Налог за топливом

Компенсации нефтяникам за поставки топлива на внутренний рынок вырастут

С 1 июля заработает новая формула компенсации потерь нефтяникам за поставки топлива на внутренний рынок, рассказал «Ведомостям» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов. Она будет лучше учитывать возможные колебания цен на нефть, защищая от них розничные цены бензина, объясняет он.

Поставлять топливо на внутренний рынок в 2020 г. стало невыгодно из-за нескольких факторов: налоговый маневр привел к росту стоимости сырья для НПЗ, выросли акцизы, а правительство обязало нефтяников не повышать внутренние цены на бензин и дизельное топливо. По оценкам Минфина, государство доплачивает нефтяникам за сдерживание цен 3,5 руб. с литра бензина Аи-92. Но этот механизм не позволяет сдерживать рост цен в определенном диапазоне цен на нефть, а также не совсем эффективен, когда нефтяные котировки приближаются к $80/барр., отмечает Сазанов.

По действующей формуле при экспортной цене бензина ниже 56 000 руб./т нефтяники платят компенсацию бюджету, даже несмотря на то что продолжают нести потери от поставок на внутренний рынок, объясняет главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов. Такая ситуация была в январе – феврале и может повториться в июне, если сохранится текущая конъюнктура, отмечает он.

Что изменится в 2020 г. .

Сейчас государство компенсирует нефтяникам 60% разницы между экспортной и фиксированной ценой бензина и дизтоплива – 56 000 и 50 000 руб./т соответственно. С 1 июля фиксированная цена будет снижена до 51 000 и 46 000 руб., разными будут и поправочные коэффициенты – 0,75 и 0,7 соответственно, рассказывает Сазанов. Бюджету во втором полугодии 2020 г. это обойдется в 25–30 млрд руб. Как компенсировать эти потери, чиновники договорились: с 1 сентября НДПИ будет повышен на 75 руб.

Новая формула исправляет недостаток, говорит Ежов, теперь фиксированная цена отсечения – 51 000 руб./т – приближена к оптовой цене внутреннего рынка и, если экспортная цена составит, например, 53 000 руб./т, компании получат компенсацию за убытки на внутреннем рынке. По действующей формуле они должны будут платить в бюджет 1800 руб./т, объясняет он. По итогам мая средние розничные цены на бензин находились примерно на 5 руб./л ниже того уровня, который обеспечивает равнодоходность поставок НПЗ по сравнению с экспортом и приемлемую маржу в рознице, согласен директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. Снижение цены отсечения в формуле демпфера позволит существенно сократить это отставание и в целом сделает систему более устойчивой к изменениям внешней конъюнктуры, считает он.

. и в 2020 г.

В 2020 г. формула компенсации также изменится: государство будет возвращать нефтяникам 68 и 65% разницы между экспортной и фиксированной ценой (она индексируется на инфляцию). Это позволит сдержать рост цен на бензин без потерь для нефтяников, считает Сазанов. Но потери будут у государства: при $65/барр. они вырастут до 84 млрд руб. (4,6 руб. с 1 л бензина), оценивает он.

Как компенсировать эти потери, Минфин и Минэнерго пока не договорились. Минфин настаивает, чтобы независимо от изменения цен на нефть бюджет не оказался в минусе, согласованное повышение НДПИ восполнит потери только на 36 млрд руб., часть также компенсирует введение акциза на средние дистилляты, согласованное с Минэнерго. Как именно Минфин предлагает дополнительно поднять НДПИ, он не говорит.

«Минэнерго предлагает Минфину увеличить компенсацию за счет ФНБ. Минфин пытается полностью исключить выплаты за счет ФНБ. Вокруг этого и разворачивается борьба», – говорит собеседник «Ведомостей», близкий к одной из сторон конфликта (отрицательный акциз, в том числе демпфер, – нефтегазовые доходы, уменьшение которых приводит к недополученным доходам ФНБ. – «Ведомости»). Минфин такой вариант не устраивает, отмечает Сазанов: нужно застраховать бюджет на случай роста цен на нефть, вместе с которым «по экспоненте вырастут и потери бюджета». Так, при цене $100/барр. они достигнут 1,6–1,7 трлн руб. и повышение НДПИ все не компенсирует, говорит он. Котировки вряд ли достигнут такого уровня, но нужно учесть их возможный рост в долгосрочной перспективе, отмечает Сазанов: «Мы ставим цель зафиксировать условия на долгосрочную перспективу, а не менять их каждый год». При этом утвердить «прибавку к НДПИ» в 75 руб. на долгосрочную перспективу «было бы странно, это продемонстрировало бы нашу финансовую неграмотность – такие параметры выгодны только для нефтяных компаний, которые получали бы все больше и больше средств из бюджета».

Непонятно, почему именно нефтедобыча с одним из самых высоких уровней налоговой нагрузки должна компенсировать выпадающие доходы бюджета, которые требуются для поддержания социально приемлемых цен на топливо, а не другие отрасли или источники, говорит Борисов.

Проблему субсидирования цен на бензин в принципе не стоит решать за счет налоговой системы, сказал главный экономист Global Markets Владимир Тихомиров, но неправильно и трогать бюджет – никто не гарантирует сохранения цен на нефть на текущем уровне, как и профицита бюджета, который сохраняется благодаря жесткой бюджетной политике, бюджетному правилу и сдерживанию расходов.

Представитель Минэнерго отказался от комментариев. Нефтяные компании не ответили на запросы «Ведомостей».

Пистолеты у бака

В поисках баланса между социально приемлемой розничной стоимостью литра топлива и экономически обоснованной ценой производителя власти не один год ведут «мучительные эксперименты» по корректировке налогообложения и таможенно-тарифного регулирования в нефтяной отрасли, отмечает профессор Леонид Григорьев из АЦ.

В наступившем году это вылилось в очередное повышение ставок акцизов на топливо пятого класса (в полтора раза) и в демпфирующий (или сглаживающий) механизм, который позволит нефтекомпаниям, модернизирующим свои нефтеперерабатывающие мощности и обеспечивающим внутренний рынок хорошим топливом, получить вычет с акциза на нефтяное сырье, отправленное на завод для переработки. Это должно сдержать рост розничных цен и одновременно повысить рентабельность заводов на фоне постепенного (в течение шести лет) снижения таможенных пошлин и роста внутренних налогов на добычу.

Власти корректируют механизм взимания акцизов из-за их постоянного роста (акцизы формируют региональные дорожные фонды, поэтому не повышать их не получается). Увеличивается и доля акциза в конечной цене на моторное топливо. Так, в прошлом году доля акциза в розничной цене бензина Аи-92 в среднем составила 17,6 процента, а в отдельные месяцы достигала 21,9 процента, подсчитали в АЦ. Общая доля налогов (акциз плюс НДС) в конечной цене литра Аи-92 составила в среднем 30,5 процента. Доля акциза в конечной цене дизеля занимает меньшую долю — в среднем 12,5 процента, а общая доля налогов — 26 процентов.

Вклад акциза в прирост розничных цен на бензин Аи-92 в 2020 году был отрицательным — минус 1,43 рубля на литр, что уменьшило потенциальный итоговый прирост розничной цены примерно на треть, говорится в бюллетене АЦ. Это произошло за счет снижения ставок акциза в прошлом июне и пропуска очередного этапа их повышения в июле. По данным Росстата, в 2020 году цена литра Аи-92 выросла на 9,4 процента, или примерно на 3,5 рубля. Если бы ставки акцизов повысились в том году по плану, то итоговый рост составил бы больше 4,5 рубля на литр.

«В 2020 году вклад акциза в прирост розничных цен на бензин Аи-92 будет положительным и составит 3,06 рубля на литр, а вместе с повышенным НДС — 3,59 рубля, — подсчитали эксперты АЦ. — По дизельному топливу вклад акциза в прирост розничных цен окажется чуть меньше — 2,4 рубля на литр, а вместе с НДС — 3,07 рубля».

События года

Страхование

Финансы

Энергетика

Бизнес

Здравоохранение

Недвижимость

Нефть и газ

Образование

Промышленность

Технологии

С миру по литру

Всего существует три основные модели формирования цен на топливных рынках: прямое регулирование, свободное ценообразование и квазирыночная модель. В большинстве развитых стран цены на топливо формируются по рыночному принципу, следуя за нефтяными ценами и учитывая затраты на переработку, реализацию и налоги. Логично, что страна-импортер должна больше зависеть от внешней ценовой конъюнктуры.

Первопричиной роста розничных цен в Европе и Индии, несмотря на то что это разные экономики — развитая и развивающаяся, стало повышение стоимости нефти: к началу октября она стоила 86 долларов по сравнению с 67 долларами в начале года. Основное различие между странами, притом что обе они нетто-импортеры нефти (покупают ее на внешнем рынке больше, чем производят), состоит в уровне налоговой нагрузки. Например, в странах Евросоюза только акциз занимает в цене литра топлива 35-60 процентов, но каждый случай индивидуален. Так, акцизы на бензин в Германии в пять раз выше, чем в США, говорит аналитик Vygon Consulting Анна Львова, а в странах, где до сих пор сохраняется госрегулирование стоимости моторных топлив (Саудовская Аравия, Венесуэла), связь с нефтяными котировками отсутствует.

Саудовская Аравия посредством госкомпании Saudi Aramco субсидирует конечных потребителей, устанавливая для них цены ниже мирового уровня, а в Китае с переходной моделью ценообразования стоимость топлива подстраивается в ежедневном режиме под внешнюю конъюнктуру, но, несмотря на это, нередко оптовые цены превышают розничные (в этой ситуации работа АЗС становится убыточной). Бывают и комбинированные варианты. Например, Россия уникальна тем, что рост внутренних цен происходит в пределах инфляции, а привязка к мировым котировкам влияет на величину нетбэка (экспортную альтернативу) и премий нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ), говорит Анна Львова. В то же время НПЗ удерживают оптовые цены для сохранения требуемого уровня рентабельности АЗС.

Розничные цены характеризуются более низкой волатильностью при высокой налоговой нагрузке, однако в случае резких изменений ценовой конъюнктуры такая модель не позволяет защитить конечных потребителей, обращает внимание аналитик.

Как защитить конечного потребителя — вопрос открытый. Какие-то страны, как Индия, идут на снижение ставок акцизов, какие-то, как Россия, подбирают сложные формулы с демпфирующими (сглаживающими) компонентами.

Цены на бензин — головная боль всех европейских автолюбителей. Во Франции продолжаются протесты «желтых жилетов», рядовых французов, против галопирующего роста цен на автомобильное горючее. За этот год бензин подорожал на 15 процентов, а дизель — почти на 23. Последней каплей стало решение правительства ввести дополнительный экологический налог, в результате чего с 1 января цены на бензин поднимутся еще на 3 евроцента, а на дизель — на 6,5 евроцента.

Ответом были новые протестные акции, участие в которых принимают десятки тысяч человек. Они заблокировали целый ряд нефтехранилищ и не пропускают автоцистерны на их территорию. Полиция отслеживает их действия и время от времени оттесняет манифестантов. Помимо этого, «желтые жилеты» круглосуточно контролируют участки с круговым движением на въездах и выездах из городов. Только в одном департаменте Дордонь (регион Новая Аквитания) ими устроено девять фильтрующих блок-постов, из-за чего серьезно нарушена работа предприятий и торговых центров. Аналогичная картина наблюдается в Нормандии в районе города Руан, а на автотрассе А10 в районе Бордо они захватили пункт оплаты проезда и стали бесплатно пропускать все машины.

В Италии бензин в последнее время тоже существенно поднялся в цене. Единственный плюс бензинового вопроса на Апеннинах — это его качество, а также почти одинаковая стоимость на всех заправках. При этом дизель и бензин в Италии имеют разную стоимость — 1,6 евро и 1,5 евро за литр соответственно. Тем не менее по поводу цен итальянцы в отличие от французов не бастуют, смиренно принимая действительность такой, какая она есть.

В Болгарии повышение цен вызвало массовые протесты населения, которые продолжались несколько недель. Протестующие блокировали крупные транспортные магистрали, а также переходы на границе с Турцией и Грецией. Несмотря на усилия полиции, фактически было парализовано движение в Софии, Бургасе, Варне, Пазарджике и Монтане, где акцию протеста устроили около 300 водителей. Большая группа автомобилистов собралась с кассовыми чеками автозаправок возле совета министров в центре столицы. Люди требовали остановить повышение цен на бензин, жаловались также на высокие тарифы на отопление и воду.

Правительство, по всей вероятности, решило снять с себя ответственность за ситуацию с топливом. «Цены на бензин и дизель определяют спрос и предложение на рынке. Государство не имеет механизмов, чтобы влиять на ценообразование», — категорично заявила министр энергетики Теменужка Петкова. А представители нефтяной ассоциации пояснили, что за последние несколько месяцев сырая нефть подорожала на 17 процентов, что и вызвало рост цен на топливо. Сейчас цены стабилизировались на уровне 1,23 доллара за литр бензина и 1,34 доллара за литр дизеля.

Иран является одной из немногих стран в мире, где нет проблемы дороговизны бензина. Сейчас там средняя цена за литр бензина составляет 10 тысяч иранских риалов, что по текущему курсу эквивалентно 0,08 доллара. При этом правительство Ирана в качестве меры соцподдержки не повышает цены на топливо долгие годы, даже в периоды выживания экономики страны в режиме санкций США и Запада. Правда, низкой ценой на топливо активно пользуются местные контрабандисты. В иранских СМИ регулярно появляются сообщения о поимке очередной банды, которая пыталась нелегально вывезти бензин в соседние с Ираном страны.

Как формируется цена на топливо в России?

Бензины и дизельное топливо являются уже конечными продуктами, которые с момента добычи нефти проходят достаточно длинный путь. Рассмотрим механизм ценообразования на моторные топлива и какие факторы на него влияют.

Путь нефти

Чтобы ответить на вопрос, поставленный выше, для начала стоит рассмотреть путь нефтепродуктов на рынок, выделив основные этапы.

  1. Поиск месторождений – производится с помощью фотосъемки поверхности земли, исследований пустот между плитами земной коры, сейсмоволнами и другими современными методами.
  2. Разработка месторождения – бурится серия скважин, среди которых присутствуют основные (из них ведется добыча), нагнетательные и контрольные, обеспечивающие максимально возможный коэффициент извлечения нефти.
  3. Транспортировка в сепараторы – данный этап необходим для очистки нефти от газа и других примесей.
  4. Транспортировка на НПЗ – производится по нефтепроводу или специальным транспортом: ж/д и автоцистернами, а также танкерами, если заводы по переработке находятся в другой стране.
  5. Переработка нефти – сырье перерабатывается на НПЗ, в результате чего получаются светлые (бензин, керосин, дизельное топливо, нафта) и темные (битум, гудрон, мазут и другие) нефтепродукты.
  6. Отправка на хранение или оптовая продажа топлива – транспортируется по нефтепроводу или в цистернах на транспорте, принадлежащем нефтеперерабатывающей компании или подрядчику, отвечающему исключительно за перевозку.
  7. Поступление в розничную сеть заправок – отсюда готовое топливо попадает в баки автомобилей и другой техники.

Все вышеперечисленные этапы накладывают отпечаток на итоговую стоимость получаемых нефтепродуктов.

Процентное соотношение

Несмотря на то, что Россия является одним из лидеров нефтедобычи, а коэффициент извлечения нефти из месторождений считается максимальным в сравнении с достижениями других стран, непосредственно стоимость самой нефти мало влияет на цены на бензин для итоговых покупателей. Этот параметр составляет всего 4% от стоимости полученного топлива.

Следующий пункт расходов – транспортировка. Для того чтобы доставить сырье на НПЗ и готовый бензин на АЗС требуются расходы на зарплаты водителям, содержание транспорта и, как это ни банально, на его заправку. Из конечной стоимости топлива они составляют еще 7%.

Работа НПЗ – любой труд должен быть оплачен, поэтому в розничную цену топлива включена наценка завода. Она равняется 13%, что больше суммы двух предыдущих пунктов.

Следующий этап удорожания бензина – наценка конкретной АЗС или определенной розничной сети. Простые математические расчеты должны дать значение в 76% и вызвать негодование конечного потребителя, но, на самом деле, все гораздо сложнее. Представители розничной сети устанавливают наценку всего в 16%, что с учетом их затрат позволяет получать минимальную прибыль, особенно, если речь идет о небольшом региональном игроке, а не о крупной российской сети.

Еще 60% стоимости составляют различные государственные налоги.

Налог за налогом

Указанная выше часть не является одним крупным налогом, а состоит из целой серии более мелких. К ним относятся:

  • до 17% – налог на добычу полезных ископаемых,
  • до 16,2% – акцизы на нефтепродукты,
  • 15,25% – НДС,
  • 6,15% – налоги на прибыль, с фонда оплаты труда и прочие.
  • Вышеперечисленные налоги выплачиваются непосредственно нефтедобывающей/перерабатывающей компанией и закладываются в стоимость выпускаемой продукции. Дополнительно конечному покупателю также приходится оплачивать около 6% прочих вложенных налогов.

    Таким образом, из 42,3 рублей (цена за литр 95 бензина, действующая на момент подготовки материала) 25,38 рублей отходит государству и лишь 6,8 рубля получает АЗС, на которой топливо было приобретено.

    Указанные выше значения носят исключительно ориентировочный характер, так как их соотношение и, соответственно, конечная стоимость бензина в рознице меняется несколько раз в год. Однако даже такие приближенные цифры позволяют оценить влияние всех участников цепочки на итоговую стоимость продукции.

    Как дела обстоят за границей

    В заключение стоит сделать небольшое сравнение ситуации, сложившейся в нашей стране, и принципов формирования цены в США и Европе.

    Так, например, в Америке она складывается следующим образом:

  • транспортировка нефти – 50%,
  • переработка на собственных НПЗ – 20%,
  • развозка и реализация готовых продуктов – 10%,
  • государственные налоги – 20%.

Можно заметить, что основную часть составляют расходы на доставку, что легко объяснимо, так как в США сырье завозится из дальних стран, а добыча собственной нефти также достаточно дорога.

Что касается европейских стран – Германии, Великобритании, Италии доля налогов также составляет порядка 60%, при этом литр бензина там продается по цене в 2-3 раза выше, чем в России. Аналогичный процент отчисляется и в таких странах как Ирак и Пакистан, при этом розничная стоимость топлива в них находится примерно на уровне российских показателей.

«Две причины роста цен на топливо — жадность и глупость»

Эксперты — об ухудшении ситуации на топливном рынке

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

  • Согласно данным Росстата, в мае цены на автомобильный бензин увеличились в среднем на 17,5 %. Кроме того, выросла стоимость сырой нефти (на 4,5 %) и других нефтепродуктов. О том, почему так происходит и что будет дальше с ценами на топливо, объясняют эксперты.

    — Это очень серьезная ситуация, поскольку от стоимости топлива зависят цены на другие товары: страна большая, доставка обходится недешево. Повышение цен происходит по той причине, что независимые заводы, у которых нет никакого экспорта, а есть только возможность купить сырую нефть у крупных компаний, стали терпеть значительные убытки. Им ничего не остается, кроме как повысить цены. То же самое происходит с независимыми сетями, которые владеют автозаправочными станциями. Возможности выживать у таких компаний остается все меньше и меньше, некоторые уже сейчас перешли в стадию банкротства. В отличие от них, крупные компании имеют возможность покрывать убытки от реализации топлива на внутреннем рынке доходами от экспорта.

    Дальше ситуация может стать только хуже, так как с 1 июля у нас должен увеличиться акциз. В прошлом году акциз хотели повышать дважды, но второй раз решили отказаться от этой идеи, — люди вышли на улицы, началась волна социального протеста.

    Все претензии за рост цен нужно адресовать правительству, которое повышает акцизы и налог на полезные ископаемые. Сейчас уже более 67 % стоимости бензина — это налоги.

    Единственный способ уменьшить цену на бензин — перестать нашему правительству быть таким жадным и оставить что-то нефтяным компаниям. Вся политика в области цен на топливо исчерпывается только двумя причинами — жадностью и глупостью.

    Читайте также

    Правительство запуталось в демпферах. Нефтяники согласились продлить заморозку цен на бензин в обмен на дополнительные субсидии

    — Если мы говорим про цены производителей, то ценообразование на внутреннем рынке связано с ценой на мировом рынке. Это происходит из-за того, что у производителя топлива всегда есть выбор: он может экспортировать бензин в Европу или продать его на внутреннем рынке. Именно поэтому ценовая конъюнктура на европейских рынках, в северо-западной Европе, Средиземноморье определяет отпускные цены российских НПЗ. В последний год была достаточно сложная картина на нашем внутреннем топливном рынке, так как правительство стремилось максимально сгладить любые ценовые колебания.

    Именно поэтому сейчас цены производителей, то есть отпускные цены НПЗ, не всегда коррелируют с розничными ценами.

    А значит — существенное повышение цен на воротах НПЗ необязательно приведет к такому же быстрому росту цен на заправках.

    Это как раз связано с усилиями правительства по сдерживанию цен. Это нерыночная мера, и по факту из-за этого нефтяные компании несут дополнительные издержки по продаже топлива по более низким ценам, чем они могли бы его продавать в случае полностью рыночного ценообразования. Тогда заводу было бы все равно, продает ли он бензин на внутреннем рынке или [отправляет] его на экспорт.

    На самом деле наше правительство находится в непростой ситуации, так как в последние несколько лет при оценке ситуации на внутреннем рынке ориентируется на принцип: рост цен на бензин и на дизельное топливо не должен превышать инфляцию. Этот принцип не имеет под собой макроэкономической базы и сложно понять, почему наше государство ему следует. Даже в странах, где цены на внутреннем рынке тоже регулируются, в том же Китае, власть и регулятор пытаются приблизить динамику цен на внутреннем рынке к тому, что мы видим на мировом рынке.

    В нашем случае все происходит иначе. Прогнозы инфляции оцениваются в 4–5 %, правительство стремится сделать так, чтобы цены на внутреннем рынке росли не более чем на 5 %. Но у нас выросли акцизы на топливо с начала года, также мы вступили в эпоху налогового маневра, когда у нас снижаются пошлины, и это тоже де-факто приближает наши внутренние цены к мировым, и вдобавок вырос НДС.

    В этих условиях обеспечить рост цен на уровне 5 % достаточно сложно, а сейчас розничные цены на бензин, на дизельное топливо растут быстрее, чем инфляция.

    Учитывая общую картину, сигналы оптового рынка, рост цен отпускных НПЗ, вероятность того, что правительство попытается пойти на продление механизма заморозки, достаточно велика. Конъюнктура показывает, что, если мы сейчас откажемся от соглашений по заморозке цен, у нас может быть достаточно высокая динамика цен на внутреннем рынке именно уже для розничных покупателей, для простых потребителей на автозаправке, и понятно, что это может привести к недовольству автомобилистов. Кроме того, стоит понимать, что в основном от заморозки цен страдают нефтяные компании, ведь правительство получает свои повышенные налоги, которые привязаны к ценам на нефть и курсу рубля.

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Цены на заправках отыгрывают рост НДС

    В новогодние каникулы продавцы горючего стали повышать цены на бензин и дизтопливо на своих АЗС. Источники “Ъ” на рынке отмечают, что топливо дорожает в основном на заправках крупных нефтекомпаний, которые отыгрывают повышение НДС с 1 января до 20%. В ближайшие месяцы эксперты не ожидают существенного роста топливных цен в связи с ростом налогов и акцизов, но предупреждают, что топливо на бирже может начать дорожать к весне.

    На фоне роста НДС с 1 января до 20% крупные нефтекомпании начали поднимать цены на топливо на своих АЭС, сообщили “Ъ” участники топливного рынка в регионах РФ. Из их слов следует, что за время новогодних праздников топливо дорожало на заправках европейской части страны и Урала. Так, ЛУКОЙЛ и «Башнефть» (принадлежит «Роснефти») подняли цены в Башкирии на бензин и дизтопливо на 65–80 коп. за литр. «В Петербурге и Ленобласти разброс повышения цен на бензин и дизель с начала года — 50–70 коп. за литр»,— говорит президент Нефтяного клуба Санкт-Петербурга Олег Ашихмин. Также, по словам собеседников “Ъ”, бензин дорожал в Татарстане, Воронежской, Свердловской, Самарской, Саратовской, Пензенской, Волгоградской областях.

    На бирже СПбМТСБ, где идет оптовая продажа топлива, с 27 декабря торгов не было. К 26 декабря стоимость Аи-92 на бирже с начала месяца упала на 13%, до 38,7 тыс. руб. за тонну, на Аи-95 — на 17%, до 38,8 руб. за тонну. Падение биржевых цен шло вслед за нефтяными котировками, которые в декабре опустились ниже $50 за баррель. Розничные цены на бензин за предпоследнюю неделю декабря, по данным Росстата, поднимались в четырех регионах РФ, больше всего в Новгородской и Калининградской областях — на 0,4% и 0,2% соответственно; в остальных регионах горючее дешевело либо цены оставались стабильными. Сильнее всего бензин дешевел в Иркутске и Кызыле — на 1,2%. В среднем же за ту неделю цена на бензин упала на 2 коп., до 43,42 руб. за литр (Аи-92 — до 41,48 руб., Аи-95 — до 44,77 руб.), дизтопливо подорожало на 6 коп., до 46,66 руб. за литр. Нефтекомпании обязались держать розничные цены на уровне конца мая по соглашению с правительством, независимым АЗС из-за растущих цен на нефть и оптовых котировок топлива на СПбМТСБ приходилось в прошлом году повышать свои цены.

    Как рынок топлива пережил смену политического цикла

    При этом с 1 января в РФ акцизы на бензин и дизтопливо выросли в 1,5 раза — до 12,3 тыс. руб. и 8,5 тыс. руб. за тонну соответственно, а НДС увеличился с 18% до 20%. В октябре вице-премьер Дмитрий Козак разрешил нефтяникам отразить рост НДС в цене топлива, добавив 1,7% к зафиксированным правительством потолкам цен (введенные с 1 ноября индикативные уровни мелкооптовых цен). При этом рост акцизов на топливо должен быть компенсирован введением демпфирующего механизма.

    «Впрочем, ростом цены это сложно назвать — скорее, компенсацией за повышение налога»,— замечает один из них. Другой источник “Ъ” отмечает, что «многие независимые АЗС могут выдохнуть», поскольку цены у них и нефтекомпаний наконец уравняются. «Еще в декабре всех предупреждали, что цены вырастут, никакого сюрприза тут нет,— заметил “Ъ” владелец сети АЗС «Калина Ойл» в Черноземье Владимир Борисов.— Если посмотреть на декабрьские цены ЛУКОЙЛа, рост составил ровно 1,7% — копеечка к копеечке, как и говорил Козак. Мы пока свои цены не поднимали — и без того были выше других. Ближе к середине января решим, посмотрим, что на бирже будет происходить». Один из собеседников “Ъ” утверждает, что пока в большей степени топливо дорожает на АЗС крупных нефтекомпаний, но с большой вероятностью после праздников независимые тоже повысят цены. В «Роснефти» и «Газпром нефти» оперативно не ответили “Ъ”. Представитель ЛУКОЙЛа был недоступен для комментариев.

    Михаил Турукалов из «Аналитики товарных рынков» не ожидает существенного роста оптовых цен на бензин в ближайшее время, так как в декабре на бирже были проданы рекордные объемы, а из-за снижения цен на нефть на внутреннем рынке установилась премия. Но эксперт не исключает, что нефтяники попытаются повысить цены АЗС, мотивируя это ростом НДС и инфляцией. Биржевые цены могут начать расти ближе к весне из-за скачка акцизов, но с помощью демпфера правительство попытается сдержать рост цен, замечает господин Турукалов.

    Налоговый маневр не дошел до Казахстана

    Российские автомобилисты из приграничных областей ездят заправляться в Казахстан

    1 июля завершился договор правительства РФ с нефтяными компаниями о сдерживании роста цен на топливо. В кабинете министров посчитали, что после согласования механизмов демпферов рост стоимости бензина и дизеля не превысит инфляцию. При этом никто не сомневается в том, что с введением налогового маневра бензин будет неизбежно дорожать и вопрос только в том какими темпами. На этом фоне в соцсетях весьма популярны сюжеты о том, как российские автомобилисты выезжают в Казахстан и покупают бензин почти в два раза дешевле на родине — приблизительно за 27 руб. за литр.

    Так, в 15 километрах от Оренбургской области в Казахстане, если переводить стоимость топлива в рубли газ стоит 10 рублей, бензин — 26,50.

    «АИ-95 на „Газпромнефти“ стоит в пределах 170 тенге (около 28 руб.) за литр. В целом разбег цен на 95-й в Казахстане — от 155 до 175 тенге», — рассказал Znak.com екатеринбургский автомобилист, часто посещающий Казахстан. В Екатеринбурге 22 июня бензин АИ-92 стоил в среднем 41,58 руб., АИ-95 — 44,88 руб.

    Бензин и в Казахстане, и в России — подакцизный товар, с него собираются два косвенных налога (НДС и сам акциз). Весь вопрос в величине этого налогов. И наиболее ярко разницу демонстрируют акцизы. В России в первом полугодии 2020 г. за тонну бензин надо было заплатить 11213 руб., дизельного топлива — 7655 руб. В Казахстане картина совершенно другая. Акциз на импортный бензин в стране в 2020 г. составлял 4500 тенге (820 руб.), на дизель — 540 тенге (100 руб.). В 2020 г. ставка сбора на бензин класса Евро-5 возросла до 12314 рублей за тонну, а на дизтопливо — до 8541 рубля за тонну.

    Налоговое давление на российский рынок в 2020 г. только увеличилось. Ставка сбора на бензин класса Евро-5 возросла до 12314 руб. за тонну, на дизельное топливо — до 8541 руб. за тонну. В 2021 г. они достигнут, соответственно, 13262 руб. и 9188 руб.

    При такой налоговой политике и сдерживании цен на топливо российские НПЗ несут убытки от производства бензина для внутреннего рынка.

    Но тогда не совсем понятно, зачем же нефтяные компании продают Казахстану бензин по внутрироссийским ценам или даже ниже, ведь договор правительства РФ с нефтяниками, действовавший до 1 июля 2020 г., касался только отечественного рынка.

    Никто не заставлял российские компании проявлять альтруизм и снабжать наших соседей дешевым бензином. Тем более, что компенсировать эти поставки российское правительство не должно.

    Тем не менее, как отмечает большинство российских экспертов, продавать бензин на казахский рынок российским ВИНКам выгодно.

    Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов в интервью «НиК» отметил, что в стоимости бензина свыше 60% составляют налоги и прочие фискальные нагрузки.

    «Не удивительно, что в стране, где фискальная нагрузка ниже, бензин стоит дешевле. Периодически с учетом колебания стоимости нефти, возникает ситуация, при которой в США бензин начинает стоить дешевле, чем в России»,

    По его мнению, российская компания, скорее всего, поставляет нефть на какой-то казахский НПЗ, часть оплаты получая в виде топлива, которое реализует на территории Казахстана.

    Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев также отметил, что в Казахстане другие налоги и другие акцизы.

    «Компания и в России, и в Казахстане, и Белоруссии получает примерно одни и те же деньги за реализацию топлива. Им выгодно туда вести даже российский бензин. Кроме того, не надо забывать, что „Газпром нефть“ владеет Омским НПЗ, поэтому логистически поставки оправданы. Плюс Казахстан и Россия входят в Евразийский союз.

    Более того, несколько лет назад в Казахстане был бензиновый кризис, и Назарбаев просил Путина обеспечить поставки топлива, чтобы избежать дефицита. Я не исключаю, что поставки ГСМ и согласованы на высшем уровне»,

    Генеральный директор компании «ИнфоТЭК-терминал» Рустам Танкаев рассказал, что цены на бензин и дизельное топливо в Казахстане устанавливаются директивно.

    «У них принята китайская социалистическая модель ценообразования. Но в КНР цены хотя и фиксированные, но привязаны к российскому топливному рынку. В Казахстане не так. Этот метод приводит к тому, что объемы производства топлива падают, так как это никому не выгодно, преобладает топливо, привезенное из России, так как на него эти ограничения не распространяются. Поэтому какое-то небольшое количество местного топлива, цены на которое нерыночные и низкие, на казахском рынке существует, но оно не является главной составляющей на рынке. Основную часть рынка занимает ГСМ из России, которое продается по рыночным ценам», — пояснил эксперт в интервью «НиК».

    Он заметил, что никто не запрещает российским компаниям приобретать топливо на казахских НПЗ по тем ценам, которые установлены местным регулятором.

    Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин также отметил, что на стоимость топлива на заправках российской «Газпром нефти» в Казахстане влияет именно налогообложение это станы.

    «Плюс к этому продаваемой там российское топливо является экспортным товаром, поэтому возвращается НДС — 20%. Кроме того, у нас с Казахстаном таможенный союз и экспортной пошлины нет», — указал эксперт.

    Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов напомнил, что законодательство РФ подразумевает возвращение части налогов при экспорте готовой продукции НПЗ.

    «Для рядового трейдера это никакой роли не играет, потому что налоги платятся на НПЗ. Это преимущество получают только ВИНКи, у которых есть собственная добыча, нефтепереработка и реализация готовых светлых нефтепродуктов. „Газпром нефть“ полностью соответствует всем этим параметрам. Крупные российские нефтяные компании, отчасти, таким образом уходят от налогообложения, связанного с экспортом сырой нефти», — заметил эксперт.

    По его словам, возврат налогов покрывает не только уменьшение цены для конечного потребителя, но и позволяет российской компании получать большую прибыль именно в Казахстане.

    «Чем больше вы облагаете налогом товар внутри страны, тем больше вы создаете возможностей для его экспорта»,

    Он отметил, что есть механизмы, которые предусматривают в первую очередь выполнения обязательств нефтекомпаний перед российским внутреннем рынком — он должен быть максимально насыщен светлыми нефтепродуктами.

    «Но этот механизм не должен мешать экспортным проектам ВИНКов, потому что в итоге от этого разумного баланса насыщения внутреннего рынка и экспорта выигрывает вся экономика», — заявил эксперт.

    Он считает, что продажа российского бензина в Казахстане по более низким ценам является законной экспортной операций, но вызывает социальное возмущение.

    «Ситуация выглядит парадоксально, когда в России бензин российских компаний дороже, чем в Казахстане на заправках, но ничего нарушающего экономические законы нет. Так работают все мировые компании, которые используют вертикальную интеграцию, чтобы проникать на другие рынки.

    Они обеспечивают низкую себестоимость нефтепереработки и продают максимально переработанный продукт. Например, в ЕС были вынуждены прибегать к практике ограничения ввоза бензина в баках международных грузовиков, поскольку произведенное на европейских НПЗ топливо, в Белоруссии стоит дешевле», — рассказал Анпилогов.

    Стоит отметить, что возмущение россиян закономерно. В России покупательская способность населения гораздо ниже, чем в ЕС. Среднестатистический российский автолюбитель на свою зарплату может купить меньше топлива по внутрироссийском ценам, чем европеец на европейских заправках.

    В правительстве это хорошо понимают, поэтому премьер-министр РФ Дмитрий Медведев попросил нефтяные компании «не заигрываться».

    «Если все-таки кто-то заиграется и посчитает, что теперь, в отсутствие соглашений, можно проводить какую-то самостоятельную политику на этом рынке, он за это поплатится. Придется тогда все-таки вернуться к той непопулярной идее для компаний, которую мы с вами неоднократно обсуждали. Я просто хочу, чтобы об этом слышали наши компании, которые занимаются поставками нефтепродуктов», — заявил Медведев на совещании с вице-премьерами.

    Екатерина Вадимова

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *