Договор транспортной экспедиции понятие элементы содержание

Понятие, характеристика и элементы договора транспортной экспедиции

По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

В качестве дополнительных услуг договором может быть предусмотрено получение требующихся для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и др. формальностей, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и др. расходов, возлагаемых на клиента, хранение груза, его получение в пункте назначения и др.

Характеристика договора: взаимный, возмездный, может быть либо консенсуальным, либо реальным.

Предмет договора – услуги, связанные с перевозкой груза, которые делятся на основные (заключение договора перевозки и ее организация) и дополнительные (любые услуги, связанные с транспортировкой груза).

Экспедитором может быть только предприниматель, имеющий лицензию на этот вид деятельности. Клиентом может быть лицо, заинтересованное в получении экспедиционных услуг: отправитель, получатель, собственник груза.

Форма договора – простая письменная. Клиент должен выдать экспедитору доверенность.

Срок договора определяется характером операций, осуществляемых экспедитором: они могут быть как однократными, так и многократными. В последнем случае договоры заключаются на длительный срок.

Цена договора – вознаграждение экспедитора, определяемое либо по соглашению сторон, либо в соответствии с тарифами и таксами, установленными экспедитором.

Ответственность сторон за неисполнение или за ненадлежащее исполнение договора является полной, основанием ее может быть предпринимательский риск, а не вина стороны, а также наличие общих условий, предусмотренных для ответственности за неисполнение обязательств.

Прекращение договора имеет особенность: оно возможно в результате одностороннего отказа любой стороны, но с обязательным предупреждением об этом другой стороны в разумный срок и возмещении стороной, заявившей об отказе, другой стороне убытков, вызванных расторжением договора.

Договор транспортной экспедиции

Транспортная экспедиция

Вступление грузоотправителя и грузополучателя в отношения по перевозке грузов требует от них совершения ряда юридических и фактических действий (заключения договора перевозки, погрузку (разгрузку) транспортных средств, проверку количества и состояния груза и т. п.). Данные субъекты сами могут осуществить все эти действия, однако в отдельных случаях более целесообразным является привлечение к их выполнению субъекта, специализирующегося на оказании подобного рода услуг (экспедитора). Привлечение экспедитора к выполнению указанных действий ведет к возникновению особого рода транспортных обязательств — транспортно-экспедиционных.

По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (абз. 1 п. 1 ст. 801 ГК).

Данный договор является консенсуальным, двусторонним и возмездным.

Договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме (п. 1 ст. 802 ГК). Перечень документов, подтверждающих заключение договора (экспедиторских документов), устанавливается Правилами транспортно-экспедиционной деятельности. Согласно п. 5 данных Правил таковыми являются:

  • поручение экспедитору;
  • экспедиторская расписка;
  • складская расписка.
  • Для оказания транспортно-экспедиционных услуг клиентом выдается заполненное и подписанное им поручение экспедитору.

    Оформленное в установленном порядке поручение экспедитору должно содержать достоверные и полные данные о характере груза, его маркировке, весе, объеме, а также о количестве грузовых мест. Экспедитор рассматривает поручение в сроки, определенные в договоре транспортной экспедиции, и направляет его клиенту с отметкой о согласовании либо с отказом в согласовании подлежащих оказанию транспортно-экспедиционных услуг с указанием причин отказа. Поручение экспедитору подлежит исполнению с момента получения клиентом письменного подтверждения его согласования экспедитором.

    Клиент на любом этапе исполнения договора имеет право отозвать ранее выданное поручение экспедитору с возмещением ему фактических расходов, связанных с исполнением поручения. Отзыв выданного поручения экспедитору производится клиентом в письменной форме.

    В подтверждение факта получения экспедитором от клиента либо от указанного им грузоотправителя груза для перевозки экспедитором выдастся экспедиторская расписка. Если же экспедитор принимает груз на складское хранение, в подтверждение факта принятия груза им выдастся складская расписка.

    Перечень экспедиторских документов, приведенный в п. 5 Правил, не является исчерпывающим. В зависимости от характера транспортно-экспедиционных услуг сторонами договора может быть определена возможность использования иных документов в качестве экспедиторских. Например, экспедитором при приеме груза, если он является организатором перевозки груза в прямом смешанном сообщении, выдается экспедиторское свидетельство. Кроме того, п. 2 ст. 802 предусмотрено, что клиент должен выдать экспедитору доверенность, если она необходима для выполнения его обязанностей.

    Субъектами транспортно-экспедиционного обязательства являются экспедитор и клиент. В качестве клиента может выступать любой субъект гражданского права. В то же время ГК РФ конкретизирует данных субъектов, указывая в определении договора транспортной экспедиции на то, что они по отношению к экспедируемому грузу должны обладать статусом грузоотправителя или грузополучателя. В случае, если в качестве клиента выступают физические лица, имеющие целью приобретение экспедиторских услуг для удовлетворения личных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то к отношениям из договора транспортной экспедиции применяются в части, не противоречащей ГК РФ и

    Федеральному закону от 30 июня 2003 г. «О транспортно-экспедиционной деятельности», положения Закона «О защите прав потребителей».

    Экспедитор — лицо, выполняющее или организующее выполнение определенных договором транспортной экспедиции транспортно-экспедиционных услуг. Каких-либо специальных требований к данному лицу законодательство не содержит. В настоящее время экспедиторская деятельность не является лицензируемой, поэтому может осуществляться любым субъектом без получения специального разрешения (лицензии). В то же время отдельные операции, входящие в круг оказываемых экспедитором экспедиторских услуг, отнесены к лицензируемым (например, погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам на внутреннем водном транспорте, погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам в морских портах и погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте).

    Объектом транспортно-экспедиционного обязательства является возмездное оказание услуг, направленных на обеспечение перевозки груза (транспортно-экспедиторских услуг). Законодатель различает основные транспортно-экспедиторские услуги и дополнительные. К основным относятся: организация перевозки груза транспортом и по маршруту, избранному экспедитором или клиентом; заключение от имени клиента или от своего имени договора (договоров) перевозки груза; обеспечение отправки и получения груза (абз. 2 п. 1 ст. 801 ГК РФ). Данный перечень не является закрытым, на что прямо указано в законе.

    Содержание транспортно-экспедиционного обязательства составляют права и обязанности экспедитора и клиента. Основной обязанностью экспедитора является выполнение или организация выполнения определенных договором транспортной экспедиции услуг.

    К обязанностям экспедитора также относятся:

  • выдача клиенту экспедиторского документа при приеме груза, а также представление клиенту оригиналов договоров, заключенных экспедитором в соответствии с договором транспортной экспедиции от имени клиента на основании выданной им доверенности;
  • сообщение клиенту об обнаруженных недостатках полученной от него информации, а в случае неполноты информации — запрос у клиента необходимых дополнительных данных;
  • предоставление по требованию клиента, приобретающего услуги для личных, семейных, домашних или иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, информации, предусмотренной законодательством РФ о защите нрав потребителей.
  • Круг обязанностей клиента установлен ст. 5 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности». К их числу относятся:

    • уплата экспедитору вознаграждения, а также возмещение понесенных им в интересах клиента расходов;
    • своевременное представление экспедитору полной, точной и достоверной информации, а также документов, необходимых для осуществления таможенного, санитарного контроля, других видов государственного контроля.
    • Одна из особенностей транспортно-экспедиционного обязательства заключается в возможности его прекращения в одностороннем порядке. В соответствии со ст. 806 ГК РФ любая из сторон вправе отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую сторону в разумный срок.

      Нарушение экспедитором или клиентом обязательства, вытекающего из договора транспортной экспедиции, влечет наступление юридической ответственности стороны, совершившей такое нарушение. Ответственность экспедитора и клиента определяется по правилам гл. 25 ГК РФ. Однако для экспедитора законодатель предусматривает одно исключение. Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, его ответственность перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

      Закон «О транспортно-экспедиционной деятельности», несмотря на то, что ГК РФ не предусматривает возможности изменения установленного им правила об ответственности иными законами, содержит нормы об ответственности экспедитора за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза, произошедшие не в связи с нарушением договора перевозки, основанные на иных началах, нежели установленные гл. 25 ГК РФ. Еще одной новеллой указанного Закона является установление обязательного претензионного (досудебного) порядка разрешения споров (ст. 12) и сокращенного срока исковой давности — один год (ст. 13). Таким образом, Закон «О транспортно-экспедиционной деятельности» в значительной степени сблизил обязательства по перевозке грузов и транспортно-экспедиционные обязательства.

      Юридическая консультация. Телефон: +7 920-985-9888.

      57. ПОНЯТИЕ, ХАРАКТЕРИСТИКА И ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ.

      По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет др. стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

      Обязанности экспедитора могут исполняться перевозчиком.

      Договором могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор перевозки груза, обеспечить его отправку и получение, а также другие обязанности.

      Характеристика договора: взаимный, возмездный, может быть либо консенсуальным, либо реальным.

      Предмет договора – услуги, связанные с перевозкой груза, которые делятся на основные (заключение договора перевозки и ее организация) и дополнительные (любые услуги, связанные с транспортировкой груза).

      Экспедитором может быть только предприниматель, имеющий лицензию на этот вид деятельности. Клиентом может быть лицо, заинтересованное в получении экспедиционных услуг: отправитель, получатель, собственник груза.

      Форма договора – простая письменная. Клиент должен выдать экспедитору доверенность.

      Срок договора определяется характером операций, осуществляемых экспедитором: они могут быть как однократными, так и многократными. В последнем случае договоры заключаются на длительный срок.

      Цена договора – вознаграждение экспедитора, определяемое либо по соглашению сторон, либо в соответствии с тарифами и таксами, установленными экспедитором.

      Ответственность сторон за неисполнение или за ненадлежащее исполнение договора является полной, основанием ее может быть предпринимательский риск, а не вина стороны, а также наличие общих условий, предусмотренных для ответственности за неисполнение обязательств.

      Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

      Прекращение договора имеет особенность: оно возможно в результате одностороннего отказа любой стороны, но с обязательным предупреждением об этом другой стороны в разумный срок и возмещении стороной, заявившей об отказе, другой стороне убытков, вызванных расторжением договора.

      Договор транспортной экспедиции является самостоятельным и исключительно транспортно-вспомогательным договором. Отсюда вытекает его название, которое происходит от латинского

      слова expeditio — отправление.В действующем ГК учитывается указанная роль договора транспортной экспедиции, и ее регулированию посвящается отдельная 15 глава (статьи 708- 714).

      Договор транспортной экспедиции опосредует посредническую деятельность в особой области перевозочных отношений. Поэтому определить содержание прав и обязанностей сторон в полной мере без учета норм транспортного законодательства невозможно.

      Данный договор по своей сути является договором о возмездием оказании услуг. Услуги, выступающие его предметом, четко определяются в содержательной части договора транспортной экспедиции. Правовая форма оказания услуг транспортной экспедиции может быть опосредована использованием элементов договора поручения, либо договора комиссии.

      В современных условиях услугами транспортных экспедиторов могут воспользоваться любые субъекты, в том числе заключающие разовые договоры перевозки грузов или багажа, не предназначенных для предпринимательской деятельности. В условиях социалистической системы хозяйствования он считался неотъемлемым «винтиком» плановой экономики и жестко привязывался к заключаемым договорам перевозки. Кроме того, правовая природа этого договора в гражданско-правовом законодательстве не была соответствующим образом учтена. Вследствие этого экспедиция могла быть расценена как некий «довесок» прав и обязанностей к договору перевозки.

      Договор транспортной экспедиции считается наиболее применимым в случаях, когда количество отправляемых или прибывающих в адрес того или иного лица грузов достигает значительных размеров и самостоятельное выполнение операций, связанных с оформлением перевозки, становится для грузоотправителя (грузополучателя) обременительным и экономически неоправданным.

      Следует заметить, что нормы о транспортной экспедиции предоставляют возможность широко разнообразить характер и объем действий, которые специализированный посредник- экспедитор будет обязываться выполнить за клиента. Договор транспортной экспедиции может полностью избавить последнего от необходимости вступать в непосредственные отношения с перевозчиками и связанных с этим проблем.

      По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента- отправителя или получателя груза) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза, в том числе заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза.

      Форма договора транспортной экспедиции. Этот договор должен заключаться в письменной форме. Причем законодательство не предусматривает требований к обязательным реквизитам, которые должны содержаться в договоре транспортной экспедиции как в документе. Отсутствует и специальное указание на последствия несоблюдения требуемой письменной формы. Вследствие этого можно сделать вывод, что в некоторых случаях письменные договоры на транспортно-экспедиционное обслуживание могут и не заключаться. Связано это с тем, что в соответствии с п.2 статьи 709 ГК РК отправитель (получатель) груза в случае необходимости выдает доверенность экспедитору. Из нее и будет вытекать факт наличия договорных отношений между определенными субъектами, хотя конечно доверенность не может в полной мере заменить письменный текст договора. С другой стороны, на практике транспортно-экспедиционные организации будут сами заинтересованы в четкой регламентации прав и обязанностей сторон. Это будет способствовать укреплению их деловой репутации в качестве субъектов предпринимательской деятельности. Исходя из этого, можно отметить, что имеются определенные предпосылки для того, чтобы в некоторых случаях договор транспортной экспедиции заключался в письменной форме как договор присоединения.

      Договор транспортной экспедиции консенсуальный, взаимный и возмездный договор.

      Субъектами (участниками) договора транспортной экспедиции являются сторона- экспедитор и сторона-клиент. Существующая свобода договорных отношений позволяет в обоих качествах выступать как юридическим, так и физическим лицам. Однако возможность фактического участия в отношениях транспортной экспедиции для клиентов будет зависеть от того, имеется ли у них компетенция по заключению того или иного договора перевозки. Она в некоторых случаях может отсутствовать.

      Например, условиями договора купли-продажи или иного договора, направленного на перемещение товаров (передачу собственности, иных прав на имущество), может быть предусмотрено, что должник (продавец, лизингодатель и т.д.) должен доставить груз, используя перевозку без услуг транспортной экспедиции, которая может привести к удорожанию товара. Если в таких случаях должник все-таки заключит договор транспортной экспедиции, то он окажется в роли правонарушителя перед своим первоначальным контрагентом по договору.

      Другая вероятность ограничения возможности (способности) лица выступить клиентом по договору транспортной экспедиции будет основана на его особом положении в качестве субъекта гражданско-правовых отношений. Речь идет, к примеру, о государственных учреждениях, которым могут быть выделены определенные сметные средства на заключение договоров перевозки без возможности пользования услугами транспортной экспедиции. Не исключено, что заключению договора транспортной экспедиции в качестве клиента могут препятствовать и иные объективные обстоятельства.

      Когда мы говорим об участии в договоре в качестве экспедиторов, то мы подразумеваем участие в них субъектов предпринимательской деятельности. В соответствии со статьей 11 Закона Республики Казахстан » О транспорте в Республике Казахстан» при осуществлении транспортно-экспедиционных услуг перевозчик обязан иметь лицензию. Надо сказать, что указанный закон содержит недостаточно точную формулировку о лицензировании транспортно-экспедиционной деятельности. Она ведь может осуществляться не только перевозчиками, но наряду с ними и иными специализированными субъектами. Для устранения указанного недостатка, как представляется, необходимо разработать и внести в законодательство отдельные положения о лицензировании транспортно-экспедиционной деятельности. Безусловно, что существующий подход законодателя еще раз демонстрирует тесную взаимосвязь отношений перевозки и транспортно-экспедиционных отношений. Следует только указать в законодательстве, что и экспедитор наряду с перевозчиком является одним из участников транспортных отношений.

      Экспедитор может привлекать к оказанию услуг отдельные специализированные организации (специалистов). Однако из-за этого последние не становятся участниками транспортно-экспедиционных отношений, обязанности по договору несет сам экспедитор. Привлеченные лица будут являться участниками самостоятельных договоров, заключенных ими с экспедитором.

      Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, касающиеся организации (обеспечения) перевозок. Услуги эти имеют одновременно как фактический, так и юридический характеры.

      Как следует из статьи 708 ГК РК, услуги экспедитора заключаются в том, что он совершает ряд действий в пользу клиента для того, чтобы создать правовые предпосылки перевозки груза. Исходя из сказанного, можно заключить, что экспедитор может определить потенциального перевозчика, согласовать предстоящую с его участием перевозку с клиентом. Экспедитор по поручению клиента может собрать (предоставить) ему представляющую для него интерес информацию о возможных условиях договоров перевозки с участием различных перевозчиков и иные аналогичные действия. Наконец экспедитор может в рамках оказания им услуг заключить договор (договоры) перевозки грузов от имени клиента или от своего имени. Заключение договора перевозки и будет означать создание вышеупомянутых правовых предпосылок.

      Услуги, о которых говорится в легальном определении договора транспортной экспедиции, можно назвать основными, поскольку в ч. 2 п.1 статьи 708 ГК РК говорится о возможности оказания экспедитором дополнительных услуг. Сразу отметим, на наш взгляд, такое деление услуг (на основные и дополнительные) имеет практическое значение. Те услуги, которые мы относим к основным, характеризуют существо транспортной экспедиции. Поэтому их оказание является обязательным, и они являются неотъемлемой составляющей предмета транспортной экспедиции. Отсюда будет вытекать представление об обязательных условиях данного договора.

      Необходимость в дополнительных услугах может диктоваться упущениями (недостатками) в существующей транспортной инфраструктуре, возникающими непредвиденными ситуациями, например введение требования о получении разрешения на вывоз определенных товаров (прохождение карантинного, радиационного контроля и т.д.). Закрепление в предмете договора дополнительных услуг может обусловливаться пожеланиями клиента снять с себя любые затруднения, связанные с фактической реализацией договора перевозки. В качестве дополнительных услуг договором транспортной экспедиции может быть предусмотрено осуществление таких необходимых для доставки груза операций, как получение требуемых для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных или иных формальностей, проверка количества или состояния груза, его погрузка или выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на отправителя, хранение груза, его получение в пункте назначения, а также выполнение иных операций и услуг.

      Права и обязанности сторон. Как и в соответствии с любым иным договорным обязательством, должник, в данном случае экспедитор, обязан надлежащим образом выполнить лежащие на нем обязанности по оказанию экспедиционных услуг. Клиент является должником экспедитора в отношении обязанности оплаты за оказанные ему услуги и иные обязанности, предусмотренные договором, а также непосредственно нормами законодательства.

      Рассматривая права и обязанности, следует учесть, что они могут трактоваться расширенно, исходя из применения к транспортной экспедиции в гражданском кодексе отсылочного регулирования. Так, если экспедитор заключает договор перевозки от имени клиента, то в части неурегулированной нормами главы 35 между ними возникают такие же права и обязанности, как у доверителя и поверенного. В случаях, когда экспедитор заключает договор перевозки от своего имени к его отношениям с клиентом, также в неурегулированной главой 15 части, применяются нормы о договоре комиссии.

      Экспедитор должен заключать договор перевозки в соответствии с указаниями клиента. С согласия отправителя груза экспедитор может сам определить, каким видом транспорта перевозить грузы отправителя, учитывая при этом интересы отправителя, уровень тарифов и сроки доставки.

      Для того, чтобы экспедитор мог надлежащим образом заключить договор перевозки, отправитель (получатель) груза обязан предоставить экспедитору документы и другую информацию о свойствах груза, условиях его перевозки, а также иную информацию, необходимую для исполнения экспедитором этой своей обязанности.

      Экспедитор обязан сообщить отправителю (получателю) груза об обнаруженных недостатках полученной информации, в случае неполноты информации он должен запросить у отправителя (получателя) груза необходимые дополнительные данные.

      Если необходимая информация со стороны отправителя (получателя) не предоставляется, экспедитор вправе не приступать к исполнению своих соответствующих обязанностей до предоставления такой информации.

      Экспедитор, если из договора транспортной экспедиции не вытекает необходимость личного исполнения им своих обязанностей, вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц. Возложение исполнение обязательства на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности за выполнение договора перед клиентом.

      Как и кредиторы (по требованию оплаты) в ряде других гражданско-правовых договоров экспедиторы пользуются правом удержания. Оно по договору транспортной экспедиции ограничивается лишь обеспечиваемой договором и законом возможностью экспедитора удерживать груз только в связи с невыплатой вознаграждения, которое он должен получить за экспедиционные услуги (статья 712 ГК РК). Из сказанного следует, что экспедитор не должен (не имеет права) удерживать имущество для того, чтобы принудить клиента к исполнению перед ним обязательства ответственности. Удержание не следует смешивать с обращением взыскания на имущество должника.

      Каждая из сторон договора транспортной экспедиции вправе отказаться от договора (его исполнения) предупредив об этом другую сторону в разумный срок. При этом, сторона односторонне отказавшаяся от исполнения договора, обязана возместить другой стороне убытки, вызванные расторжением договора.

      Ответственность. Ответственность по договору транспортной экспедиции основывается на общих положениях об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных главой 20 ГК РК.

      В статье 713 ГК учитывается тесная взаимосвязь перевозочных и экспедиционных отношений.

      Поскольку экспедитор является субъектом предпринимательской деятельности, то соответственно он несет безвиновную ответственность перед клиентом, освобождаясь от ответственности за нарушение своих обязательств, вследствие обстоятельств непреодолимой силы или иных форс-мажорных обстоятельств. Упомянутый учет взаимосвязи экспедиции с перевозочными отношениями применительно к ответственности выражается в том, что в расчет берется и то, что в некоторых случаях нарушение обязательств экспедиции может быть следствием действий не экспедитора, а перевозчика.

      Размер ответственности экспедитора перед клиентом в таких случаях не должен превышать размер реального ущерба, причиненного клиенту, то есть размер ответственности перевозчика (п.2 статьи 713 ГК), но непосредственно ответственным перед клиентом все таки остается экспедитор. Экспедитор, понесший ответственность вследствие виновных действий перевозчика, приобретет право регрессного требования к нему.

      Основные элементы договора транспортной экспедиции

      Предмет транспортно-экспедиционных обязательств

      В гражданско-правовой доктрине для характеристики отдельных типов договоров и выявления существенных признаков, отличающих соответствующий тип договоров от иных гражданско-правовых договоров, составляющих единую категорию договоров (в нашем случае это договоры на оказание услуг), используется понятие «элементы договора». Под элементами договора обычно понимаются: субъекты договора, его предмет, форма договора, содержание договора (права и обязанности сторон). Содержанием элементов договора- сделки являются договорные условия, представляющими собой способ фиксации взаимных прав и обязанностей.

      Российская гражданско-правовая доктрина исходит из того, что договорные условия делятся на существенные и иные (несущественные). В литературе встречается классификация несущественных условий договора на обычные и случайные. Следует, однако, отметить, что все попытки выделения категорий обычных и случайных условий привели к выводам, которые либо противоречат правовой природе гражданско-правового договора, либо не основаны на едином критерии классификации. Случайные условия являются разновидностью существенных, поскольку не выходят за рамки общей ситуации, предусмотренной ст.432 ГК: одна сторона делает оферту, которая должна быть акцептована.

      Рассматривая содержание договора транспортной экспедиции, С.П.Хмелев отмечает, что к существенным условиям относятся те пункты договора, которые: а) признаны такими по закону; б) необходимы для договоров данного вида; в) относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В приведенном перечне отсутствует условие о предмете договора, что противоречит не только ст.432 ГК, но и здравому смыслу, поскольку без указании в договоре предмета такое соглашение будет ни о чем.

      Некоторые цивилисты приходят к неверному выводу о том, что по договору транспортной экспедиции существенными условиями являются следующие: предмет, качество выполняемых работ, сроки исполнения договора, цена, порядок оплаты, место исполнения договора, форма договора и ответственность сторон. Как нам представляется, из приведенного перечня следует исключить условие о качестве работ. В соответствии со ст. 309 ГК, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований в соответствии с обычаями делового оборота. Таким образом, если в договор транспортной экспедиции не включено условие о качестве, то к нему будут применены общие правила, предусмотренные ст.309 ГК, и он будет считаться заключенным. Неправомерным следует признать и включение априори в число существенных условие договора о цене.

      Согласно п.З.ст.424 ГК в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена, исходя из условий договора, исполнение договора должна быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Следовательно, отсутствие и этого условия в договоре транспортной экспедиции не может служить поводом для признания его незаключенным. Не существует в законе прямых указаний и на то, что при неустановлении в договоре транспортной экспедиции порядка оплаты он является незаключенным. Законом специально не предусмотрено отнесение срока к существенным условиям договора. Согласно п. 1 .ст.425 ГК , договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. В соответствии с п.п.З и 4 этой статьи договор транспортной экспедиции, в котором не указан срок выполнения, действует до момента окончания исполнения сторонами обязательства.

      Как уже было указано, единственным существенным условием договора транспортной экспедиции априори является его предмет. Предмет обязательства, «вытекающего из договора, представляет собой действия (или бездействие), которые должна совершить (или от совершения которых должна воздержаться) обязанная сторона». Применительно к договору транспортной экспедиции таковыми являются действия транспортного экспедитора по оказанию услуг, связанных с перевозкой груза. Правильное определения предмета договора транспортной экспедиции, а по сути дела — круга оказываемых экспедитором услуг, позволит точно определить правовую природу этого вида обязательства, и выделить его из широкого диапазона возмездно оказываемых услуг, особенно из группы непоименованных транспортных договоров, направленных на охрану перевозимых грузов, на подготовку под налив цистерн, бункерных полувагонов, на предварительную информацию о подходе грузов, на промывку вагонов, на техническое обслуживание весовых приборов, на участие железной дороги в проверке состояния грузов, связанных с подачей и уборкой вагонов, с эксплуатацией железнодорожных подъездных путей и др. При внимательном рассмотрении ст. 801 ГК РФ мы придем к выводу, что все вышеперечисленные непоименованные транспортные договоры связаны с перевозкой. Согласно чЛ.п. 1.ст.801 ГК РФ по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой грузов. Рассматриваемая часть статьи определяет предмет договора транспортной экспедиции, как деятельность по выполнению (или организации выполнения) услуг, связанных с перевозкой грузов. Определяющим критерием отнесения услуги к числу транспортно-экспедиционных является ее связь с перевозкой грузов. Как видно из определения законодателем выделено два блока действий, связанных с перевозкой груза: 1) выполнение услуг; 2) организация выполнения услуг.

      Деятельность экспедитора по выполнению услуг, связанных с перевозкой груза может быть двух видов. Во-первых, экспедитор может выполнять услуги самостоятельно, а во-вторых, вступая в отношения с третьими лицами от своего имени, либо от имени клиента.

      Организация (от лат. organizo — устраиваю) является составной частью управления, суть которой заключена в координации отдельных элементов системы, достижении взаимного соответствия функционирования ее частей. Под организацией выполнения транспортно-экспедиционных услуг понимается совокупность действий экспедитора, направленных на подготовку процесса транспортировки, его налаживание.

      Весь комплекс услуг по обеспечению перевозки груза одним или несколькими видами транспорта состоит из следующих частей, образующих единую систему действий: упаковка (тарирование) груза, доставка перевозчику, погрузка в транспортное средство, перемещение груза в пространстве, перевалка груза с одного вида транспорта на другой, хранение груза, доставка груза от перевозчика на склад грузополучателя и т.п. Смысл организации выполнения услуг, связанных с перевозкой груза, заключается в обеспечении нормального и согласованного функционирования этих частей, а не в выполнении перечисленных действий. Примером организации перевозки в соответствии с российским законодательством могут служить следующие действия экспедитора: выбор маршрута перевозки и видов транспорта, предварительные переговоры с перевозчиками и иными лицами, координация деятельности лиц, задействованных в процессе доставки груза. Иной точки зрения придерживается В.В.Витрянский, который считает, что перевозка экспедитором груза собственными средствами охватывается понятием «организация перевозки груза». Как уже отмечалось ранее, эту точку зрения нельзя признать обоснованной, поскольку организация выполнения и выполнение услуг являются различными видами действий. Процесс управления действиями имеет направленность совершенно иную, чем сами действия.

      Как выполнение, так и организация выполнения действий экспедитором могут охватывать случаи, когда экспедитор прямо или косвенно представляет интересы клиента перед третьими лицами и при отсутствии отношений прямого и косвенного представительства. Примером последнего случая могут считаться самостоятельные действия экспедитора по маркировке груза, по погрузке в транспортное средство, по хранению груза и т.п. Закрепленная в ст.801 ГК возможность оказания подобного рода услуг позволяет отграничить договор транспортной экспедиции от договоров поручения, комиссии и агентского договора. Этого обстоятельства не учел Г.П.Савичев, относя договор транспортной экспедиции к группе договоров о представительстве. Кроме того, утверждение автора является неточным еще и потому, что в группу договоров о представительстве автор объединяет договор поручения и договор комиссии, а также агентский договор. Такое утверждение, как мы полагаем, нельзя признать обоснованным. Следует согласиться с М.И.Брагинским в том, что «нет оснований считать представительство понятием «родовым», охватывающим в равной мере два его вида: поручение и комиссию». На наш взгляд, такое допущение возможно лишь при использовании термина «представительство» в качестве синонима понятия «заместительство». Отсутствие соответствующего уточнения может привести к смешению комиссии с поручением.

      Далее, если мы обратимся к содержанию второй и третьей части п.1 ст. 801 ГК, то увидим, что услуги, приведенные в третьей части называются дополнительными, а, следовательно, существуют основные услуги, перечисленные во второй части упомянутой статьи. Так, часть вторая перечисляет некоторые возможные обязанности экспедитора, а по сути дела — наиболее часто оказываемые экспедитором услуги. К ним законодатель относит организацию перевозки груза транспортом и по маршруту, избранным экспедитором или клиентом, заключение от имени клиента или от имени экспедитора договора (договоров) на перевозку груза, обеспечение отправки и получения груза. Перечень остается открытым. В третьей части перечислены дополнительные услуги. Причем, перечень их может быть расширен по соглашению сторон.

      Представляется, что деление услуг на основные и дополнительные при современной редакции ст.801 ГК не имеет практического значения, а потому названная статья должна быть скорректирована. Неверным шагом законодателя следует считать также закрепление возможности экспедитора совершать от имени клиента или от своего имени лишь одно юридического действие — заключение договора перевозки. Эту возможность необходимо распространить на все юридические действия, совершаемые экспедитором.

      Поэтому статья 801 ГК должна иметь совершенно иную редакцию. Чтобы подтвердить или опровергнуть вышеизложенные позиции необходимо дать ответы на следующие вопросы:

      1. Если определен круг дополнительных услуг, то какие услуги можно назвать основными? 2.Каков критерий такого деления? 3.Какое его практическое значение? 4.Как отграничить дополнительные услуги в договоре транспортной экспедиции и перевозки? 5.Какое место занимают в договоре транспортной экспедиции юридические действия?

      Анализируя содержание первого пункта ст.801 ГК, можно предположить, что перечисленные в третьей его части услуги являются дополнительными по отношению к услугам, перечисленным во второй части этого пункта. К сожалению, критерий деления законодателем не установлен. Сложность его установления обусловлена несколькими причинами. Во-первых, и перечень основных обязанностей, и перечень дополнительных услуг являются открытыми. Во-вторых, как в первом, так и во втором случае перечисленные услуги не обязательно должны быть включены в договор транспортной экспедиции, а лишь имеется такая возможность. В-третьих, существуют одинаковые услуги, включенные и в первый, и во второй перечень, например, получение груза.

      Представляется, что критерием для отнесения услуг к транспортно- экспедиционным должна быть не всякая их связь с перевозкой груза, а только юридическая. Только при наличии юридической связи между экспедитором и перевозчиком образуется логически замкнутая правовая цепочка клиент — экспедитор — перевозчик. Лишь в этом случае перевоз- чик может быть привлечен для участия в спорах между клиентом и экспедитором при нарушении обязательств последним, вызванным ненадлежащим исполнением договора перевозки. Правовая связь между перевозчиком и экспедитором проявляется в том, что контрагентами по договору и того, и другого является грузоотправитель (грузополучатель), а отнюдь не наличие либо отсутствие в предмете договора транспортной экспедиции юридических действий. Иная точка зрения долгое время преобладала в российской науке гражданского права. Здесь уместно привести рассуждения А.И.Хаснутдинова, полагавшего, что » при выполнении экспедитором юридических действий между ним и перевозчиком существует непрерывная правовая связь, а при выполнении фактических операций между дистанцией погрузочно-разгрузочных работ, оказывающей услуги неюридического характера, и перевозчиком такая связь отсутствует, цепочка правовых связей оказывается разорванной. Лишь в отношениях первого рода возникает надобность в заключении договоров экспедиции. В отношениях же второго рода договору перевозки сопутствуют договор хранения, договор на выполнение погрузочно-разгрузочных работ и иные договоры на выполнение фактических действий, но не договор экспедиции». С позиций сегодняшнего дня такая точка зрения не может считаться обоснованной, поскольку не отражает правовой природы договора транспортной экспедиции, как самостоятельного обязательства, все элементы которого подчинены единой цели. Действия экспедитора могут быть предметом договоров хранения, подряда, поручения и др. видов договоров только при отсутствии договора перевозки. Причем, речь здесь идет не об отсутствии договора перевозки в данный момент времени, поскольку экспедиционные услуги по времени могут предшествовать заключению договора перевозки. Имеются в виду случаи, когда перевозка вообще не состоялась по воле сторон договора. Однако и в современной литературе зачастую акцентируется внимание на классификации экспедиционных услуг на юридические и фактические.

      Прежде всего, юридическое действие является одним из видов юридических фактов, поэтому ему как виду присущи все признаки, которыми обладает весь род рассматриваемых нами явлений действительности. Юридический факт является конкретной предпосылкой правовых последствий — возникновения, изменения, либо прекращения правоотношения. Как верно отмечено в одном из учебников гражданского права, «всякое конкретное гражданское правоотношение возникает лишь при наличии определенных обстоятельств. Такие обстоятельства, наступление которых вызывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений, называются юридическими фактами». Для признания фак-тор юридическими необходимо, чтобы они, как основание возникновения правоотношения,

      были предусмотрены в нормах права: прямо — в гипотезе, косвенно — в диспозиции, санкции. Именно норма права содержит общую (абстрактную) программу поведения субъектов, рассчитанную на неопределенный круг лиц и неопределенное число случаев реализации. Норма права начинает действовать лишь с того момента, когда появляются факты, указанные в ее гипотезе. С этого момента соответствующие субъекты права приобретают права и обязанности, названные в диспозиции нормы. Вместе с нормами права юридические факты определяют конкретное содержание взаимных прав и обязанностей сторон. Юридические факты обеспечивают переход от общей модели прав и обязанностей к конкретной. Вместе тем, общественные отношения могут приобрести характер и форму правоотношений только благодаря их регулированию с помощью норм права. Многие авторы отмечают, что юридическое отношение не возникает само по себе. В каждом конкретном случае оно формируется деятельностью людей, на поведение которых (через сознание и волю) и воздействует норма права в направлении, предусмотренного ей общественного отношения».

      Широкий диапазон экспедиторских услуг включает в себя как сделки, так и административные акты. Причем, законодатель счел возможным отнести к вспомогательным услугам выполнение таможенных формальностей. Если согласиться с предложенным А.И.Хаснутдиновым и С.П.Хмелевым основанием отнесения к экспедиторским услугам только юридических действий, а к вспомогательным — действий фактических, то такая позиция представляется ошибочной. Выполнение таможенных формальностей следует отнести к действиям юридического характера, поскольку налицо представительство. К основным функциям экспедитора, действующего в качестве таможенного посредника, можно отнести обязанности по оформлению следующих документов: грузовых таможенных деклараций; экспортных и импортных лицензий; сертификатов качества и происхождения товаров; консульских фактур (официальное засвидетельствование консулом подлинности подписей местных властей); санитарных, ветеринарных и карантинных свидетельств. В этом перечне имеются услуги юридического характера. Так, например, п. 1.15 Инструкции «О порядке заполнения грузовой таможенной декларации», утвержденной Приказом председателя ГТК РФ от 16.12.98 г. №848, устанавливает, что с момента оформления грузовой таможенной декларации она приобретает юридическое значение. Экспедитор своими действиями устанавливает, изменяет, либо прекращает определенные права и обязанности.

      Получение груза в пункте назначения также нельзя отнести к действиям фактического характера, поскольку грузополучатель своими действиями изменяет права и обязанности участников договора перевозки, в том числе и свои. Так, например, в соответствии со ст.35 Устава железнодорожного транспорта РФ, грузополучатель обязан внести плату за перевозку груза и причитающиеся железной дороге платежи. Грузоотправитель обязан распорядиться грузом, а железная дорога по истечении четырех суток может реализовать удержанный груз, если не последует иного распоряжения грузоотправителя. Статьей 38 УЖТ предусмотрена обязанность грузополучателя при нарушении сроков выгрузки компенсировать расходы перевозчику, связанные с хранением груза.

      Вместе с тем следует отметить, что одно и то же действие может быть юридическим фактом, предусмотренным нормой права для одного вида перевозки, а для другого вида в правовом отношении являться безразличным, т.е. характеризоваться как фактическое действие. В этой связи перечисление в ст.801 ГК действий, относящихся к основным и дополнительным, является неудачным приемом законодательной техники. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что для совершения некоторых фактических действий необходимо заключить гражданско-правовые договоры с третьими лицами, такие, например, как договор хранения, договор на производство погрузочно-разгрузочных работ. Поэтому, совершенно прав А.И.Хаснутдинов, указывавший на возможность отнесения услуги экспедитора по краткосрочному хранению и к юридическим, и к фактическим «в зависимости от того, на каких складах осуществляется хранение: принадлежащих экспедитору или специально арендованных последним для этих целей». Статьей 801 ГК РФ предусмотрена возможность заключать договоры перевозки грузов от имени клиента или от имени экспедитора. Применение норм договоров комиссии, поручения по аналогии закона возможно, согласно ст. 801 ГК, не только к действиям по заключению договора перевозки груза. Это правило распространяется и на остальные юридические действия, предусмотренные договором транспортной экспедиции, поэтому нет необходимости перечислять эти действия наряду с возможностью заключения экспедитором договора перевозки от чьего либо имени.

      Более сложной является ситуация, когда гипотеза правовой нормы предусматривает не один, а несколько фактов, наступление которых необходимо для приведения этой нормы в действие. В таких случаях необходимо наличие юридического состава. Юридический состав представляет собой совокупность (точнее систему) фактов, необходимых для наступления правовых последствий — возникновения, изменения, прекращения правоотношения. В ряде случаев для юридической полноценности юридического состава необходимо не только наличие всех его элементов (фактов), но и строгое соблюдение порядка их «накопления» в юридическом составе. Например, в соответствии со ст. 118 УЖТ железная дорога освобождается от ответственности за утрату груза, если перевозка груза осуществлялась в сопровождении экспедитора. Для освобождения железной дороги от ответственности и возложения ответственности на экспедитора необходимо наличие совокупности двух фактов — факта утраты груза и приема под охрану груза экспедитором.

      Каждый элемент юридического состава является необходимым звеном для наступления юридических последствий. При отсутствии одного из элементов состава правовые последствия, предусмотренные нормой, в полном объеме наступить не могут. Существует несколько точек зрения по поводу правовой природы элементов юридического состава. Часть авторов считают юридически значимым лишь последний элемент юридического состава, наступление которого влечет за собой признание за всей совокупностью накопленных фактов свойств юридического состава. Так, например не весь фактический состав, предусмотренный гипотезой правовой нормы, является юридическим фактом. Возникновение, изменение и прекращение правоотношения связывается с определенной частью этого состава». По моему мнению, приведенную позицию нельзя признать полностью обоснованной по следующим основаниям. Во-первых, автором не придается юридического значения юридическим поступкам, которые, как известно, возникают независимо от того, направлена ли воля именно на наступившие юридические последствия, или нет.

      Во-вторых, непонятно о каких юридических последствиях идет речь, если наступление названных фактов не влечет за собой наступление, изменение или прекращение прав и обязанностей. В-третьих, и это в рассматриваемом аспекте главное возражение, при таком подходе невозможно объяснить, почему в значительном числе юридических составов элементы должны накапливаться в определенной законом последовательности.

      Под юридическим составом следует понимать факты реальной действительности, совокупность которых необходима и достаточна для того, чтобы норма права начала действовать на определенные общественные отношения.

      Под юридическим действием следует понимать волевое действие субъекта, совершение которого необходимо и достаточно для приведения в действие нормы права, регулирующей поведение субъектов соответствующего общественного отношения.

      Под фактическими действиями следует понимать волевые действия физических или юридических лиц, которые не предусмотрены гипотезой нормы права, либо, хотя и предусмотрены, но их наличия недостаточно для наступления определенных нормой правовых последствий.

      В результате изучения главы 13 студент должен:

      знать определение, виды, основные характеристики, субъектный состав, форму, предмет и иные элементы договора транспортной экспедиции;

      уметь соотносить данный договор с договором перевозки грузов, отграничивать его от договора оказания почтовых услуг, договоров подряда, комиссии, поручения, агентирования и др.;

      владеть навыками составления экспедиторской расписки и других экспедиторских документов, а также навыками оформления претензий.

      Понятие и сфера применения договора

      Договор транспортной экспедиции имеет огромное значение для регулирования отношений, складывающихся на рынке транспортных услуг, и для развития отечественной экономики в целом. Он освобождает предпринимателя от транспортных забот и возлагает бремя их осуществления на экспедитора, который на профессиональном уровне организует и выполняет транспортные операции. Для России с ее огромной территорией и развитой транспортной, прежде всего железнодорожной, сетью транспортно-экспедиционные договоры и их правовое регулирование представляют особую значимость.

      В современном ГК договору транспортной экспедиции посвящена гл. 41 «Транспортная экспедиция». Договор транспортной экспедиции в ст. 801 ГК определяется следующим образом: по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиционных услуг, связанных с перевозкой груза.

      Характеризуя договор транспортной экспедиции как обязательство, необходимо отметить, что оно содержит большое количество юридических связей, а потому является сложным. Договор транспортной экспедиции представляет достаточно обширный крут услуг, которые подчинены единой целиосвобождению грузоотправителя (грузополучателя) от забот, связанных с перевозкой груза. В литературе высказано мнение о том, что целью рассматриваемого договора является «обеспечение перевозки груза». Такое определение цели, на наш взгляд, нуждается в уточнении, поскольку может привести к смешению различных договорных типов. Ведь обеспечивать перевозку грузов возможно не только в интересах грузоотправителя, но и в интересах перевозчика, и в этом случае договор должен квалифицироваться как агентский.

      Определение цели договора позволяет его выделить из группы договоров, направленных на представление интересов другого лица – поручения, комиссии и агентского. Поэтому справедливым представляется утверждение Г. П. Савичева о том, что «наличие “чужих” признаков в данном договоре не влияет на признание его самостоятельным гражданско-правовым договором. » [1] . Следует отметить, что Основы гражданского законодательства 1991 г. в части ответственности за невыполнение или ненадлежащее выполнение транспортно-экспедиционных услуг отсылали к законодательству о соответствующем договоре (п. 3 ст. 105 Основ гражданского законодательства), признавая, таким образом, договор транспортной экспедиции смешанным. Это обстоятельство свидетельствовало о несовершенстве действующего законодательства и пробелах в теоретических исследованиях рассматриваемого обязательства.

      Смешанные обязательства часто становятся основой для формирования единых (сложных) обязательств. А. И. Хаснутдинов в связи с этим отмечал: «Впоследствии соответствующие нормы должны быть выработаны в рамках договора транспортной экспедиции без отсылок к правилам, регулирующим другие договоры. В самом деле, ведь законодатель не отсылает в настоящее время при регламентации отношений по перевозке к правилам договора поручения, хранения, имущественного найма, хотя, как известно, элементы указанных договоров есть в составе перевозочных отношений, что в свое время послужило поводом к утверждению о комплексном характере договора перевозки, вобравшего в себя все необходимые нормы» [2] . В действующем ГК это обстоятельство учтено. Между тем в настоящее время среди цивилистов нет единого мнения по вопросу отнесения договора транспортной экспедиции к группе сложных либо смешанных обязательств. Так, В. В. Залесский считает, что в целом договор транспортной экспедиции относится к разряду смешанных гражданско-правовых договоров, предусмотренных п. 3 ст. 421 ГК [3] . В. В. Витрянский считает, что при включении в договор транспортной экспедиции в качестве элемента обязательства экспедитора по перевозке груза, такой договор является сложным, а не смешанным [4] . При этом допускается, что договора перевозки как самостоятельного обязательства не существует. С нашей точки зрения, обязательства по перевозке, хранению, подряду, поручению, комиссии и т.п. могут рассматриваться в качестве элементов сложного транспортноэкспедиционного обязательства лишь постольку, поскольку они подчинены единой правовой цели – предоставить грузоотправителю (грузополучателю) услуги, связанные с перевозкой грузов. При включении в конкретный договор транспортной экспедиции обязанности экспедитора осуществить перевозку груза, стороны должны руководствоваться правилами о смешанных договорах, поскольку правовая направленность обязательств различна. Исключение может составлять перевозка по доставке грузов на станции железных дорог, в порты и аэропорты, если она направлена на обеспечение основной перевозки.

      Договор транспортной экспедиции относится к обширной группе договоров на оказание услуг и, как большинство из них, он двусторонний и возмездный. В отличие от договоров хранения, займа, банковского вклада и перевозки, для признания за договором транспортной экспедиции свойства правоотношения не требуется обязательного наступления дополнительного юридического факта – передачи имущества, поэтому он консенсуальный. Хотя договор транспортной экспедиции не исключает передачу имущества под ответственность экспедитора, все же это не может быть необходимым условием договора. В связи с этим для заключения договора транспортной экспедиции достаточно лишь выражения воли сторон в надлежащей форме. Вместе с тем некоторые авторы считают, что договор транспортной экспедиции может быть как консенсуальным, так и реальным. Так, Д. А. Медведев и В. Т. Смирнов утверждают, что договор транспортной экспедиции «может быть либо консенсуальным, когда экспедитор организует выполнение экспедиционных услуг, либо реальным, когда он выполняет их с вверенным ему грузом (в частности, когда экспедитором выступает перевозчик)». Г. П. Савичев также считает, что договор транспортной экспедиции может быть реальным в том случае, «когда экспедитору предоставлено право заключать договор от своего имени и самостоятельно сдавать груз к перевозке. » [5] . По мнению В. В. Залесского, «клиент по договору транспортной экспедиции несет обязанности в зависимости от того, является ли договор реальным или консенсуальным» [6] . Представляется, что такое мнение необоснованно, поскольку передача груза экспедитору возможна лишь во исполнение достигнутого ранее соглашения. Как справедливо отмечает В. В. Витрянский, «только в этом случае обеспечивается принятие перевозчиком груза к перевозке на условиях ранее заключенного соглашения о транспортно-экспедиционном обслуживании клиента» [7] . На практике это означает невозможность отказа экспедитора от исполнения принятых на себя обязательств по договору по мотиву несостоявшейся передачи в его владение груза. Договор транспортной экспедиции непубличный. В связи с этим нельзя признать обоснованным мнение Г. П. Савичева, согласно которому «договор транспортной экспедиции является публичным договором, поскольку речь идет об экспедиционных услугах, оказываемых профессиональными коммерческими экспедиционными конторами, агентствами, другими предпринимательскими структурами, которые по характеру своей деятельности обязаны соответствовать ст. 426 ГК» [5] . Как справедливо отмечает В. В. Витрянский, многообразие вариантов выполняемых экспедиторами операций и услуг исключает возможность применения механизма заключения публичного договора, обязательным требованием которого, как известно, является одинаковость основных условий договора для всех потребителей (п. 2 ст. 426 ГК).

      К существенным условиям договора транспортной экспедиции относятся предмет договора и те пункты договора, которые: а) признаны существенными по закону; б) необходимы для договоров данного вида; в) относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Изначально существенно только условие о предмете.

      Соотношение договора транспортной экспедиции с иными договорами на оказание услуг. От договора подряда договор транспортной экспедиции отличается тем, что предметом первого являются действия по выполнению работ, а второго – по оказанию услуг. А. И. Хаснутдинов акцентировал внимание на различии понятий «услуга» в договоре подряда и транспортном договоре. Он подчеркивал, что термин «услуга», употребляемый в договоре подряда, ничего общего не имеет с транспортной услугой как деятельностью, не завершающейся вещественным результатом; полезный эффект последней поглощается в процессе ее осуществления, тогда как в первом случае он находит выражение в изменении качественного состояния вещи. Транспортная услуга является антиподом термина «создание вещи» [9] . Смысл подряда составляет результат труда. Результатом договора подряда, как правило, является новая или измененная вещь, которую подрядчик обязуется передать под заказ. В силу указанных обстоятельств подрядчик несет ответственность за качество созданной вещи, в то время как экспедитор в соответствии со ст. 803 ГК отвечает за качество своих действий, которые и должны оцениваться в случае возникновения спора, вытекающего из факта неисполнения или ненадлежащего исполнения экспедитором договора.

      В зависимости от решения вопроса о соотношении договора перевозки и договора транспортной экспедиции применяются те или иные нормы, регулирующие ответственность экспедитора за неисполнение обязательств по договору. В соответствии с ч. 2 ст. 801 ГК правила гл. 41, посвященные договору транспортной экспедиции, распространяются и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком. К таким отношениям в зависимости от их характера надлежит применять нормы или о договоре экспедиции, или о договоре перевозки, поскольку сами экспедиторские функции выполняются при осуществлении перевозочного процесса. При этом объем прав перевозчика, выполняющего обязанности экспедитора по доставке груза от склада грузоотправителя до склада грузополучателя, может быть меньше, чем у перевозчика, не являющегося экспедитором. Принимая, например, на себя обязанность по доставке груза на железнодорожную станцию, по его погрузке и отправлению, перевозчик лишен права взыскивать штраф за непредъявление грузов к перевозке (ст. 94 УЖТ), самовольное использование вагонов (ст. 99 УЖТ), за задержку вагонов (ст. 100 УЖТ), за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона (ст. 102 УЖТ), за повреждение вагонов или контейнеров (ст. 104 УЖТ), в противном случае эти штрафы перевозчику пришлось бы взыскивать с самого себя. Возможна и обратная ситуация, когда конкретный договор транспортной экспедиции предусматривает обязанность доставить груз в пункт назначения.

      Договоры перевозки и транспортной экспедиции в любом случае являются самостоятельными однопорядковыми обязательствами. При включении же в конкретный договор транспортной экспедиции обязанности экспедитора собственными средствами осуществить перевозку, такой договор, на наш взгляд, следует считать смешанным, и к отношениям сторон применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. По мнению В. В. Витрянского, в случае, когда экспедитор принимает на себя обязанность доставить собственными средствами груз от склада отправителя до склада получателя, договор перевозки не имеет самостоятельного значения, а является лишь элементом договора транспортной экспедиции. При этом ответственность за нарушение обязательств по договору транспортной экспедиции, в том числе и по перевозке, должна регулироваться правилами гл. 25 ГК, а правило, установленное ст. 803 ГК о том, что нарушение обязательств по транспортной экспедиции, вызванное ненадлежащим исполнением договора перевозки, влечет ответственность экспедитора перед клиентом, определяемую по нормам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик, не будет действовать. Основанием для такого утверждения В. В. Витрянского послужило то обстоятельство, что якобы «при таком подходе грузоотправитель и перевозчик совпадают в одном лице (экспедитор)» [10] . Такая позиция нам представляется не совсем обоснованной. Утверждение о совпадении грузоотправителя и перевозчика в одном лице приводит к выводу об отсутствии договора перевозки, без которого, в свою очередь, не может существовать договор транспортной экспедиции. В этом случае в договоре транспортной экспедиции будет отсутствовать сторона, в интересах которой оказываются услуги, а именно грузоотправитель (грузополучатель). На самом деле этого не происходит, поскольку договор перевозки не «поглощается» в правовом отношении договором транспортной экспедиции. На определенном этапе исполнения договора происходит трансформация экспедитора в перевозчика, и с этого момента действует самостоятельный договор перевозки, в котором участвуют две стороны – грузоотправитель и перевозчик. При допущении обратной ситуации пришлось бы признать, что услуга по перевозке как элемент договора экспедиции окажется одновременно услугой, связанной с этой же перевозкой, т.е. сама с собой.

      Впрочем, из этого правила все же существует исключение, которое касается так называемой вспомогательной перевозки. Суть его состоит в следующем. Клиент является грузоотправителем либо грузополучателем по отношению к основной перевозке, но не всегда считается таковым по отношению к вспомогательной. Примером вспомогательной перевозки может служить доставка груза автомобильным транспортом на станцию железной дороги, если договор транспортной экспедиции связан с перевозкой груза железнодорожным транспортом.

      Согласно ст. 801 ГК договором транспортной экспедиции может быть предусмотрена обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза. Это обстоятельство сближает его с такими договорами на оказание услуг, как договор поручения (гл. 49 ГК), договор комиссии (гл. 51 ГК) и агентский договор (гл. 52 ГК). Действие в чужом интересе от имени клиента либо от своего имени не является обязательным условием каждого договора транспортной экспедиции, поскольку законом предусмотрена лишь такая возможность. Современная редакция ст. 801 ГК позволяет говорить о том, что к договору транспортной экспедиции возможно применение норм договора поручения и комиссии лишь по аналогии. В юридической литературе высказываются и иные точки зрения. Представительская деятельность экспедитора служит лишь средством достижения иной цели – обеспечение перевозки грузов в интересах грузоотправителя (грузополучателя). Представляется обоснованной точка зрения М. И. Брагинского: все отличие в этом смысле договора транспортной экспедиции от договора комиссии состоит в том, что использование соответствующей главы о комиссии возможно лишь иным путем аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) [11] .

      Во-первых, агентский договор – почти всегда длящийся. Согласно ст. 1005 ГК агент обязуется совершать, а не совершить юридические или иные действия для принципала. Подчеркивая эту характерную черту агентского договора, М. И. Брагинский обращает внимание не только на присущую соглашению «длительность отношений сторон. многократность оказания услуг в сочетании с их многообразием. К этому следует добавить, что. в агентском договоре речь может идти о наборе действий. Притом не исключено, что набор некоторых из них может быть определен лишь позднее» [12] . Поэтому для агентского договора не характерно совершение какой-либо одной конкретной сделки, хотя такая возможность не исключается. Договор же транспортной экспедиции предписывает экспедитору выполнить или организовать (а не выполнять и организовывать) выполнение услуг, связанных с перевозкой грузов (ст. 801 ГК). В договоре может быть предусмотрена обязанность экспедитора заключить (а не заключать) договор (договоры) перевозки груза. Нельзя согласиться с точкой зрения авторов, которые утверждают, что договоры транспортной экспедиции «могут быть срочными, или длящимися (заключенными на определенный срок), или разовыми (на выполнение конкретного поручения)» [13] . Действующее законодательство не исключает возможности длящихся договорных отношений между экспедитором и его клиентом. Однако в этом случае такое соглашение будет квалифицироваться как договор об организации транспортно-экспедиционного обслуживания, который не является договором транспортной экспедиции и ввиду его значительных особенностей должен подчиняться, поскольку стороны не определили его условий, нормам общей части обязательственного права.

      Во-вторых, по договору транспортной экспедиции экспедитор не всегда совершает юридические и иные действия с третьими лицами в интересах клиента, в необходимых случаях он может выполнить определенные договором услуги самостоятельно. Агент же всегда действует в интересах принципала перед третьими лицами. Следовательно, договор агентирования, в отличие от договора транспортной экспедиции, является посредническим, так как во всех случаях опосредует предоставление юридических и иных услуг.

      Договор агентирования, в отличие от договора транспортной экспедиции, предполагает доверие стороны к своему контрагенту, что позволяет его отнести к числу фидуциарных сделок, которые «не заключаются иначе, как с верой в то, что фидуциар воспользуется переданными ему юридическими полномочиями только в указанных ему границах» [14] .

      Агентским договором может быть предусмотрена возможность оговаривать лишь общие полномочия агента. При этом принципалу в соответствии с ч. 2 ст. 1005 ГК запрещено в отношениях с третьими лицами ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, кроме случаев, когда он докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента. Эта особенность агентского договора обусловлена длительностью отношений принципала агента.

      Еще одной особенностью агентского договора является возможность ограничения для принципала заключения аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной территории, либо воздержаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора. Агенту также договором может быть запрещено заключать аналогичные договоры с другими принципалами. Эти правила, установленные ст. 1007 ГК, являются аргументом против субсидиарного применения норм гл. 52 ГК к договору транспортной экспедиции. Специфическая черта деятельности транспортного экспедитора – необходимость работы на достаточно протяженном пространстве, порой охватывающем несколько государств и даже континентов. Поэтому ограничение его деятельности на соответствующей территории – препятствие для осуществления свободного перемещения товаров на всем экономическом пространстве РФ и для гармоничного развития рынка транспортных услуг. Кроме того, запрет экспедитору заключать аналогичные договоры с другими клиентами является для последнего настолько существенным ограничением, что деятельность последнего будет почти всегда убыточной.

      Нет в договоре транспортной экспедиции (ст. 805 ГК) и указаний о том, что обязанность личного исполнения договора экспедитором может вытекать из закона, иных правовых актов или существа обязательства. Как справедливо отмечает О. Н. Садиков, это различие в тексте ст. 313 и 805 ГК дает основания считать, что в договоре транспортной экспедиции правомочия экспедитора на привлечение третьих лиц являются более широкими, нежели в других договорах, что отвечает особенностям договора экспедиции, часто исполняемого при дальних перевозках в отдаленных географических точках [15] .

      Как отмечает В. В. Витрянский, «предмет агентского договора. при определенных условиях может содержать в качестве составного элемента и транспортно-экспедиционные обязательства» [16] . В обоснование своего утверждения автор приводит ст. 237 КТМ, которая в предмет договора морского агентирования наряду с услугами по оказанию помощи капитану судна в организации снабжения судна и его обслуживанию в порту, а также иными услугами, предоставляемыми перевозчику, включает экспедирование груза. Однако услуга по экспедированию груза в ст. 237 КТМ попала по недоразумению. Нам уже приходилось указывать на то, что договор транспортного агентирования совершается в интересах перевозчика, в то время как экспедитор действует всегда в интересах грузоотправителя (грузополучателя). В связи с этим ссылку В. В. Витрянского на ст. 237 КТМ следует считать несостоятельной, а агентский договор, содержащий услуги по экспедированию, должен рассматриваться как смешанный.

      Интересным представляется вопрос о проблемах участия экспедитора в договоре купли-продажи. В соответствии с действующим законодательством составным элементом обязательства продавца по договору купли-продажи является сдача товара первому перевозчику для передачи покупателю (п. 2 ст. 458 ГК). Б. И. Пугинский отмечает, что по российскому праву формально-юридически сдача продавцом товара экспедитору не считается исполнением обязательства по купле-продаже, поскольку экспедитор обязуется передать товар основному перевозчику, а не доставить его покупателю [17] . Между тем международное сообщество уже давно признало распространенную практику организации перевозки именно через экспедитора. Так, в унифицированных правилах и обычаях для документарных аккредитивов установлено, что если по аккредитиву не предусмотрено иное, банки будут принимать транспортные документы, выданные только экспедитором (ст. 30) [18] . В связи с этим следует согласиться с предложением И. Е. Данилиной о необходимости признания российским законодателем широко распространенной практики участия экспедитора в организации перевозок и внести изменения в п. 2 ст. 458 ГК, а также считать обязанность продавца передать товар покупателю исполненной в момент сдачи товара перевозчику, экспедитору или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное [19] .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *