Банкротство зачет встречных требований

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 ноября 2014 г. N Ф08-8751/14 по делу N А32-24260/2013 (ключевые темы: банкротство — текущие платежи — однородное требование — зачет взаимных требований — требования кредиторов)

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 ноября 2014 г. N Ф08-8751/14 по делу N А32-24260/2013

28 ноября 2014 г.

Дело N А32-24260/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 26 ноября 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 28 ноября 2014 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Чесняк Н.В., судей Леоновой О.В. и Савенко Л.И., при участии в судебном заседания от ответчика (истца по встречному иску) — закрытого акционерного общества «Краснодарский станкостроительный завод Седин» (г. Краснодар, ИНН 2309067501, ОГРН 1022301431030) — Сперанского В.Е. (доверенность от 22.08.2013), в отсутствие истца (ответчика по встречному иску) — общества с ограниченной ответственностью «СП Седин-Шисс» (г. Краснодар, ИНН 2309028083, ОГРН 1022301433395), извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Краснодарский станкостроительный завод Седин» на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2014 по делу N А32-24260/2013 (судьи Пономарева И.В., Еремина О.А., Чотчаев Б.Т.), установил следующее.

ООО «СП Седин-Шисс» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «Краснодарский станкостроительный завод Седин» (далее — завод) о взыскании 5 170 тыс. рублей задолженности по договору от 20.11.2012 N ПО-2/12 и 186 012 рублей 29 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами с 19.02.2013 по 25.07.2013.

Завод обратился с встречным иском о взыскании с общества 5 593 337 рублей 84 копеек задолженности по договору от 09.01.2013 N 088, 312 122 рублей 69 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 08.03.2013 по 18.12.2013 и о проведении зачета встречных однородных денежных требований (измененные требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; т. 1, л. д. 109 — 113).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 16.06.2014 исковые требования удовлетворены, произведен зачет требований. Судебный акт мотивирован обоснованностью и документальной подтвержденностью взаимных требований сторон.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 13.08.2014 решение от 16.06.2014 отменено в части зачета первоначального и встречного исков, в остальной части судебный акт оставлен без изменения. Апелляционный суд исходил из того, что применение зачета требований повлечет нарушение прав иных кредиторов общества, приведет к неосновательному предпочтению удовлетворения требований завода перед другими кредиторами. Запрет осуществления зачета в процедуре банкротства, влекущий за собой нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, распространяется, в том числе и на зачет, который производится по решению суда в порядке абзаца 2 пункта 5 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Применение судом при вынесении обжалуемого решения зачета взаимных требований в порядке статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) является неправомерным.

В кассационной жалобе завод просит отменить постановление апелляционной инстанции в части отказа в проведении зачета требований и оставить в этой части силе решение. Заявитель считает, что вывод суда апелляционной инстанции о проведении судом первой инстанции зачета в порядке статьи 410 Кодекса является необоснованным и противоречат содержанию решения. Ссылка апелляционной инстанции на невозможность зачета по текущим платежам в рамках дела о банкротстве не соответствует закону и судебной арбитражной практике. Вывод суда о том, что зачет нарушает права кредиторов должника по текущим требованиям, является предположительным, ничем не подтвержден и не основан на имеющихся в деле доказательствах. Вывод о том, что непредставление обществом доказательств существования приоритетных текущих требований не означает их отсутствия противоречит принципу состязательности, снимая с арбитражного управляющего бремя доказывания его возражений против требований встречного иска о проведении зачета.

Отзыв на кассационную жалобу в суд не поступил.

В судебном заседании представитель завода поддержал доводы жалобы, пояснил, что именно арбитражный управляющий общества мог представить информацию о наличии либо отсутствии приоритетных текущих кредиторов, заводу такая информация недоступна. Апелляционным судом без предоставления информации о текущих кредиторах необоснованно сделан вывод о невозможности проведения зачета взаимных денежных требований.

Законность апелляционного постановления проверяется кассационным судом в обжалуемой части в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе ( пункты 1 и 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, выслушав представителя завода, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, общество и завод заключили договоры от 20.11.2012 N ПО-2/12 (далее — договор N 1) и от 09.01.2013 N ПЭО-СЗС (далее — договор N 2).

Цена договора N 1 составила 5 170 тыс. рублей с учетом НДС. Цена договора N 2 составила 5 593 337 рублей 84 копейки.

Исковые требования сторон мотивированы уклонением от оплаты поставленного друг другу товара.

Обоснованность взаимных исковых требований подтверждается представленной обществом и заводом первичной документацией и сторонами не оспаривается.

Удовлетворяя исковые требования и проводя зачет взаимных требований общества и завода по первоначальному и встречному искам, суд первой инстанции руководствовался статьями 309 , 310 , 395 , 425 , 506 , 516 Кодекса, а также статьями 63 и 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Апелляционный суд, отменяя решение от 16.06.2014 в части зачета взаимных требований, исходил из того, что решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21.05.2014 по делу N А32-35461/2010 общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, проведение зачета требований по настоящему делу приведет к нарушению очередности удовлетворения требований текущих кредиторов.

Согласно статье 410 Кодекса для прекращения обязательств зачетом необходимо не только наличие встречных однородных требований, срок исполнения которых наступил, но и заявление о зачете хотя бы одной из сторон. Заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной ( пункты 4 и 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»).

При этом волеизъявление стороны должно быть ясно выражено и закреплено в форме, соответствующей требованиям, предъявляемым к сделке ( статьи 153 — 156 , 158 , 160 Кодекса). Зачет по умолчанию гражданским законодательством не допускается. Зачет встречного однородного требования представляет собой действие контрагентов, направленное на погашение взаимной задолженности. Подобные действия в силу статьи 153 Кодекса надлежит квалифицировать в качестве самостоятельной сделки, влекущей прекращение обязанностей.

В соответствии с абзацем вторым части 5 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного исков в резолютивной части решения указывается денежная сумма, подлежащая взысканию в результате зачета.

Вместе с тем положения пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве не допускают прекращения денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная пунктом 4 статьи 134 названного Федерального закона очередность удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии со статьей 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в пункте 1 статьи 134 названного Федерального закона, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Согласно статье 134 Закона о банкротстве вне очереди за счет конкурсной массы должника погашаются требования кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.

Требования кредиторов по текущим платежам удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, со взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, требования по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве в соответствии с названным Законом о банкротстве является обязательным, в том числе со взысканием задолженности по оплате деятельности указанных лиц;

во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам, а также требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе о взыскании задолженности по оплате деятельности данных лиц, за исключением лиц, указанных в абзаце втором пункта 2 данной статьи;

в третью очередь удовлетворяются требования по коммунальным платежам, эксплуатационным платежам, необходимым для осуществления деятельности должника;

в четвертую очередь удовлетворяются требования по иным текущим платежам.

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очередности.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что завод не представил доказательств того, что в результате зачета не будет нарушаться очередность удовлетворения требований как кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, так и кредиторов по текущим платежам и с учетом статьи 410 Кодекса, статьи 134 Закона о банкротстве, абзаца 2 части 5 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отменил решение в части зачета однородных денежных требований.

Однако суд апелляционной инстанции не учел следующего.

В пункте «в» абзаца 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.04.2009 N 129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Закона о банкротстве разъяснено следующее. Сделки, нарушающие запрет, установленный абзацем 7 пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве, заявления должника или кредитора о прекращении денежного обязательства должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная пунктом 4 статьи 134 данного Закона очередность удовлетворения требований кредиторов, являются оспоримыми.

Таким образом, по смыслу названных норм права запрет на проведение зачета однородных обязательств, содержащийся в пункте 1 статьи 63 Закона о банкротстве, применяется при нарушении очередности, установленной для расчетов с кредиторами.

Суд первой инстанции неоднократно предлагал обществу в подтверждение возражений проведения зачета представить доказательства наличия текущих требований, отвечающих условиям, предусмотренным пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве, а также наличия (отсутствия) денежных средств на счете должника для удовлетворения требований текущих кредиторов (т. 1, л. д. 140, 153).

Однако общество не представило относимых и допустимых доказательств наличия указанных обстоятельств. Суд первой инстанции установил, что представленная справка о наличии задолженности по заработной плате и за поставку электроэнергии (по состоянию на 19.03.2014) не являются актуальными, не подтверждаются первичными документами, следовательно, отсутствуют препятствия для проведения зачета однородных требований (т. 1, л. д. 171). Поскольку в материалы дела не представлены доказательства того, что проведением зачета нарушаются положения статьи 63 Закона о банкротстве, суд пришел к выводу о возможном проведении зачета встречных однородных требований.

Общество при подаче апелляционной жалобы не представило новых доказательств, препятствующих проведению зачета однородных требований, однако апелляционный суд безосновательно сделал противоположные выводы.

Поскольку судебные акты в остальной части заявителем не обжалуются, их законность в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в этой части судом кассационной инстанции не проверяется.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела установил фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, всесторонне и объективно исследовал представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, и сделал правильные выводы, поэтому у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции в обжалуемой части.

С учетом изложенного и в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 287 Кодекса постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене, а решение суда первой инстанции — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2014 по делу N А32-24260/2013 отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда Краснодарского края от 16.06.2014 в обжалуемой части.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ВС разобрался в зачете требований перед банкротством

Он также потребовал применить последствия недействительности сделки, то есть восстановить задолженность «Красного квадрата» перед предприятием. В деле разбирался Верховный суд.

Как следует из материалов дела, предприятие и «Красный квадрат» заключили ряд договоров строительного подряда со сроком до 1 ноября 2014 года. 31 октября того же года последняя уведомила подрядчика об отказе от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. В 2015 году «Красный квадрат» также уведомил «МК-С», что зачитывает против требований должника об оплате выполненных работ свои требования, также возникшие из подрядных сделок, а в 2016 году Арбитражный суд Омской области признал предприятие банкротом.

Арбитражный управляющий «МК-С», который обратился в суд за признанием сделки о зачете недействительной, сослался на то, что она была заключена фактически после возбуждения банкротного дела. В связи с этим зачет повлек преимущественное удовлетворение требований «Красного квадрата» по отношению к другим ожидающим кредиторам. Первая инстанция отказала управляющему в заявленных требованиях, но это решение отменили апелляция и кассация (дело № А46-6454/2015). Они указали, что, заявляя о зачете после возбуждения процедуры несостоятельности, кредитор не мог не знать о возможных правовых последствиях своих действий и должен был воздержаться от их осуществления и тем самым избежать нарушения имущественных интересов других кредиторов.

В своей жалобе в Верховный суд «Красный квадрат» пишет, что оспариваемая сделка не является зачетом по смыслу, придаваемому этому понятию статьей 410 Гражданского кодекса, в том числе потому, что ранее выплаченный должнику аванс является платой за фактически выполненные работы.

Экономколлегия ВС прислушалась к доводам компании, отменила судебные акты апелляционной и кассационной инстанции и «засилила» решение АС Омской области.

Зачет перед банкротством: ВС ужесточил критерии доказывания недобросовестности

Как доказать недобросовестность компании в целях признания сделок зачета в преддверии банкротства недействительными? Достаточно ли в таком случае косвенных доказательств? Экономколлегия ответила на примере спора о гарантирующем поставщике электроэнерегии. На ее взгляд, лишение компании этого статуса не свидетельствует о ее неплатежеспособности.

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ (КЭС) объяснила свои мотивы в споре о зачете требований, совершенного в течение шести месяцев до банкротства одной стороны. Чтобы в таком случае признать зачет недействительным как сделку с предпочтением, нужно доказать осведомленность контрагента о неплатежеспособности должника. По сути, выводы КЭС устанавливают более строгий стандарт доказывания при рассмотрении такой категории дел, возлагая дополнительное бремя на оспаривающую зачет сторону, комментирует решение Роман Зайцев, партнер Dentons. Только косвенных доказательств теперь может быть недостаточно для вывода о недобросовестности контрагента должника, и сомнения должны трактоваться в его пользу.

Сам спор касался частной проблемы – банкротства бывшего гарантирующего поставщика электрической энергии «Брянскэнергосбыта». С конца 2012 года по июль 2013 года он и «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра» (далее — МРСК) провели зачет встречных требований. А в скором времени «Брянскэнергосбыт» разорился: в апреле 2013-го суд принял к производству его заявление о признании банкротом (№ А09-1924/2013).

«Зачетные» сделки

В результате зачетов МРСК получила предпочтение перед другими кредиторами, решил конкурсный управляющий «Брянскэнергосбыта» и оспорил их в суде. Три инстанции его поддержали, признав три сделки по зачету требований на общую сумму почти 300 млн руб. недействительными. По их мнению, МРСК точно должна была знать о неплатежеспособности «Брянскэнергосбыта»: ведь в январе 2013 года он был исключен из реестра субъектов оптового рынка электрической энергии и мощности, и тогда же статус гарантирующего поставщика получила МРСК.

Но спор пересмотрела экономическая коллегия Верховного суда (Иван Разумов, Денис Капкаев и Олег Шилохвост).

Первая из трех спорных сделок (на 64,7 млн руб.) была совершена в период подозрительности — то есть не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом. А значит, согласно ст. 61.3 закона о банкротстве правовое значение здесь имеет именно факт недобросовестности МРСК – ее знание о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества «Брянскэнергосбыта». Но это-то как раз нижестоящие инстанции, по мнению судей ВС, надлежащим образом не проверили.

Их выводы, указывала «тройка», основаны лишь на том, что Брянскэнергосбыт» в преддверии банкротства лишился статуса субъекта оптового рынка (на основании решения наблюдательного совета некоммерческого партнерства «Совет рынка»), а статус гарантирующего поставщика перешел МРСК в соответствии с приказом Минэнерго РФ.

Сами по себе решение и приказ не свидетельствуют о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника,

— опровергла выводы судов экономколлегия.

Наблюдательный совет исключает из реестра за неисполнение компаниями своих финансовых обязательств, однако, как акцентировала внимание КЭС, истинные причины этого он не выясняет и в суть дела не вникает. Временное же наделение МРСК статусом гарантирующего поставщика вообще никак не зависело от ее воли и взаимоотношений с должником. В результате – чтобы лучше разобраться в осведомленности или неосведомленности МРСК — в части первой сделки КЭС отправила спор на новое рассмотрение.

А вот признав недействительными два последующих зачета, суды поступили правильно, решил ВС. Один из них был совершен в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, а второй – даже после возбуждения дела. А при таких условиях доказывать недобросовестность контрагента не требуется (постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 №63). Достаточно того факта, что из-за этих сделок контрагенту было оказано большее предпочтение, чем было бы при расчете с ним в порядке банкротства. В случае МРСК именно так и было, согласилась КЭС.

Мнение юристов

Это дело в очередной раз иллюстрирует формализм в подходе нижестоящих судов, уверен Максим Бобров, управляющий партнер Адвокатского бюро «Бобров, Толстов и партнеры», — когда недобросовестность контрагента устанавливается без детального анализа всех обстоятельств, на основании лишь косвенных признаков. Поэтому подход экономколлегии кажется ему обоснованным.

А вот Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», с выводами ВС не согласен. Если читать буквально ст. 61.3 закона о банкротстве, то можно сделать вывод, что не обязательно доказывать информированность кредитора именно о признаках банкротства, считает он. Достаточно доказать его информированность об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о таких признаках. Факт лишения должника статуса гарантирующего поставщика вполне является таким обстоятельством, считает Кульков.

Взаимозачет встречных требований по договорам должника — банкрота недопустим

Стороны заключили семь не связанных между собой договоров выкупного лизинга. Впоследствии по соглашению сторон договоры были расторгнуты, предметы лизинга возвращены лизингодателю.

Вскоре суд признал лизингополучателя банкротом. Конкурсный управляющий на основании ст. 1102 ГК РФ обратился в суд с иском к лизинговой компании и потребовал взыскать с нее сумму превышения лизинговых платежей по договорам лизинга.

Первая инстанция соотнесла взаимные предоставления сторон, совершенные ими до момента расторжения договоров (сальдо встречных обязательств), и определила завершающую обязанность одной стороны в отношении другой по каждому договору лизинга. В итоге по трем договорам сальдо оказалось в пользу лизинговой компании, а по четырем договорам — в пользу общества.

Суды трех инстанций провели взаимозачет данных сумм и удовлетворили иск частично.

Довод общества о недопустимости взаимозачета встречных требований сторон по договорам со ссылкой на свое банкротство суды отклонили. Они указали, что при расчете сальдо осуществлен взаиморасчет путем арифметических действий по каждому из договоров без применения положений ст. 410 ГК РФ (прекращение обязательства зачетом) с учетом предмета и основания заявленных исковых требований.

Верховный суд указал, что суды правомерно установили соотношение взаимных предоставлений сторон по каждому из договоров лизинга, совершенных до момента их расторжения, и определили завершающую обязанность каждой стороны. Однако сумма удовлетворенных требований подлежала взысканию в пользу общества, в то время как по требованиям, где сальдо сложилось не в его пользу, обществу в удовлетворении иска следовало отказать. При этом в отсутствие встречного иска со стороны лизинговой компании у судов не было законных оснований для взыскания денежных средств с общества и проведения зачета (п. 5 ст. 170 АПК РФ).

Ввиду статуса общества, находящегося в состоянии банкротства, зачет встречных требований противоречит законодательству о банкротстве, которое разрешает предъявление требований конкурсных кредиторов только в ходе конкурсного производства. Таким образом, требования по исполнению обязательств общества по договорам, в которых сальдо сложилось в пользу лизинговой компании, должны быть рассмотрены судом в рамках дела о банкротстве общества. В связи с этим Верховный суд направил дело на новое рассмотрение.

Банкротство зачет встречных требований

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 октября 2014 г. N Ф05-876/13 по делу N А40-43402/2011 (ключевые темы: банкротство — зачет взаимных требований — однородное требование — договор подряда — сделки)

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 октября 2014 г. N Ф05-876/13 по делу N А40-43402/2011

28 октября 2014 г.

Дело N А40-43402/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 21.10.2014.

Полный текст постановления изготовлен 28.10.2014.

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Власенко Л.В.,

судей Тетёркиной С.И., Петровой Е.А.,

при участии в заседании:

от должника: Гришина М.П., конкурсный управляющий (лично, паспорт, определение Арбитражного суда города Москвы от 19.09.2014),

от ОАО «Пермская коммунальная компания»: Багрянцев П.Б. (дов. от 10.09.2013),

рассмотрев 21 октября 2014 года в судебном заседании

кассационную жалобу ОАО «Пермская коммунальная компания»

на определение от 21.02.2014

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Клеандровым И.М.,

на постановление от 25.06.2014

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Масловым А.С., Порывкиным П.А., Сафроновой М.С.,

по заявлению конкурсного управляющего о признании недействительными сделок по зачету встречных однородных требований, заключенных с ООО «Конкорд», ОАО «Пермская коммунальная компания»,

по делу о признании ООО «Ремстройресурс» несостоятельным (банкротом),

Определением Арбитражного суда города Москвы от 29.04.2011 по настоящему делу принято заявление должника ООО «Ремстройресурс» о признании его несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 14.10.2011 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Радченко В.В.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 17.07.2012 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Радченко В.В.

Конкурсный управляющий ООО «Ремстройресурс» Радченко В.В. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об оспаривании сделок должника с ООО «Конкорд», ОАО «Пермская коммунальная компания» по зачету встречных однородных требований.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 21.02.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2014, признаны недействительными заключенные между ООО «Ремстройресурс», ОАО «Пермская коммунальная компания» и ООО «Конкорд» (прежнее наименование — ООО «Ильком») сделки по зачету встречных однородных требований, оформленные следующими актами зачета: акт N 2.25-05/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 25.05.2011 на сумму 1 774 465 руб.; акт N 15-06/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 15.06.2011 на сумму 2 399 320 руб.; акт N 4.30-06/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 30.06.2011 на сумму 1 774 465 руб.; акт N 5.30-06/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 30.06.2011 на сумму 1 774 465 руб.; акт N 20-07/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 20.07.2011 г на сумму 1 774 465 руб.; акт N 03-08/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 03.08.2011 на сумму 2 314 620 руб.; акт N 26-08/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 26.08.2011 г на сумму 2 314 620 руб.; акт N 12-09/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 12.09.2011 г на сумму 3 580 115 руб.; акт N 07-10/11 зачета взаимных требований юридических лиц от 07.10.2011 на сумму 2 264 955 руб.; применены последствия недействительности сделки в виде восстановления обязательства ОАО «Пермская коммунальная компания» перед ООО «Ремстройресурс» по договору подряда N 56/07 от 08.10.07 в редакции дополнительного соглашения N 6 к договору подряда; восстановления задолженности ООО «Ремстройресурс» перед ООО «Конкорд» по договору поставки N 301/10-11 юр от 11.11.2010 в размере 19 971 490 руб.

Законность судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой ОАО «Пермская коммунальная компания», в которой со ссылкой на неправильное применение норм материального права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела ставится вопрос об их отмене и направлении дела на новое рассмотрение суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы ОАО «Пермская коммунальная компания» приводит доводы о не применении (неправильном применении) подлежащего применению по настоящему делу закона, а именно — ст. ст. 410 , 702 , 711 , 740 , 746 и 1102 ГК РФ, что повлекло возложение на ответчика обязательств по выплате неосновательного обогащения, и о не применении ст. ст. 65 , 71 , 82 АПК РФ, что повлекло вынесение неправильного решения, о не соответствии выводов судов обеих инстанций о наличии зачитываемых обязательств на момент совершения оспариваемых сделок фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства ответчика о назначении судебной строительно-техническую экспертизы по делу.

Также, по мнению заявителя, суды не применили или неправильно применили подлежащий применению по делу закон — ст. 46 Конституции РФ, ст. ст. 61.1 — 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), не применили ст. 69 АПК РФ, кроме того, суды применили положения п. 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», которые не подлежали применению по настоящему спору.

Приводятся доводы о не применении судами положений п. 1 и п. 2 ст. 613. Закона о банкротстве, противоречии вывода судов о том, что оспариваемые сделки являются взаимосвязанными, собранным по делу доказательствам.

Заявитель считает, что суды применили не подлежащие применению положения ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку по соответствующему договору подряда должник получил равноценное встречное исполнение непосредственно после заключения указанного договора.

Отзывы на кассационную жалобу не представлены.

В судебном заседании по рассмотрению кассационной жалобы представитель ОАО «Пермская коммунальная компания» поддержал доводы кассационной жалобы, конкурсный управляющий должника приводил возражения относительно них по мотивам, содержащимся в обжалуемых судебных актах.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального права, соблюдение норм процессуального права, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения относительно них, выслушав явившихся представителей, полагает, что основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между ООО «Ильком» (ООО «Конкорд») (поставщик) и ООО «Ремстройресурс» (покупатель) заключен договор поставки от 11.11.2010 N 30/10-11 юр, во исполнение условий которого с 11.11.2010 по 29.09.2011 ООО «Ильком» поставило в адрес ООО «Ремстройресурс» металлопродукцию на общую сумму 20 316 464 руб. 40 коп., что подтверждается счетами-фактурами, товарными накладными за весь период.

Также судами выяснено, что между ОАО «Пермская коммунальная компания» (заказчик) и ООО «Ремстройресурс» (генподрядчик) заключен договор подряда от 08.10.2007 N 56/07, в соответствие с п. 2.1. которого генподрядчик обязался выполнить комплекс работ по строительству жилых домов, расположенных по адресу: г. Пермь, ул. Кронштадтская, 29, 31, 33, а заказчик — своевременно произвести оплату выполненных работ в соответствии с условиями договора (п. 2.2).

ООО «Ремстройресурс», ОАО «Пермская коммунальная компания» и ООО «Ильком» подписаны акты зачета взаимных требований юридических лиц от 25.05.2011 N 2.25-05/11, от 15.06.2011 N 15-06/11, от 30.06.2011 N 4.30-06/11, от 30.06.2011 N5.30-06/11, от 20.06.2011 N20-07/11, от 03.08.2011 N03-08/11, от 26.08.2011 N 26-08/11, от 12.09.2011 N12-09/11, от 07.10.2011 N 07-10/11.

Указанными сделками по зачету взаимных требований ООО «Ремстройресурс», ОАО «Пермская коммунальная компания» и ООО «Ильком» погасили взаимные требования (денежные обязательства) на общую сумму 19 971 490 руб.

На дату заключения акта N 2.25-05/11 ООО «Ильком» являлся кредитором ООО «Ремстройресурс» по договору поставки N 301/10-11 юр от 11.11.2010 с непогашенными обязательствами в размере 1 781 967 руб. 50 коп.

Указывая на недействительность перечисленных сделок, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, удовлетворяя которое суды исходили из того, что конкурсный управляющий должника представил доказательства наличия совокупности обстоятельств, являющихся в силу пунктов 1, 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве основанием для признания оспоренных сделок должника недействительными как сделок с предпочтением.

Суды установили, что на момент заключения зачетов у должника имелись признаки неплатежеспособности, а также неисполненные обязательства перед иными кредиторами, требования которых не были удовлетворены.

Суд кассационной инстанции полагает выводы судов соответствующими нормам действующего законодательства и установленным обстоятельствам дела.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного).

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Согласно пункту 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Заявление о признании ООО «Ремстройресурс» несостоятельным (банкротом) Арбитражным судом города Москвы принято 29.04.2011, возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), оспариваемые же сделки совершены после принятия заявления о признании должника банкротом и возбуждении дела о банкротстве ООО «Ремстройресурс».

Вопреки доводу кассационной жалобы, на обстоятельства невыполнения обязательств по оплате выполненных должником работ указывало само ОАО «Пермская коммунальная компания» в лице своего генерального директора, подписавшего соглашения о зачете, признавая себя должником перед ООО «Ремстройресурс» по договору подряда, что следует из текста сделок о зачете встречных однородных требований, в связи с чем доводы кассационной жалобы об отсутствии доказательств выполнения работ не могут быть признаны обоснованными с учетом наличия в деле соответствующих доказательств (справок КС-2, КС-3, актов контрольных обмеров выполненных работ).

Оснований для вывода о том, что на момент заключения оспариваемых сделок зачета у ОАО «Пермская коммунальная компания» не существовало обязательств по оплате должнику выполненных по договору подряда работ, что влечет невозможность зачетов, у судов обеих инстанций при рассмотрении настоящего обособленного спора не имелось.

С учетом приведенных обстоятельств подлежит отклонению и довод кассационной жалобы о неприменении судами норм статьи 1102 ГК РФ о неосновательном обогащении, а также довод об отклонении судами ходатайства ответчика о назначении экспертизы.

Назначение экспертизы по делу по смыслу статьи 82 АПК РФ является правом, а не обязанностью суда. Суды же, установив, что имеющиеся в деле доказательства позволяют рассмотреть спор по существу, пришли к выводу об отсутствии необходимости для ее проведения.

Ссылка же судов на разъяснения, изложенные в пункте 14 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», в соответствии с которой зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из его сторон дела о банкротстве, не привела к принятию неправильного по существу судебного акта.

Выводы судов основаны не только на положениях указанного Информационного письма, но и на положениях статьи 61.3 Закона о банкротстве, а также разъяснениях, содержащихся в п. 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Суды обеих инстанций, оценив представленные по делу доказательства по правилам главы 7 АПК РФ и правильно применив нормы материального права, установили, что на дату совершения указанных сделок зачета должник обладал признаками неплатежеспособности, предусмотренными статьей 2 Закона о банкротстве, и у него имелись неисполненные обязательства перед иными кредиторами.

Так, судами установлено и это следует из материалов дела, что на дату совершения сделок по зачету у должника имелись неисполненные обязательства, подтвержденные вступившими в законную силу судебными актами арбитражных судов по делам N А50-8114/2009 (задолженность в размере 193 028 руб. 76 коп.); N А40-37498/2009 (задолженность в размере 435 317 руб. 19 коп.); N А50-37155/2009 (задолженность в размере 764 205 руб.); N А50-13932/2008 (задолженность в размере 2 123 417 руб. 53 коп. и 1 858 238 руб. 75 коп.); указанные требования включены в реестр требований кредиторов должника судом первой инстанции по делу о банкротстве ООО «Ремстройресурс» N А40-43402/2011.

Суды пришли к обоснованному выводу о том, что конкурсный управляющий подтвердил неплатежеспособность должника на момент совершения спорных сделок, доводы кассационной жалобы о недоказанности указанных обстоятельств подлежат отклонению, как направленные на переоценку доказательств, что исключено из полномочий суда кассационной инстанции.

Обстоятельство неплатежеспособности должника в соответствующий период является объективно существующим фактом, который не утрачивается и может быть в силу части 1 статьи 16 АПК РФ учтен при рассмотрении требований по оспариванию иных сделок должника по аналогичным основаниям в случае, если при рассмотрении другого обособленного спора участвующими в деле лицами не будет представлен иной объем доказательств.

Между тем, в рамках рассмотрения судами настоящего спора не было представлено доказательств восстановления платежеспособности должник.

Установив, что оспоренные сделки зачета совершены в условиях неплатежеспособности должника, после принятия судом заявления о признании должника банкротом, суды сделали правильный вывод о том, что в результате совершения оспоренных сделок имело место преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов должника перед другими кредиторами.

Подлежит отклонению и довод кассационной жалобы о невозможности оспаривания сделки зачета по основаниям пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период, поскольку зачет представляет собой сделку, направленную на прекращение обязательств ( ст. 410 ГК РФ), в связи с чем не может рассматриваться как сделка по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, которая совершалась должником в процессе его обычной хозяйственной деятельности.

В пункте 14 указанного выше Постановления Пленума N 63 разъяснено, что бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки. Бремя доказывания того, что цена сделки превысила один процент стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице. При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела, могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.).

Вопрос о наличии у зачета признаков сделки, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, должен разрешаться судом в соответствии с фактическими обстоятельствами совершения должником этой сделки, с учетом того, было ли проведение зачета взаимных требований в течение определенного периода времени обычной практикой взаимоотношений между должником и ОАО «Пермская коммунальная компания», ООО «Конкорд». Однако, таких доказательств ответчиком не представлено, при этом предшествующие оспариваемым сделкам соглашения о зачете уже были признаны судами недействительными сделками, то есть не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Суд кассационной инстанции считает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учётом доводов сторон, и сделан правильный вывод по спору.

При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что оснований для отмены судебных актов не имеется.

Руководствуясь статьями 176 , 284 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определение Арбитражного суда города Москвы от 21.02.2014 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2014 по делу N А40-43402/2011 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Возможно ли осуществить зачет встречных денежных требований, если в отношении контрагента возбуждено производство по делу о несостоятельности ?

Зачет встречных однородных требований — один из способов прекращения обязательств, урегулированный нормами ст.ст.410 — 412 Гражданского кодекса РФ. Как правило, речь идет о прекращении зачетом именно денежных обязательств, поскольку иные случаи возникновения встречных обязательств по передаче однородного товара на практике достаточно редки.
Зачет является односторонней сделкой, так как в силу ст.410 ГК РФ «для зачета достаточно заявления одной стороны». На практике встречаются ситуации, когда в договоре между субъектами сказано, что зачет возможен только с согласия контрагента. Такое условие позволяет сделать вывод о том, что перед нами договор о зачете. Представляется, что такой договорный зачет следует считать не зачетом в смысле норм ст.410 ГК РФ, а самостоятельным способом прекращения обязательств, созданным сторонами (что допускается в соответствии с п.1 ст.407 ГК РФ).
После возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) необходима специальная регламентация зачета. При этом запрет (или ограничение) зачета выгоден для должника и для остальных кредиторов (не имеющих встречных требований к должнику) — если зачет запрещен, то кредитор со встречными требованиями должен будет исполнить в полном объеме свои обязательства перед должником и сможет требовать исполнения от должника только в общем порядке с соблюдением требований очередности и пропорциональности. Если законодатель не ограничивает зачет, то это очень выгодно зачетоспособному кредитору и, соответственно, невыгодно должнику и остальным кредиторам.
Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон) содержит регламентацию зачета в отличие от ранее действовавшего Федерального закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в котором о данном способе прекращения обязательств не упоминалось вовсе, что влекло практические проблемы.
Применительно к стадиям наблюдения и финансового оздоровления Закон устанавливает, что не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п.4 ст.134 Закона очередность удовлетворения требований кредиторов (абз.7 п.1 ст.63, абз.8 п.1 ст.81 Закона соответственно).
Закон не отвечает на вопрос о том, что такое нарушение очередности удовлетворения требований. Можно сформулировать два варианта толкования.
1. Очередность нарушается, только если требования кредиторов последующей очереди удовлетворяются при наличии требований предыдущей. В рамках этого толкования мы придем к выводу о допустимости зачета денежных требований, если кредиторы вышестоящей очереди отсутствуют.
2. Очередность нарушается при наличии любых кредиторов, в том числе и одной с зачетоспособным кредитором очереди. В рамках этого толкования мы придем к выводу, в соответствии с которым зачет допустим, только если в конкретной очереди остался единственный кредитор и его требования являются зачетоспособными. Второе толкование представляется более логичным, но его принятие фактически сводит применение зачета на нет.
Для стадий внешнего управления и конкурсного производства зачет не регламентирован, но на этих стадиях все требования к должнику могут быть предъявлены только в соответствии с Законом, из чего следует вывод о запрете зачета на данных стадиях (хотя по данному вопросу возможна аргументация и противоположной позиции).
М.В.Телюкина
Институт государства и права
Российской академии наук
14.02.2005
банкротстве

Особенности использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства) Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Ломакин Сергей Сергеевич

Предметом настоящей статьи выступают исследование развития теоретических и практических представлений относительно нормативной регламентации реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства), в том числе в процессе несостоятельности (банкротства) физических лиц. Тема статьи посвящена вопросам определения особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства). Исследуемый аспект непосредственно связан с осуществлением правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства). Целями настоящей статьи являются выявление особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства), обоснование ограничения применения данного способа прекращения исполнения обязательств в рамках рассматриваемого режима. Методологию данной работы составили сравнительный, формально-юридический, аналитический методы. Результаты работы проведение анализа актуального федерального законодательства и судебной практики в области реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства); определение особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства), обоснование ограничения применения данного способа прекращения исполнения обязательств в рамках рассматриваемого режима, формулирование выводов о последующих направлениях совершенствования правил, устанавливаемых рассматриваемым режимом. Область применения результатов работы включает в себя систему несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации. Выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего совершенствования правовой регламентации и практики применения новых механизмов реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства).

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Ломакин Сергей Сергеевич

Текст научной работы на тему «Особенности использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства)»

Ломакин Сергей Сергеевич

Старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Липецкого филиала РАНХиГС

ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗАЧЕТА КАК СПОСОБА ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В РАМКАХ СПЕЦИАЛЬНОГО АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕЖИМА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

Предметом настоящей статьи выступают исследование развития теоретических и практических представлений относительно нормативной регламентации реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства), в том числе в процессе несостоятельности (банкротства) физических лиц.

Тема статьи посвящена вопросам определения особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства). Исследуемый аспект непосредственно связан с осуществлением правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства).

Целями настоящей статьи являются выявление особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства), обоснование ограничения применения данного способа прекращения исполнения обязательств в рамках рассматриваемого режима.

Методологию данной работы составили сравнительный, формально-юридический, аналитический методы.

Результаты работы — проведение анализа актуального федерального законодательства и судебной практики в области реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства); определение особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства), обоснование ограничения применения данного способа прекращения исполнения обязательств в рамках рассматриваемого режима, формулирование выводов о последующих направлениях совершенствования правил, устанавливаемых рассматриваемым режимом.

Область применения результатов работы включает в себя систему несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации.

Выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего совершенствования правовой регламентации и практики применения новых механизмов реализации правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства).

Ключевые слова: специальный административно-правовой режим, несостоятельность (банкротство), должник, кредитор, зачет, обязательство.

Lomakin Sergey S.

Senior lecturer in «Civillawand Procedure» Lipetsk branch of RANEPA Е-mail: [email protected]

The subject of this article is the study of the development of theoretical and practical views on the regulatory regulation of the implementation of the rules established by the special administrative and legal regime of insolvency (bankruptcy), including in the process of insolvency (bankruptcy) of individuals.

The topic of the article is devoted to the issues of determining the specifics of using offset as a method of termination of obligations under a special administrative-legal regime of insolvency (bankruptcy). The investigated aspect is directly related to the implementation of the rules established by the special administrative and legal regime of insolvency (bankruptcy).

The purpose of this article is to identify the specifics of using offset as a method of termination of obligations under a special administrative-legal regime of insolvency (bankruptcy), justification for limiting the application of this method of termination of obligations under the regime in question.

The methodology of this work was made up of comparative, formal-legal, analytical methods.

The results of the work are the analysis of actual federal legislation and judicial practice in the field of implementing the rules established by the special administrative and legal regime of insolvency (bankruptcy); determination of the specifics of using offset as a method of termination of obligations under a special administrative-legal regime of insolvency (bankruptcy), justification for limiting the application of this method of termination of obligations under the regime in question, formulating conclusions on subsequent directions for improving the rules established by the regime.

The scope of application of the results of work includes a system of insolvency (bankruptcy) in the Russian Federation.

Conclusions of the research can be used to further improve the legal regulation and practice of applying new mechanisms for implementing the rules established by a special administrative-legal regime of insolvency (bankruptcy).

Keywords: special administrative and legal regime, insolvency (bankruptcy), debtor, creditor, offset, obligation.

Анализ пределов влияния правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства), на принципы исполнения обязательств несостоятельного должника позволил нам установить определенные ограничения действия гражданско-правовых принципов исполнения обязательств в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства). Нами также было установлено, что свобода усмотрения как должника, так и его кредиторов в обычной хозяйственной деятельности имеет существенные ограничения, устанавливаемые правилами анализируемого режима1.

Возможность использования зачета как способа прекращения обязательств несо-

стоятельного должника весьма ограничена правилами, устанавливаемыми специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства), и зависит от процедуры, применяемой в деле о несостоятельности (банкротстве), так как различные процедуры устанавливают свойственные только им режимные ограничения воли хозяйствующих субъектов.

В связи с вышеизложенным анализ особенностей использования зачета в рамках дела о несостоятельности банкротстве мы начнем с процедуры «наблюдение», так как данная процедура по общему правилу является первой и обязательной практически для всех категорий должников.

В соответствии с положениями абз. 7 ч. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября

1 Ломакин, С.С.Несостоятельность (банкротство) как специальный административно-правовой режим. Воронеж, НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2015. С. 40.

2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» очередность удовлетворения требований кредиторов. В отношении обязательств, возникающих из финансовых договоров, размер которых определяется в порядке, предусмотренном ст. 4.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», указанный запрет применяется только в части прекращения нетто-обя-зательств должника.

Из приведенной нормы буквально следует, что помимо таких общих требований к совершению зачета, как 1) встречность требований; 2) однородность требований; 3) наступление срока исполнения зачитываемых требований, в рамках специального административно-правового режима несостоятельности (банкротства), устанавливается еще одно обязательное требование — невозможность совершения зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» очередность удовлетворения требований кредиторов. Данное требование является характерным для таких процедур, как «наблюдение и финансовое оздоровление».

Для того чтобы реализовать право на совершение зачета как односторонней сделки, кредиторам должника необходимо убедиться в том, что они не нарушают очередность п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Данной нормой установлено2, что вне очереди за счет конкурсной массы погашаются требования кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, требования которых воз-

никли до принятия заявления о признании должника банкротом.

Требования кредиторов по текущим платежам удовлетворяются в следующей очередности: 1) в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, требования по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве в соответствии с настоящим Федеральным законом является обязательным, в том числе с взысканием задолженности по оплате деятельности указанных лиц; 2) во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих или работавших (после даты принятия заявления о признании должника банкротом) по трудовому договору, требования о выплате выходных пособий; 3) в третью очередь удовлетворяются требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе о взыскании задолженности по оплате деятельности этих лиц, за исключением лиц, указанных в абзаце втором настоящего пункта; 4) в четвертую очередь удовлетворяются требования по эксплуатационным платежам (коммунальным платежам, платежам по договорам энергоснабжения и иным аналогичным платежам).

Требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности: 1) в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей,

2 О несостоятельности (банкротстве): федер. закон. Рос. Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

а также расчеты по иным установленным настоящим Федеральным законом требованиям; 2) во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности; 3) в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, в том числе кредиторами по нетто-обязательствам3.

Из приведенной нормы буквально следует, что для проведения зачета в ходе наблюдения или финансового оздоровления кредитору необходимо убедиться в отсутствии у должника задолженности, установленной ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». А фактические действия по проведению зачета во многом зависят от вида требований кредитора: 1) являются ли они текущими, т.е. возникшими после даты принятия заявления о признании должника банкротом; или 2) подлежащими включению в одну из очередей реестра требований кредиторов должника.

Так, если требование является текущим, то положения абз. 7 ч. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не подлежат применению, так как такие требования гасятся преимущественно перед реестровыми требованиями, определёнными п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Анализ текущих платежей должника позволяет нам утверждать, что зачет как способ прекращения обязательств должника в отношении текущих платежей применим только к четвертой и пятой очереди текущих платежей. Данный вывод основан на следующем: так, в первую очередь, среди текущих платежей, погашаются расходы

по делу о банкротстве, выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, выплаты по оплате деятельности лиц, привлечение которых обязательно, по ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве (оценщик, а в слу чаях, установленных законом — реестродержатель). Из положений ст. 20.6 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» буквально следует, что арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение за исполнение возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. А само вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника. То есть арбитражный управляющий, выполняя публично-правовые функции в отношении должника4, не вступает с ним правоотношения, устанавливающие встречные обязательства. Арбитражный управляющий обеспечивает реализацию правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом несостоятельности (банкротства), в связи с чем у него возникает право требования от должника получения вознаграждения, а у должника каких-либо прав требований к арбитражному управляющему в понимании ст. 410 ГК РФ не возникает. Данное утверждение также справедливо и для требований реестра-держателя и оценщика, так как данные лица привлекаются арбитражным управляющим для обеспечения исполнения своих обязанностей. Требования, включенные во вторую и третью очередь текущих платежей5 (абз. 2 и 3 ч. 2 ст. 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») имеют одинаковую правовую природу — это оплата труда лиц, работающих (или работавших) у должника по трудовому договору в ходе реализации процедур несостоятельности

3 О несостоятельности (банкротстве): федер. закон. Рос. Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

4 Ломакин, С.С.Несостоятельность (банкротство) как специальный административно-правовой режим. Воронеж, НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2015. С. 41.

5 О несостоятельности (банкротстве): федер. закон. Рос. Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

(банкротства). В соответствии со ст. 136 ТК РФ заработная плата выплачивается работнику, как правило, в месте выполнения им работы либо переводится в кредитную организацию, указанную в заявлении работника, на условиях, определенных коллективным договором или трудовым договором. То есть ТК РФ предполагает получение работником именно материальной выгоды за выполнение трудовой функции. Более того, согласно ст. 131 ТК РФ выплата заработной платы производится в денежной форме в валюте Российской Федерации (в рублях), а выплата заработной платы в бонах, купонах, в форме долговых обязательств, расписок, а также в виде спиртных напитков, наркотических, ядовитых, вредных и иных токсических веществ, оружия, боеприпасов и других предметов, в отношении которых установлены запреты или ограничения на их свободный оборот, не допускается. Таким образом, зачет как способ прекращения обязательств в отношении с работниками должника также неприменим.

А вот платежи, перечисленные в четвертой и пятой очереди текущих платежей (абз. 4 и 5 ч. 2 ст. 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») при соблюдении условий, предусмотренных ст. 410 и 411 ГК РФ, могут предъявляться к зачету. Данные требования носят гражданско-правовой характер, и у контрагентов по таким обязательствам (например, переплата по коммунальным платежам — для четвертой очереди, или наличие не исполненного гражданско-правового обязательства — для пятой очереди) могут возникать встречные однородные требования с совпадающим сроком исполнения.

Учитывая изложенную выше позицию, можно сделать вывод о том, что зачет требований, включаемых в реестр, возможен только в отношении требований кредиторов третьей очереди. Так, требования кредиторов первой очереди (требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жиз-

ни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также расчеты по иным установленным настоящим Федеральным законом требованиям) исключены из правового поля зачета нормой ст. 411 ГК РФ, а в отношении требований кредиторов второй очереди (выплаты выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности) полностью справедливо наше доказательство, реализованное в отношении схожих по своей природе текущих платежей.

Несоблюдение дополнительного правила от ненарушенной очередности погашения долгов приводит к негативным последствиям для кредиторов несостоятельного должника. Так, например, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25.07.2012 по делу № А02-1217/20116 изложена следующая правовая позиция. Определением Арбитражного суда Республики Алтай от 17.12.2009 по делу № А02-1711/2009 в отношении ЗАО «Магистраль» введена процедура наблюдения. В соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника наблюдения не допускается прекращение его денежных обязательств путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 настоящего Федерального закона очередность удовлетворения требований кредиторов. Суд отметил, что требования кредитора не являются текущими. При рассмотрении дела установлено, что в реестр кредиторов ЗАО «Магистраль» были включены требования 73 кредиторов, в том числе требования кредиторов второй и третьей очереди. В рамках рассмотрения дела о банкротстве подтверждена недостаточность имущества общества для удовлетворения требований кредиторов ЗАО «Магистраль».

6 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 июля 2012 г. по делу № А02-1217/2011. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

Таким образом, учитывая анализ вышеизложенных норм, мы считаем правильным вывод суда о том, что соглашение о проведении зачета не соответствует закону и направлено на оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами.

Мы также считаем, что если кредитор делает одностороннее заявление о зачете в отношении должника, при возбужденной процедуре несостоятельности (банкротства) «наблюдение», при этом не соблюдает правило о недопущении нарушения очередности, определённое ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», то кредитор злоупотребляет правом, в связи с чем такие сделки нельзя относить к оспоримым, они являются ничтожными.

Данный вывод также подтверждается и в судебно-арбитражной практике7, согласно которой суд не принял во внимание возражения ответчика об оспоримости соглашения о зачете исходя из следующего. В п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы Ш.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке. Учитывая то обстоятельство, что стороны заключали соглашение в период проведения процедуры банкротства, информация о процедуре банкротства являлась общедоступной, суд правомерно отметил неправомерное поведение сторон соглашения и применил ст. 10 ГК РФ, признав сделку зачета недействительной.

При рассмотрении другого арбитражного дела, признавая зачет недействительной сделкой, судом был сделан однозначный вывод о том, что кредиторы предприятия не вправе получать с него какие-либо суммы, в том числе и путем зачета однородных требований без соблюдения порядка, установленного Законом № 127-ФЗ8.

В ходе финансового оздоровления, помимо вышеуказанных требований, дополнительно установлено, что запрещается прекращать обязательства зачетом, если такое прекращение приводит к преимущественному удовлетворению требований кредиторов одной очереди, обязательства которых прекращаются перед другими кредиторами.

Особенности прекращения обязательств по средствам зачета в ходе конкурсного производства обусловлены положениями ч. 8 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно положениям которой погашенными требованиями кредиторов считаются удовлетворенные требования, а также те требования, в связи с которыми достигнуто соглашение об отступном, или конкурсным управляющим заявлено о зачете требований, или имеются иные основания для прекращения обязательств.

Из содержания данной нормы прямо не следует установление каких-либо ограничений на совершение зачета в ходе конкурного производства. Однако, применяя системное толкование норм ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» мы приходим к выводу, что зачет требования, а также погашение требования предоставлением отступного допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Данный вывод основан на следующем. Согласно абз. 6 ч. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесения ар-

7 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 июля 2012 г. по делу № А02-1217/2011. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

8 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 июля 2013 по делу №А13-13627/2012. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

битражным судом определения о введении наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 настоящего Федерального закона очередность удовлетворения требований кредиторов9.

Исходя из положений п. 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.12.2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из его сторон дела о банкротстве10.

Частью 8 ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что зачет требования, а также погашение требования предоставлением отступного допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Следовательно, зачет требования, в ходе конкурсного производства допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Данный вывод также подтвержден судебно-арбитражной практикой. Так, например, решением арбитражного суда Липецкой области по делу №А36-5623/201211, оставленному без изменения Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2013 по делу №А36-5623/2012, установлено следующее, что с учетом ст. ст. 134, 142 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 410 ГК РФ, при-

нимая во внимание необходимость соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов, суд не признает прекратившимся зачетом встречного однородного требования обязательство по внесению арендных платежей в размере 540 тыс. руб. Более того, условия совершения зачета, сформулированные ч. 8 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (зачет требования допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов) обязательны как для текущих требований, так и для требований, включенных в реестр. Данный вывод также подтверждается анализом судебно-арбитражной практики12.

На основании проведенного исследования особенностей использования зачета как способа прекращения обязательств несостоятельного должника можно сделать следующие выводы:

В рамках правил, устанавливаемых специальным административно-правовым режимом настоятельности (банкротства), для совершения зачета определён ряд ограничений. В процедурах наблюдения и финансового оздоровления не ограничена возможность зачета, осуществляемого для прекращения текущего требования (для пятой и четвертой очереди); в силу указанных норм в этих процедурах прекращение обязательств не должно приводить к нарушению очередности удовлетворения требований, включенных в реестр требований кредиторов. Для стадии конкурсного производства подобным образом условия допустимости зачета не сформулированы, эти условия определены в норме, содержащейся в абз. 3 п. 8 ст. 142 Федерального закона от

9 О несостоятельности (банкротстве): федер. закон. Рос. Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

10 Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65 // Вестник ВАС РФ. 2002. №3.

11 Решение Арбитражного суда Липецкой области от 10 декабря 2012 по делу № А36-5623/2012 Доступ из СПС «Консультант Плюс».

12 Определение ВАС РФ от 20 августа 2010 № ВАС-5079/10 по делу № А10-4031/2009.Доступ из СПС «Консультант Плюс».

26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», вне зависимости от категории зачитываемого требования

кредитора, является ли оно текущим или реестровым.

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон. Рос. Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (в ред. от 29 июля 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 30. Ст. 3012.

2. О несостоятельности (банкротстве): федер. закон. Рос. Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.

3. Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65 // Вестник ВАС РФ. 2002. № 3.

4. О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве: постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 // Вестник ВАС РФ. 2012. № 8.

5. Определение ВАС РФ от 20 августа 2010 № ВАС-5079/10 по делу №А10-4031/2009. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

6. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 июля 2012 г. по делу №А02-1217/2011. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

7. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 июля 2013 по делу № А13-13627/2012. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

8. Решение Арбитражного суда Липецкой области от 10 декабря 2012 по делу №А36-5623/2012 Доступ из СПС «Консультант Плюс».

9. Ломакин, С. С. Несостоятельность (банкротство) как специальный административно-правовой режим: / С. С. Ломакин. Воронеж, НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2015. 160 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *