Адвокат игорь шабанов

Новый поворот в деле генерала Александра Бульбова

А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 16 часов 3 минуты. Мы продолжаем дневной Разворот. Ирина Меркулова сейчас приведет в эту студия Сергея Антонова, адвоката Бульбова, и Игоря Шабанова, адвоката еще одного фигуранта по этому делу. Будем выяснять, что там нового, какой новый поворот в этом деле. Итак, у нас в гостях Сергей Антонов и Игорь Шабанов, адвокаты фигурантов по делу Александра Бульбова. Добрый день. Хотелось бы прежде всего узнать последние подробности по делу, если они есть. Может быть, мы чего-то не знаем. Я слышал, что Верховный суд признал законным арест собственно генерала Бульбова. Может быть, вы добавите что-то еще?

С. АНТОНОВ: Немножко не так. Я действительно защищаю интересы Александра Арсеньевича Бульбова. И до Верховного суда мы еще не дошли, отвечая на ваш вопрос. Был Московский городской суд 31 октября, а чуть-чуть попозже был Басманный суд, где рассматривалась законность предъявления обвинения Александру Бульбову. И кстати говоря, ваши коллеги несколько напутали. Было сообщение информационное, что Басманный суд признал законным постановление о привлечении в качестве обвиняемого Александра Арсеньевича Бульбова. На самом деле это не так. Басманный суд совершенно резонно заметил, что сейчас не то время для того, чтобы давать оценку какую-либо обвинению и каким-либо доказательствам. И именно на этом основании отказал нам в жалобе. Глобальная наша цель была отнюдь не получение решения о незаконности этого постановления, поскольку мы прекрасно понимаем, что это рабочий документ следствия, который может видоизменяться до окончания следствия. Наша цель все-таки была понять, какие доказательства имеются в этом деле, которые изобличали бы, или наоборот, оправдывали бы нашего подзащитного. И, по нашему мнению, никаких доказательств нет и быть не может. И как я уже говорил, кроме оперативных материалов, на которых базировалось и задержание и предъявление обвинения Александру Арсеньевичу, каких-либо других доказательств нет и не добыто. И добыто быть не может, поскольку Александр Арсеньевич совершенно уверен в том, что он не имеет отношения ни к господину Яныкину, который обвинен в прослушивании телефонов, ни к его каким-то сообщникам.

И. МЕРКУЛОВА: Вы знаете, у нас же был адвокат Бульбова, другой адвокат. У него сменилась защита, или вы просто еще один защитник?

С. АНТОНОВ: Нет, немножко не так. Дело в том, что Сергей Петрович Севрук как защищал вместе со мной Александра Арсеньевича, так и защищает. И ,пользуясь случаем, я не могу не сказать о профессиональных качествах Сергея Петровича Севрука, который великолепно осуществляет защиту. Я горжусь, что вместе с ним участвую в этом деле, и как было, так и осталось.

И. МЕРКУЛОВА: Просто в прессе некоторое время назад были сообщения, что супруга генерала Бульбова вроде бы не очень довольна действиями защиты. Возможно, журналисты опять что-то напутали?

С. АНТОНОВ: Нет. Действительно, были такие претензии со стороны Галины Борисовны Бульбовой. Я не хотел бы, честно говоря, обсуждать это, поскольку это относится к интимным отношениям между доверителем и подзащитным. Но хотел бы сказать, что все-таки защиту, кто будет защищать человека, определяет сам человек, а не его родственники. Даже в том случае, если эти родственники подписали соглашение о том, чтобы тот или иной адвокат участвовал в деле.

И. МЕРКУЛОВА: То есть, у самого Бульбова претензий к вам нет?

С. АНТОНОВ: Надеюсь, что нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Не так давно через адвокатов было передано заявление Александра Бульбова, где он сказал, что за его арестом стоят офицеры из ФСБ. Были ли какие-то дополнения к этому или, возможно, у адвокатов есть какие-то комментарии к этому?

С. АНТОНОВ: Конечно, есть комментарии. Тем более, что это заявление не получило в полном объеме освещения в средствах массовой информации. Я бы хотел отметить, что прежде всего Александр Арсеньевич серьезно обеспокоен судьбой своих родственников, знакомых и близких, которые страдают в результате привлечения Александра Арсеньевича к уголовной ответственности.

И. МЕРКУЛОВА: Что вы имеете в виду?

С. АНТОНОВ: Дело в том, что фактически — по заявлению Александра Арсеньевича — сейчас вывернута наизнанку вся его личная жизнь. Она стала достоянием гласности, причем интерпретации идут самые разные. Я уже говорил и еще раз повторю, что нами подготовлено заявление о возбуждении уголовного дела в отношении некоторых средств массовой информации. В частности, газеты «Твой день», в частности, газеты «Известия». И именно Александр Арсеньевич Бульбов сейчас принимает решение: направлять эти заявления или нет. Причем, вот этими газетами… Я видел в интернете, в прессе некоторые комментарии, например, что газета «Известия» готова к иску. Иска не будет. Надо понимать – будет заявление о возбуждении уголовного дела, поскольку Александр Арсеньевич Бульбов в одной из статей газеты «Известия» обвинен в совершении особо тяжкого преступления, чего он не делал. А это клевета, сопряженная с обвинением в таком преступлении, она влечет совершенно другой порядок обвинений , отнюдь не судебный.

И. МЕРКУЛОВА: Вы говорили о том, что генерал Бульбов опасается за своих родственников, близких людей. Я надеюсь, никто больше не под следствием?

С. АНТОНОВ: Ну, как сказать. Давайте порассуждаем по этому поводу. Сын Александра Арсеньевича Бульбова учиться на втором курсе Академии ФСБ. Понимая, что Александр Арсеньевич выступает, прежде всего, против федеральной службы безопасности и ряда должностных лиц этой службы, а это противник не только сильный, но и опасный, конечно, он опасается и за судьбу своего сына.

И. МЕРКУЛОВА: Пока не отчислили?

С. АНТОНОВ: Нет. Пока, по моей информации Павла не отчислили, он продолжает обучение. Но есть и другие люди, которые пострадали. Например, его друзья, его знакомые. Те же самые Мильман и Колотыркин, которые обвиняются в том, что они передавали взятки Александру Бульбову. В том числе, его сослуживцы Гевал и Донченко. Кстати, защитник Сергея Донченко Игорь Шабанов здесь в студии.

И. МЕРКУЛОВА: Мы дадим ему слово спустя какое-то время.

А. ПЛЮЩЕВ: После рекламы мы вернемся. Я напомню, что свои вопросы адвокатам, соответственно, Александра Бульбова – Сергею Антонову, и Сергея Донченко Игорю Шабанову вы можете задавать с помощью СМС +7 985-970-4545.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы продолжим беседу с адвокатами фигурантов по делу Александра Бульбова. У нас в студии адвокаты Сергей Антонов и Игорь Шабанов. Мы обсуждаем новые повороты в деле вокруг Александра Бульбова.

И. МЕРКУЛОВА: У нас еще один адвокат – Игорь Шабанов, который представляет интересы Сергея Донченко. Это один из подчиненных генерала Бульбова. Там та же самая история – Мосгорсуд отказался выпустить его из-под стражи.

И. ШАБАНОВ: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Действительно, вчера Московский городской суд оставил без удовлетворения жалобу мою и адвоката Полякова, в которой мы обжаловали законность и обоснованность применения к нашему подзащитному Сергею Донченко меры пресечения в виде заключения под стражу.

И. МЕРКУЛОВА: А Сергея Донченко в чем обвиняют?

И. ШАБАНОВ: Сергея Донченко обвиняют в том, что он организовывал незаконное прослушивание телефонных переговоров по указанию генерала Бульбова.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, а в деле вообще есть, кроме прослушивания, какие-либо другие обвинения и материалы?

И. ШАБАНОВ: Нет. Других материалов в настоящее время нет. То обвинение, которое ему было предъявлено, содержит только эти сведения. Но его действия квалифицируются фактически по трем статьям Уголовного кодекса – это превышение, дача взятки и незаконное прослушивание телефонных разговоров.

А. ПЛЮЩЕВ: Я понимаю, что, возможно, я спрашиваю немного о другом деле. Смотрите, Бульбова обвиняют в незаконном прослушивании телефонов. Вчера буквально были признаны законными действия сотрудников ФСБ, которые прослушивали без санкции суда бывшего сенатора Чахмахчяна. Могли бы вы дать какой-то комментарий по этому поводу?

И. ШАБАНОВ: Нет, к сожалению. Я никакого комментария по этому поводу не дам, поскольку в этом деле не участвую ни как защитник, ни как кто-либо другой. У меня нет достаточного количества информации по этому поводу.

С. АНТОНОВ: Как юрист, как человек и как гражданин нашей страны я могу дать комментарий. Потому что у меня, например, складывается впечатление, что сейчас правоохранительные системы используются властями, прежде всего, для того, чтобы выполнять какие-то свои цели. И если эти цели отвечают, скажем, задачам правоохранительной системы, значит, они решаются так. Если не отвечают, значит, они решаются этак. И я могу привести много примеров, наверное, не хватит эфира сегодняшнего, о тех делах, когда власть буквально делает заказ правоохранительным органам, и правоохранительные органы из кожи вон лезут для того, чтобы этот заказ выполнить. И я не могу не сказать, например, про дело Александра Шарора, про дела Игоря Изместьева. Это те люди, которых я защищал. Про дело Михаила Трепашкина. Насколько я знаю, «Эхо Москвы» достаточно активно следит за судьбой Михаила. Я участвовал в его защите. И мы видим на примере этих дел, что и фальсификация, и каким-то образом искажение сведений, в том числе и работа с присяжными заседателями ведется так, как нужно власти. И я как адвокат, наверное, признаюсь в каком-то бессилии, но, действительно, законными методами каким-то образом повернуть ситуацию очень сложно. Это и в деле Бульбова имеется. Мы неоднократно говорили о том, что имеется только оперативные материалы. Что такое объективные материалы? Субъективное мнение того или иного сотрудника.

И. МЕРКУЛОВА: Случайно, не распечатки прослушек телефонных разговоров?

С, АНТОНОВ: Если бы были распечатки, тогда бы я поднял руки и сказал: да, давайте смотреть распечатки, каким образом они получены. Нет ни распечаток, нет ни показаний лиц… Мало того, господин Бастрыкин, будучи в Новосибирске, заявил о 53-х …

А. ПЛЮЩЕВ: Глава Следственного комитета?

С. АНТОНОВ: Совершенно верно, глава Следственного комитета заявил о 53-х каких-то людях, в том числе корреспондентах и политиках, которых за деньги прослушивал Бульбов. Но фамилии их не названы ни в обвинении, ни господином Бастрыкиным, ни где-либо еще. Ну, таким образом я могу сказать, что и в случае с сенатором Чахмахчяном тоже имела место манипуляция фактами. То есть, можно признать законным, можно признать незаконным. В законе написано, что законно прослушивание только с разрешения суда. Если решения суда не было, соответственно, эти прослушивания незаконны, и эти лица также подлежат ответственности по той же самой пресловутой статье 138 Уголовного кодекса.

И МЕРКУЛОВА: Всегда бывают какие-то обстоятельства… По-моему в решении суда об этом как раз говорилось. Тут еще наш слушатель Николай Степанович просит напомнить, в чем, кроме прослушки телефонных разговоров, обвиняют Бульбова.

С. АНТОНОВ: Александра Бульбова обвиняют в совершении четырех преступлений. Три преступления – юристы меня поймут – это неидеальная совокупность. Это описывает одно и то же действие, а именно, якобы прослушивание за деньги телефонов граждан. Это само по себе незаконное прослушивание, статья 138. Злоупотребление служебным положением, статья 285. И дача взятки, 291 статья Уголовного кодекса. И все эти статьи применены к одним и тем же, якобы имевшим место действиям, а именно незаконным прослушиваниям телефонов граждан. И еще одна статья – 290 – это получение взятки вменено Александру Бульбову в связи с его отношениями с господином Мильманом и Колотыркиным, которые являются давними его друзьями и которые пользовались услугами частного охранного предприятия, которое было в свое время, очень давно, создано Александром Бульбовым, и которое после поступления его на государственную службу возглавляется его супругой.

А. ПЛЮЩЕВ: Я напоминаю, у нас в студии Сергей Антонов, адвокат Александра Бульбова и Игорь Шабанов, адвокат Сергея Донченко. Есть ли какие-то ожидания по срокам, когда может быть закончено расследование этого дела?

И. ШАБАНОВ: Если позволите, перед тем как перейти к срокам… Сроки, это самый простой вопрос. Соответственно, 1 декабря истекают два месяца содержания под стражей. Следствие должно либо быть законченным, либо материалы должны быть направлены в суд.

А. ПЛЮЩЕВ: А могут продлить? Периодически же это происходит.

С. АНТОНОВ: Совершенно верно. Или могут продлить сроки содержания под стражей и сроки следствия. Но нельзя забывать, что дело-то не в отношении Александра Бульбова. Уголовное дело в отношении господина Яныкина, который с июня этого года содержится под стражей именно в связи с задержанием по этому обвинению. Я не хочу ничего говорить про господина Яныкина, потому что я просто ничего не знаю. По крайней мере, от своего подзащитного Александра Бульбова, я знаю, что он про существование Яныкина не знал и не ведал до 1 октября этого года, когда его задержали.

Я бы хотел обратить внимание радиослушателей и на другое обстоятельство, может быть, несколько эмоциональное. Но вот мы в кругу защиты Гевала, Донченко и Бульбова активно это обсуждаем. Это вопрос, связанный с судьбой маленького сына Сергея Донченко. Я думаю, что мой коллега Игорь Шабанов об этом расскажет.

И. ШАБАНОВ: Да. Вчера этот вопрос также поднимался в Московском городском суде, поскольку Басманный суд, несмотря на наши просьбы принять это во внимание, во внимание это не принял, никоим образом в решении своем на это не отреагировал. Мы просили городской суд принять это во внимание, но Московский городской суд также никак не отреагировал на то, что шестилетний ребенок Сергея Донченко остался фактически один. В силу случившейся ранее семейной трагедии – мать не принимает никакого участия в судьбе ребенка по обстоятельствам, на которых я останавливаться не хочу и не буду, — ребенок фактически остался один. И сейчас его судьбой занимаются соседи, дедушка, который уже сам в пожилом возрасте, у которого на иждивении находится еще один его родственник, еще один его сын, которому на пенсию в несколько тысяч рублей тяжело содержать и себя, и другого своего иждивенца. А шестилетний ребенок требует, конечно, повышенного внимания. Его нужно отводить в садик, его нужно приводить из садика, его нужно кормить. Он проживает отдельно от отца Сергея Донченко, он проживал вместе с самим Сергеем Донченко в квартире, и всем этим занимался исключительно Сергей. Та, не побоюсь этого слова, жестокость, с которой наши суды практически проигнорировали существование этого маленького человека, поражает до крайней степени.

И. МЕРКУЛОВА: Это не первый случай. Мы же помним историю Светланы Бахминой, которую тоже лишили фактически детей.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот еще что хотел спросить. Я нигде, когда читал сообщения СМИ об этом деле, не видел данных о том, каковы условия содержания генерала Бульбова, не жаловался ли он на них. Во-первых, где он сейчас , в каком следственном изоляторе?

С. АНТОНОВ: Он находится в следственном изоляторе Лефортово. Это бывший изолятор ФСБ-КГБ. Сейчас он передан в ведомство Министерства юстиции, однако фактически все порядки сохранены. Но я никому бы не пожелал оказаться ни в изоляторе Лефортово, ни в каком-либо ином. Потому что прежде всего для любого человека свобода — это, наверное, одна из тех данностей, которые мы оцениваем только тогда, когда ее теряем.

И. МЕРКУЛОВА: Лефортово, говорят, еще элитный следственный изолятор, если можно вообще это слово применять в данном контексте. По крайней мере, там по 50 человек в камерах, наверное, не содержатся?

С. АНТОНОВ: Там по 50 человек в камерах, конечно, не содержатся. Там содержатся 2, максимум 3 человека в камере. Условия, если сравнивать с другими следственными изоляторами, относительно неплохие. Однако надо понимать, что и Европейский суд, и наши правозащитники, и адвокаты неоднократно заявляли о том, что не соблюдаются элементарные условия санитарные и условия для жизни людей. Я понимаю, что тюрьма это не курорт, но в любом случае для людей должны быть созданы человеческие условия. Потому что там содержатся люди, которые не признаны преступниками, а в силу каких-то обстоятельств лишены свободы. И вот если говорить и про Александра Бульбова, и про Сергея Донченко, то лишение их свободы по таким, скажем, во-первых , недоказанным обвинениям, а во-вторых, в случае с Сергеем Донченко и не таким уж значительным преступлениям, лишение свободы людей выглядит актом расправы или мести, или проявлением жестокости. В принципе ничего не мешало бы каким-то другим способом ограничить общение человека. У нас не единственная мера пресечения заключение под стражу, есть и другие, предусмотренные законом.

И. МЕРКУЛОВА: У меня тут еще просьба маленькая такая к господам адвокатам. Вы и сами, наверное, к этому пришли. Вы уж не оставляйте маленького сына Сергея Донченко. Вы наверное какие-то действия будете еще предпринимать?

И. ШАБАНОВ: Да, мы безусловно будем обжаловать и это решение Московского городского суда в порядке надзора. Не знаю, насколько это получится добиться каких-то сдвигов в этом направлении. Мы будем эти доводы выдвигать. И продление меры пресечения… Может быть, на них кто-нибудь отреагирует. Хотя уже впору вести речь о том, чтобы создавать, может быть, фонд помощи шестилетнему ребенку, который остался без попечения родителей.

С. АНТОНОВ: Надо сказать, что малыш не оставлен просто так на улице. Сослуживцы, друзья Сергея делают все, что в их силах для того, чтобы мальчик не пропал. И он не голодает, конечно, и не замерзает от холода. Но все равно надо понимать, что друзья, знакомые никогда не заменят родителей – папу и маму.

А. ПЛЮЩЕВ. Спасибо большое. У нас были адвокаты Сергей Антонов – адвокат Александра Бульбова и Игорь Шабанов – адвокат Сергея Донченко.

Общество

Власть и право

Комплекс отделился от храма

Михаил Аншаков выступил в суде по делу о клевете в отношении Фонда ХХС

Председатель ОЗПП Михаил Аншаков дал в суде показания по делу о клевете в отношении Фонда ХХС. Заседание длилось четыре часа, и судья не приняла ни одного ходатайства защиты. Гособвинитель и адвокаты с пристрастием допрашивали Аншакова, что означает слово «афера» в его понимании, но ни к какому заключению так и не пришлю. Судья объявила перерыв на несколько недель.

В среду состоялось очередное судебное заседание по делу председателя Общества защиты прав потребителей Михаила Аншакова. Судебную тяжбу развязал генеральный директор Фонда храма Христа Спасителя Василий Поддевалин несколько месяцев назад, когда обвинил Аншакова в клевете. По версии следствия, в сентябре прошлого года правозащитник в интервью «Новой газете» оклеветал Фонд ХХС и лично самого Поддевалина.

На входе в суд данные пришедших на заседание журналистов неторопливо заносил в толстую тетрадь усатый судебный пристав Александр Сергеевич Пушкин.

Михаил Аншаков приехал в участок мирового судьи № 417 в костюме, но без галстука. Ожидалось, что сегодня на суде будет присутствовать свидетель защиты — корреспондент «Новой газеты» Елена Масюк, которая и опубликовала интервью с Аншаковым. Но Масюк уехала в командировку, так что судье пришлось самой огласить показания журналиста, данные ею на стадии предварительного следствия.

В письменных показаниях Масюк пояснила, что встретилась с Михаилом Аншаковым в офисе, тот дал ей интервью, которое заняло примерно 50 минут. Расшифрованную запись Масюк отредактировала и отправила редактору выпуска. Зачитав слова журналиста, судья предоставила слово прокурору Валерию Геворкяну, который попросил огласить судью ряд документов из материалов дела. Судья ограничилась тем, что зачитала их заголовки. Затем слово взяла адвокат Аншакова Роза Баршина.

Баршина смущенно улыбнулась судье и заявила ходатайство об исключении из числа доказательств акта осмотра ХХС. Адвокат отметила, что осмотр провели до возбуждения уголовного дела, в то время как при отсутствии опасности утери следов преступления его нужно было проводить после. Кроме этого Баршина обнаружила противоречие в актах осмотра помещения. «Василий Поддевалин подтвердил, что в храмовом комплексе есть арендаторы, но при осмотре помещений, сдаваемых в аренду, не обнаружили», — сказала она.

«Эксперты-криминалисты ничего не нашли, сведений о том, что их там водили с закрытыми глазами, в акте нет. Имеются арендаторы, 17 фирм, а по нашим сведениям — 40», — протараторил Аншаков в поддержку слов своего адвоката.

Представитель Василия Поддевалина адвокат Игорь Шабанов возразил, что не видит никаких противоречий: «Защита пытается ввести суд в заблуждение и сделать вид, что не видит разницы между помещением храма, в котором проходит богослужение, и другими помещениями. Факт наличия арендаторов в других помещениях, которые находятся по этому же адресу, никто не отрицает».

Геворкян поддержал Шабанова. В воцарившейся на мгновение тишине послышался звонкий шепот Розы Баршиной. «Ты скажешь что-нибудь?» — толкнула она своего подзащитного под руку. «Там есть противоречие! (…) Это позор перед общественностью!» — встрепенулся Аншаков, попутно поясняя, как именно прокурор и суд могут опозориться перед общественностью. «А в чем противоречие?» — лениво возмутился прокурор Геворкян. «Возможно, свита Воланда пожаловала в Москву в этот день, поэтому арендуемые помещения не были обнаружены. Видимо, мы с вами по-разному трактуем УПК об осмотре после возбуждения уголовного дела», — игриво ответила ему Баршина.

Судья прервала вежливую перепалку и объявила перерыв на 10 минут.

После перерыва заседание пошло чуть живее. Адвокат Роза Баршина одно за другим заявляла различные ходатайства, а судья, терпеливо выслушав каждое, отклоняла их.

Особое внимание Аншаков и Баршина уделили справке о лингвистической экспертизе фразы, которая и вызвала гнев и, как следствие, обращение в суд гендиректора Фонда ХХС. Баршина отметила, что фраза в опубликованном интервью не соответствует фразе, которую исследовали специалисты. «В интервью написано: «Затем Поддевалин получил доверенность и был поставлен распоряжаться имуществом храмового комплекса, что является масштабной и серьезной аферой», а анализировали: «После этого он заслужил доверие определенных лиц и его поставили распоряжаться храмкомплексом, что является серьезной аферой», — сказала Баршина. В диалог судьи и адвоката вступил правозащитник и объявил, что он сравнил две фразы, посчитал слова и сделал вывод, что фразы совпадают не полностью.

— Вы уверены? — спросила судья?

Баршина прервала подзащитного прежде, чем он успел продолжить свою мысль, свойским «помолчи» и принялась сама объяснять судье, почему надо исключить из дела лингвистическое исследование.

— Господин Аншаков дает оценку в роли эксперта-лингвиста, а он у нас в роли эксперта-лингвиста в суде не участвует, — усмехнулся прокурор Геворкян.

— Если у прокуратуры какое-то спецзадание дискредитировать органы прокуратуры в глазах общественности, то тогда все понятно, — парировал Аншаков.

— Вот не надо меня перевирать, — вспылил Геворкян.

Суд в удовлетворении ходатайства отказал.

Затем участники процесса прослушали аудиозапись с фрагментом интервью Елены Масюк с Аншаковым. Судья принялась спрашивать Аншакова, его ли это голос в записи, а правозащитник долго не мог дать однозначного ответа. «Там какие-то шумы, как будто запись склеена… Это какой-то фрагмент, такого цельного текста я не давал. И тут еще какие-то характерные шорохи, как будто склеили», — говорил Аншаков.

«Вот ведь какой — и лингвист, и программист», — зашептались представители Василия Поддевалина.

Баршина попросила исключить вещдок из материалов дела, но судья ходатайство отклонила. Далее защитник попросила вызвать в суд ряд представителей фирм, которые арендуют помещения на территории ХХС на улице Волхонка, 15, и просмотреть, какие организации зарегистрированы по этому адресу в «Яндекс.Картах». Судья отклонила оба ходатайства.

Шел четвертый час заседания, и судья предложила выслушать самого Аншакова. Еще час правозащитник отвечал на вопросы адвоката Розы Баршиной, защитницы Поддевалина Марины Прониной (Игорь Шабанов к этому моменту уже ушел) и прокурора Геворкяна. Всех троих больше всего интересовало, как правозащитник толкует слово «афера», которое он употребил в интервью. В ответ Аншаков привел цитаты из толковых словарей Владимира Даля и Морица Михельсона и сделал вывод: «Я бы употреблял в значении «рискованное предприятие с целью наживы».

Выслушав Аншакова, гособвинитель Валерий Геворкян предложил продолжить заседание в следующий раз. Судья назначила слушание на 7 мая.

Аншакову предъявлено обвинение по части 2 статьи 128.1 (клевета в СМИ), максимальная санкция по которой составляет штраф в размере до 1 миллиона рублей или в размере дохода осужденного за год. Также суд имеет право назначить в качестве наказания обязательные работы на срок до 240 часов. Аншаков себя виновным в клевете не признал. Он считает, что высказал лишь оценочное суждение, за которое нельзя привлекать к уголовной ответственности. Клеветническими, по мнению потерпевшего Василия Поддевалина, являются сведения о том, что в храме Христа Спасителя фактически функционирует бизнес-центр, где расположены офисы 15 коммерческих фирм, автомойка, автосервис, шиномонтаж, автостоянка на 305 машиномест, прачечная, столовая и павильоны, торгующие ювелирными изделиями и сувенирами. Процесс над Аншаковым — это первое дело о клевете, рассматриваемое в суде после возвращения этой статьи в Уголовный кодекс летом прошлого года.

Адвокат Виктора Батурина рассказал о новом обвинении против клиента

Виктору Батурину, который арестован по обвинению в попытке обналичить поддельный вексель «Интеко», может быть предъявлено новое обвинение. Как рассказал «Известиям» адвокат предпринимателя Игорь Шабанов, новое обвинение состоит в том, что Батурин якобы мошенническим путем получил 250 000 евро у московского бизнесмена под залог недвижимости «Интеко», на которую он не имел права. Адвокат уточнил, что идея добавить еще один эпизод в окончательную редакцию обвинения появилась у следствия недавно. Поэтому, по его словам, окончательное обвинение его клиенту пока не предъявлено.

Речь идет о старом деле, по которому Батурин получил три года условно и был оштрафован на 300 000 руб. Тогда он был признан виновным в том, что в 2008 г. продал двум разным покупателям одно и то же нежилое помещение площадью 211 кв. м, расположенное по ул. 2-я Тверская-Ямская столицы. По версии следствия, сначала он продал его за 23,8 млн руб. знакомому, а затем заключил еще один договор с другим покупателем о продаже того же помещения и гарантировал тому, что помещение не продано, не заложено, не находится под арестом. От второго покупателя Батурин получил $1,5 млн, в чем выдал расписку. Полученными от двух сделок деньгами обвиняемый распорядился по собственному усмотрению. Адвокат Шабанов утверждал, что Батурин погасил долг перед вторым покупателем в размере $1,5 млн (половина из этих средств была погашена до суда) и получил от того расписку в том, что он не имеет к Батурину претензий.

Сейчас следствие считает, что тогда, пытаясь расплатиться с потерпевшими, Батурин якобы заложил за 250 000 евро некоему бизнесмену долговое обязательство за помещение «Интеко», которое ему не принадлежало. По данным «Известий», эту недвижимость бывшая жена Виктора Батурина Яна Рудковская собиралась купить у «Интеко», но затем сделка сорвалась. После этого Рудковская поручила Батурину вернуть уже переведенные на счета «Интеко» деньги, пишет газета. Когда Батурина задержали в ноябре 2011 г., потерпевший бизнесмен обратился в столичную полицию с заявлением об обмане, приложив в качестве доказательства все документы о сделке.

Батурина задержали 28 ноября 2011 г. По данным следствия, в этот день в московском офисе ЗАО «Интеко» он «предъявил заведомо поддельный вексель компании на сумму 10,8 млн руб., потребовав незамедлительно осуществить его оплату». Однако, как сообщили в компании, вексель, который пытался погасить Батурин, никогда не выпускался. Сейчас бизнесмен находится под стражей. Своей вины он не признает.

Коллегия адвокатов «Шабанов и партнеры»

Коллегия адвокатов г. Москвы «Шабанов и партнеры» представляет собой объединение адвокатов и юристов, практикующих в самых различных отраслях права. Каждый адвокат, участвуя в судебном процессе или выполняя другие поручения доверителя, благодаря гибкой структуре нашего партнерства, может использовать опыт и способности всех членов коллегии.

Арбитражный процесс, уголовный процесс, юридическое обслуживание организаций и предприятий требуют привлечения специалистов именно в этой сфере юридической деятельности. В нашей коллегии объединились адвокаты высочайшей квалификации, имеющий большой опыт работы в самых сложных и запутанных делах практически в любой сфере юридической деятельности.

Это позволяет нам с максимальной эффективностью добиваться выполнения поставленных перед нами нашими Доверителями задач.

Регистрационные документы

Благодарности и отзывы

Календари

Каждый год наша коллегия радует своих клиентов тематическими календарями.

Новые подробности дела Виктора Батурина

В понедельник в Гагаринском суде Москвы началось рассмотрение дела Виктора Батурина. Его адвокат Игорь Шабанов поделился с «Собеседником» некоторыми подробностями.

Виктор Батурин обвиняется в мошенничестве. В деле три эпизода в общей сложности на сумму в 5,6 млрд руб. Один из них: Батурин пытался получить от «Интеко» более 10 млн рублей по поддельному векселю. Дело было в ноябре 2011-го, спустя 2 месяца, как его сестра продала компанию. Он обращался к ней после ареста, чтобы прояснить ситуацию?

Игорь Шабанов фотография

– Обращался. Я по его просьбе звонил Елене Николаевне, но она не стала разговаривать. Между тем экспертиза доказала, что на векселе стоит подпись Батурина, что печать принадлежит «Интеко» и использовалась в период с 1999 по 2003 год, т.е. в момент, когда был изготовлен якобы подложный вексель. Экспертиза, впрочем, проводилась только по одному документу, а в деле упоминаются три векселя. Но их никто не видел.

– Есть векселя, но это не те, которые получил Батурин. Есть юрист, которому Виктор Николаевич передал несколько векселей и поручил их предъявить к оплате (в деле есть расписка о получении векселей). Но следствие не спросило у этого юриста, куда он дел эти векселя. Нам такой возможности они тоже не дали: этот человек недоступен, он скрывается. Суд может его вызвать, но что-то мне подсказывает, что этого не будет.

Вы намекаете, что дело заказное?

– Виктор Николаевич не раз говорил об этом. Он связывает это со своими действиями по предъявлению векселей. Как версию можно принять, что, поскольку речь шла о серьезной сумме, то, возможно, причиной могло стать нежелание выводить деньги из компании.

И кого он считает заказчиком?

– Он сам точно пока не понял.

Лучшие дня

Посетило:57
Посетило:55
Человек-флаг, или индиец, который любит рекорды
Посетило:47

Батурин уже 14 месяцев находится в СИЗО. В каком?

– В Бутырке. Условия у него более-менее приемлемые. Маломестная камера – 2–3 соседа. Они все время меняются, но, как правило, люди тихие, не маргинальные. Телевизор в камере точно есть. А вот холодильник. Сейчас не знаю – я его передавал туда, но Батурина все время переводят из камеры в камеру. Сотрудники Бутырки к нему очень доброжелательно относятся. Ему разрешают передавать неограниченное количество литературы, и он много читает – в основном исторические книги и литературу на иностранных языках. Посещает спортзал.

– Жена Илона Образцова.

– А какие? Дочь от нынешнего брака, Тамара, еще очень маленькая – ей всего 3 года. А мальчики (сын от первого брака и еще их с Яной Рудковской сын. – Ред.) находятся у предыдущей тещи моего клиента, у матери Рудковской. Виктор Николаевич, кстати, скучает по детям. Он очень болезненно переносит расставание с ними. Я несколько раз по его просьбе через родственников передавал мальчикам приветы от отца.

Адвокат Игорь Шабанов: Батурина подставил его бывший друг

Виктора Батурина , которому предъявлено обвинение в покушении на мошенничество, вчера около 11 дня доставили в Тверской суд столицы.

Привезли бизнесмена в наручниках. Поддержать задержанного пришла его супруга Илона Образцова . Когда конвойные сняли браслеты с запястий Батурина, он первым делом кинулся обнимать и целовать жену.

Свою вину бизнесмен отрицал, а версию следствия назвал домыслами.

— На меня наехали, — сказал Батурин журналистам. — Это была провокация. Если они думают, что я испугался, то пока нет. Донос на меня написал человек, который обязан мне в этой жизни всем.

Между тем в полиции уверяют, что Батурин дал показания и из них можно сделать вполне конкретный вывод: бизнесмен знал, что предъявленный им вексель подложный.

Во время задержания Батурин попытался закрыться в туалете и начал кому-то названивать (кадр оперативной съемки).

Напомним, по данным следствия, 28 ноября 2011 года Виктор Батурин пришел в офис ЗАО «Интеко» и потребовал обналичить вексель на сумму 10 миллионов 800 тысяч рублей. Но сотрудникам компании показалось, что этот платежный документ поддельный. Они вызвали полицию. Сотрудники Управления экономической безопасности задержали бизнесмена на выходе из офиса (подробнее).

Вчера в суде следователь настаивал на заключении бизнесмена под стражу. Адвокат Батурина, в свою очередь, предложил судье отпустить его подзащитного под залог в 10 миллионов 800 тысяч рублей — это ровно та сумма, которую предпринимателю вменяют в качестве ущерба.

В четвертом часу дня судья Алексей Праворучко огласил свое решение:

— Учитывая непогашенную судимость Батурина и тяжесть инкриминируемого ему преступления, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца.

Сразу после суда защитник бизнесмена Игорь Шабанов детально изложил « КП » свою позицию по уголовному делу в отношении своего подзащитного.

— Каких-либо данных о том, что вексель поддельный, следствие не предоставило, — заявил защитник. — При получении векселя сотрудники «Интеко» и Виктор Николаевич подписали акт, согласно которому бизнесмен передал платежный документ, а компания его приняла. О том, что он поддельный, нет ни слова.

В течение 10 дней защита бизнесмена намерена обжаловать решение суда, поскольку считает его необоснованным.

Кстати, дети Батурина сейчас находятся с их матерью, продюсером Яной Рудковской. Виктор Николаевич против этого не возражает.

Даже сидя за решеткой, бизнесмен не перестает улыбаться. Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Между тем после задержания Виктора Батурина полиция передала видео задержания в Следственный комитет Главного следственного управления СК России по Москве , чтобы там приняли решение о возбуждении еще одного уголовного дела против бизнесмена — за «оскорбление представителя власти». Дело в том, что при задержании Батурин нецензурно послал одного из стражей порядка куда подальше. За это преступление бизнесмену могут грозить исправительные работы сроком до года.

Адвокат Батурина также прокомментировал эту видеосъемку:

— Он не знал, что за люди пытаются его задержать и куда собираются его вести. Удостоверения они показали, но что там написано, Виктор Николаевич не видел. Представились они не так, как обязывает закон «О полиции». Мой подзащитный думал, что с ним общаются представители службы безопасности «Интеко», а не стражи порядка.

Читайте эксклюзивное интервью с адвокатом Батурина.

Адвокат Игорь Шабанов: Виктора Батурина подставил его друг.На пресс-конференции, которая проходила в редакции «Комсомольской правды», адвокат Виктора Батурина Игорь Шабанов поделился своими мыслями по уголовному делу, которое возбуждено в отношении бизнесмена.

Батурин предлагает суду миллионы 16+

Предприниматель не скрывает, что хочет выйти под залог, чтобы попытаться все же обналичить злополучный вексель. 16+

Адвокат бизнесмена Виктора Батурина предложил суду выпустить подопечного под залог почти в 11 миллионов рублей, а если нужно, то и под больший.

Игорь Шабанов, адвокат: «Батурин сказал, что готов внести в качестве залога сумму вменяемого ему ущерба ? 10 миллионов 800 тысяч рублей. Если суд решит, что нужно больше, мы не возражаем».

Как передает «Интерфакс», Шабанов также предложил суду либо взять Батурина под домашний арест, либо ограничиться подпиской о невыезде. Следователь против такой мягкости и пытается убедить судей, что оставшись на свободе, Батурин продолжит преступную деятельность.

О какой преступной деятельности идет речь, Батурин не понимает. Он говорит, что во всей этой истории он и есть пострадавший и обворованный. Попытки получить средства по векселю, после которых он оказался в суде, предприниматель оставлять не намерен.

НТВ напоминает: в понедельник в офисе «Интеко» Батурин предъявил вексель на сумму 10,8 миллиона рублей, потребовав незамедлительно осуществить его оплату. Сотрудники «Интеко» вызвали полицию и заявили, что вексель поддельный. Виктор Батурин рассыпался в оскорблениях и был задержан.

Предприниматель объясняет появление векселей довольно просто: он сам их выпустил и вовсе не подделывал. Он предложил суду обязать компанию внести стоимость векселей, которые следствие считает поддельными, на счет суда, чтобы в случае снятия с него обвинения получить данные средства.

Виктор Батурин: «Я являюсь пострадавшим и обворованным. Если я буду заключен под стражу, то буду лишен возможности получить деньги по векселю, так как его срок истечет».

Дело сфабриковано, считает бизнесмен. Он говорит, что за преследованием стоит не только его должник, но и заинтересованные сотрудники правоохранительных органов. Все страдания бизнесмена начались с конфликта в семейном бизнесе. Брат Елены Батуриной, бывшей владелицы «Интеко» считает, что сестра задолжала ему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *