Судебная практика по жилью детей-сирот

ПРЕЗИДИУМА ЛИПЕЦКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

28 июня 2020 года г. Липецк

Президиум Липецкого областного суда в составе:

членов президиума: Бирюковой Н.К., Буркова Г.А., Захарова Н.И., Фоминой Н.В.,

рассмотрев результаты обобщения практики рассмотрения судами по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Липецкой области гражданских дел, связанных с обеспечением жильем льготных категорий граждан, рассмотренных в 2016-2017 годах,

В соответствии с планом работы Липецкого областного суда на первое полугодие 2020 года проведено обобщение судебной практики применения судами Липецкой области жилищного законодательства при рассмотрении в 2016-2017 годах споров об обеспечении жильем льготных категорий граждан.

За период 2016-2017 года судами Липецкой области рассмотрено 219 дел, связанных с обеспечением жильем льготных категорий граждан.

Дела данной категории рассматривались в Липецкой области 11 районными (городскими) судами; в производстве Правобережного, Левобережного, Октябрьского районных судов г. Липецка, а также Добринского и Становлянского районных судов Липецкой области в указанный период дел данной категории не имелось.

Проведенным обобщением установлено, что преобладающее количество рассмотренных дел связано с предъявлением исков по обеспечению жилой площадью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей, находящихся под опекой (попечительством), лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Судами Липецкой области рассмотрено 159 дел указанной категории , что составляет 71,7% от общего количества дел, рассмотренных судами по искам, связанным с обеспечением жильем льготных категорий граждан.

Из 159 дел данной категории 136 дел (85,5%) было рассмотрено Советским районным судом г. Липецка. Остальные 23 дела были рассмотрены Грязинским, Елецким городскими судами, Елецким, Задонским, Лебедянским, Липецким, Усманским, Тербунским районными судами.

Следует также отметить и то обстоятельство, что по 130 делам (что составляет 81,8% от рассмотренных дел данной категории) исковые требования истцов были удовлетворены, что свидетельствует о ненадлежащем исполнении государственными органами возложенных на них законом обязанностей.

Кроме того, из 159 рассмотренных дел указанной категории в апелляционном порядке было обжаловано всего 13 решений (8,2%), 11 из которых оставлено судебной коллегией без изменения, 2 решения отменено (Задонский и Усманский районные суды).

При разрешении указанных споров суды правильно руководствовались нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (часть 1 статьи 109.1, Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”, Закона Липецкой области от 6 июня 2007 года № 54-ОЗ «О порядке предоставления гражданам жилых помещений специализированного жилищного фонда Липецкой области»).

Как показало проведенное обобщение, за судебной защитой обращаются как дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, состоящие в органе местного самоуправления на учёте нуждающихся в жилом помещении, так и те, которые до достижения возраста 23 лет не встали на данный учёт.

В качестве ответчиков по таким делам, рассмотренных Грязинским, Елецким городскими судами, Елецким, Задонским, Лебедянским, Липецким, Усманским, Тербунским районными судами, выступала местная администрация.

При этом по делам данной категории, рассмотренным Советским районным судом г. Липецка, в качестве ответчика выступало Управление жилищно-коммунального хозяйства Липецкой области, которое осуществляет учет и управление жилищным фондом Липецкой области, ведет учет граждан и принимает решения о предоставлении гражданам служебных жилых помещений, жилых помещений в общежитиях и жилых помещений маневренного фонда специализированного жилищного фонда Липецкой области и осуществляет функции главного распорядителя средств областного бюджета в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

При разрешении спора об обеспечении указанных лиц жилым помещением подлежат выяснению причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. В случае признания таких причин уважительными, требование об обеспечении жилым помещением подлежит удовлетворению.

К уважительным причинам несвоевременной постановки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении, исходя из обязанностей опекунов и попечителей по защите личных и имущественных прав и интересов этих лиц, могут быть отнесены как ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав указанных детей в тот период, когда они были несовершеннолетними, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых они обучались и (или) воспитывались, так и иные обстоятельства, объективно препятствовавшие детям-сиротам обратиться с заявлением о принятии их на соответствующий жилищный учет.

Следует отменить, что в соответствии с определением Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 08 декабря 2015 года № 5-КГ15-121, отсутствие детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа, на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения.

Данная правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации учитывается и судами Липецкой области, что свидетельствует о правильном применении и системном толковании судами Липецкой области норм материального права при рассмотрении дел указанной категории. родителей и лиц из их числа на учете нуждающихся в жилых помещениях без

Кроме того, судами Липецкой области в период 2016-2017 года было рассмотрено 36 дел, связанных с предоставлением жилых помещений по договорам социального найма инвалидам, семьям, имеющим детей-инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно.

При разрешении указанных споров суды правильно руководствовались нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (пункт 3 части 2 статьи 57 , пункт 4 части 1 статьи 51 , статья 49), Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Постановления Правительства Российской Федерации от 16.06.2006 г. N378 «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире».

По делам указанной категории в качестве истцов по делу выступили лица, являющиеся инвалидами, и страдающие тяжелой формой хронического заболевания, которое входит в Перечень тяжёлых форм хронических заболеваний, при которых совместное проживание граждан в одной квартире невозможно, родители несовершеннолетних детей-инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, которые включены в перечень соответствующих заболеваний, при котором совместное проживание в одной квартире невозможно.

Ответчиком по делам указанной категории выступала администрация муниципального образования.

Ответчик иск не признавал, ссылаясь на отсутствие жилых помещений для предоставления внеочередникам, а также на недостаточность денежных средств для приобретения жилья. Данные доводы ответчика во всех случаях были обоснованно отклонены судом, поскольку сами по себе данные обстоятельства правового значения для разрешения спора не имеют и не могут повлиять на права граждан.

Правильно складывается судебная практика при решении вопроса законности требований о предоставлении жилых помещений семьям, имеющим детей-инвалидов, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно.

Суды правомерно удовлетворяли исковые требования в части возложения на ответчика обязанности предоставить благоустроенное жилое помещение по договору социального найма общей площадью не менее нормы предоставления на одного человека ребенку-инвалиду с учетом его права на дополнительную жилую площадь , и в то же время обоснованно отказывали в удовлетворении требований о предоставлении такого жилого помещения из расчета на всех членов семьи ребенка-инвалида.

При рассмотрении судами Липецкой области дел указанной категории учитывается действующее законодательство и судебная практика (в частности Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в определениях по конкретным делам, рассмотренным в кассационной порядке (от 12 сентября 2017 года по делу № 37-КГ17-11, от 24 октября 2017 года по делу № 18-КГ17-209), а также Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 января 2020 года № 4-П, согласно которому пункт 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации признан не противоречащим Конституции Российской Федерации.

Конституционно-правовой смысл пункта 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Также судами в обобщаемый период было рассмотрено 16 гражданских дел по искам, связанных с обеспечением жилыми помещениями инвалидов Великой Отечественной войны и ветеранов Великой Отечественной войны.

Ветераны Великой Отечественной войны и приравненные к ним лица имеют право на получение мер социальной поддержки по обеспечению жильём один раз. Поэтому при постановлении решений судами проверялся порядок постановки на учёт ветеранов Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц, а также наличие жилой площади по договору социального найма либо в собственности у ветерана и членов его семьи.

При этом, в случае выявления факта отчуждения ветераном жилого помещения, судами обоснованно учитывался срок отчуждения, поскольку в соответствии со статьёй 53 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учёт в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных действий. Таким образом, продажа (дарение) ветераном Великой Отечественной войны жилого помещения за период менее пяти лет назад, является основанием для отказа в заявленном иске, поскольку не имеется оснований для обеспечения истца жилым помещением в соответствии с ФЗ «О ветеранах».

Следует отметить, что в целом судьи при рассмотрении данной категории дел правильно применяют нормы процессуального и материального права, обеспечивая тем самым надлежащую правовую защиту прав и законных интересов лиц, обращающихся в суд за защитой своих прав.

Проведенное обобщение данной категории дел подтвердило, что основной причиной обращения граждан с требованиями о предоставлении во внеочередном порядке жилых помещений связано с тем, что органы местного самоуправления не располагают ни свободными жилыми помещениями для данных категорий лиц, ни денежными средствами, которые не выделяются в необходимом количестве ни субъектом, ни государством.

В целях распространения положительного опыта рассмотрения судами дел указанной категории, президиум

1. Принять к сведению справку по итогам обобщения судебной практики.

2. Довести справку до сведения федеральных судей на семинарских занятиях с целью единообразия практики при рассмотрении дел данной категории.

3. Разместить справку по итогам обобщения на сайте Липецкого областного суда.

Судебная практика по жилью детей-сирот

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-3088/2013 (ключевые темы: дети, оставшиеся без попечения родителей — дети-сироты — дополнительные гарантии — социальная поддержка — предоставление жилья)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-3088/2013

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Игнатенковой Т.А.,

судей Курдюковой Н.А., Маншилиной Е.И.

при секретаре Шабановой К.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Липецке дело по апелляционной жалобе истца Воржева Р.А.на решение Советского районного суда г. Липецка от 23 сентября 2013 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Воржева Р.А.к администрации Липецкой области, Управлению жилищно-коммунального хозяйства Липецкой области о предоставлении во внеочередном порядке специализированного жилого помещения — отказать».

Заслушав доклад судьи Игнатенковой Т.А., судебная коллегия

Воржев Р.А. обратился к Администрации Липецкой области, Управлению жилищно-коммунального хозяйства Липецкой области с требованием о предоставлении вне очереди жилого помещения по договору найма специализированного жилья.

В обоснование исковых требований истец Воржев Р.А. указал, что относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей, а потому в соответствии со ст. 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» должен быть обеспечен вне очереди жилым помещением не ниже установленных социальных норм.

Однако 29.12.2012г. администрация г. Липецка отказала ему в постановке на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения в соответствии с п.2 ч.1 ст.54 ЖК РФ.

Такой отказ истец считает незаконным, поскольку после окончания образовательного учреждения вместо благоустроенного жилого помещения ему было предоставлено не благоустроенное жилое помещение, а койко-место в общежитии. Коль скоро до настоящего времени он не обеспечен жильем, то просит администрацию Липецкой области в лице Управления жилищно-коммунального хозяйства предоставить ему вне очереди жилье по договору найма специализированного жилого помещения.

В судебное заседание истец Воржев Р.А. не явился, его представитель по доверенности Сайганов В.А. исковые требования поддержал по изложенным основаниям.

Представитель администрации Липецкой области и Управления жилищно-коммунального хозяйства Липецкой области по доверенности Цысов Н.А., возражая против удовлетворения иска, указал, что обеспечение детей-сирот жилым помещением производится в соответствии со сводным списком, в котором истец Воржев Р.А. не значится. Требование о предоставлении жилья во внеочередном порядке не основано на действующем законодательстве, регулирующем спорные правоотношения.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе истец Воржев Р.А. просит отменить решение суда, как незаконное и необоснованное, ссылаясь на нарушение норм материального права. Заявитель апелляционной жалобы полагает, что достижение им возраста 31 г. не может служить основанием для отказа в иске, поскольку предоставленная законом гарантия сохраняется до фактического обеспечения детей-сирот благоустроенным жилым помещением. Администрацией г. Липецка вместо жилого помещения ему было предоставлено койко-место в общежитии, и при этом ему не было разъяснено право на обращение с заявлением в уполномоченный орган о постановке на учет на приобретение жилого помещения.

Согласно ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Исходя из положений ч.3 ст.167 , ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотрение дела в отсутствие не явившегося истца Воржева Р.А. и представителя администрации Липецкой области, извещенных о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом.

Изучив материалы гражданского дела, проверив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя истца Воржева Р.А. по доверенности Сайганова В.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Управления жилищно-коммунального хозяйства Липецкой области по доверенности Цысова Н.А., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит предусмотренных ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого судебного решения в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы Воржева Р.А.

Материалами дела установлено, что Воржев (ранее Двойченков) Р.А., ДД.ММ.ГГГГгода рождения, с 1991г. по 1998г. обучался и находился на полном государственном обеспечении в Государственном бюджетном (областном) образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья VIII вида N 6, расположенном в «адрес». После окончания 9 класса выбыл в «данные изъяты»в «адрес», что подтверждается справкой от 23.11.2012г. (л.д.8). На основании ордера Nот ДД.ММ.ГГГГ, выданного администрацией «адрес», воспитаннику детского дома Воржеву Р.А. предоставлено право занять койко-место в общежитии Nпо «адрес»(л.д. 9).

10.12.2012г. Воржев Р.А. обратился в Управление по учету и распределению жилья администрации г. Липецка по вопросу постановки его на учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в получении жилых помещений. На основании постановления администрации г. Липецка от ДД.ММ.ГГГГ NВоржеву Р.А. в этом было отказано в связи с тем, что на момент обращения с таким заявлением ему исполнился 31 год, и он уже утратил статус лица, относившегося к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей (л.д. 25, 26)

Согласно части 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. В силу части 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Статьей 2 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что орган государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий обеспечивают условия для осуществления гражданам права на жилище.

В силу пунктов 1 и 4 части 1 статьи 14 Жилищного кодекса Российской Федерации к компетенции органов местного самоуправления в области жилищных отношений относятся: учет муниципального жилищного фонда, определение порядка предоставления жилых помещений муниципального специализированного жилищного фонда.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 21.12.1996г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» к лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей относятся лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей.

В силу ст. 8 указанного Федерального закона детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого находится место жительства указанных лиц, в порядке, установленном законодательством этого субъекта Российской Федерации, однократно предоставляются благоустроенные жилые помещения специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений.

Обращаясь в суд 13.08.2013г. с настоящими исковыми требованиями, истец просил признать за ним право на внеочередное получение жилого помещения на территории города Липецка.

Вместе с тем, Федеральным законом от 29.02.2012г. N15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» с 01.01.2013г. изменен механизм обеспечения жильем детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Настоящим законом установлено, что действие положений ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и положений Жилищного кодекса Российской Федерации распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу закона N 15-ФЗ, в случае если ребенок, оставшийся без попечения родителей, не реализовал принадлежащее ему право на обеспечение жилыми помещениями до 01 января 2013г.

В частности, пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации о внеочередном предоставлении жилых помещений по договорам социального найма детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, признан утратившим силу, и в настоящее время законодательство не предусматривает внеочередное предоставление жилого помещения данной категории лиц.

Как следует из преамбулы названного Федерального закона, а также статьи 1, его положения распространяются на детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа до достижения ими 23-летнего возраста.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что дополнительные гарантии, установленные Федеральным законом от 21 декабря 1996г. N159-ФЗ, в том числе и на обеспечение жилой площадью, распространяются исключительно на лиц, не достигших возраста 23 лет.

Действительно, пунктом 9 ст. 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», на который ссылается в жалобе Воржев Р.А., предусмотрено, что право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Вместе с тем, в силу норм Федерального закона N 159-ФЗ право на приобретение жилья сохраняется и по достижении 23 лет только в случае, если такое право было реализовано детьми, оставшимися без попечения родителей, в течение 5 лет (от 18 до 23 лет) путем подачи заявления о постановке их на учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилья.

Достижение лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, возраста 23 лет, не может само по себе служить основанием для отказа в реализации таким лицом права на получение жилья в том случае, когда названные граждане, вставшие (поставленные) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до указанного возраста.

В данном же случае истец Воржев Р.А., как это установлено материалами дела, обратился в Управление по учету и распределению жилья администрации г. Липецка по вопросу постановки его на учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в получении жилых помещений только 10.12.2012г., т.е. в возрасте 31 года, ранее с таким заявлением он не обращался, а потому не состоял на учете лиц, нуждающихся в жилых помещениях.

Между тем, в силу закона предоставление жилых помещений указанной категории граждан носит заявительный характер, возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении.

Жилищное законодательство Российской Федерации в части, касающейся предоставления жилых помещений по договору социального найма (как в порядке очередности, так и во внеочередном порядке), также базируется на заявительном характере учета лиц, нуждающихся в обеспечении жильем. Факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, иным Федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении и, как следствие, последующую реализацию права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Таким образом, до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа, в целях реализации своего права на обеспечение жилым помещением должны были встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении возраста 23 лет указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные Федеральным законом от 21.12.1996г. N159 — ФЗ меры социальной поддержки, так как они утрачивают одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

В материалах дела не содержится отвечающих требованиям относимости и допустимости доказательств того, что причины, по которым истец не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, в данном случае могут быть признаны судом уважительными. Не содержит таких доказательств и апелляционная жалоба, в которой ее заявитель указывает лишь на то, что при предоставлении ему койко-места в общежитии администрацией города Липецка не было разъяснено его право на получение благоустроенного жилого помещения, не было предложено обратиться в уполномоченный орган с соответствующим заявлением.

Не имеется оснований считать, что истец не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении до достижения им возраста 23 лет в силу незаконного отказа органа местного самоуправления в постановке на учет, состояния здоровья истца, которое объективно не позволяло ему в указанный период встать на учет нуждающихся в жилом помещении, до достижения возраста 23 лет истец предпринимал попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но из-за отсутствия необходимых документов не был поставлен на учет.

Как уже было отмечено, в соответствии с нормами жилищного законодательства лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для реализации права на жилое помещение должны быть учтены в качестве нуждающихся в жилом помещении до достижения возраста 23 лет. По смыслу и содержанию упомянутого Федерального закона N 159-ФЗ именно в возрасте от 18 до 23 лет граждане, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без родительского попечения, признаются социально незащищенной категорией граждан. В то же время правовой характер этого статуса сам по себе не подразумевает право данной категории граждан на получение мер социальной поддержки со стороны государства независимо от срока обращения в уполномоченный орган с соответствующим заявлением. Так, по достижении 23 лет право на предоставление жилья имеют лишь лица, вставшие (поставленные) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до указанного возраста. Если же данные лица на учет не встали до достижения 23-летнего возраста, то указанное право ими утрачивается, поскольку закон не предусматривает восстановление срока постановки на льготный жилищный учет. Таким образом, гражданин, в прошлом относившийся к числу детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, не может претендовать на получение жилого помещения, если он обратился с соответствующим заявлением после того, как достиг возраста 23 лет.

У Воржева Р.А., как нуждающегося в жилом помещении, по окончании пребывания в образовательном учреждении, в соответствии с ранее действующими положениями п. 2 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ действительно возникло право на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, однако данным правом он не воспользовался, так как до достижения 23-летнего возраста не обратился с соответствующим заявлением в Администрацию г. Липецка. Судом бесспорно установлено, что истец Воржев Р.А. не состоит на учете в качестве лица, нуждающегося в жилом помещении по вышеназванной категории граждан. До достижения 23-летнего возраста Воржев Р.А. не обращался в администрацию г. Липецка о постановке его на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения, обратился с таким заявлением лишь 10.12.2012г. в возрасте 31 года, когда утратил статус лица, оставшегося без попечения одного или обоих родителей. Доказательств обратному истец Воржев Р.А. суду не представил.

Правовые основания предоставления любого вида социальной помощи (в том числе, по кругу лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры) устанавливаются законом ( часть 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации), в том числе, исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей.

Федеральный закон от 21.12.1996 N 159-ФЗ (в ред. от 29.02.2012) «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», как указано в его преамбуле, определяет общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

К последним названный Закон относит лиц в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с данным Федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной поддержке.

Установленный законодателем возрастной критерий 23 года учитывает объективные сложности в социальной адаптации лиц, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В части, относящейся к установлению дополнительных гарантий в виде права на обеспечение жилым помещением, это направлено, в том числе, и на предоставление этой категории граждан дополнительной возможности в течение пяти лет самостоятельно реализовать соответствующее право, если по каким-либо причинам с заявлением (ходатайством) о постановке такого лица на учет нуждающихся в предоставлении жилья не обратились лица и органы, на которые возлагалась обязанность по защите их прав в тот период, когда они были несовершеннолетними.

В силу вытекающей из статей 7 , 38 и 39 Конституции Российской Федерации обязанности государства по защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также определяемых статьей 1 Федерального закона N 159-ФЗ понятий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, статус социально защищаемой этим Законом категории совершеннолетних граждан связывается с необходимостью преодоления той трудной жизненной ситуации, в которой эти граждане оказались в детстве (в несовершеннолетнем возрасте), и предоставляемые государством меры социальной поддержки в соответствии с данным Законом призваны помочь этой категории граждан адаптироваться в самостоятельной жизни уже после достижения ими совершеннолетия. Именно в возрасте от 18 до 23 лет по смыслу и содержанию Федерального закона N 159-ФЗ граждане, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без родительского попечения, признаются социально незащищенной и требующей дополнительной поддержки со стороны государства категорией граждан. Правовой характер этого статуса сам по себе не подразумевает право данной категории граждан на получение мер социальной поддержки со стороны государства на основании указанного Закона независимо от срока обращения в уполномоченный орган с соответствующим заявлением. С достижением возраста 23 лет такие граждане, не обратившиеся с соответствующим заявлением в компетентный орган местного самоуправления, уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные указанным Законом меры социальной поддержки, так как утрачивается одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

Не противоречат изложенному и положения статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ (в ред. от 29.02.2012) «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», поскольку право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данной статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями, в случае наличия их письменного обращения в возрасте от 18 до 23 лет в компетентный орган местного самоуправления (абзац 3 части 1 статьи 8) и нереализованного права на жилое помещение, допущенного по независящим от таких граждан причинам.

В этой связи несостоятельна, как на основание к отмене обжалуемого судебного решения, ссылка в апелляционной жалобе на положения статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996г. N159- ФЗ.

Материалами данного дела достоверно установлено, что объективных и исключительных причин, препятствовавших обращению истца в компетентный орган по вопросу постановки его на учет в качестве лица, имеющего предусмотренное законом право на обеспечение жилым помещением по договору найма, в период его возраста с 18 до 23 лет, не имеется.

С учетом совокупности изложенного суд первой инстанции пришел к обоснованному и мотивированному выводу о необходимости отказа в удовлетворении требований истца.

Доводы апелляционной жалобы и обстоятельства, на которые ссылается Воржев Р.А. в их обоснование, правильные выводы суда первой инстанции не опровергают и не могут в силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации служить основанием к отмене в апелляционном порядке обжалуемого судебного постановления.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании положений Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и подлежат отклонению по изложенным выше основаниям.

Апелляционная жалоба Воржева Р.А. не содержит фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Разрешая данный спор, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовав представленные сторонами доказательства, правильно установив юридически значимые обстоятельства дела, постановил решение с соблюдением норм материального и процессуального права. Решение соответствует требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушений судом норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, не установлено.

При названных обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, правовых оснований для его отмены с учетом доводов апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Советского районного суда г. Липецка от 23 сентября 2013 года —

оставить без изменения, апелляционную

жалобу истца Воржева Романа Александровича —

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обобщение судебной практики по рассмотрению судами Самарской области в 2011 году и в первом полугодии 2012 года дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей, находящихся под опекой (попечительством), лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилой площадью

Обобщение судебной практики по рассмотрению судами Самарской области
в 2011 году и в первом полугодии 2012 года дел, связанных
с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
детей, находящихся под опекой (попечительством),
лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
жилой площадью

По заданию Верховного Суда РФ Самарским областным судом проведено изучение судебной практики по рассмотрению судами области в 2011 году и в первом полугодии 2012 года дел, связанных с применением статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 г.

N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», пункта 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ, а также положений законов Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области» от 11.07.2006 года N 87-ГД , «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 07.07.2005 N 152-ГД , «О наделении органов местного самоуправления на территории Самарской области отдельными государственными полномочиями по обеспечению жилыми помещениями отдельных категорий граждан, а также по постановке на учет и учету граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» от 24.10.2006 N 115-ГД , Закона Самарской области «О жилище» от 05.07.2005 N 139-ГД , регулирующих вопросы обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей, находящихся под опекой (попечительством), лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее — дети-сироты) жилой площадью.

Изучение показывает, что споры данной категории вызваны ненадлежащим исполнением органами местного самоуправления обязанностей по предоставлению жилого помещения детям-сиротам, постановке их на учет и выплате денежной компенсации на приобретение жилого помещения.

Частью 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации установлен круг лиц, которые обеспечиваются жильем в соответствии с установленными законом нормами из государственных, муниципальных и других жилищных фондов бесплатно или за доступную плату на условиях социального найма. Категории лиц, для которых сохраняется система предоставления жилья в порядке очередности, предусмотрены федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Закон Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области» N 87-ГД от 11.07.2006 года определяет порядок обеспечения жилыми помещениями за счет средств областного бюджета отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области, признанных в соответствии с федеральным законодательством и настоящим Законом нуждающимися в жилых помещениях, состоящих на учете по месту жительства и ранее не обеспеченных жилыми помещениями за счет бюджетных средств.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 2 данного Закона обеспечение жилыми помещениями отдельных категорий граждан, нуждающихся в жилых помещениях, осуществляется путем предоставления субвенций бюджетам муниципальных образований Самарской области из областного бюджета на предоставление социальных выплат отдельным категориям граждан, признанным в соответствии с федеральным законодательством и настоящим Законом нуждающимися в жилых помещениях.

Согласно части 3 статьи 2 Закона Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области», дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, обеспечиваются вне очереди жилыми помещениями по договору социального найма по нормам предоставления общей площади жилого помещения, установленным статьей 5 настоящего Закона (33 квадратных метра общей площади на каждого гражданина, имеющего право на меры социальной поддержки по обеспечению жильем). При отсутствии жилых помещений в муниципальном жилищном фонде социального использования отдельного муниципального образования Самарской области гражданам, указанным в пункте 1 части 2 настоящей статьи, в соответствии с их письменным заявлением может предоставляться социальная выплата.

В рамках обобщения судебной практики было изучено 306 гражданских дел по исковым заявлениям прокуроров и детей-сирот, рассмотренных в 2011 году и в первом полугодии 2012 года. Гражданские дела поступили из 28 городских (районных) судов Самарской области.

Согласно сообщениям председателей районных судов, данная категория дел не рассматривалась Советским, Октябрьским, Красноглинским, Куйбышевским, Железнодорожным и Кировским районными судами города Самары, Автозаводским и Комсомольским районными судами г. Тольятти.

Все дела по предмету иска можно разделить на три категории:

— о понуждении органа местного самоуправления поставить на регистрационный учет по месту жительства;

— о предоставлении жилого помещения;

— о взыскании социальной выплаты на приобретение жилого помещения.

Изучение дел показало, что 300 исковых заявлений были заявлены прокурорами районов Самарской области в интересах детей-сирот, 6 исковых заявлений были поданы детьми-сиротами самостоятельно.

В 2011 году было рассмотрено — 191 дело, в первом полугодии 2012 года — 115 дел, из них:

— по 291 делу производство окончилось вынесением решения;

— по 282 делам исковые требования удовлетворены в полном объеме,

— в 9 случаях в удовлетворении исковых требований было отказано.

В 15 случаях производства по делу окончены вынесением определения, их них:

— 13 определений — о прекращении производства по делу в связи с отказом прокурора от иска;

— 1 определение — об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи со вторичной неявкой истца в судебное заседание;

— 1 определение — о прекращении производства по делу в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу решение суда по тому же предмету, тем же основаниям и между теми же сторонами.

Изучение прекращенных производством дел показало, что обоснованность выводов суда по некоторым делам вызывает определенные сомнения.

Так, например, определением Безенчукского районного суда Самарской области от 26 сентября 2011 года, прекращено производство по делу по иску К.Д.А. к администрации муниципального района Безенчукский и МУ «Комитет по вопросам семьи и демографического развития» о признании права на обеспечение вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм как лица, оставшегося без попечения родителей, возложении обязанности принять на учет детей-сирот для предоставления вне очереди жилого помещения по договору социального найма (социальной выплаты).

В определении указано, что истец ранее по тем же основаниям обращался в суд с аналогичными требованиями к администрации муниципального района Безенчукский и МУ «Комитет по вопросам семьи и демографического развития», оспаривал постановление администрации района N 1156 от 29.11.2004 года о закреплении за ним жилого помещения по адресу: Безенчукский район, пос. О***, ул. ____, просил признать его нуждающимся в предоставлении жилья и обязать администрацию обеспечить его вне очереди жилым помещением, решением суда от 18 марта 2010 года отказано в удовлетворении заявления К.Д.А.

Из материалов прекращенного производством дела следует, что постановлением муниципального района Безенчукский от 12.05.2011 года N 730 отказано К.Д.А. в принятии на учет для предоставления жилого помещения по договору социального найма в связи с имеющимся закрепленным жилым помещением, расположенным по адресу: Безенчукский район, пос. О***, ул. ____.

В суд К.Д.А. вновь обратился в 2011 году, оспаривая постановление об отказе в постановке на учет от 12.05.2011 года, то есть по иному предмету. Более того, за К.Д.А. закреплено право пользования квартирой общей площадью 44 кв.м., в которой зарегистрированы и проживают 7 человек, которые не являются его родственниками, на истца приходится 6,3 кв. м. общей и 5,1 кв. м. жилой площади.

Определение суда от 26.09.2011 года о прекращении производства по делу было обжаловано К.Д.А. Определением судебной коллегии Самарского областного суда от 07 ноября 2011 года частная жалоба К.Д.А. была оставлена без удовлетворения.

Вызывает сомнение обоснованность выводов, изложенных в определениях Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 26 мая 2011 года, которыми приняты отказы прокурора от иска по делам в интересах С.И.Я., 1991 года рождения, К.О.Г., 14.11.1991 года рождения, Д.Н.Е., 30.04.1989 года рождения, Б.Н., 03.09.1989 года рождения, Г.О.Н., 14.05.1991 года рождения с указанием на то, что в настоящее время у перечисленных детей-сирот право на получение жилья не возникло. В определениях не указано, по какой причине прокурор пришел к данному выводу.

Суд принял отказ от иска и производство по указанным делам прекратил, не указав в определении, когда у С.И.Я., К.О.Г., Д.Н.Е., Б.Н. и Г.О.Н. возникнет право на получение жилья. Из материалов дела следует, что все дети-сироты поставлены на учет постановлениями главы Кинель-Черкасского района Самарской области от 2006 г., 1998 г., 2008 г., достигли совершеннолетнего возраста, не проходят обучения в учебных заведениях, опека и попечительство в отношении них прекращены, а значит, все они подпадали под категорию лиц из числа детей-сирот, на которых в полной мере должно распространяться действие статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Определения Кинель-Черкасского районного суда в кассационном порядке не обжалованы.

Кинель-Черкасским районным судом Самарской области 14 июня 2011 года был принят отказ от иска прокурора в интересах А., и производство по делу прекращено в связи с тем, что А., 24.02.1987 года рождения, после окончания обучения в администрацию с заявлением о предоставлении жилья не обращалась, состоит на учете согласно постановлению от 20.02.1998 года. Определение о прекращении производства по делу не обжаловано. Судом не учтено, что у А право возникло после окончания обучения, она состоит на учете на внеочередное предоставление жилья с 20.02.1998 года, досудебный порядок урегулирования спора не требовался.

Изучение дел показало, что все дела, окончившиеся вынесением решения, рассмотрены с соблюдением сроков, предусмотренных статьей 154 ГПК РФ.

Дела данной категории разрешались судами в соответствии с нормами жилищного законодательства и Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Из изученных дел в кассационном и апелляционном порядке было обжаловано 223 решения, из них 6 жалоб было принесено истцами.

Без изменения судом вышестоящей инстанции оставлено 216 решений; 1 решение отменено полностью с постановлением нового решения; 4 решения отменены в части с постановлением нового решения в этой части.

Как постановленное с нарушением норм материального права было отменено решение Исаклинского районного суда Самарской области от 03 августа 2011 года, которым отказано в удовлетворении иска прокурора в интересах П.М.С. к администрации муниципального района Исаклинский Самарской области об обязании предоставить жилое помещение либо социальную выплату на приобретение жилья.

Отказывая прокурору в иске, суд исходил из того, что орган местного самоуправления предпринимает меры к удовлетворению требований, поскольку платежным поручением N 548 от 23.06.2011 года Министерство экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области перечислило на счет управления экономического развития, инвестиций и финансами муниципального района Исаклинский денежную сумму в размере 557 000 рублей в виде субвенции на обеспечение жилой площадью детей-сирот, в связи с чем П.М.С. была проинформирована о необходимости подачи заявления на получение социальной выплаты, и суд пришел к выводу об отсутствии спора о праве.

Рассмотрев кассационное представление прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда пришла к выводу, что данные обстоятельства не могли являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, так как денежные средства, поступившие для приобретения жилья для детей-сирот в бюджет района, не носят адресный характер и могут быть направлены на приобретение жилого помещения другому лицу указанной категории. В связи с этим, решение Исаклинского районного суда Самарской области от 06.07.2011 года отменено определением судебной коллегии Самарского областного суда и постановлено новое решение об удовлетворении иска прокурора в полном объеме.

Решениями Приволжского районного суда Самарской области от 21 сентября 2011 года удовлетворены исковые требования прокурора в интересах С.М.Ю., А.Ю.Г., З.А.М., В.В.В. к администрации муниципального района Приволжский Самарской области и Министерству экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области об обязании предоставить социальную выплату на приобретение жилого помещения.

По кассационным жалобам Министерства экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области все четыре решения были отменены в части возложения обязанностей на Министерство экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области с постановлением в этой части нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований к Министерству экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области. Судебная коллегия указала, что в соответствии с частью 1 статьи 1 Закона Самарской области от 24.10.2006 года N 115-ГД «О наделении органов местного самоуправления на территории Самарской области отдельными государственными полномочиями по обеспечению жилыми помещениями отдельных категорий граждан» полномочиями по обеспечению жилыми помещениями наделены органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в Самарской области.

1. Практика разрешения судами вопроса о праве лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на обеспечение жилой площадью вне очереди, если до достижения ими возраста 23 лет они не встали (не были поставлены) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении.

В Самарской области сложилась практика отказа в удовлетворении исковых заявлений об обеспечении жилой площадью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей вне очереди, если до достижения ими возраста 23 лет они не встали (не были поставлены) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Так, например, Центральным районном судом города Тольятти Самарской области 04.07.2011 года постановлено решение об отказе в удовлетворении исковых требований К.А.А. к мэрии г.о. Тольятти о признании за ним права постановки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении и об обязании предоставить жилое помещение как лицу, оставшемуся без попечения родителей.

Из материалов дела следует, что родители К.А.А., 06 августа 1986 года рождения, решением суда в 2001 году были лишены родительских прав, а он был направлен для проживания и обучения в «Социально-реабилитационный центр» для несовершеннолетних «Причал надежды» г. Ульяновска, в дальнейшем выбыл в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Рябинка» в с. Труслейка Инзенского района Ульяновской области, 16.09.2003 года — в Скугуревское ПУ N23 Теренгульского района Ульяновской области для обучения, откуда выпущен 30.06.2005 года. С 01.08.2005 года К.А.А. работает в ОАО «АВТОВАЗ» слесарем механосборочных работ. Распоряжением мэрии г. Тольятти от 15.04.2011 г. К.А.А. отказано в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в связи с превышением им возраста 23 лет.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К.А.А., суд руководствовался:

— статьей 1 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в которой содержится определение лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей имеющих право на дополнительные гарантии по социальной поддержке — лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей;

— абзацем 2 пункта 1 статьи 8 названного Закона, в соответствии с которым дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм;

— пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы;

— частью 3 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления;

— пунктом 2 Порядка обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного Постановлением Правительства Самарской области от 29 октября 2008 г. N 421, согласно которому дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, для постановки на учет подают в уполномоченный орган личное заявление о предоставлении жилых помещений (социальной выплаты), подписанное заявителем;

— статьей 8 Закона Самарской области «О жилище», согласно которой для рассмотрения вопроса о принятии на учет заявитель подает в уполномоченный орган заявление по форме, установленной приложением N 1 к настоящему Закону.

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что К.А.А., являясь лицом из числа детей, оставшихся без попечения родителей, обратился с заявлением о внеочередном получении жилого помещения впервые в возрасте 24 лет, в связи с чем утратил свое право на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда оставила кассационную жалобу К.А.А. без удовлетворения, согласившись с решением суда первой инстанции.

Следует отметить, что суд не истребовал учетное дело К.А.А., не выяснил обстоятельства обращения в администрацию Заволжского района г. Ульяновска, откуда был получен ответ о постановке его на учет для получения жилья по окончании пребывания в детском учреждении. В материалах дела имеется сообщение главы администрации Заволжского района г. Ульяновска о том, что К.А.А. может быть принят на учет для получения жилья как воспитанник детского дома при условии постоянного проживания (с регистрацией по месту жительства) в Заволжском районе г. Ульяновска по окончании пребывания его в детском учебно-воспитательном учреждении по достижении им совершеннолетнего возраста. Однако, это письмо направлено на имя заместителя директора социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних в с. Труслейка после выбытия К.А.А. в Скугуревское ПУ N 23 Теренгульского района Ульяновской области. Возможно, К.А.А. был поставлен на учет, иным образом нельзя объяснить появление такого письма.

Решением Центрального районного суда города Тольятти отказано в удовлетворении требований С.Н.Н. к мэрии г.о. Тольятти об обязании принять его на учет нуждающихся в жилых помещениях и предоставить ему вне очереди жилую площадь в г. Тольятти. Определением судебной коллегии Самарского областного суда от 13 сентября 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба С.Н.Н. — без удовлетворения.

В исковом заявлении С.Н.Н. указал, что он относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ранее проживал в Ульяновской области, с 2004 г. работает и проживает в г. Тольятти, не имеет ни собственного, ни закрепленного жилья. В 2010 г. он, как лицо, оставшееся без попечения родителей, обратился в отдел жилья Автозаводского района г. Тольятти с заявлением о постановке на учет на получение жилья во внеочередном порядке. Распоряжением заместителя мэра г.о. Тольятти от 25.10.2010 г. в принятии на учет ему было отказано в связи с превышением 23-летнего возраста. Указав, что первоначально он обратился в мэрию г.о. Тольятти с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в марте 2010 г., т.е. в возрасте 23 лет, доказательством чего являются все собранные в марте 2010 года документы, необходимые для постановки на учет, истец просил суд обязать мэрию г.о. Тольятти поставить его на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам найма и предоставить ему вне очереди жилую площадь в соответствии с нормой по действующему законодательству.

Из материалов дела следует, что С.Н.Н. родился 08 июня 1986 года в пос. Новоанненковский Майнского района Ульяновской области. Его родители лишены родительских прав и умерли. С.Н.Н. воспитывался в ГОУ детский дом для детей с ограниченными возможностями здоровья «Дом детства» г. Ульяновска, откуда выбыл в Белозерскую специализированную школу-интернат, где обучался и воспитывался до 07.09.2002 г., переведен в ПУ N 12 г. Барыш Ульяновской области, где обучался по 30.06.2004 г. и находился на полном государственном обеспечении.

02.08.2004 года С.Н.Н. принят слесарем механосборочных работ в ОАО «А», 02.06.2006 года — уволен в связи с призывом на военную службу, по 04.06.2008 года служил в Вооруженных Силах России, с 17.07.2008 года принят оператором автоматических и полуавтоматических линий ОАО «А», где работает по настоящее время, проживает в общежитии.

08 июня 2010 года С.Н.Н. исполнилось 24 года. Жилое помещение за С.Н.Н. не закреплялось, в собственности жилое помещение не имеет.

Отказывая в удовлетворении исковых требований С.Н.Н., суд руководствовался статьей 1, абзацем 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьей 56 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, и пришел к выводу, что истец обратился с заявлением о постановке на учет в октябре 2010 года, когда ему исполнилось 24 года, в связи с чем утратил свое право на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма по указанному основанию, и не представил доказательств обращения в мэрию с заявлением в марте 2010 года (в возрасте 23 лет), поскольку сбор истцом в марте 2010 года документов для постановки на учет не является доказательством его обращения с заявлением в мэрию.

Решением Кинель-Черкасского районного суда Самарской области отказано в удовлетворении иска прокурора в интересах А.К.Г. к администрации муниципального района Кинель-Черкасский Самарской области и Министерству экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области о возложении обязанности предоставления социальной выплаты для приобретения жилья.

В обоснование своих требований прокурор указал, что по результатам проведенной прокуратурой проверки было установлено, что А.К.Г., 26.02.1983 года рождения, является сиротой, в настоящее время не учится, собственного жилья не имеет, жилым помещением не обеспечен. А.К.Г., исковые требования прокурора поддержал, просил предоставить ему социальную выплату на приобретение жилого помещения, пояснял, что находился под опекой старшей сестры, проживал с ней в сельской местности Оренбургской области, не знал о своем праве на внеочередное обеспечение жилой площадью.

Из материалов дела следует, что А.К.Г. в несовершеннолетнем возрасте остался без попечения родителей (сирота). Судом было установлено, что А.К.Г. не состоял и не состоит в списке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеющих право на внеочередное получение жилья ни в Оренбургской области, ни по муниципальному району Кинель-Черкасский Самарской области. Жилое помещение за ним не закреплялось, в собственности приватизированного жилья и другой недвижимости А.К.Г. не имеет.

На момент обращения в муниципальное учреждение «Комитет по вопросам семьи, материнства и детства» по вопросу предоставления жилого помещения А.К.Г. достиг возраста 28 лет, в связи с чем на данное заявление был дан отрицательный ответ.

Суд пришел к выводу о том, что у А.К.Г. отсутствует право на получение социальной выплаты для приобретения жилья. Апелляционная жалоба А.К.Г. оставлена без удовлетворения.

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 27 января 2012 года отказано в удовлетворении искового заявления Ф.В.Г. к Администрации г.о. С., жилищному отделу администрации г.о. С., Управлению по вопросам семьи, материнства и детства администрации г.о. С. о включении в список нуждающихся в получении жилья вне очереди. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истец не имеет права на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма, поскольку за ним в установленном законом порядке было закреплено жилое помещение по ул. Д***, 22-10 в гор С., данное жилое помещение пригодно для проживания. В этой квартире зарегистрирован брат истца, отбывающий меру наказания в местах лишения свободы. Ф.В.Г. 25 мая 2008 года исполнилось 23 года. До достижения указанного возраста с заявлением в орган местного самоуправления Ф.В.Г. не обращался. Решение суда не обжаловано.

Сложившаяся судебная практика соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении N 1282-О-О от 19.10.2010 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ш.Н.В. на нарушение ее конституционных прав статьями 1 и 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Конституционный суд пришел к выводу о том, что законодатель распространил действие Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» на лиц, достигших 18-летнего возраста и предоставил им право пользоваться соответствующими мерами социальной поддержки до достижения возраста 23 лет. Такое правовое регулирование осуществлено в интересах названных лиц с целью предоставления им дополнительной социальной поддержки с учетом имевшегося у них ранее статуса детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права тех граждан, на которых действие данного Федерального закона не распространяется.

В то же время имелись случаи, когда лица из детей сирот, достигшие 23-летнего возраста и не поставленные на учет до 23-летнего возраста, обеспечивались жилыми помещениями.

Так, решением Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 27 января 2012 года удовлетворен иск прокурора в интересах К.Н.А., 29.09.1982 года рождения к администрации муниципального района Кинель-Черкасский Самарской области, Министерству экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области об обязании предоставить жилое помещение либо выделить денежные средства на приобретение жилого помещения общей площадью 33 кв. м.

В обоснование требований прокурор указал, что К.Н.А. 29.09.1982 года рождения собственного жилья не имеет. Решением Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 14 января 2011 года удовлетворен иск К.Н.А. (в возрасте 28 лет) к МУ «Комитет по вопросам семьи, материнства и детства Кинель-Черкасского района Самарской области» о признании права постановки на регистрационный учет для внеочередного получения жилья. Постановлением главы Кинель-Черкасского района Самарской области N 536 от 27.06.2011 года К.Н.А, 29.09.1982 года рождения, поставлена на регистрационный учет для внеочередного получения жилья.

Суд, удовлетворяя исковые требования, руководствовался статьей 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьями 1 и 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», частью 4 статьи 15 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ».

Апелляционным определением Самарского областного суда от 28 марта 2012 года решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба администрации муниципального района Кинель-Черкасский Самарской области — без удовлетворения.

Анализ материалов дел данной категории показывает, что после достижения 23-летнего возраста в органы местного самоуправления с заявлениями о постановке на учет обращаются лица, которые в силу определенных жизненных обстоятельств переезжают из одного региона в другой, либо из одного муниципального образования в другое. Как указано выше, к такой категории заявителей относятся К.А.А., С.Н.Н., А.К.Г.

Аналогичная ситуация прослеживается по делу по иску Б.В.С., 20.03.1986 года рождения, к мэрии г.о. Тольятти. Из материалов дела следует, что в малолетнем возрасте Б.В.С., проживавший в г. Тольятти, был определен в коррекционную школу-интернат N 1 г. Отрадного для обучающихся воспитанников с ограниченными возможностями, где находился до 14.06.2001 года; в 15-летнем возрасте направлен в производственный лицей г. Тольятти, где обучался до 2003 года; в 2004 году зарегистрирован в квартире, в которой на праве собственности после смерти матери в порядке наследования ему принадлежит 1/8 доля — 4 кв. метра от общей площади однокомнатной квартиры.

В марте 2010 года Б.В.С. исполнилось 24 года, 17.08.2010 года он обратился с заявлением в мэрию г.о. Тольятти. Распоряжением заместителя мэра от 31.08.2010 года отказано в постановке на учет в связи с тем, что ему исполнилось 24 года.

Решением Центрального районного суда г. Тольятти от 21.09.2011 года отказано в удовлетворении иска Б.В.С. к мэрии г.о. Тольятти об обязании поставить на регистрационный учет. Решение суда не обжаловано.

При разрешении данных споров следует учитывать особый статус детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, их социальную незащищенность, неспособность самостоятельно отстаивать свои права — о чем свидетельствует тот факт, что из всех изученных дел, по которым удовлетворены требования, лишь 6 исков поданы детьми-сиротами, тогда как все остальные 300 исковых заявлений — прокурорами.

Следует учитывать и то, что не все органы местного самоуправления ведут с детьми-сиротами разъяснительную работу, необходимую для реализации их жилищных прав. Такая обязанность на органы местного самоуправления Самарской области возложена Порядком обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденным Постановлением Правительства Самарской области от 29 октября 2008 г. N 421. Согласно пунктам 1.4 и 2.1. указанного Порядка, учет, обеспечение жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляются органами местного самоуправления, наделенными отдельными государственными полномочиями по обеспечению жилыми помещениями указанной категории граждан (далее — уполномоченные органы). Учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для предоставления им жилых помещений по договорам социального найма (социальных выплат) осуществляется уполномоченным органом по месту жительства по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы. Пунктом 2.4. Порядка на органы местного самоуправления возложена обязанность информировать детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, об условиях их обеспечения жилыми помещениями.

Обобщение дел позволяет сделать вывод о том, что достижение 23-х летнего возраста не исключает возможность удовлетворения исковых требований, исходя из конкретных фактических обстоятельств дела, а именно в тех случаях, когда в силу определенных жизненных обстоятельств, по независящим от них причинам дети-сироты перемещаются из одного муниципального образования (субъекта РФ) в другое, ввиду чего теряют связь с воспитательными учреждениями и с органами опеки и попечительства и оказываются в менее выгодном положении, чем те лица из детей-сирот, которые продолжают проживать в рамках одного муниципального образования и надлежащим образом уведомлены о порядке реализации жилищных прав и в исключительных случаях за такими детьми-сиротами может быть признано в судебном порядке право на обеспечение жилой площадью вне очереди, если до достижения возраста 23 лет он не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

На основании изложенного, достаточно обоснованной представляется точка зрения судей о том, что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигшие возраста 23 лет, имеют право на внеочередное обеспечение жилым помещением, если до достижения ими возраста 23 лет они не встали на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

2. О рассмотрении дел, связанных с отказом в предоставлении вне очереди жилых помещений детям-сиротам, не достигшим возраста 18 лет.

Судами Самарской области дела, связанные с отказом в предоставлении вне очереди жилых помещений детям-сиротам, не достигшим возраста 18 лет, в 2011-2012 г.г. не рассматривались.

3. О порядке определения места жительства детей-сирот по смыслу абзаца вторым пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Согласно статье 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» названные лица обеспечиваются жилой площадью органами исполнительной власти по месту жительства. Регистрационный учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется как по месту жительства (место закрепления за ними жилой площади), так и по месту временного пребывания (учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общежитие, семья опекуна (попечителя), приемная семья).

По правилам ч. 1 ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Согласно ч. 1 статьи 9 Закона Самарской области «О жилище» принятие на учет заявителя и членов его семьи в качестве нуждающихся в жилых помещениях муниципального жилищного фонда, предоставляемых по договорам социального найма, осуществляется уполномоченным органом по месту жительства указанных граждан.

Согласно статье 5 Закона Самарской области N 152-ГД «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющим закрепленного за ними жилого помещения, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе учреждениях социального обслуживания, на патронатном воспитании, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, предоставляется жилое помещение по договору социального найма или социальная выплата на приобретение жилого помещения в порядке, установленном Правительством Самарской области.

Согласно абзацу 7 пункта 2.10. Порядка обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного Постановлением Правительства Самарской области от 29.10.2008 N 421, при переезде на постоянное место жительства за пределы муниципального образования дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, снимаются с регистрационного учета на получение жилья на территории этого муниципального образования и ставятся на регистрационный учет на получение жилья в другом муниципальном образовании Самарской области с сохранением срока первоначальной постановки на регистрационный учет. При этом дела по учету детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежат передаче в орган местного самоуправления по новому месту жительства.

Таким образом, законодатель Самарской области определил, что постановка на учет на получение жилья в случае переезда лица из числа детей-сирот должна осуществляться органами местного самоуправления по новому месту жительства.

Но органы местного самоуправления не всегда осуществляют надлежащий контроль за перемещением лиц из числа детей-сирот, в связи с чем возникают ситуации, когда место регистрационного учета на получение жилья и место проживания не совпадает.

Судами Самарской области удовлетворялись исковые заявления об обязании предоставить жилое помещение либо социальную выплату на орган местного самоуправления того муниципального образования, на территории которого лицо из детей-сирот было первоначально поставлено на учет.

Решением Приволжского районного суда Самарской области от 02.07.2011 г. удовлетворен иск прокурора в интересах Ч.Е.В, проживающей в арендованной квартире в г. С., к администрации муниципального района Приволжский Самарской области о предоставлении благоустроенного жилья или социальной выплаты на приобретение жилого помещения. Суд постановил решение об обязании администрации муниципального района Приволжский Самарской области предоставить Ч.Е.В. благоустроенное жилое помещение, а при отсутствии жилого помещения в муниципальном жилищном фонде предоставить социальную выплату для приобретения жилого помещения площадью не ниже учетной нормы площади жилого помещения, установленной администрацией муниципального района Приволжский.

Суд при постановлении решения исходил из того, что Ч.Е.В. принята на учет постановлением муниципального района Приволжский, жилой дом, в котором она ранее проживала в Приволжском районе к моменту определения в детское учреждение, не пригоден для проживания.

Прокурор Красноармейского района Самарской области в интересах Ш.Л.В., зарегистрированной по адресу: Красноармейский район. п. Ч. (дом признан непригодным для проживания), проживающей в квартире опекуна по адресу: Самарская область, Больше-Черниговский район, с. Большая Черниговка, обратился в Красноармейский районный суд Самарской области с иском к администрации муниципального района о предоставлении жилого помещения. Красноармейский суд Самарской области удовлетворил требования, установив, что Ш.Л.В. постоянного места жительства в Красноармейском районе не имеет, постановлением главы администрации Красноармейского района Самарской области она была принята на регистрационный учет как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, внесена в список детей-сирот, не имеющих закрепленного жилья.

Таким образом, в перечисленных случаях суды исходили из места постановки лица из числа детей-сирот на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения.

В большинстве случаев, место жительства ребенка совпадало с местом постановки его на учет.

Центральным районным судом города Тольятти все дела рассмотрены по месту жительства, причем место жительства совпадало с местом постановки их на учет распоряжениями мэра г.о. Тольятти.

Обобщая изложенное, полагаем необходимым при рассмотрении данной категории дел разъяснять лицам из числа детей-сирот их право на получение жилья по новому месту жительства, несмотря на бездействие органов местного самоуправления, обязанных отслеживать в случае изменения места нахождения лиц из детей-сирот и своевременно ставить их на регистрационный учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилых помещений в том муниципальном образовании, где они проживают. При обращении прокуроров или детей-сирот в суд, судам необходимо исходить из интересов и волеизъявления лиц из детей-сирот.

Ни одно исковое заявление прокурора или лица из числа детей-сирот не было оставлено без удовлетворения по тому основанию, что истец требовал предоставить жилое помещение не по своему месту жительства.

По этому основанию не было обжаловано ни одно решение суда.

Иски предъявлялись в суды по месту принятия на учет детей-сирот в качестве нуждающихся в жилом помещении, либо по их постоянному месту жительства, которое совпадало с местом принятия их на учет.

Таким образом, именно истец, указывая свое место жительства, предъявлял требование к конкретному муниципальному образованию, с чем и соглашался суд.

4. Практика разрешения судами вопроса о праве детей-сирот на обеспечение жилой площадью вне очереди, если они сохранили право на закрепленное за ними жилое помещение.

Данная категория дел связана с тем, что органы местного самоуправления при закреплении за детьми-сиротами жилых помещений не всегда должным образом осуществляют свои обязанности — в частности, не проверяют принадлежность закрепляемого за ребенком жилья.

Так, например, М.А.А. обратилась в Ленинский районный суд г. Самары с заявлением о признании незаконным распоряжения первого заместителя Главы г.о. Самара об отказе в постановке на учет в связи с наличием закрепленного за ней жилого помещения, просила обязать Департамент управления имуществом г.о. Самара, Администрацию г.о. Самара, Главу г.о. Самара поставить ее на учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей с 02.11.2011 г. и предоставить социальную выплату на приобретение жилого помещения в черте городского округа Самара. В обоснование своих требований указала, что относится к категории детей-сирот, ее родители лишены родительских прав, с 1995 года до наступления совершеннолетия она находилась в различных воспитательных учреждениях Самарской области на полном государственном обеспечении. В настоящее время М.А.А. проживает в общежитии по адресу: г. Самара, К. переулок, д. 1, общежитие N __, кв. ___. Данное жилое помещение предоставлено ей на период учебы до августа 2012 г., постоянного жилья М.А.А. не имеет.

Исковые требования были удовлетворены, распоряжение первого заместителя главы г.о. Самара, которым М.А.А. отказано в постановке на учет в связи с наличием закрепленного за ней Постановлением Администрации г. Кинеля Самарской области жилого помещения по адресу: г. Кинель, п. А. ул. Н., 15-29, признано незаконным. Исследовав доказательства, в том числе и справку «ЦТИ» городского филиала г. Кинеля, Ленинский районный суд г. Самары установил, что указанное жилое помещение на момент закрепления за М.А.А. относилось к частному жилому фонду — принадлежало на праве собственности М.А.Ю., в связи с чем администрация не имела права распорядиться им. Решением Кинельского районного суда Самарской области от 29.09.1999 г. М*** А.Ю. был лишен в отношении М.А.А. родительских прав, следовательно, заявитель членом его семьи не является, права пользования однокомнатной квартирой по адресу: г. Кинель, п. А., ул. Н., 15-29 у М.А.А. не возникло.

Апелляционная жалоба Департамента управления имуществом г.о. Самара судом апелляционной инстанции оставлена без удовлетворения.

Другой причиной обращения в суд является неверное определение органами местного самоуправления порядка, в котором дети-сироты должны обеспечиваться жилым помещением.

Так, С.Ю.А., 16.02.1990 года рождения обратился в суд с иском к администрации г.о. Чапаевск Самарской области о предоставлении жилого помещения. Из материалов дела следует, что решением Чапаевского городского суда Самарской области от 04 августа 1997 года мать С.Ю.А. лишена родительских прав, умерла в 2002 году, его отец умер 29.04.1996 года.

На основании постановления главы г.о. Чапаевск N 217 от 24.04.1997 года С.Ю.А. был передан на воспитание в приемную семью С. За С.Ю.А. была сохранена жилая площадь — комната в коммунальной квартире с частичными удобствами площадью 18,3 кв. м. по адресу: г. Чапаевск, ул. Ж***, 51-75, в которой истец зарегистрирован с 20 апреля 1994 года, т.е. до момента лишения К.М.С. родительских прав. Согласно заключению Городской межведомственной комиссии г. Чапаевск от 26 апреля 2006 года, дом N 51 по ул. Железнодорожной в г. Чапаевск признан аварийным и подлежит сносу.

Постановлением главы администрации г.о. Чапаевск Самарской области N 95 от 14 февраля 2008 года С.Ю.А. включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, зарегистрированных в ветхом и аварийном муниципальном жилищном фонде.

В судебном заседании представитель ответчика — администрации г.о. Чапаевск признал иск в полном объеме. Суд принял признание иска ответчиком и судом 16 ноября 2011 года постановлено решение с учетом определения о разъяснении решения суда от 13 декабря 2011 года, об обязании администрации г.о. Чапаевск Самарской области предоставить С.Ю.А. пропорционально ранее занимаемой жилой площади 18,3 кв. м. — благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по площади ранее занимаемому жилому помещению, т.е. жилой площадью не менее 9,15 кв. м., общей площадью — не менее 12 кв. м. в связи с отселением из аварийного жилья.

В судебном заседании 13 декабря 2011 года (при разъяснении решения суда) С.Ю.А. просил обеспечить его жилым помещением общей площадью не менее 12 кв. м., установленной решением Чапаевской городской Думы, жилой — 9,15 кв. м.

Решение суда не обжаловано.

Полагаем, что при постановлении указанного решения суд нарушил нормы материального права. Во-первых, вывод суда о том, что истец, имея регистрацию в ветхом (аварийном) доме, подлежит отселению по решению администрации г.о. Чапаевск, ошибочен.

Во-вторых, при установлении учетной нормы предоставления им жилых помещений органы местного самоуправления не могут изменять установленный субъектом Российской Федерации норму предоставления жилых помещений — 33 кв. м. Согласно части 3 статьи 2 Закона Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области», дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, обеспечиваются вне очереди жилыми помещениями по договору социального найма по нормам предоставления общей площади жилого помещения, установленным статьей 5 настоящего Закона (33 квадратных метра общей площади на каждого гражданина, имеющего право на меры социальной поддержки по обеспечению жильем). Удовлетворяя требования истца, суд руководствовался статьей 89 Жилищного кодекса РФ. Частью 1 ст. 89 Жилищного кодекса РФ установлено, что предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86-88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта. В случаях, предусмотренных федеральным законом, гражданам, которые состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях или имеют право состоять на данном учете, жилые помещения предоставляются по нормам предоставления.

Из материалов дела следует, что истец с другими членами семьи был зарегистрирован в комнате площадью 18,3 кв. м. в коммунальной квартире с частичными удобствами. На момент рассмотрения дела по данному адресу зарегистрированы истец и его брат, не проживают в комнате, поскольку дом снесен.

С.Ю.А. как ребенку-сироте, состоящему на учете, должно было быть предоставлено жилое помещение не менее 33 кв. м.

Изучение дел показывает, что при разрешении исковых заявлений о предоставлении лицам из числа детей-сирот жилых помещений суды Самарской области приходят к выводу о необходимости предоставления жилых помещений с учетом их права на закрепленное за ними жилое помещение.

Такая правовая позиция представляется правильной, основанной на определении Конституционного суда РФ от 7 июня 2011 г. N 746-О-О «По жалобе гражданина Ю.Л.Л. на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации».

Согласно пункту 2.2 указанного Определения, в связи с тем, что положения пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» регулируют, по сути, те же отношения, что и пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, в силу принципа «Lex posterior derogat legi priori» («Последующий закон отменяет предыдущий») в случае сомнения относительно соответствия указанных положений нормам Жилищного кодекса РФ суды и другие правоприменительные органы должны исходить из того, что приоритет имеют нормы Жилищного кодекса РФ как федерального закона, принятого позднее.

Исходя из части 7 статьи 57 Жилищного кодекса РФ, при определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности.

Поскольку в Федеральном законе от 21.12.1996 N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» не предусмотрено иного регулирования, то к отношениям, связанным с определением площади жилого помещения, подлежащего передаче ребенку-сироте в соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», применяются положения части 7 статьи 57 Жилищного кодекса РФ.

Подобный подход был использован судом по делу Т.А.А., которой распоряжением заместителя мэра г.о. Тольятти от 12.04.2011 г. было отказано в постановке на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении в связи с тем, что у нее в собственности имеется 135/1248 доли жилого помещения.

Решением Центрального районного суда города Тольятти от 11 августа 2011 года установлено, что принадлежащие Т.А.А. на праве собственности 135/1248 доли жилого помещения по адресу: г. Т., ул. Л., 48-28, составляют всего 4,8 кв. м., что значительно ниже установленной нормы предоставления жилья детям — сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Доводы представителя мэрии г.о. Тольятти о том, что заявителю правомерно отказано в постановке на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание, поскольку вышеприведенными нормами закона предусмотрена возможность предоставления детям-сиротам и детям оставшимся без попечения родителей по договору социального найма жилого помещения с учетом площади жилого помещения, уже находящегося у них в собственности.

Суд первой инстанции правомерно признал, что в постановке на учет вне очереди может быть отказано, если за лицом, относящимся к указанной категории граждан, закреплено не любое, а лишь такое жилое помещение, которое по размерам жилой площади исключает постановку этого лица на учет как нуждающегося в улучшении жилищных условий.

Кассационная жалоба мэрии г.о. Тольятти оставлена без удовлетворения.

Решением Центрального районного суда города Тольятти от 30 марта 2012 года постановлено решение об удовлетворении иска прокурора Комсомольского района г. Тольятти в интересах Т.А.А. об обязании Мэрии городского округа Тольятти предоставить Т.А.А. вне очереди жилую площадь в г. Тольятти на состав семьи один человек по установленной норме, действующей на момент предоставления жилой площади, с учетом имеющегося у Т.А.А. жилого помещения.

Апелляционным определением Самарского областного суда от 29 мая 2012 года апелляционная жалоба мэрии г.о. Тольятти оставлена без удовлетворения.

Другим примером данного подхода судов является решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 22 февраля 2011 г., которым был удовлетворен иск прокурора Комсомольского района г. Тольятти, и мэрия г.о. Тольятти обязана предоставить П.А.А., 17.03.1991 г. рождения, поставленной на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении с 18.09.2007 г., жилое помещение в г. Тольятти на состав семьи один человек по установленным нормам, действующим на момент предоставления жилья, с учетом имеющейся 1/6 доли П.А.А. в жилом помещении, расположенном по адресу: г. Тольятти, ул. Б., д. 71, где на её долю приходится 8,68 общей площади жилья.

5. О рассмотрении судами дел, связанных с отказом детям-сиротам в предоставлении жилой площади вне очереди по тем мотивам, что после постановки их на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении они вселились в другое жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя жилого помещения либо приобрели право на жилое помещение в порядке наследования, дарения и т.д.

За изученный период рассмотрено одно дело, связанное с отказом в предоставлении жилой площади вне очереди по тому основанию, что после постановки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вселилось в другое жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя.

Прокурор г. Чапаевска Самарской области, действуя в интересах К.А.А., обратился в суд с иском к администрации г. Чапаевск Самарской области о признании не приобретшим право пользования жилым помещением, признании договора социального найма N 3598 от 23.11.2010 г. ничтожным, признании незаконным постановления Главы городского округа Чапаевск Самарской области от 22.11.2010 г. N 1442 «О снятии К.А.А., 16.11.1989 года рождения с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении», признании за К.А.А. права на внеочередное обеспечение жилым помещением, как за лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющего закрепленного жилого помещения и нуждающегося в обеспечении жилым помещением, обязании администрации г.о. Чапаевск Самарской области предоставить социальную выплату на приобретение жилого помещения в размере, установленном в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Чапаевским районным судом установлено, что К.А.А., 16.11.1989 года является лицом из числа детей-сирот. Его мать лишена родительских прав 13.09.2005 г., его отец — К.А.И. умер 02.04.1996 г.

Согласно ответу на запрос Ленинской поселковой администрации Барышевского района Ульяновской области, отец К.А.А. — К.А.И. с 11.04.1994 г. по день смерти был зарегистрирован по адресу: р.п. им. Л***, 31. После смерти К.А.И. в его квартире проживала его сестра — К.В.И. с детьми. Позднее данную квартиру она приватизировала и продала. Третье лицо К.В.И. не представила суду доказательств того, что, продав жилое помещение, ранее предоставленное отцу истца К.А.И., каким-либо образом защитила права по обеспечению жильем несовершеннолетнего К.А.А..

На основании постановления Главы г.о. Чапаевск N 869 от 21.07.2004 г. над несовершеннолетним К.А.А. установлено попечительство. Обязанности попечителя возложены на его тетю — К.В.И.

Согласно заявлению К.В.И. от 24.03.2006 г., удостоверенному нотариусом С.А.К., в связи с оформлением временного проживания К.А.А., К.В.И. предоставила свое жилое помещение по адресу: Самарская область, г. Ч., ул. В., __ ком. __, __ для проживания и регистрации сроком на три года.

Согласно постановлению Главы г.о. Чапаевск N 48 от 28.01.2009 г. «О признании за К.А.А., 16.11.1989 года рождения, права на внеочередное получение жилого помещения в г.о. Чапаевск» за К.А.А. признано право на получение жилого помещения в г.о. Чапаевск.

Постановлением Главы г.о. Чапаевск N 1442 от 22.11.2010 г. К.А.А., с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении снят, и исключен из списка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа, не имеющих закрепленного жилого помещения и нуждающегося в обеспечении жилыми помещениями.

Основанием для снятия К.А.А. послужило постановление Главы г.о. Чапаевска от 07.10.2010 г. N 1238 «О предоставлении жилых помещений». Данным постановлением опекуну К.В.И. и членам ее семьи: дочери К.О.В. и племяннику К.А.А. предоставлено жилое помещение — 2-х комнатная квартира, общей площадью 44,41 кв.м., по адресу: г. Чапаевск ул. В., ____.

01.11.2011 г. заместителем прокурора г. Чапаевска в адрес администрации г.о. Чапаевск внесен протест на постановление Главы г. Чапаевска от 22.11.2010 г. N 1442 «О снятии К.А.А., 16.11.1989 г.р., с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении». Данный протест Главой г.о. Чапаевск от 15.11.2011 г. был отклонен, со ссылкой на то, что семья К. была обеспечена общей площадью жилого помещения на каждого члена семьи более учетной нормы, что соответствует требованиям Жилищного кодекса РФ.

Основанием обращения прокурора с данным исковым заявление послужило то, что К.А.А. является временным жильцом, в связи с чем не приобрел право на жилое помещение, расположенное по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. В.. __ ком. ____.

Вместе с тем, данный факт не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции. Установив, что К.А.А. был вселен нанимателем — К.В.И. и членом ее семьи — К.О.В. как член их семьи, проживал постоянно, вел общее с ними хозяйство, осуществлял в полной мере права и обязанности, предусмотренные для члена семьи нанимателя, и, следовательно, приобрел равные с нанимателем и членами его семьи права, суд пришел к выводу о необоснованности доводов истца о том, что К.А.А. не является членом семьи К.В.И.

Из постановления Главы г.о. Чапаевск N 1238 от 07.10.2010 г. «О предоставлении жилых помещений» следует, что К.В.И. представлена двухкомнатная квартира общей площадью 44.41 к. м., жилой площадью 31,3 кв.м. по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. _____, на состав семьи из 3 человек (она, дочь К.О.В., племянник — К.А.А.), зарегистрированной по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. ____ на жилой площади — 30,8 кв. м. в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям, признанным непригодным для постоянного проживания.

Суд при постановлении решения учел и то обстоятельство, что в своих заявлениях К.А.А., К.В.И. и К.О.В. просили предоставить им жилое помещение — 2-х комнатную квартиру общей площадью 44,41 кв. м., жилой площадью 31,3 кв. м. по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. _____, взамен ранее занимаемых комнат в аварийном состоянии по адресу: ул. ____, жилой площадью 30,8 кв. м.

Доводы о том, что К.А.А. не предполагал, что его снимут с учета как нуждающегося в получении жилья, судом не приняты во внимание, поскольку на момент написания заявления о предоставлении жилого помещения в виде 2-комнатной квартиры от 24.09.2010 г. К.А.А. являлся совершеннолетним.

Постановлением Чапаевской городской Думы N 60-ЧД от 20.12.2005 г. «Об утверждении учетной нормы предоставления жилых помещений по договору социального найма на территории г. Чапаевска» установлена учетная норма площади жилых помещений в целях принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по договора социального найма в размере 12 кв. м., а норма предоставления — 14 кв. м. общей площади на одного человека.

При предоставлении жилого помещения, расположенного по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. _____, К.В.И., К.А.А., К.О.В. предоставлена квартира общей площадью 44,41 кв. м., исходя из нормы предоставления.

Приходящаяся общая площадь на каждого члена семьи составляет 14,7 кв. м., что составляет более учетной нормы.

Суд пришел к выводу о том, что жилищные права К.А.А. нарушены не были. Согласно договору социального найма N 3598 от 23.11.2010 г. жилого помещения, расположенного по адресу: Самарская область, г. Чапаевск, ул. ___ следует, что данный договор заключен между МУ «Управление жилищно-коммунального хозяйства г. Чапаевска» и К.В.И., О.В., А.А.

Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 26 января 2012 г. отказано в удовлетворении исковых требований. Апелляционное представление прокурора г. Чапаевска Самарской области апелляционным определением Самарского областного суда от 19 марта 2012 года составлено без удовлетворения.

6. Об оспаривании детьми-сиротами решений соответствующего органа о предоставлении им жилого помещения вне очереди (например, предоставленное жилое помещение не является изолированным; расположено далеко от места учебы или работы; не отвечает требованиям благоустроенности применительно к данной местности; не отвечает санитарно-техническим требованиям; непригодно для проживания; не учтена норма предоставления, в том числе, жилое помещение предоставлено без учета членов семьи (например, без учета жены (мужа, детей) и т.п.).

За изученный период судами Самарской области не рассмотрено ни одного дела об оспаривании детьми-сиротами решений соответствующего органа о предоставлении им жилого помещения.

7. Определение судами органа, на который возлагалась обязанность по обеспечению жилой площадью детей-сирот.

При разрешении вопроса о том, на какой орган возложить обязанность по обеспечению жилой площадью детей-сирот, суды Самарской области руководствовались следующими положениями закона.

Согласно Конституции Российской Федерации защита семьи, материнства, отцовства и детства, социальная защита, включая социальное обеспечение, находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации ( п. «ж» ч. 1 ст. 72 ). По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон ( чч. 2 и 5 ст. 76 ).

В соответствии с под. 24 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, относится решение вопросов социальной поддержки детей-сирот, безнадзорных детей, детей, оставшихся без попечения родителей.

На основании п. 6 этой же статьи законами субъекта Российской Федерации в порядке, определенном федеральным законом, устанавливающим общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации, органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями субъекта Российской Федерации по решению вопросов, о которых возник спор.

Абзацем 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предусмотрено, что предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, является государственным полномочием субъекта Российской Федерации.

Согласно части 2 статьи 132 Конституции Российской Федерации, органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству.

Порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями регулируется Федеральным законом от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Федеральным законом от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусмотрено, что наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями субъекта Российской Федерации осуществляется законами субъекта Российской Федерации. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации не допускается. Финансовое обеспечение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, осуществляется только за счет предоставляемых местным бюджетам субвенций из соответствующих бюджетов ( ч. 2 и 5 ст. 19 ). При этом закон субъекта Российской Федерации должен содержать: вид или наименование муниципального образования, органы местного самоуправления которого наделяются соответствующими полномочиями; перечень прав и обязанностей органов местного самоуправления; способ (методику) расчета нормативов для определения общего объема субвенций, предоставляемых местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации, порядок отчетности, порядок контроля, а также иные вопросы, предусмотренные ч. 6 , 6.1 ст. 19 упомянутого Федерального закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Закона Самарской области N 115-ГД «О наделении органов местного самоуправления на территории Самарской области отдельными государственными полномочиями по обеспечению жилыми помещениями отдельных категорий граждан, а также по постановке на учет и учету граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» от 24 октября 2006 года, органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в Самарской области наделяются настоящим Законом отдельными государственными полномочиями Российской Федерации, переданными для осуществления органам государственной власти Самарской области, и отдельными государственными полномочиями Самарской области по обеспечению жилыми помещениями граждан, указанных в пунктах 1-4 части 2 статьи 2 Закона Самарской области от 11 июля 2006 года N 87-ГД «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области», вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 статьи 1 Закона органы местного самоуправления осуществляют государственные полномочия при наличии на территории городских округов и муниципальных районов Самарской области категорий граждан, указанных в части 1 настоящей статьи. Органы местного самоуправления наделяются государственными полномочиями на неограниченный срок.

В силу пункта 1 статьи 2 Закона Самарской области от 11 июля 2006 года N 87-ГД «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области», обеспечение жилыми помещениями отдельных категорий граждан, нуждающихся в жилых помещениях, осуществляется путем предоставления:

субвенций бюджетам муниципальных образований Самарской области из областного бюджета на предоставление социальных выплат отдельным категориям граждан, признанным в соответствии с федеральным законодательством и настоящим Законом нуждающимися в жилых помещениях;

субвенций бюджетам муниципальных образований Самарской области из областного бюджета на строительство или приобретение жилых помещений для дальнейшего предоставления этих жилых помещений по договору социального найма отдельным категориям граждан, указанным в настоящем Законе и признанным нуждающимися в жилых помещениях.

Согласно пункту 2 статьи 2 Закона Самарской области от 11 июля 2006 года N 87-ГД, действие настоящего Закона распространяется, в том числе, на следующие категории граждан: дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы (далее — дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей).

Согласно п. 3.1 Порядка обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного постановлением Правительства Самарской области от 29.10.2008 г. N 421, формирование списков детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется до 1 февраля органами местного самоуправления по месту жительства исходя из даты обращения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, о постановке на учет.

Таким образом, на органы местного самоуправления Самарской области возложены обязанности по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот, своевременной постановке их на учет и направлению сведений о предоставлении субвенций.

В случае надлежащего исполнения органами местного самоуправления данных обязанностей, своевременной подаче сведений для предоставления субвенций в органы государственной власти субъекта РФ, органы местного самоуправления имели возможность обжаловать бездействие органов власти субъекта РФ в виде непредставления (несвоевременного предоставления) субвенций.

Исходя из изложенного выше, суды верно возлагали обязанность по обеспечению жилой площадью детей-сирот на органы местного самоуправления.

Так, решением Сызранского городского суда Самарской области от 28 ноября 2011 года удовлетворен иск прокурора города С. в интересах К.Ю.И. о предоставлении социальной выплаты на приобретение жилого помещения в черте городского округа С. согласно действующему законодательству за счет средств бюджета Самарской области. Из материалов дела следует, что К.Ю.И., 28.12.1986 года рождения, относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте, включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеющих право на внеочередное получение жилья, социальных выплат, до настоящего времени К.Ю.И. жилым помещением не обеспечен и социальная выплата на приобретение жилья ему не предоставлена. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно обязал Администрацию г.о. С. предоставить К.Ю.И. социальную выплату на приобретение жилого помещения согласно действующему законодательству за счет средств бюджета Самарской области. Суд обоснованно признал несостоятельным довод ответчика о том, что Администрация г.о. С. является ненадлежащим ответчиком, поскольку в соответствии с Уставом городского округа С. именно органы местного самоуправления при разрешении вопросов о предоставлении жилых помещений и социальных выплат лицам, относящимся к категории детей-сирот и детей, оставшиеся без попечения родителей, наделены на различных этапах соответствующими полномочиями. Апелляционным определением Самарского областного суда от 26 декабря 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба администрации г.о. С. — без удовлетворения.

Кинель-Черкасский районный суд Самарской области удовлетворил исковые требования прокурора и обязал администрацию муниципального района Кинель-Черкасский Самарской области предоставить З.А.Ю., 18.08.1991 года рождения социальную выплату на приобретение жилого помещения согласно действующему законодательству, из расчета учетной нормы 33 кв. м. за счет средств бюджета Самарской области.

Доводы представителя администрации муниципального района Кинель-Черкасский о том, что орган местного самоуправления является ненадлежащим ответчиком, были признаны необоснованными.

Аналогично были обоснованы решения Шигонского и Чапаевского районных судов Самарской области.

Ошибки в определении ответчиков по данной категории дел допускались Приволжским районным судом Самарской области.

Как было указано выше, судьи обязывали предоставить социальную выплату на приобретение жилого помещения площадью не ниже учтенной нормы площади жилого помещения, установленной администрацией муниципального района Приволжский Самарской области, не только орган местного самоуправления — Администрацию муниципального района Приволжский Самарской области, но и орган государственной власти субъекта РФ — Министерство экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

Кассационным определением Самарского областного суда от 08 декабря 2011 года было отказано в удовлетворении требований о возложении на Министерство экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области обязанности предоставить С.М.Ю. социальную выплату на приобретение жилого помещения. Судебная коллегия указала, что согласно части 1 статьи 1 Закона Самарской области от 24.10.2006 года N 115-ГД «О наделении органов местного самоуправления на территории Самарской области отдельными государственными полномочиями по обеспечению жилыми помещениями отдельных категорий граждан» органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Самарской области наделяются отдельными государственными полномочиями в Самарской области по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот.

Необходимо отметить, что при определении органов местного самоуправления. на которые возлагается обязанность, суды исходили из их компетенции в соответствии с уставом муниципального образования.

Так, районные суды г. Самары возлагали обязанность на Главу городского округа Самара, Администрацию г.о. Самара и Департамент управления имуществом г.о. Самара.

Например, решением Ленинского районного суда г. Самары от 20.01.2012 года об обязании Главы г.о. Самара, Администрации г.о. Самара, Департамента управления имуществом г.о. Самара предоставить Х.В.В. социальную выплату на приобретение жилого помещения в черте г.о. Самара, согласно действующему законодательству. Руководствуясь ст. 22 Устава городского округа Самара, суд пришел к выводу о том, что Глава городского округа Самара, Администрация г.о. Самара, а также Департамент управления имуществом г.о. Самара входят в структуру органов местного самоуправления г.о. Самара. Именно названные органы местного самоуправления в соответствии с Уставом г.о. Самара при разрешении вопросов о предоставлении жилых помещений и социальных выплат лицам, относящимся к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, наделены на различных этапах соответствующей компетенцией (полномочиями).

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда доводы Департамента управления имуществом г.о. Самара в кассационной жалобе о том, что он не является надлежащим ответчиком по данному делу, посчитала необоснованными, поскольку полномочия органов местного самоуправления городского округа Самара в области управления и распоряжения муниципальным имуществом определены ст.ст. 45-47 Устава городского округа Самары. Согласно ст. 45 Устава городского округа Самары от имени городского округа Самара права собственника в отношении муниципального имущества осуществляют Глава городского округа Самара и Департамент управления имуществом городского округа Самара. Согласно ст. 22 Устава городского округа Самара в структуру органов местного самоуправления, в том числе, входят Глава городского округа Самара, Администрация городского округа Самара, Департамент управления имуществом городского округа Самара.

Центральный районный суд города Тольятти возлагал обязанность по предоставлению жилых помещений и социальных выплат на приобретение жилья на мэрию г.о. Тольятти. Иные районные суды возлагали обязанность по предоставлению жилых помещений на администрацию соответствующего муниципального образования.

8. О предъявлении детьми-сиротами исков о взыскании денежной компенсации для приобретения жилого помещения (например, в связи с длительным неисполнением обязанности по предоставлению вне очереди жилого помещения).

Почти 50% из изученных за период 2011 года и первое полугодие 2012 года — 140 из 306 дел были связаны со взысканием социальной выплаты на приобретение жилья.

Кроме того, в большинстве случаев определениями судов изменен способ и порядок исполнения решения суда по заявлениям истцов, взыскана социальная выплата на приобретение жилья.

Например, из постановленных в 2011 году Центральным районным судом города Тольятти 57 решений об обязании предоставить жилье, изменен способ и порядок исполнения 52 решений суда, — взыскана денежная компенсация для приобретения жилья в связи с невозможностью исполнить решение суда из-за отсутствия в муниципальном жилищном фонде жилья социального использования.

В силу статьи 5 Закона Самарской области «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющим закрепленного за ними жилого помещения, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе учреждениях социального обслуживания, на патронатном воспитании, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, предоставляется жилое помещение по договору социального найма или социальная выплата на приобретение жилого помещения в порядке, установленном Правительством Самарской области.

Согласно пунктам 1.2 и 1.3 Порядка обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного Постановлением Правительства Самарской области от 29 октября 2008 г. N 421, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, обеспечиваются вне очереди жилыми помещениями по договору социального найма по нормам предоставления общей площади жилого помещения, установленным статьей 5 Закона Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области». При отсутствии жилых помещений в муниципальном жилищном фонде социального использования отдельного муниципального образования Самарской области детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, может предоставляться социальная выплата на строительство или приобретение жилого помещения (далее — социальная выплата). Социальная выплата предоставляется детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, один раз. В случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, имеют право на получение социальной выплаты по нескольким основаниям, социальная выплата предоставляется только по одному основанию — по выбору детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Так, например, решением Ленинского районного суда города Самары от 15 августа 2011 года удовлетворен иск прокурора Красноглинского района г. Самары в интересах П.Е.А. к Администрации г.о. Самары, главе г.о. Самары, Департаменту управления имуществом г.о. Самары о предоставлении единовременной социальной выплаты на приобретение жилого помещения в черте г. Самары согласно действующему законодательству за счет средств областного бюджета. Как следует из материалов дела, П.Е.А., 04.06.1991 года рождения, относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте. Судом установлено, что распоряжением первого заместителя главы г.о. Самары от 28.01.2011 года N 90/02-р П.Е.А. включена в список граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, обладающих правом на внеочередное предоставление жилого помещения по договорам социального найма по г.о. Самара. Учитывая, что ни жилье, ни социальная выплата на приобретение жилого помещения П.Е.А. к моменту обращения в суд с иском не предоставлены, суд обоснованно удовлетворил заявленные прокурором требования в интересах П.Е.А., возложив обязанность на органы местного самоуправления предоставить истице социальную выплату на приобретение жилого помещения.

Решением Ленинского районного суда города Самары от 08.02.2012 года удовлетворен иск прокурора Куйбышевского района г. Самары в интересах Т.А.А. Решением суда Глава г.о. Самара, Администрация г.о. Самара, Департамент управления имуществом г.о. Самара обязаны предоставить Т.А.А единовременную социальную выплату на приобретение жилого помещения в черте г. Самара согласно действующему законодательству. Судом установлено, что Т.А.А. относится к категории лиц, оставшихся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте. Жилое помещение за Т.А.А. не закреплялось, личного жилья для проживания Т.А.А. не имеет. Т.А.А. включена в список граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, обладающих правом на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма по г.о. Самара, сформированный отделом по учету и распределению жилой площади администрации г.о. Самара. До настоящего времени жилое помещение либо социальная выплата на приобретение жилья истцу не предоставлены. При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу о том, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению.

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 28 ноября 2011 года удовлетворен иск прокурора города С. в интересах К.Ю.И. Решением суда администрация г.о. С. обязана предоставить К. Ю.И. 28.12.1986 года рождения, социальную выплату на приобретение жилого помещения в черте городского округа С. согласно действующему законодательству за счет средств бюджета Самарской области. Из материалов дела следует, что К.Ю.И., 28.12.1986 года рождения относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте. Решением Сызранского городского суда от 11.08.2011 г. К.Ю.И. включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеющих право на внеочередное получение жилья (социальных выплат), с 01.09.2003 года. Установлено, что до настоящего времени К.Ю.И. жилым помещением не обеспечен и социальная выплата на приобретение жилья ему не предоставлена. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно обязал Администрацию г.о. С. предоставить К.Ю.И. социальную выплату на приобретение жилого помещения согласно действующему законодательству за счет средств бюджета Самарской области.

Апелляционным определением Самарского областного суда от 26 декабря 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба администрации г.о. С. — без удовлетворения.

Споры данной категории, в основном, разрешаются в полном соответствии с действующим законодательством.

В некоторых случаях, при определении размера социальной выплаты, судами допускалась следующая ошибка.

Так, решением Приволжского районного суда Самарской области от 21 сентября 2011 года удовлетворен иск прокурора в интересах А.Ю.Р. к муниципальному району Приволжский Самарской области, Министерству экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области об обязании ответчиков предоставить А.Ю.Р. социальную выплату на приобретение жилого помещения не ниже учетной нормы предоставления площади жилого помещения, установленной администрацией муниципального района Приволжский Самарской области.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 24 ноября 2011 года решение суда в части возложения обязанности на Министерство отменено с постановлением в этой части решения об отказе в удовлетворении требований к Министерству.

В то же время, решение суда представляется неверным в части указания на учетную норму жилого помещения, установленную администрацией муниципального района Приволжский Самарской области, поскольку согласно части 3 статьи 2 Закона Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области», дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, обеспечиваются вне очереди жилыми помещениями по договору социального найма по нормам предоставления общей площади жилого помещения, установленным статьей 5 настоящего Закона (33 квадратных метра общей площади на каждого гражданина, имеющего право на меры социальной поддержки по обеспечению жильем).

Как следует из содержания Правил предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на обеспечение жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 г. N 1203, из федерального бюджета на реализацию государственного полномочия субъекта Российской Федерации предоставляются субсидии.

Размер субсидии, предоставляемой из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации, определяется по специальной формуле, которая предусматривает, кроме других, такой показатель, как социальная норма площади жилого помещения на одиноко проживающего гражданина, принимаемая для расчета размера субсидии в размере 33 кв. метров.

Аналогичный судебный акт принят по делу по иску прокурора Приволжского района Самарской области в интересах С.М.Ю.

9. Изучение практики свидетельствует о том, что по данной категории дел не выносилось частных определений.

Приведенные выше данные позволяют сделать вывод, что дела, связанные с обеспечением детей- жилой площадью, в целом рассмотрены судами в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Но в то же время, у судов возникали вопросы при применении законодательства, регулирующего вопросы обеспечения детей-сирот жилыми помещениями.

Обобщение показало, что вопросы у судов возникали при определении учетной нормы предоставления жилых помещений лицам из числа детей-сирот. Напомним, что некоторыми районными судами Самарской области ошибочно применяются учетные нормы, установленные администрацией муниципальных образований Самарской области, которые значительно ниже учетной нормы предоставления по статье 5 Закона Самарской области «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан, проживающих на территории Самарской области».

Определяя норму предоставления жилых помещений, суды Самарской области не всегда учитывали жилую площадь, уже закрепленную за лицом из числа детей-сирот.

Ошибки допускались и при принятии отказа прокурора от поддержания исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Однако имелись случаи необоснованного отказа прокурора от поддержания исковых требований, нарушающего законные права и свободы лиц из числа детей-сирот, в результате чего производство по делу прекращалось.

Имелись случаи необоснованного отказа в удовлетворении исковых требований о предоставлении жилого помещения в связи с неправомерным выводом суда о том, что право истца на получение жилья не возникло , поскольку не наступил срок исполнения обязательств и на момент рассмотрения дела истец не лишен социальной защиты со стороны государства.

Имелись случаи необоснованного привлечения к участию в деле в качестве ответчика органов исполнительной власти.

Следует обратить внимание судей, что с 1 января 2013 года вступает в силу Федеральный закон от 29.02.2012 г. N 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Федеральный закон N 15-ФЗ от 29 февраля 2012 года вносит изменения в статью 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», предусматривающие, что детям-сиротам, не являющимся нанимателями, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилого помещения, а также детям-сиротам в случае, если их вселение в ранее занимаемые ими жилые помещения невозможно, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых находится место жительства указанных граждан, в порядке, установленном законодательством субъектов Российской Федерации, предоставляются однократно благоустроенные жилые помещения по договору найма специализированного жилого помещения.

При этом, если указанные лица не нуждаются в данный момент в жилье (обучаются в образовательном учреждении и проживают в общежитии, проходят военную службу по призыву), то по их письменному заявлению жилые помещения могут предоставляться по окончании ими обучения в образовательной организации или прохождения военной службы, что позволит им избежать расходов по оплате коммунальных услуг и содержанию жилого помещения во время их отсутствия.

Жилые помещения предоставляются детям-сиротам по достижении ими возраста 18 лет, а также в случаях приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия. Вместе с тем, предоставление жилых помещений детям-сиротам до достижения ими возраста 18 лет возможно в предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации случаях.

Закон предполагает создание нового вида специализированного жилищного фонда — специализированного жилищного фонда для обеспечения жильем детей-сирот.

Жилые помещения из указанного фонда предлагается предоставлять детям-сиротам по срочному договору найма (на пять лет), что позволит предотвратить незаконные сделки, а также иные мошеннические действия, влекущие утрату права детей-сирот на жилые помещения.

Установленный законом пятилетний срок действия договора найма жилого помещения может быть продлен не более одного раза в случаях выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания детям-сиротам содействия в преодолении трудной жизненной ситуации. Порядок выявления этих обстоятельств устанавливается законодательством субъекта Российской Федерации.

Предполагается, закон позволит обеспечить введение эффективного механизма реализации права детей-сирот на предоставление жилого помещения и обеспечения сохранности жилья, принадлежащего детям-сиротам.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что фактически порядок обеспечения детей-сирот жилыми помещениями не изменяется. Новый вид жилищного фонда создается только за счет изменения статуса жилых помещений, предоставляемых органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в рамках существующих полномочий по обеспечению жильем детей-сирот (указанные жилые помещения будут относиться к специализированному жилищному фонду, а не к фонду жилых помещений, предоставляемых по договорам социального найма), дополнительные финансовые затраты из соответствующих бюджетов на создание и содержание специализированного жилищного фонда для обеспечения жилыми помещениями детей-сирот не потребуются.

Место жительства по закону определяется в интересах несовершеннолетних детей и исходя из возможностей субъекта Российской Федерации предоставлять жилые помещения на территории всего субъекта Российской Федерации, а не только там, где гражданин преимущественно или постоянно проживает, или где помещен под надзор.

Закон предусматривает перечень обстоятельств, при которых вселение их в ранее занимаемые ими жилые помещения невозможно.

К таким обстоятельствам относятся:

1) проживание на любом законном основании в таких жилых помещениях лиц:

лишенных родительских прав в отношении этих детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (при наличии вступившего в законную силу решения суда об отказе в принудительном обмене жилого помещения в соответствии с частью 3 статьи 72 Жилищного кодекса Российской Федерации);

страдающих тяжелой формой хронических заболеваний в соответствии с указанным в пункте 4 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации перечнем, при которой совместное проживание с ними в одном жилом помещении невозможно;

2) жилые помещения непригодны для постоянного проживания или не отвечают установленным для жилых помещений санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства Российской Федерации;

3) общая площадь жилого помещения, приходящаяся на одно лицо, проживающее в данном жилом помещении, менее учетной нормы площади жилого помещения, в том числе если такое уменьшение произойдет в результате вселения в данное жилое помещение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

4) иное установленное законодательством субъекта Российской Федерации обстоятельство.

Закон исключает понятие «закрепленное жилое помещение», используемое в Федеральном законе «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

В законе фактически под «закрепленным жилым помещением» понимается жилое помещение, в отношении которого у детей-сирот имеется право собственности или право пользования, в связи с чем необходимость дополнительного закрепления жилого помещения за такими гражданами отсутствует.

Закон вносит изменения, из которых следует, что обеспечение детей-сирот по достижении ими возраста 18 лет и по окончании срока пребывания в образовательных учреждениях осуществляется органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого находится место жительства указанных лиц, в порядке, установленном законодательством этого субъекта Российской Федерации.

Закон вносит изменения в статью 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», закрепив в перечне полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемых данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), решение вопроса по обеспечению детей-сирот жилыми помещениями.

Пункт 2 статьи 26.3 дополняется подпунктом 1.2 следующего содержания:

«14.2) обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями».

При этом органы местного самоуправления могут в установленном порядке наделяться указанными государственными полномочиями субъектов Российской Федерации по обеспечению жильем детей-сирот.

Таким образом, субъектам Российской Федерации предоставляется право создавать региональный и (или) муниципальный специализированный жилищный фонд для детей-сирот.

В целях сохранения права на жилое помещение у граждан из числа детей-сирот, которые имели указанное право, но не смогли его реализовать по не зависящим от них причинам, вводится статья, предусматривающая порядок вступления в силу Федерального закона и его применения к отношениям, связанным с предоставлением жилых помещений детям-сиротам, возникшим до вступления в силу указанного Федерального закона.

На это указано в части 2 статьи 4 Закона » Действие положений статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции настоящего Федерального закона) и Жилищного кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В пункте 9 статьи 8 ФЗ указано: «Право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями».

Согласно пункту 7 статьи 8 ФЗ «По договорам найма специализированных жилых помещений они предоставляются лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, в виде жилых домов, квартир, благоустроенных применительно к условиям соответствующего населенного пункта, по нормам предоставления площади жилого помещения по договору социального найма».

Обобщение судебной практики по рассмотрению судами Самарской области в 2011 года и в первом полугодии 2012 года дел, связанных с обеспечением детей-сирот жилой площадью, подлежит размещению на сайте областного суда.

Рекомендовать судьям Самарской области ознакомиться с данным обобщением и применять его при разрешении дел, связанных с обеспечением детей-сирот жилой площадью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *