Статья ук рф о пре

Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

1. При назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

2. Окончательное наказание по совокупности приговоров в случае, если оно менее строгое, чем лишение свободы, не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса.

3. Окончательное наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы не может превышать тридцати лет, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 56 настоящего Кодекса.

4. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

5. Присоединение дополнительных видов наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам, предусмотренным частью четвертой статьи 69 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 70 УК РФ

1. По смыслу комментируемой статьи правила назначения наказания по совокупности приговоров применяются в случаях, когда осужденный после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания совершил новое преступление. При решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснить, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору, и указать об этом во вводной части приговора. В отличие от правил, предусмотренных ст. 69 УК, при назначении наказаний по совокупности приговоров применяется принцип частичного или полного присоединения ко вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по предыдущему приговору. Назначение наказания по совокупности приговоров возможно лишь в том случае, когда наказание по предыдущему приговору не отбыто в части основного либо дополнительного наказания, а также при совершении нового преступления в период условного осуждения (ст. 74 УК), оставшегося неотбытого срока наказания при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по предыдущему приговору (ст. 79 УК) и при отсрочке отбывания наказания, предоставленной беременной женщине и женщине, имеющей малолетних детей, мужчине, имеющему ребенка в возрасте до 14 лет и являющемуся единственным родителем (ч. 4 ст. 82 УК).

2. Неотбытым наказанием следует считать: часть реального лишения свободы, которая осталась к отбыванию на момент задержания лица и взятия его под стражу за совершение нового преступления; срок, на который осужденный условно-досрочно освобождается от дальнейшего отбывания наказания по предыдущему приговору; весь срок наказания, назначенный при условном осуждении; срок отсрочки отбывания наказания, назначенный в соответствии со ст. 82 УК и ст. 398 УПК.

3. Уголовный кодекс предусмотрел максимальный размер лишения свободы, который может быть назначен по совокупности приговоров, и он составляет 30 лет (ч. 4 ст. 56 УК). Это означает, что лицу, не отбывшему по первому приговору, например, 15 лет лишения свободы и приговоренному по второму приговору к 20 годам лишения свободы, по совокупности приговоров не может быть применен принцип полного присоединения неотбытого наказания, поскольку в этом случае окончательный срок наказания превысит максимально возможный 30-летний срок.

4. При назначении наказания по совокупности приговоров должно соблюдаться правило, при котором окончательное наказание должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Например, по приговору суда М. осужден по ч. 1 ст. 228 УК к одному году восьми месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 74 УК ему отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст. 70 УК назначено два года лишения свободы. Судебная коллегия ВС РФ согласилась с представлением прокурора о том, что судом неправильно применен уголовный закон, поскольку неотбытая часть наказания по предыдущему приговору в отношении М. составила три года, и отменила все состоявшиеся по делу судебные решения, передала дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства .
———————————
Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2008 год // БВС РФ. 2009. N 8. С. 28.

5. При совершении лицом нового преступления после провозглашения приговора за предыдущее преступление судам следует исходить из того, что, поскольку вынесение приговора завершается его публичным провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК) применяются и в случае, когда на момент совершения осужденным лицом нового преступления первый приговор не вступил в законную силу (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 2).

6. При назначении наказания в виде исправительных работ по нескольким приговорам могут присоединяться лишь сроки исправительных работ. В этих случаях, назначив за последнее преступление наказание в виде исправительных работ с удержанием из заработной платы определенного процента в доход государства, суд полностью или частично присоединяет к назначенному по последнему приговору наказанию неотбытый срок исправительных работ по предыдущему приговору, оставляя для присоединяемого срока прежний размер удержаний.

7. Относительно присоединения дополнительных видов наказания при совокупности приговоров следует руководствоваться правилами, предусмотренными ч. 4 ст. 69 УК. Вместе с тем следует иметь в виду, что если после отбытия основного наказания, но до полного отбытия дополнительного наказания лицо вновь совершает преступление, то наказание по второму приговору назначается по совокупности приговоров и от первого приговора присоединяется полностью или частично неотбытая часть дополнительного наказания.

8. Срок отбывания окончательного наказания, определенного по правилам ч. 5 ст. 69 и комментируемой статьи, исчисляется со дня постановления последнего приговора с зачетом времени содержания под стражей по этому делу в порядке меры пресечения или задержания. При присоединении наказания, назначенного по первому приговору, которое суд постановил считать условным, к наказанию, назначенному по последнему приговору, суд засчитывает в окончательный срок наказания по совокупности приговоров время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения или задержания в случаях их применения. Если новое преступление совершено лицом после замены ему лишения свободы по первому приговору более мягким видом наказания на основании ст. 80 УК либо в порядке помилования или амнистии, к вновь назначенному наказанию по второму приговору присоединяется неотбытая часть более мягкого наказания.

9. Если по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в других преступлениях, одни из которых совершены до, а другие — после вынесения первого приговора, то наказание по второму приговору назначается вначале по совокупности преступлений, совершенных до вынесения первого приговора, после этого — по правилам ч. 5 ст. 69 УК, затем по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, и окончательное наказание — по совокупности приговоров (ст. 70 УК).

10. При условном осуждении по второму приговору за преступление, совершенное до провозглашения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров, поскольку испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.

Статья 216. Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ

Наименование изменено с 21 октября 2020 г. — Федеральный закон от 23 апреля 2020 г. N 114-ФЗ

Статья 216. Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ

ГАРАНТ:

О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2020 г. N 41

См. комментарии к статье 216 УК РФ

Часть 1 изменена с 21 октября 2020 г. — Федеральный закон от 23 апреля 2020 г. N 114-ФЗ

1. Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо крупного ущерба, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 2 статьи 216 внесены изменения

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 3 статьи 216 внесены изменения

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ статья 216 дополнена примечанием

Примечание. Крупным ущербом в статьях настоящей главы признается ущерб, сумма которого превышает пятьсот тысяч рублей.

Статья 248 УК РФ. Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами

Новая редакция Ст. 248 УК РФ

1. Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами, если это повлекло причинение вреда здоровью человека, распространение эпидемий или эпизоотий либо иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Комментарий к Статье 248 УК РФ

1. Общественная опасность нарушения правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами заключается в подрыве экологической безопасности РФ, причинении вреда здоровью человека или лишении его жизни, распространении эпидемий и эпизоотий, наступлении иных тяжких последствий.

Основной и квалифицированный составы преступления расположены соответственно в ч. 1 и 2 коммент. статьи и описывают общественно опасные деяния, относящиеся к категории небольшой (ч. 1) и средней (ч. 2) тяжести.

2. Основным объектом преступного посягательства является экологическая безопасность общества, урегулированная правилами безопасности при обращении с микробиологическими агентами или токсинами и обеспечивающая охрану, рациональное использование и воспроизводство объектов окружающей среды. Наряду с основным объектом преступному посягательству могут быть подвергнуты факультативные объекты — среда обитания и жизнеспособность животного мира, растительности, других экосистем, их экологическое равновесие, здоровье человека. В квалифицированном составе преступления жизнь человека — дополнительный объект посягательства.

3. Средствами преступного нарушения правил безопасности являются микробиологические либо другие биологические агенты или токсины.

3.1. Микробиологические агенты представляют собой микроорганизмы, обладающие высокой скоростью роста и размножения, как правило, путем простого деления клетки, — бактерии, вирусы, одноклеточные водоросли, грибки, микроскопические формы водорослей, простейшие.

3.2. Биологические агенты — это растения, насекомые, животные и т.д.

3.3. Токсины (от греч. toxikon — яд) — сложные природные соединения (полимеры, построенные из остатков аминокислот), белки, являющиеся результатом жизнедеятельности микробиологических и биологических агентов, способные при попадании в организм человека либо животного вызывать их заболевание или смерть.

4. Объективная сторона составов преступления выражается в форме как действия, так и бездействия. Пассивное преступное поведение характеризуется неисполнением своих обязанностей должностными и иными ответственными за выполнение либо соблюдение правил безопасности лицами при наличии реальной возможности для выполнения (соблюдения) этих обязанностей (учитывая волевой и интеллектуальный аспекты поведения виновных лиц). В том случае, когда должностное лицо не обеспечивает контроля за выполнением, соблюдением соответствующих правил безопасности, его деяние надлежит квалифицировать как преступление против государственной власти, интересов государственной службы или службы в органах местного самоуправления (гл. 30). Активное преступное поведение возможно со стороны как должностных лиц, так и иных ответственных лиц, допущенных к обращению с микробиологическими и другими биологическими агентами или токсинами. При этом виновное лицо ненадлежаще выполняет правила безопасности при обращении с указанными агентами (токсинами). Нарушение правил безопасности может привести к биологическому загрязнению окружающей природной среды, т.е. к превышению численности живых организмов сверх допустимой в естественных условиях нормы или к появлению в этой среде новых, не свойственных ей ранее живых организмов. Контроль за соблюдением предельно допустимых норм биологического загрязнения осуществляет санитарно-эпидемиологическая служба.

5. Диспозиция статьи является ссылочно-бланкетной, т.е. для должной квалификации общественно опасного деяния как преступления она отсылает правоприменителя к иным законам и правилам безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами. Таковыми являются, например, ФЗ от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (в ред. от 30.12.2006) ; Санитарно-эпидемиологические правила «Санитарная охрана территории Российской Федерации. СП 3.4.1328-03», утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 25.05.2003 N 108 .
———————————
СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1650; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2; 2003. N 2. Ст. 167; 2004. N 27 (ч. 1). Ст. 2700, N 35. Ст. 3607; 2005. N 19. Ст. 1752; 2006. N 1. Ст. 10; РГ. N 290, N 297. 2006.

6. По законодательной конструкции составы преступления являются материальными. Преступление окончено (составами) в момент наступления хотя бы одного из следующих материальных последствий: а) причинения вреда здоровью человека; б) возникновения эпидемии либо эпизоотии; в) наступления иных тяжких последствий — при квалификации преступного деяния по ч. 1 коммент. статьи; г) наступления по неосторожности смерти человека — при квалификации деяния по ч. 2 коммент. статьи.

6.1. О вреде здоровью человека см. в п. 10.3 коммент. к ст. 246.

6.2. Эпидемия — это высокая степень интенсивности непрерывного эпидемического процесса передачи инфекции от больных людей или больных животных (источников инфекции) здоровым людям .
———————————
Малая медицинская энциклопедия. М., 1969. Т. 11. С. 945.

6.3. Эпизоотия — массовое инфекционное заболевание среди животных, создающее опасность распространения заболевания среди людей.

6.4. Смерть человека и иные тяжкие последствия понимаются в соответствии с п. 11.2 коммент. к ст. 247 и п. 10.5 коммент. к ст. 246.

7. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла или неосторожности. Неосторожное отношение виновного к совершенному общественно опасному деянию можно наблюдать на примере небрежного отношения ответственного по службе лица к возложенным на него обязанностям, в результате которого из исследовательской лаборатории происходит утечка болезнетворных микроорганизмов, или в случае легкомысленного завоза из-за рубежа в Россию опасных для местных условий экзотических животных либо растений.

7.1. Не исключены случаи совершения преступления с двумя формами вины (сложной виной), если лицо умышленно нарушило правила безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами или токсинами, при этом безразлично относясь к наступившему вреду здоровью человека, но более тяжкий преступный результат (например, смерть другого человека) наступил вопреки его воле (по неосторожности). В целом такое преступление признается умышленным (ст. 27).

8. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 16-летнего возраста, наделенное правом обращения с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами как в силу специальных правовых предписаний, так и по праву владения, пользования, распоряжения этими предметами.

Другой комментарий к Ст. 248 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления включает нарушение правил безопасности при обращении с указанными в статье предметами, последствие в виде причинения вреда здоровью человека, распространение эпидемий или эпизоотий либо иные тяжкие последствия и причинную связь между деянием и наступившими последствиями.

2. Причинение вреда здоровью человека выражается в причинении тяжкого, среднего или легкого вреда.

Под эпидемией следует понимать инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения. Эпизоотия — массовые инфекционные заболевания животных.

К иным тяжким последствиям следует относить последствия, требующие длительного времени и больших финансовых и материальных затрат.

3. Субъективная сторона характеризуется умыслом или неосторожностью. Отношение к причинению тяжкого вреда здоровью человека может быть у лица только неосторожное. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или вреда средней тяжести предполагает совокупность преступлений ст. 248 УК РФ и ст. 111 УК России или соответственно ст. 112 УК РФ.

4. Субъект преступления специальный — лицо, ответственное за соблюдение правил безопасности при обращении с указанными выше предметами.

Статья 38 УК РФ. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 38 УК РФ

1. Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

2. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Статье 38 УК РФ

1. Подобной нормы не было в УК РФ РСФСР. Законодательно задержание преступника как обстоятельство, исключающее преступность деяния, впервые было отражено в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г.

2. Право на задержание лица, совершившего преступление, у граждан возникает после совершения лицом деяния, которое со всей очевидностью является преступлением, т.е. деянием, запрещенным УК РФ.

3. Цель задержания лица, совершившего преступление, — пресечение возможности совершения новых преступлений, не месть, а передача задержанного органам власти.

4. Меры задержания не должны явно не соответствовать характеру и степени общественной опасности содеянного и обстоятельствам задержания.

5. Под задержанием преступника понимается доставление лица, совершившего преступление, органам власти или его удержание до передачи указанным органам и выяснения данных о личности. Подобное задержание следует отличать от задержания подозреваемого в порядке ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса России, т.е. от кратковременного (до 48 часов) лишения его свободы (см. ст. 92 и 94 УПК).

6. Действия по задержанию правомерны, если они предпринимаются именно в отношении лица, совершившего или совершающего преступление. Поэтому у задерживающего должна быть полная уверенность в том, что задерживается именно названное лицо, совершившее преступление.

7. Соответствие мер задержания характеру и степени общественной опасности содеянного означает, что чем опаснее преступление, тем интенсивнее могут быть меры задержания.

7.1. По Закону о милиции применение огнестрельного оружия разрешается для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, а также к лицам, оказывающим вооруженное сопротивление (п. 4 ст. 15). Применение специальных средств допускается для задержания лиц, застигнутых при совершении любого, а не только тяжкого, преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающихся скрыться (п. 3 ст. 14).

7.2. Соответствие мер задержания обстоятельствам задержания предполагает, во-первых, учет демографических и физических данных задерживаемого: пола, возраста, состояния здоровья, роста, телосложения, эмоционального состояния, наличия или отсутствия опьянения и т.д. Например, Закон о милиции запрещает работникам милиции применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних (п. 4 ст. 14), а огнестрельное оружие — в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда возраст очевиден или известен сотруднику милиции, а также при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица (п. 3 ст. 15), за исключением специально оговоренных в законе случаев.

Во-вторых, должны учитываться количество задерживаемых и их поведение при задержании: подчинение, неповиновение, сопротивление, попытка скрыться и т.д.

8. К лицам, совершившим одинаковые преступления, в различной обстановке могут применяться различные по интенсивности меры задержания. Если лицо не сопротивляется и не пытается скрыться, то для доставления и передачи его органам власти достаточно простого его сопровождения. Напротив, если лицо пытается скрыться после совершения тяжкого преступления ночью на малолюдной улице, вероятно, не будет иного выхода, чем прибегнуть к причинению вреда его здоровью. Задерживаемому вред причиняется вынужденно. Насилие должно быть ограниченным.

9. Условия правомерности задержания едины как для гражданских лиц, так и для работников милиции (военнослужащих). Однако к последним могут предъявляться более строгие требования, но в рамках общих для всех условий. Например, Закон о милиции обязывает сотрудника милиции при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия предупреждать о намерении их использовать, предоставив при этом задерживаемому достаточно времени для выполнения своих требований; стремиться к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным, обеспечить лицам, получившим телесные повреждения, доврачебную помощь и уведомление их родственников; сообщить о случаях смерти, ранения прокурору (ч. 3 ст. 12).

10. Задержание лица, совершившего преступление, следует отличать от необходимой обороны. Последняя является пресечением совершающегося, уже начавшегося (либо начинающегося, когда налицо реальная угроза нападения) и еще не закончившегося общественно опасного посягательства на личность, права и интересы обороняющегося или других лиц, интересы общества или государства. Нередко гражданин или представитель власти применяет насилие к лицу, совершающему общественно опасное деяние, преследуя одновременно цели пресечения этого посягательства и задержания виновного для доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. В таких случаях правовая оценка причиненного вреда должна даваться на основании правил, предусмотренных законом о необходимой обороне.

10.1. Задержание преступника может перерасти в необходимую оборону, если задерживаемый начинает оказывать сопротивление. В этом случае действуют правила института необходимой обороны.

11. Превышение мер, необходимых для задержания, в зависимости от конкретных обстоятельств должно квалифицироваться по ст. 108, 114.

Другой комментарий к Ст. 38 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Условиями правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящимися к основаниям задержания (т.е. к совершенному лицом преступлению), являются: а) задерживать путем причинения вреда можно только лицо, совершившее преступление; б) право на задержание возникает по окончании преступного посягательства в широком смысле этого слова и до момента истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности или истечения срока давности обвинительного приговора суда.

При этом возможно причинение вреда при задержании лица, совершившего любое преступление, если при этом соблюдаются иные условия правомерности причинения вреда и в особенности условие соразмерности причиняемого вреда характеру и степени общественной опасности преступления и обстановке задержания. Иными словами, чем менее опасно преступление, за совершение которого лицо задерживается, тем меньший вред может быть причинен ему при задержании.

2. Условиями правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящимися к действиям задерживающего, являются: а) вред при задержании должен причиняться только лицу, совершившему преступление; б) при задержании должна учитываться обстановка задержания, т.е., иными словами, причинение вреда должно осуществляться вынужденно, быть единственным способом задержания. При этом сопротивление при задержании трансформирует данное обстоятельство, исключающее преступность деяния, в необходимую оборону; в) целью действий при задержании должно быть доставление лица органам власти и (или) пресечение возможности совершения им новых преступлений; г) при задержании необходимо соблюсти соответствие причиненного вреда характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и обстановке задержания, т.е. не допустить превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

3. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

В действующем законе установлена уголовная ответственность только за убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108, ч. 2 ст. 114 УК РФ). Соответственно, умышленное причинение легкого вреда здоровью, а также побои ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться как превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

4. Неоднозначно решается вопрос о допустимости причинения при задержании лица ему смерти. С одной стороны, указывается, что допущение причинения смерти при задержании противоречило бы смыслу данной нормы и указываемым в законе целям задержания (доставление лица органам власти).

С другой стороны, допустимо лишение жизни задерживаемого в исключительных обстоятельствах, когда совершенное преступление является исключительно общественно опасным и существует риск того, что, скрывшись, лицо продолжит аналогичную по характеру и степени общественной опасности преступную деятельность.

5. Следует отграничивать причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, от необходимой обороны. Причинение вреда в процессе посягательства с целью защиты образует состояние необходимой обороны. Напротив, причинение вреда по окончании посягательства с целью задержания лица и пресечения возможности совершения им новых преступлений образует уже причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Соответственно, причинение вреда по окончании посягательства, однако не с правомерными целями, указанными в комментируемой статье, а, допустим, с целью расправы образует умышленное преступление, квалифицируемое на общих основаниях.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2020 г. N 46 г. Москва «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138 1 , 139, 144 1 , 145, 145 1 Уголовного кодекса Российской Федерации)»

Охрана гарантированных Конституцией Российской Федерации прав каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (часть 1 статьи 23), на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (часть 2 статьи 23), неприкосновенность жилища (статья 25), а также права на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (часть 3 статьи 37), на государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан (часть 2 статьи 7, часть 1 статьи 38) обеспечивается в том числе путем установления уголовной ответственности за нарушение этих прав в нормах Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В целях обеспечения единообразного применения судами законодательства об ответственности за преступления, предусмотренные статьями 137, 138, 138 1 , 139, 144 1 , 145, 145 1 Уголовного кодекса Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 137 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) уголовная ответственность наступает за собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия при отсутствии предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами (в частности, от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции», от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») оснований для получения, использования, предоставления сведений о частной жизни граждан без их согласия.

2. При решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного частью 1 или 2 статьи 137 УК РФ, суду необходимо устанавливать, охватывалось ли его умыслом, что сведения о частной жизни гражданина хранятся им в тайне.

С учетом положений указанных норм уголовного закона в их взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 152 2 Гражданского кодекса Российской Федерации не может повлечь уголовную ответственность собирание или распространение таких сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле.

3. Под собиранием сведений о частной жизни лица понимаются умышленные действия, состоящие в получении этих сведений любым способом, например путем личного наблюдения, прослушивания, опроса других лиц, в том числе с фиксированием информации аудио-, видео-, фотосредствами, копирования документированных сведений, а также путем похищения или иного их приобретения.

Распространение сведений о частной жизни лица заключается в сообщении (разглашении) их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом (в частности, путем передачи материалов или размещения информации с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»).

4. При рассмотрении уголовных дел о преступлении, предусмотренном статьей 138 УК РФ, судам следует иметь в виду, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений признается нарушенной, когда доступ к переписке, переговорам, сообщениям совершен без согласия лица, чью тайну они составляют, при отсутствии законных оснований для ограничения конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Нарушением тайны телефонных переговоров является, в частности, незаконный доступ к информации о входящих и об исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов).

Незаконный доступ к содержанию переписки, переговоров, сообщений может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью различных технических устройств и т.п.

5. Под иными сообщениями в статье 138 УК РФ следует понимать сообщения граждан, передаваемые по сетям электрической связи, например CMC- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети «Интернет» мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом.

6. По статье 138 УК РФ подлежат квалификации незаконные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, если они совершены с прямым умыслом. При этом ответственность по данной статье наступает независимо от того, составляют передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет.

7. Уголовная ответственность по статье 138 1 УК РФ за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, наступает в тех случаях, когда указанные действия совершаются в нарушение требований законодательства Российской Федерации (например, Федеральных законов от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», от 4 мая 2011 года N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», постановлений Правительства Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 770, от 10 марта 2000 года N 214, от 12 апреля 2012 года N 287) без соответствующей лицензии и не для целей деятельности органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

8. По смыслу закона технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию.

В случаях, когда для установления принадлежности технического устройства к числу средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта.

9. Разъяснить судам, что само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 138 1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств (например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения).

Не могут быть квалифицированы по статье 138 1 УК РФ также действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

10. Обратить внимание судов на то, что статьей 139 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, при отсутствии предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами (в частности, статьей 15 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции», частью 3 статьи 3 Жилищного кодекса Российской Федерации, пунктами 5, 6 части 1 статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве») оснований для ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища.

11. В соответствии с положениями статьи 139 УК РФ уголовную ответственность по этой статье влечет незаконное проникновение в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями (например, верандой, чердаком, встроенным гаражом); в жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания (квартиру, комнату, служебное жилое помещение, жилое помещение в общежитии и т.п.); в иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (апартаменты, садовый дом и т.п.).

Вместе с тем не может быть квалифицировано по указанной статье незаконное проникновение, в частности, в помещения, строения, структурно обособленные от индивидуального жилого дома (сарай, баню, гараж и т.п.), если они не были специально приспособлены, оборудованы для проживания; в помещения, предназначенные только для временного нахождения, а не проживания в них (купе поезда, каюту судна и т.п.).

12. По смыслу статьи 139 УК РФ незаконное проникновение в жилище может иметь место и без вхождения в него, но с применением технических или иных средств, когда такие средства используются в целях нарушения неприкосновенности жилища (например, для незаконного установления прослушивающего устройства или прибора видеонаблюдения).

13. С учетом того, что уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности жилища наступает в том случае, когда виновный незаконно проникает в жилище, осознавая, что действует против воли проживающего в нем лица, проникновение в жилище, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, квалифицируется по статье 139 УК РФ.

Действия лица, находящегося в жилище с согласия проживающего в нем лица, но отказавшегося выполнить требование покинуть его, не образуют состава данного преступления.

14. Судам необходимо иметь в виду, что при незаконном проникновении в жилище умысел виновного должен быть направлен на нарушение права проживающих в нем граждан на его неприкосновенность. При решении вопроса о наличии у лица такого умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств дела, в том числе наличия и характера его взаимоотношений с проживающими в помещении, строении гражданами, способа проникновения и других.

15. Действия виновного могут быть квалифицированы по части 2 статьи 139 УК РФ, если насилие или угроза его применения были совершены в момент вторжения в помещение либо непосредственно после него в целях реализации умысла на незаконное проникновение в жилище.

16. Обратить внимание судов на то, что уголовная ответственность по статьям 144 1 , 145 УК РФ за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, указанного в примечании к статье 144 1 УК РФ, а равно заведомо беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет (матери, женщины-усыновителя, женщины-опекуна или приемной матери, воспитывающей одного или более ребенка в возрасте до 3 лет), наступает только в случаях, когда работодатель руководствовался дискриминационным мотивом, связанным соответственно с достижением лицом предпенсионного возраста, беременностью женщины или наличием у женщины детей в возрасте до 3 лет.

В случае если трудовой договор с работником был расторгнут по его инициативе, однако по делу имеются доказательства того, что работодатель вынудил работника подать заявление об увольнении по собственному желанию именно в связи с его предпенсионным возрастом, беременностью женщины или наличием у женщины детей в возрасте до 3 лет, такие действия также образуют состав преступления, предусмотренного статьей 144 1 или 145 УК РФ соответственно.

17. Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат частично (в случае когда свыше трех месяцев подряд платежи осуществлялись в размере менее половины подлежащей выплате суммы) или их невыплата полностью (когда свыше двух месяцев подряд выплаты не осуществлялись или размер осуществленной выплаты заработной платы был ниже установленного одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом минимального размера оплаты труда) квалифицируется соответственно по части 1 или части 2 статьи 145 1 УК РФ лишь при совершении указанных деяний умышленно, из корыстной или иной личной заинтересованности.

В связи с этим к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию и дающих основания для уголовной ответственности по статье 145 1 УК РФ руководителя организации или иного указанного в этой статье лица, должны относиться наличие у него реальной финансовой возможности для выплаты заработной платы, иных выплат или отсутствие такой возможности вследствие его неправомерных действий.

18. Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность в соответствии со статьей 145 1 УК РФ наступает в том числе в случаях невыплаты заработной платы и иных выплат работникам, с которыми трудовой договор не заключался либо не был надлежащим образом оформлен, но они приступили к работе с ведома или по поручению работодателя либо его уполномоченного представителя (статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

19. Для целей статьи 145 1 УК РФ период формирования задолженности по выплатам работнику необходимо исчислять исходя из сроков выплаты заработной платы, установленных правилами внутреннего трудового распорядка организации, коллективным договором, трудовым договором, а также из времени, в течение которого заработная плата фактически не выплачивалась полностью или частично. При этом двухмесячный или трехмесячный срок задержки выплат исчисляется со дня, следующего за установленной датой выплаты. Периоды невыплат за отдельные месяцы года не могут суммироваться в срок свыше двух или трех месяцев, если они прерывались периодами, за которые выплаты осуществлялись.

20. Сроки давности уголовного преследования за совершение преступления, предусмотренного статьей 145 1 УК РФ, исчисляются с момента его фактического окончания, в частности со дня погашения задолженности, увольнения виновного лица или временного отстранения его от должности. Увольнение работника, которому не была выплачена заработная плата, не влияет на исчисление сроков давности уголовного преследования работодателя.

21. Невыплата заработной платы одним и тем же работникам либо разным работникам частично свыше трех месяцев и полностью свыше двух месяцев, если содеянное охватывалось единым умыслом виновного, квалифицируется только по части 2 статьи 145 1 УК РФ, при этом все признаки деяния должны быть приведены в описательной части обвинительного приговора.

В иных случаях невыплата заработной платы частично и полностью образует совокупность преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 145 1 УК РФ.

22. По каждому уголовному делу о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина суду надлежит проверять, имеются ли основания для освобождения лиц, их совершивших, от уголовной ответственности.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 137, частью 1 статьи 138, частью 1 статьи 139, статьей 145 УК РФ, относятся к категории дел частно-публичного обвинения и в соответствии с частью 3 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат обязательному прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Вместе с тем в случаях, предусмотренных статьей 76 УК РФ, если лицо впервые совершило такое преступление, являющееся преступлением небольшой тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред, то суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении этого лица.

23. Судам при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных главой 19 Уголовного кодекса Российской Федерации, следует реагировать на нарушения прав и свобод граждан, гарантированных Конституцией Российской Федерации, а также другие нарушения закона путем вынесения частных определений или постановлений в адрес соответствующих организаций и должностных лиц для принятия ими необходимых мер (часть 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В. Лебедев

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. Момотов

13 таблиц и графиков об антинаркотической статье УК

Дело журналиста Ивана Голунова привлекло внимание к работе правоохранительных органов и судебной системы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. “Ъ” подробно изучил главную антинаркотическую статью УК — 228-ю: о чем она и как применяется на практике.

О чем статья 228 УК РФ

Статья 228 предусматривает наказание за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений или их частей, содержащих данные вещества (далее обобщенно наркотических средств).

Статья 228.1 (ее инкриминировали Ивану Голунову) — за производство, сбыт или пересылку наркотических средств.

Статья 228.2 — за нарушение правил оборота наркотических средств.

Статья 228.3 и 228.4 — за незаконное приобретение, хранение, перевозку, производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств (то есть веществ, используемых для изготовления наркотиков).

Помимо статьи 228 со всеми частями наказания, связанные с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в статьях 229–233 УК. КоАП также предусматривает административное наказание за преступления, связанные с наркотиками. В частности, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ (ст. 6.8 КоАП), пропаганда наркотических средств (6.13), потребление в общественных местах (20.20).

Какое наказание грозит нарушителям

За приобретение, хранение, изготовление наркотических средств без цели сбыта (ст. 228) предусмотрено наказание (в зависимости от размера изъятых веществ):

Лишение свободы Дополнительно
В значительном размере до 3 лет* штраф до 40 тыс. руб., обязательные / исправительные работы, ограничение свободы до 3 лет
В крупном размере от 3 до 10 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1 года
В особо крупном размере от 10 до 15 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1,5 лет

*в данном случае лишение свободы не обязательное, а лишь одно из возможных наказаний

За незаконное производство и сбыт наркотиков (ст. 228.1) УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до 20 лет, в исключительных случаях вплоть до пожизненного заключения.

Какой срок грозит нарушителям по ст. 228.1 Лишение свободы
Без отягчающих обстоятельств от 4 до 8 лет
Сбыт в СИЗО, административных зданиях, на спортивных, образовательных и транспортных объектах, с помощью СМИ и интернета от 5 до 12 лет
Группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере от 8 до 15 лет
Организованной группой, в крупном размере, с использованием должностного положения, несовершеннолетнему от 10 до 20 лет
В особо крупном размере от 15 до 20 лет, пожизненно

Дополнительно возможно назначение штрафа вплоть до 1 млн руб., ограничения свободы, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотиков или прекурсоров для лиц, добровольно сдавших эти вещества и активно способствовавших раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изобличению лиц, их совершивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем. Незаконные производство и сбыт наркотических веществ или прекурсоров (ст. 228.1 и 228.4) освобождения от ответственности не предусматривают.

Как определяется размер наркотических веществ

Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических веществ и растений, содержащих наркотические вещества, утверждены постановлением правительства от 1 октября 2012 года №1002.

К примеру, N-метилэфедрон и его производные, сбыт которых инкриминировали Ивану Голунову, в крупном размере соответствует более 1 г вещества.

Определение размера запрещенных наркотических веществ при уголовном преследовании (граммов свыше)

Значительный Крупный Особо крупный
Кокаин 0,5 5 1500
Героин 0,5 2,5 1000
Амфетамин и его производные 0,2 1 200
Метамфетамин 0,3 2,5 500
Гашиш (анаша, смола каннабиса) 2 25 10 000
Каннабис (марихуана) 6 100 100 000
Кактус, содержащий мескалин 50 250 25 000
Кокаиновый куст (растение рода Erythroxylon) 20 250 20 000
Конопля (растение рода Cannabis) 6 100 100 000

Согласно исследованию Института проблем правоприменения «Карта наркопреступлений РФ», по данным на 2014 год, наиболее часто изымаемые правоохранителями наркотики — каннабиноиды, героин и амфетамины.

Посмотреть карту можно здесь.

О чем говорит судебная статистика

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый седьмой приговор в РФ выносится по 228-й статье. Так, в 2020 году по всем составам УК РФ были осуждены 658,3 тыс. человек, из них на статью 228 со всеми частями пришлось 13,4% от всех приговоров. Для сравнения: годом ранее доля составляла 14,3% (общее число осужденных — 697 тыс.), в 2014 году — 15,2% (из 719,3 тыс.). Если брать все статьи, связанные с наркотиками, то по ним сидит четверть всех осужденных.

Самой массовой является статья 228 (приобретение и хранение без цели сбыта), на которую в 2020 году пришлось 79% всех приговоров (69,6 тыс.). На сбыт наркотиков (228.1) приходится 21% приговоров.

Большинство осужденных — молодежь (возрастная группа от 18 до 29 лет).

Самым распространенным сроком за преступления, связанные с наркотиками, является лишение свободы на 3—5 лет. При этом освобождением от наказания завершается лишь 0,3% уголовных дел.

Ст. 72.1 УК РФ дает суду возможность обязать осужденного пройти лечение от наркомании (если основное наказание не связано с тюремным заключением). В ст. 82.1 предусмотрена возможность осужденному на реальный срок добровольно пройти лечение от наркомании с отсрочкой отбывания наказания.

В докладе Института проблем правоприменения «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» от 2017 года отмечается, что потребителей в России преследуют чаще, чем распространителей. Авторы выявили «искусственное искажение масс изъятых наркотиков со стороны правоохранительных органов». «У наркопотребителей чаще всего изымаются именно такие массы марихуаны и гашиша, которых как раз достаточно для квалификации правонарушения как уголовного преступления, и эти массы ненамного превышают значительный размер, необходимый для возбуждения уголовного дела», говорится в докладе.

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Отдельной проблемой исследователи называют тот факт, что «под наркотиком правоохранителями понимается не чистое наркотическое вещество, находящееся в смеси, а вся смесь целиком.

Социологический взгляд на статистику наркопреступлений

По словам эксперта Института проблем правоприменения Европейского университета Алексея Кнорре, официальной статистики привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов за фальсификацию дел по наркостатьям нет. Однако контент-анализ СМИ за последние 5 лет позволил выявить около 500 случаев, когда сотрудник правоохранительных органов был задержан, арестован или осужден за фальсификацию, связанную с наркотиками.

23 ноября 2010 года во время обысков в доме активистки незарегистрированной партии «Другая Россия» Таисии Осиповой нашли девять граммов героина. 29 декабря 2011 года Заднепровский районный суд Смоленска приговорил ее к 10 годам лишения свободы (ч. 3 ст. 228.1). 28 февраля 2017 года она вышла на свободу по УДО.

29 января 2013 года в Москве был задержан член территориальной избирательной комиссии района Проспект Вернадского от КПРФ и постоянный участник акций протеста Сергей Резников. При задержании полицейские нашли у коммуниста несколько граммов кокаина, но он своей вины не признал. 6 марта 2017 года Никулинский районный суд приговорил его к трем годам лишения свободы (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 ноября 2020 года после того, как Рязанский областной суд заменил оставшийся срок штрафом в 350 тыс. руб.

20 февраля 2014 года президент «Ассамблеи народов Кавказа» Руслан Кутаев был взят под стражу в чеченском селе Гехи по подозрению в незаконном хранении трех граммов героина. 7 июля того же года он был приговорен Урус-Мартановским городским судом к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 декабря 2017 года.

15 апреля 2016 года по дороге в аэропорт города Грозный был задержан журналист Жалауди Гериев. Его обвинили в хранении и перевозке 168 граммов марихуаны. 5 сентября того же года Шалинский городской суд приговорил его к трем годам колонии (ч. 2 ст. 228). 30 апреля 2020 года он вышел на свободу.

9 января 2020 года в Чечне сотрудники ДПС остановили автомобиль руководителя грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева. В его машине был обнаружен пакет со 180 граммами марихуаны. Сам правозащитник своей вины не признал, заявив, что наркотики ему подбросили. 18 марта 2020 года Шалинский городской суд Чечни приговорил его к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228 УК РФ). 10 июня того же года был освобожден по УДО.

Наказания за преступления, связанные с наркотиками, очень различаются. В частности, в Сингапуре одно из самых строгих законодательств на планете. Незаконным является хранение, потребление, производство, торговля, независимо от количества. Наказания — вплоть до смертной казни. На другом конце света Дания и Нидерланды, где употребление наркотиков вообще не является уголовно наказуемым.

В США наркотические преступления регулируются на федеральном уровне и законодательством штатов. В большинстве штатов уголовно наказуемым является не употребление, а хранение наркотиков. Приговоры с тюремным сроком грозят за хранение в большом количестве и сбыт. По данным Комиссии по приговорам США, за 2017 финансовый год большинство (95,6%) осужденных за торговлю наркотиками получили тюремные сроки. Средний срок — 70 месяцев (около 6 лет). Средний возраст нарушителя при вынесении приговора — 36 лет. Самыми распространенными наркотиками в США являются метамфетамин и кокаин. На сегодняшний день 45% заключенных в американских тюрьмах отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками.

Марина Бочарова, Артем Косенок, Михаил Малаев, Ольга Шкуренко

От сумы да от тюрьмы не зарекайся

Неуплата налогов помимо неприятностей с налоговой инспекцией может обернуться для должностных лиц организации еще и уголовным преследованием. Более того, в некоторых случаях риск оказаться руководителю или главному бухгалтеру в местах не столь отдаленных возникает даже при совершении внешне абсолютно законных действий. Мы проанализировали реальные приговоры, вынесенные судами по «налоговым» статьям Уголовного кодекса РФ, и подготовили рекомендации для руководящей верхушки компаний о том, как не попасть на скамью подсудимых.

Ответственности за неуплату обязательных платежей в бюджет в Уголовном кодексе посвящены всего 6 статей. Из них две — 199.3 и 199.4 — устанавливают уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве, которые налоговыми платежами по правилам Налогового кодекса не являются. Так что если подходить к вопросам уголовной ответственности именно за налоговые правонарушения, то внимание необходимо обратить только на 4 статьи УК РФ.

Первые две — ст. 198 и 199 УК РФ — устанавливают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов. При этом ст. 198 УК РФ карает за указанное правонарушение физических лиц, а ст. 199 УК РФ — организации. Отдельная статья — 199.1 УК РФ — вводит уголовное наказание для налоговых агентов (как ИП, так и организаций). И, наконец, ст. 199.2 УК РФ предусматривает кару за сокрытие денег и иного имущества ИП или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Согласно ст. 198 УК РФ под физическим лицом — плательщиком страховых взносов понимаются индивидуальные предприниматели и не являющиеся индивидуальными предпринимателями физические лица, которые производят выплаты и иные вознаграждения физическим лицам и обязаны уплачивать страховые взносы в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение: посадят не всех и не за все

Начнем с ответственности за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов.

Критерий первый

Тут и для физических лиц, и для организаций важен тот факт, что преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем суммовые пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов и страховых взносов на определенную сумму. Так, и ст. 198, и ст. 199 УК РФ гласит, что уклонение от уплаты налогов является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов и страховых взносов на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов и страховых взносов, если она превышает 5 млн руб. в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов и страховых взносов превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года. Недоимка менее 5 млн руб. уголовно не наказуема ни при каких условиях.

Как видим, уголовное дело в отношении должностных лиц организации по ст. 199 УК РФ (за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов) могут возбудить и в ситуации, когда общая сумма неуплаченных налогов (взносов) меньше 15 млн руб., но при этом она превышает 5 млн руб. и одновременно четверть от всех налогов, подлежащих уплате этой организацией. Проиллюстрируем это положение УК РФ на примере.

Предположим, по правилам Налогового кодекса организация должна была перечислить в бюджет в 2015 г. 6 млн руб., в 2016 г. — 7 млн руб. и в 2017 г. — 8 млн руб., что в совокупности дает 21 млн руб. налоговых обязательств за три года подряд. В этой ситуации если по указанию директора компания задекларировала и заплатила в каждом году только по 5 млн руб., то директор совершил преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ. Ведь общая сумма недоплаты в данном случае оставит 6 млн руб., что больше минимального порога в 5 млн руб., установленного ст. 199 УК РФ. И при этом неуплаченная сумма превышает четверть от всех налоговых обязательств этой организации за три года (25% от 21 млн руб. = 5,25 млн руб.).

Критерий второй

Второй обязательный критерий, который всегда учитывается следствием и судом при решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов (страховых взносов), — это способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

— непредставление налоговой декларации или расчета либо других обязательных по Налоговому кодексу документов;

— включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные Налоговым кодексом документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов (сборов, страховых взносов) (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»). К таким документам, в частности, относятся:

— выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций;

— расчеты по авансовым платежам;

— годовые отчеты о деятельности иностранной организации;

— документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам, не желающим столкнуться с уголовным преследованием, нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации (расчеты) и прочие документы, предусмотренные Налоговым кодексом. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Так, Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель компании составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы. И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций. В данной ситуации правонарушение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухгалтерского учета по решению руководителя эти объекты не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество. Такие действия руководителя следствие правомерно квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций. Понятно, что если речь идет об индивидуальных предпринимателях, то тут оснований для сомнений не имеется: они лично несут всю полноту ответственности за непредставление любой из деклараций, которую необходимо было представить в соответствии с применяемой системой налогообложения (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.06.2017 № 33-12378/2017).

А вот в ситуации с юридическими лицами все уже не так просто. Ведь руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета. Особенно, если в компании имеется главный бухгалтер.

Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить:

— во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации:

— во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций;

— в-третьих, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел на неуплату налога путем непредставления декларации, или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Показательными в этой части являются приговор Серпуховского городского суда Московской области от 02.06.2011 по делу № 1-37/2011 и Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013. В этих делах был выявлен факт неправомерного применения компанией специальных налоговых режимов. Однако после того, как об этом факте стало известно главному бухгалтеру, он все равно не оформил и не представил в налоговые органы декларации по НДС и налогу на прибыль за то время, когда компания не имела права на спецрежим. При этом фактов, подтверждающих, что главный бухгалтер бездействовал по указанию руководителя, не имелось. В таких случаях, как отметили судьи, вся вина за неуплаченные суммы налога ложится на главного бухгалтера, поскольку именно он является лицом, ответственным за ведение налогового учета и представление деклараций.

Минимальное наказание за уклонение от уплаты налогов (сборов) физическим лицом, установленное ст. 198 УК РФ, — штраф в размере от 100 000 руб. до 300 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет. А максимальное наказание за это деяние — лишение свободы на срок до трех лет.

За уклонение от уплаты налогов (сборов), подлежащих уплате организацией, ст. 199 УК РФ установила минимальное наказание также в виде штрафа в размере от 100 000 руб. до 300 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет. А вот максимальное наказание по данной статье в два раза строже — до шести лет лишения свободы. При этом суд может дополнительно лишить осужденного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

В точности такие же последствия (как по минимальной санкции, так и по максимальной) ожидают налоговых агентов, не перечисляющих в бюджет удержанные суммы налогов (ст. 199.1 УК РФ).

Сокрытие денежных средств и имущества от налоговиков наказывается строже. Это деяние карается штрафом в размере от 200 000 руб. до 500 000 руб. или в размере заработной платы иного дохода осужденного за период от 18 месяцев до трех лет. Это минимальное наказание, предусмотренное ст. 199.2 УК РФ. А максимум за такое деяние — лишение свободы на срок до семи лет. Причем и в этом случае суд может лишить осужденного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Личная заинтересованность налоговых агентов

Следующее деяние, которое Уголовный кодекс рассматривает как преступление, — это неисполнение налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет соответствующих сумм (ст. 199.1 УК РФ). Угроза уголовного преследования по этой статье возникает, если сумма недоимки «тянет» на крупный размер, критерии которого мы уже приводили выше. А в качестве второго условия для уголовной ответственности законодатель ввел личную заинтересованность налогового агента в невыполнении данных обязанностей.

Казалось бы, применение этой статьи должно быть единичным. Ведь случаи, когда руководитель или главный бухгалтер специально (умышленно) не перечисляют удержанные у работников суммы НДФЛ, присваивая их себе, не так уж и распространены. Гораздо чаще эти суммы направляются на текущие нужды бизнеса — оплату поставщикам, коммунальщикам и т.п. То есть, вроде бы, никакой личной заинтересованности руководителя в неуплате налога тут не имеется.

Однако Пленум Верховного суда РФ в п. 17 постановления от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» указал, что личный интерес как мотив данного преступления должен рассматриваться шире, чем просто личное обогащение. В частности, по мнению Пленума ВС РФ, личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. Подобный подход нашел широкое применение на практике. Приведем несколько примеров.

В качестве элементов личной заинтересованности следствие и суды признают желание руководителя сохранить за собой должность и заработную плату, выглядеть в глазах акционеров и совета директоров общества опытным, деловым и тактически грамотным в вопросах ведения бизнеса директором. Подобные мотивы рассматриваются судами как карьеризм и желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу со стороны учредителей общества (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.10.2017 по делу № 33-7103, постановление Президиума Тульского областного суда от 21.06.2016).

Не удается избежать подобной участи и руководителям — собственникам бизнеса. Их стремление вложить удержанный НДФЛ в развитие бизнеса, расчеты с поставщиками и т.п. суды также квалифицируют как личную заинтересованность. Например, Московский областной суд подтвердил правильность приговора руководителю-учредителю, по распоряжению которого начисленные и удержанные с заработной платы в качестве НДФЛ средства направлялись на выплату заработной платы, оплату электроэнергии и иные производственные нужды (Апелляционное определение от 04.06.2013 по делу № 22-4285/13).

В заключение отметим, что далеко не все руководители, задерживающие перечисление НДФЛ в бюджет, радеют исключительно о своем бизнесе. Практике известны и имущественные мотивы руководителей организаций, не исполнявших обязанности налогового агента. Например, в апелляционном определении Рязанского областного суда от 26.04.2017 № 33-850/2017 находим упоминание о руководителе, который в личных интересах, связанных с сохранением своего должностного положения, привлечения максимально большого количества денежных средств и получения из организации денежных средств, выдаваемых ему по фиктивным займам, длительное время давал распоряжения главному бухгалтеру организации не перечислять в бюджет исчисленные и удержанные у работников из заработной платы суммы НДФЛ. Такие действия были правомерно квалифицированы следствием как преступление, предусмотренное ст. 199.1 УК РФ.

Для тех, кто спрятал имущество

Четвертая «налоговая» статья Уголовного кодекса, пожалуй, самая коварная. Она предусматривает ответственность за сокрытие денег и иного имущества, за счет которых налоговая инспекция могла бы взыскать недоимку.

Коварность этой статьи наилучшим образом описал Свердловский областной суд в Апелляционном постановлении от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017: «Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам в крупном размере. Сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, что также не запрещено законом».

Как видим, в данном случае состав преступления образуют самые обычные легальные действия руководителя организации — проведение взаимозачетов, поручение осуществлять оплату, минуя счета организации, открытие новых счетов в банках при наличии инкассо от налоговый инспекции на действующих счетах и т.п. Вот несколько примеров реальных приговоров по ст. 199.2 УК РФ с описанием сути преступления.

Московским городским судом признан обоснованным приговор руководителю, который направлял контрагентам распорядительные письма о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета возглавляемой им организации, операции по которым закрыты в расходной части на основании решений налогового органа о приостановлении операций по счетам, и к которым предъявлены инкассовые поручения на уплату недоимки по налоговым платежам (Определение от 19.03.2020 № 4г/1-2192).

Хабаровский краевой суд утвердил обвинительный приговор генеральному директору, который, зная о наличии у компании недоимки по налогам, а также о том, что на расчетные счета общества выставлены инкассовые поручения, которые должны исполняться по мере поступления денежных средств, давал указания главному бухгалтеру организации и иным лицам о составлении соглашений о проведении взаимозачетов, актов взаимозачетов между обществом и контрагентом, распоряжений контрагенту-должнику о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета компании, а также заключении соглашений о переуступке долга (Апелляционное определение от 16.06.2017 по делу № 33-3993/2017).

Верховный суд Республики Коми подтвердил виновность руководителя, который принял решение произвести в приоритетном порядке расчеты по долговым обязательствам с контрагентами посредством проведения сделок купли-продажи имущества ООО с использованием соглашений о взаимозачете стоимости продаваемого имущества в счет погашения кредиторской задолженности перед контрагентами (Определение от 06.02.2017 по делу № 33-792/2017).

В Апелляционном определении Свердловского областного суда от 20.07.2017 по делу № 33-10649/2017 находим указание на правомерность привлечения к уголовной ответственности руководителя компании, который, зная об имеющейся задолженности по уплате налогов, а также о том, что на расчетных счетах предприятия налоговым органом выставлены инкассовые поручения, открыл новый расчетный счет, при помощи которого успел произвести расчеты с контрагентами. Аналогичные действия руководителя признал уголовно наказуемыми и Московский городской суд (Апелляционное определение от 14.11.2017 по делу № 33-46734).

Важным условием для привлечения к ответственности по ст. 199.2 УК РФ является направленность действий руководителя именно на сокрытие имущества от налогового органа. То есть умысел директора должен быть направлен на то, чтобы затруднить или сделать невозможным для налоговиков взыскание начисленных организации сумм недоимки, пеней и штрафов. Если же действия по сокрытию средств хотя и имели место в реальности, но преследовали другие цели, то уголовная ответственность не наступает.

В качестве примера такой ситуации можно привести уже упоминавшееся Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017. В этом деле руководитель организации, за которой числилась недоимка и счета которой были заблокированы инкассовыми поручениями налоговой инспекции, направлял контрагентам распорядительные письма с указанием о производстве оплаты за организацию, минуя ее расчетный счет, напрямую кредиторам компании.

Однако целью данных действий, как установил суд, являлось не сокрытие денег от налоговой, а поддержание бесперебойного производственного цикла. Дело в том, что организация занималась производством чугуна, и в силу технологических особенностей остановка литейных цехов в связи с отсутствием сырья для литейного оборудования либо в связи с отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к техногенной аварии.

Таким образом, как указал суд, в данной ситуации руководитель организации не имел права принять решение о прекращении предпринимательской деятельности организации и направлении всех средств на уплату налоговой недоимки. Такое решение привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию угрозы техногенной аварии, а также утрате рабочих мест около 1000 человек, что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых его обвиняют. Соответственно, действия по распоряжению дебиторской задолженностью предприятия выполнялись директором не с целью сокрытия средств от налогового органа, а в интересах сохранения работоспособности крупного предприятия, рабочих мест для значительного количества граждан. При таких обстоятельствах оснований для привлечения руководителя к уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ не имеется.

Кто крайний — директор или главбух?

Разобравшись с теми действиями, которые могут привести должностных лиц организации на скамью подсудимых, перейдем к другому немаловажному вопросу, который мы уже частично затронули выше при обсуждении уклонения от уплаты налогов путем непредставления декларации. Речь идет о том, кто именно отвечает по «налоговым» статьям УК РФ: директор как лицо, представляющее интересы организации во всех правоотношениях, или главный бухгалтер как профессионал в сфере налогов.

Сразу скажем, что юридических препятствий для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов именно главного бухгалтера или иного работника бухгалтерии не имеется. Ведь еще в 2006 г. в уже упоминавшемся выше постановлении Пленума ВС РФ было указано, что субъектом преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, может быть как главный, так и обычный бухгалтер, и даже лицо вообще без соответствующей должности, если оно фактически выполняет функции бухгалтера на предприятии.

Однако на практике в подавляющем большинстве случаев к уголовной ответственности привлекаются все же руководители организаций. А прочие сотрудники (в том числе главный бухгалтер) проходят в уголовном деле в качестве свидетелей. Причем даже в тех случаях, когда директор прямо пытается переложить вину на профессионала-бухгалтера. При этом судьи указывают, что ущерб Российской Федерации причинен организацией-налогоплательщиком по вине руководителя, уполномоченного представлять интересы указанной организации. В связи с этим именно руководитель является лицом, ответственным в рамках Уголовного кодекса. Главный же бухгалтер организации не является лицом, уполномоченным представлять организацию на основании закона или ее учредительных документов, а потому на него не может быть возложена уголовная ответственность в связи с неуплатой юридическим лицом налогов (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 04.07.2017 по делу № 11-8139/2017).

Также причиной редкого осуждения сотрудников бухгалтерии является тот факт, что для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов следствию и суду необходимо установить умышленный характер действий всех участников. И в отношении бухгалтеров такой умысел доказать гораздо сложнее, чем в отношении руководителей. Так что во многих приговорах можно видеть фразу о том, что главный бухгалтер не был осведомлен о преступных намерениях директора. Хотя и тут есть исключения. Приведем несколько конкретных примеров.

Приговором Ступинского городского суда Московской области от 05.04.2017 по делу № 1-59/2017 была признана виновной в уклонении от налогов через фирмы-однодневки главный бухгалтер. Следствие установило, что все операции по банковскому счету организации совершались исключительно по единоличному решению главного бухгалтера, так как именно у нее находилась флэш-карта с паролем от банк-клиента. При этом СМС-сообщения о движении денежных средств по счету организации также поступали на мобильный телефон бухгалтера. Кроме того, главный бухгалтер имела доступ к печати компании.

Эти обстоятельства дали возможность суду утверждать, что главный бухгалтер имела возможность соотносить реальные сделки с теми, которые оформлены от лица компании только для видимости. При этом в силу своих должностных обязанностей она была осведомлена об объемах и ассортименте фактически поставленного сырья, фактической стоимости поставляемой продукции и данных о реальных поставщиках. А значит, в тех случаях, когда главный бухгалтер принимала к оплате и проводила по бухгалтерскому учету фиктивные счета-фактуры, договоры и акты, она действовала именно с умыслом на уклонение от налогов. И точно также с умыслом переносила эти, фиктивные, данные в соответствующие декларации по налогу на прибыль и НДС. Поэтому вполне правомерно привлечена к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

Заметим, что наличие неограниченного доступа к печати организации, системе банк-клиент и возможность неконтролируемо представлять налоговую отчетность были признаны ключевыми моментами в привлечении главного бухгалтера к ответственности и в деле, рассмотренном Московским городским судом. Суд установил, что ключи от банк-клиента всегда находились у руководителя, а сертификат ЭЦП для подписи бухгалтерской отчетности — у сотрудников бухгалтерии. При этом декларация, прежде чем быть отправленной в ИФНС, сначала предоставлялась директору, который давал разрешение на передачу ее по ТКС. Также судом было установлено, что главный бухгалтер не имел свободного доступа к печати организации, которая постоянно хранилась в кабинете руководителя.

При таких обстоятельствах суд уже не согласился с тем, что к уголовной ответственности нужно привлекать главного бухгалтера. По мнению судей, в данном случае директор умышленно предоставлял главному бухгалтеру подписанную им (директором) первичную документацию по взаимоотношениям с фиктивными фирмами, достоверно зная, что главбух внесет эти сведения в данные бухгалтерского учета. При этом средства по фиктивным договорам директор перечислял самостоятельно и также сам контролировал отражение этих операций в налоговой отчетности. В результате суд установил отсутствие умысла бухгалтера на уклонение от уплаты налогов, констатировав, что сотрудник лишь выполнял свои должностные обязанности, не зная о противоправных действиях руководителя (Апелляционное определение от 09.03.2016 по делу № 10-2411/2016).

Помимо доступа к счетам и печатям, о заинтересованности главного бухгалтера в уклонении от налогов могут свидетельствовать и другие обстоятельства. К примеру, электронные письма, из которых следует, что главный бухгалтер был в курсе махинаций с ценами и занижения налоговой базы (Апелляционное определение Московского городского суда от 15.04.2015 по делу № 10-4640/15). Или обнаруженные следствием пустые листы, бланки предприятия и незаполненные платежные поручения, на которых уже проставлена подпись руководителя (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *