернул квартиру старикам. Сумма, которую нужно было вернуть бандитам, фактически равнялась полученной на руки. Суд принял решение по совокупности доказательств», — говорит правовед.

Самый продуманный способ отъема жилплощади с помощью долевых манипуляций — подделка медицинских документов о вменяемости участника сделки.

«К примеру, вы покупаете квартиру. Действительный владелец гражданин А. предоставляет весь пакет документов, вы отдаете деньги, вселяетесь. А потом выясняется, что предыдущий совладелец (то есть лицо, продавшее квартиру гражданину А.) предъявляет иск о том, что в момент сделки он не понимал, что творил. В итоге покупатель остается и без квартиры, и без денег. Появилась практика признания недействительными расписок в получении денежных средств. Иными словами, если сделка проходила по наличному расчету, то доказать, что купюры вообще были, крайне затруднительно», — говорит Филачева.

В качестве иллюстрации юрист привела дело Татьяны Соловьевой.

«По версии следствия, женщина и ее сообщники замешаны в пяти эпизодах мошенничества. Добросовестный приобретатель теряет в этих случаях и средства, и купленное жилье», — рассказывает юрист.

Есть, по словам Оксаны Филачевой, и еще один способ незаконного приобретения доли в квартире — путем махинаций с собственностью усопших.

«В Челябинске был интересный случай — классика жанра. Пропал мужчина: много лет никто его не видел и не знал, где он находится. Они владели квартирой по долям с женой. Вдруг спустя много лет появляется новый собственник: якобы пропавший супруг объявился где-то в другом городе и подписал бумаги на договор дарения. При этом самого мужа до сих пор не видел никто. Там может быть и подделка подписи, и всё что угодно. Может быть, он уже умер давно», — приводит пример из практики Филачева.

Знаковый процесс

Жонглирование долями долгое время сходило с рук членам оргпреступных группировок, пока не появилась судебная практика по ст. 179 УК РФ («Принуждение к сделке»). Первой ласточкой стало дело банды Макарова.

На черном рынке риелторских услуг едва ли обходится без коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. Некоторые из них, сняв погоны, с головой окунаются в криминал. Главарем банды преступников стал бывший полицейский Евгений Макаров, ныне отбывающий срок в колонии. Некогда старший участковый переквалифицировался в риелтора и в течение трех лет кошмарил собственников квартир. Чтобы оставаться безнаказанным, он использовал свои связи в полиции. У него был целый штат помощников: юрист, помогавший проворачивать сделки, 75-летняя бабушка, которая выступала подставным покупателем, бригада профессиональных «выживал».

«Немолодая дама по фамилии Молчанова играла далеко не последнюю скрипку в схеме Макарова. Она получила условный срок по приговору исключительно из-за своего преклонного возраста», — рассказывает представитель потерпевшей стороны.

Банда выкупала доли в «проблемных» квартирах: там, где родственники не могли мирно разрешить имущественный спор. Затем по накатанной схеме в эти комнаты заселяли соседей-дебоширов, которые оказывали давление на жильцов. Причем не только психологическое. Лично Макаров избил нескольких женщин, которые отказывались продать задешево свое имущество, и угрожал убить их детей. Засланные им «гости с Кавказа» обещали изнасиловать малолетнюю дочь одной из потерпевших.

После того как сразу несколько случаев рейдерского захвата квартир по этой схеме были преданы огласке, в отношении Макарова и его подельников были возбуждены уголовные дела. Члены банды получили от четырех до семи лет лишения свободы. На момент задержания на бывшего участкового и его мать было оформлено 24 доли в разных квартирах Москвы.

«По моей информации, пострадали от рук этого человека более 30 человек. Но не все решились отстаивать свои интересы в инстанциях», — говорит юрист.

Они же дети

На смену крепким парням с Кавказа пришли другие специалисты по выселению, куда более изощренные.

«В феврале 2020 года началось слушание по уникальному уголовному делу в отношении гражданки Виктории Епифанцевой — многодетной матери из Самары. Само собой, эта женщина лишь предполагаемый соучастник мощной преступной группы», — рассказывает правовед о новой тенденции в криминальном мире.

По версии следствия, Епифанцева, у которой двое родных детей и трое под опекой, причастна к нескольким преступным эпизодам в Москве и Самаре.

«Нам удалось по одному московскому эпизоду привлечь внимание СМИ. После серии репортажей на нас вышли другие пострадавшие от действий Епифанцевой», — говорит правозащитник.

Методы, которыми пользовалась профессиональная соседка Епифанцева, хорошо знакомы известному театральному режиссеру Александру Рубинштейну и его матери. Им пришлось покинуть свое жилище под натиском мамаши и ее родственников. Женщина злоупотребляла своим статусом многодетной матери, обвиняла истинных владельцев в том, что ей и детям не дают пользоваться законной собственностью.

«Дети Епифанцевой 12 и 14 лет выполняли основную роль «выживальщиков» — их мать считает, что они не подлежат ответственности за свои действия. Мы остановили ее и ее сообщников на эпизоде с пострадавшей Новиковой, до этого они отправили на улицу семью инвалидов и онкобольную женщину», — объясняет Филачева.

Рубинштейн согласился дать полиции показания на многодетную мать.

Наказали за гипноз

Дело Зараева — один из немногочисленных примеров, когда суд вынес обвинительный приговор за мошенничество, связанное с продажей квартир под влиянием гипноза. По бумагам сделка была оформлена в соответствии с законом. Суд постановил, что с помощью различных техник убеждения президент так называемой Русской астрологической школы Александр Зараев сумел переписать на себя две квартиры, принадлежавшие пенсионерке Галине Чадаевой.

Сначала он убедил пожилую женщину, что сумел войти в «астральный контакт» с ее умершей дочерью, которая была ученицей астролога. Он утверждал, что во время спиритического сеанса покойница сказала, что желает быть похороненной рядом со своим отцом. Услуги по перезахоронению тела астролог оценил в 3 млн рублей. Для уплаты долга он согласился купить у пенсионерки квартиру и предоставить ей право проживания в ней до конца жизни. Право собственности на однушку на Нагорной улице обошлось предприимчивому астрологу в миллион рублей. При этом стоимость квартиры в этом районе начинается от 5 млн.

Обман так и остался бы нераскрытым, если бы «профессор» Зараев не оказался жадным. Узнав о том, что у пенсионерки не одна квартира, а две, он предложил выкупить вторую жилплощадь в рассрочку. Деньги — 6 млн рублей — должен был выплатить в течение года. Но, воспользовавшись плохим зрением пенсионерки, решил исправить сумму в договоре и уменьшил стоимость в шесть раз. Но в итоге не заплатил ничего: из-за этого обманутая женщина обратилась в полицию.

«Впервые в практике подследственному была проведена экспертиза по мошенничеству, где было признано, что им были использованы манипуляционные техники, чтобы отобрать у человека две квартиры», — говорит юрист.

Зараева признали виновным по статье «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение». Его приговорили к трем годам лишения свободы. Еще до оглашения приговора экстрасенс запустил кампанию в свою защиту, его почитатели и сторонники собирали подписи против «сфабрикованного недоброжелателями и завистниками дела». Удивительно и то, что даже в ситуации, когда мошенника поймали за руку, число его поклонников не снижается.

Адвокат дьявола

Но мистика и магия — далеко не основной способ жилищного обмана. Среди «черных риелторов» попадаются и те, кто уже отсидел за мошенничество в особо крупном. Оказавшись на воле, они вновь берутся за привычное ремесло. В частности, московский адвокат Фаиль Садретдинов, «прославившийся» из-за связи с делом об убийстве журналиста Пола Хлебникова. Садретдинов был оправдан присяжными по делу об убийстве, а спустя три года осужден за мошенничество с квартирами. Он вышел по УДО в 2011 году, а оказавшись на свободе, заявил, что на него было совершено покушение. Некоторое время спустя ему удалось получить статус адвоката в Чеченской Республике.

С тех пор его имя неоднократно всплывало в связи с историями о захвате жилья. Показательный случай произошел в семье Толмачевых. Бывшая супруга Толмачева оформила дарственную на долю в общей с мужем квартире на подставное лицо, с которым заключила фиктивный брак. Изначально бывшие супруги планировали продать жилплощадь целиком и поделить вырученную сумму поровну. В какой-то момент в одну из комнат квартиры попытались въехать новые жильцы. Толмачев (на тот момент он проживал в той же квартире со своей новой женой) понял, что в отношении его собственности предпринята попытка рейдерского захвата. При очередной попытке новых квартирантов вломиться в квартиру при помощи ломов и молотков к ним вышел Толмачев. Завязалась драка.

На следующий день к семье пришел тот самый юрист Садретдинов, который представился новым хозяином квартиры и потребовал 5 млн рублей. В противном случае обещал, что устроит супругам «большие проблемы». Неприятности не заставили себя ждать: мужа обвинили в нанесении тяжких телесных повреждений в той злополучной потасовке. Ему дали 4,5 года колонии строгого режима. Женщина с маленьким ребенком скитаются по знакомым. А в их квартире живут другие люди. Поискав по форумам, Екатерина Толмачева узнала, что не только ее семья лишилась имущества из-за действий Садретдинова и его подельников. Они оставили без крыши над головой семьи Романовых, Зининых, Лосевых и многих других.

«12 февраля нам удалось освободить Константина Толмачева. И в этот же день начался процесс в Люблинском суде над Богомоловым, бывшим хозяином фирмы «Территория недвижимости». На этого человека работал Садретдинов, тот же Макаров и другие фигуранты жилищных скандалов», — говорит юрист.

По ее словам, Богомолова обвиняют в шести эпизодах мошенничества. В списке пострадавших бывшая солистка группы «Стрелки». Восемь предполагаемых сообщников Богомолова уже осуждены. Филачева уверена, что в конце концов следствие доберется и до Садретдинова.

Надежда есть

Филачева считает, что сейчас сформировался эффективный механизм для борьбы с мошенниками в сфере сделок с недвижимостью, который совершенствуется с каждым днем.

«Уничтожение имущества, угрозы, избиение — всё это уголовно наказуемые деяния. Они сегодня подпадают под ст. 179 УК РФ («Принуждение к заключению сделки»). Если кто-то думает, что это небольшой тяжести преступление, — он глубоко заблуждается. Сроки предусмотрены до 10 лет колонии», — говорит Филачева.

Если доля «ушла» из семьи, нужно идти в суд и признавать сделку недействительной. «Необходимо делать рыночную оценку этой доли в принудительном порядке через суд. Как правило, стоит доля на рынке немного», — поясняет она.

По словам Филачевой, в сентябре Верховным судом была озвучена практика, в соответствии с которой ст. 30 Жилищного кодекса поставлена в соответствие со ст. 247 Гражданского кодекса. Иными словами, распоряжение долями должно происходить только с согласия всех совладельцев.

«Это основное правило и ляжет в основу нового закона, четыре варианта проекта уже лежат в Госдуме», — подытожила юрист.

Из Генпрокуратуры украден том уголовного дела нотариуса, ранее подозреваемого в организации убийства Хлебникова

В результате дерзкой кражи из здания Генпрокуратуры пропали материалы уголовного дела о мошенничестве. Обвиняемым по этому делу проходит известный московский нотариус Фаиль Садретдинов, которого ранее оправдали на суде по делу об убийстве главного редактора русского Forbes Пола Хлебникова, пишет 17 августа издание «Твой день».

Воры проникли в здание на Большой Дмитровке 10 августа около 21 часа (КП сообщала об 11 августа). По одной из версий, они поднялись по строительным лесам и вошли в один из кабинетов через открытую форточку. Из помещения они вынесли личные вещи следователя и бытовую технику, после чего бесследно исчезли.

По данным газеты, настоящей целью преступников были отнюдь не эти ценности, а документы, хранившиеся в сейфе. А именно — том уголовного дела по факту мошенничества, в котором обвиняется Фаиль Садретдинов.

Имя московского нотариуса Фаиля Садретдинова стало известно широкой публике в 2005 году. Юриста задержали по обвинению в организации заказного убийства главного редактора русского Forbes Пола Хлебникова.

41-летний журналист был застрелен в Москве 9 июля 2004 года. Как установило следствие, убийцы ждали главного редактора журнала в автомобиле ВАЗ-2115 с поддельными номерами и выстрелили в него из пистолета Макарова не менее десяти раз. От полученных ранений Хлебников скончался.

По версии следствия, Садретдинов являлся организатором преступной группировки, выполнявшей заказ бывшего полевого командира Хож-Ахмеда Нухаева. Именно он был главным персонажем книги Пола Хлебникова «Разговор с варваром, или Исповедь чеченского бандита». По одной из версий, Нухаев счел, что журналист полностью переврал взятое у него интервью, после чего решил убить его с помощью Садретдинова.

Наряду с нотариусом на скамье подсудимых оказались двое уроженцев Чечни — Казбек Дукузов и Муса Вахаев. Однако 6 мая 2006 года суд присяжных счел, что доказательств их вины недостаточно, и все трое подозреваемых были отпущены на свободу прямо из зала суда.

Адвокат, который защищал Садретдинова на том процессе, уверен, что доказательства вины в отношении его подзащитного были сфабрикованы.

На свободе Фаиль Садретдинов провел всего несколько дней. Затем он вновь был задержан — на сей раз нотариуса уличили в мошенничестве с московскими квартирами. Из четырех эпизодов уголовного дела московского нотариуса обвинили лишь в одном.

Согласно материалам дела, Садретдинов, используя поддельное завещание, завладел квартирой умершей москвички. В конце января 2007 года суд приговорил нотариуса к девяти годам лишения свободы. Однако спустя несколько месяцев Генеральная прокуратура предъявила ему новое обвинение. Эпизод, за который нотариус уже отбывает наказание, выделили в отдельное производство.

Главные улики против Садретдинова — это поддельное завещание и почерковедческая экспертиза, которая и установила его причастность к составлению документа. По информации «Твоего дня», похищение именно этих документов и было истинной целью преступников, проникших в Генпрокуратуру, поскольку исчезновение этих бумаг может резко изменить ход следствия.

«Текст завещания, в отличие от почерковедческой экспертизы, восстановить нельзя, — говорит независимый адвокат. — Получается, что с исчезновением тома уголовного дела исчезают и доказательства вины московского нотариуса. Теперь последнее слово остается за судом, который за неимением улик может прекратить производство. Ситуация может принять тупиковый характер. Не исключено, что Садретдинову теперь удастся выйти на свободу».

Известно, что уже через два дня после кражи адвокат Садретдинова Руслан Коблев просил следствие предоставить ему возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, но получил отказ.

В Генеральной прокуратуре факт кражи категорически отрицают, несмотря на то, что городская прокуратура уже занимается ее расследованием.

Москва. Нотариус Фаиль Садретдинов оправдан по делу о нападении на следователя

  • По ее словам, из двенадцати присяжных десять признали его невиновным по всем пунктам обвинения, а двое — виновным. Обсуждение последствий вердикта присяжных — прения сторон — состоятся в Мосгорсуде 21 апреля.

    По закону, на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных суд может вынести только оправдательный приговор. Кроме того, приговор, основанный на вердикте коллегии присяжных, может обжаловаться лишь в случае допущения в ходе суда процессуальных нарушений.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *