Союз михаила архангела требования

“Союз Михаила Архангела” (“Русский народный союз имени Михаила Архангела”), русская монархическая организация, возникшая в начале 1908 в результате выхода из «Союза русского народа» ряда общественных деятелей во главе с В.М.Пуришкевичем.

Основным органом “Союза” была избираемая на съездах на три года Главная палата из 14 членов. “Союз” имел свои ячейки во многих городах России (особенно крупные организации — в Москве, Одессе, Киеве).

“Союз” выступал за сохранение исторических устоев России — Православия и Самодержавия, боролся за лишение избирательных прав иудеев и ограничение представительства Польши и Кавказа.

Вместе с тем “Союз” поддерживал существование Государственной Думы и одобрял Столыпинскую реформу, направленную на уничтожение крестьянской общины.

“Союз” выпускал газету “Колокол”, еженедельники “Прямой путь” и “Зверобой”, распространял книги и брошюры, проводил собрания, чтения, беседы, массовые кампании по разоблачению иудейских и либерально-масонских интриг.

Русский Народный Союз им. Михаила Архангела (РНСМА), одна из крупнейших право-монархических организаций, организатором и руководителем которой был В. М. Пуришкевич.

РНСМА был создан 8 нояб. 1907 вышедшими из состава Союза русского народа (СРН) сторонниками В.М.Пуришкевича (из состава СРН летом-осенью вышли или были исключены И. И. Баранов, В. А. Андреев, В. Л. Воронков, П. П. Сурин, прот. И.И. Восторгов, А. В. Ососов и др.). Главной причиной первого раскола внутри СРН стали противоречия между В. М. Пуришкевичем и А.И. Дубровиным. Устав Союза был официально зарегистрирован 11 марта 1908. В первом официальном обращении Главной Палаты РНСМА подчеркивалось, что причиной возникновения Союза была «смута, которая поднялась в Главном Совете Союза Русского Народа, ставшем местом бесконечных интриг, а не созидательного труда». В Обращении намечались три пункта, на которых Союз намеревался сосредоточить свое внимание и по которым новый союз должен был отличаться от СРН и др. монархических организаций. 1-й пункт — отношение к Государственной Думе: «Государственная Дума как око Царское, как слух Царский не может не быть близкой Русскому Народу и лучшим выразителям его мысли — патриотическим организациям». Поэтому первой задачей Союза провозглашалось оповещение населения о деятельности правых членов Думы и обеспечение связи между народом, правыми думцами и правительством. 2-й пункт состоял в том, что Союз делал акцент на решении насущных экономических вопросов. Отсюда вторая задача Союза: проведение в жизнь таких экономических мероприятий, которые «могли бы оградить русского человека от еврея-ростовщика», «поднять материальное благосостояние членов Союза и вселить в них уверенность, что прочное взаимное единение — залог не только мощи и необоримости их национального духа, но и верный щит от экономического гнета», «надежный путь к увеличению своего благосостояния», чтобы на деле осуществить историческое право русского человека быть хозяином в собственном доме. 3-й пункт предполагал, что Союз станет уделять самое серьезное внимание пропаганде и контрпропаганде. Поэтому третьей задачей провозглашалось пробуждение чувства «национального самосознания в народной массе», чтобы «не давать забывать ей, кто ее враги», «укреплять в Русском Народе уверенность в его мощи, основанной на сплоченности отдельных единиц, связанных любовью к исконным созидательным началам родной земли». Программа РНСМА была довольно краткой. В 1-м пункте ее указывались три причины наименования Союза: «Возникший Русский Народный Союз призывает на себя покровительство Архистратига Михаила Архангела, как представителя грозных небесных сил, низвергшего в бездну, по велению Царя Царей, первого во вселенной крамольника, восставшего против Божественного единодержавия. Возникший Союз отдает себя под покровительство и в память того, что родоначальник Царствующей династии Романовых, Царь Московский и всея Руси, избранный на Царство в годину лихолетия и выведший Россию на путь могущества и славы, носил также имя Св. Михаила. Союз отдает себя под духовную защиту Архистратига Михаила Архангела еще и потому, что покровителем первого стольного города Русской земли Киева был и остается Михаил Архангел». Далее в программе определялись понятия «сила Родины» и «благо Родины». Первая «кроется в сохранении неделимой целости Государства Российского, в соблюдении в нем законности и порядка, а также в братской поддержке Русскими всех сословий и состояний, друг друга, везде и всюду, как в духовном, так и в материальном отношениях». Второе «зависит от сохранения в чистоте православной Веры, Русского неограниченного Царского Самодержавия и Русской самобытности». Программа РНСМА совершенно совпадала с программой СРН в отношении земельного и рабочего вопросов, народного образования, суда, печати и пр. Единственным расхождением было отношение к Гос. Думе, которая Программой определялась, как необходимый элемент «для заполнения разорвавшейся непосредственной связи Державного Законодателя с управляемым народом». Сторонники А. И. Дубровина, как известно, видели в Думе институт, ограничивающий Самодержавие, и выступали за возвращение к неограниченной Монархии, каковой она была до Манифеста 17 окт. 1905.

РНСМА управляла Главная Палата, место председателя несколько лет было вакантным, т. к. Пуришкевич отказывался его занять, оставаясь тов. председателя. Однако он фактически руководил работой Союза, и, в конце концов, был избран и формальным руководителем. Программу и Устав РНСМА подписали первые руководители Союза: тов. председателя В. М. Пуришкевич, управляющий канцелярией В. В. Казаринов, казначей И. И. Баранов, члены Главной Палаты прот. И. И. Восторгов, В. М. Скворцов, А. В. Ососов, гр. А. А. Буксгевден, В. В. Кузьмин, Д.О.Оборин и Н. С. Соломко. Кроме них в состав Главной Палаты в разное время входили такие видные деятели патриотического движения, как: Г. В. Бутми-де-Кацман, проф. А. С. Вязигин, прот. А. П. Васильев, Г. А. Шечков, С. А. Во-лодимеров, П. П. Сурин, Н. Д. Облеухов, С. Л. Облеухова, В. А. Прокофьев, М. И. Жданов, гр.Н. Н. де-Рошефор и др. Кандидатами в члены Главной Палаты являлись: Н. М. Юскевич-Красковский, В. Г. Орлов, Л. А. Балицкий, Г. И. Кушнырь-Кушнарев и др. Печатным органом Союза был журнал «Прямой путь». Заседания Главной Палаты проходили, как правило, по субботам после всенощной, одновременно заседали Комиссия «Книги русской скорби» и редакция журнала «Прямой путь». Создание РНСМА благословил о. Иоанн Кронштадтский, который прислал пожертвование в размере 50 руб.

Одной из первых инициатив Союза, получивших общественное признание, стало издание «Книги русской скорби», которая выходила большими тиражами вплоть до начала Первой мировой войны. Осенью 1908 РНСМА заявил о себе еще рядом заметных инициатив. В сент. много внимания Союз уделял мерам по борьбе с холерой в Петербурге, организованные на средства Союза бесплатные чайные столы были удостоены благосклонного внимания со стороны градоначальства. По инициативе РНСМА был организован протест против оправдания киевским судом убийцы Г.Бродского (имелись сведения о подкупе евреями членов суда и прокуратуры). Но самым значимым делом была поддержка Академического движения в вузах Петербурга: Союз организовал студенческие академические корпорации и клубы в университете и институтах (Политехническом, Лесном, Горном, Электротехническом), оказывал помощь студентам-академистам Технологического института, Духовной академии, Военно-медицинской академии и Института путей сообщения. На средства РНСМА издавалась газета «Вести студенческой жизни», на страницах журнала «Прямой путь» печаталось много материалов о деятельности движения, публиковались фотографии и очерки о профессорах-патриотах, пропагандировались идеалы и ценности академизма. Многие из академистов входили в состав руководства РНСМА (Л. А. Балицкий, Г.И.Кушнырь-Кушнырев, Н. О. Граф и др.). Союз даже давал рекомендации выпускникам-академистам для трудоустройства на предприятия, свидетельствуя об их благонадежности. В 1909 РНСМА уже превратился в мощную патриотическую организацию, которая насчитывала ок. 400 отделов. Рост числа отделов произошел во многом благодаря деятельности прот. И. И. Восторгова, который во время своих пастырских поездок по Сибири и Дальнему Востоку открывал отделы именно РНСМА, а не СРН. В нояб. 1909 по предложению В. М. Пуришкевича за оказанные услуги по открытию отделов в Сибири собрание Союза избрало о. И. И. Восторгова почетным председателем Союза (по существу это была награда, поскольку никакого реального значения эта должность не имела).

Отличительной особенностью РНСМА было умение откликаться на новые веяния времени и пытаться использовать их для нужд патриотического воспитания. В условиях расширявшегося распространения кинематографа 24 янв. 1909 Союзом была создана Комиссия по устройству Первого народного исторического кинематографа под председательством А. С. Вязигина. В состав ее вошли известные правые деятели: С. А. Володимеров, А. В. Ососов, Г. А. Шечков и др. В н. XX в. в моду входили спорт и гимнастика — 31 янв. 1909 было решено учредить гимнастическое общество «Сокол» (в комиссию по организации вошли В. М. Пуришкевич, Г. А. Шечков, В. В. Казаринов, проф. Ф.С.Хлеборад и др.). Набирало силу рабочее движение, которое активно использовали в своих целях ре-волюционеры. В февр. 1909 РНСМА организовал по инициативе В. М. Пуришкевича Первый Российский Экономический Рабочий союз, руководителем которого стал рабочий А. Ф. Вожа-ков. В 1909 РНСМА организовал и провел еще ряд заметных мероприятий. В февр. 1909 Главная Палата предложила учредить «торгово-промышленное общество для содействия освобождению русских фабрикантов, торговцев и ремесленников от инородческого засилья», однако эта идея не нашла поддержки. Тогда же была создана Комиссия для издания книги «Отец Иоанн Кронштадтский» в составе: В. В. Казаринов (председатель), В. М. Пуришкевич, В. В, Шульгин, Г. Г. Замысловский, В. М. Скворцов, И. С. Леонтьев, Г. Г. Данилов, Д. М. Бодиско и др. Книга была написана С. Л. Облеуховой, отредактирована К. Ф. Головиным. В предисловии от Главной Палаты РНСМА говорилось: «Почил великий молитвенник земли русской и русского народа, ушел в мир лучший, слуга Всевышнего. Неизгладимой навеки в сердцах Православной России останется память об отце Иоанне, тем более близкая нам, что почивший был первым членом Союза Михаила Архангела; узкая тропинка к могиле его станет широкой столбовой дорогой для русского благочестия, путем, по которому, возрастая ежедневно числом и укрепляясь духом, пойдут поклониться дорогому праху и старый, и малый, и дряхлый, и болящий, и оскорбленный, и униженный и пришибленный гнетом жизненных невзгод». Книга была издана уже в марте и разошлась большим тиражом. Главная Палата отмечала: «С глубокой верою в то, что, выпуская эту книгу об Отце Иоанне, Союз Михаила Архангела идет навстречу самой горячей потребности русской души, он направляет ее во все концы великой, благочестивой Православной России».

Летом 1909 В. М. Пуришкевич поехал на лечение за границу, жизнь в Союзе замерла, что стало поводом к распространению слухов о скором закрытии РНСМА и Рабочего Союза. Однако этого не произошло, и осенью Союз снова начал активно действовать. Осенью Главная Палата обсуждала целый ряд злободневных вопросов: об экономическом захвате американцами Чукотского п-ва, о современном положении Кавказа, о современном состоянии аптек и их упадке «под влиянием еврейского насилия», о борьбе с пожарами на селе, об организации лекций и образовательных курсов для рабочих, о поддержке Академического движения и др. По всем вопросам были приняты решения либо направлены сведения и рекомендации в соответствующие министерства. В нояб. 1909 было опубликовано открытое письмо РНСМА Херсонскому губернатору, в котором приводились сведения, что в губернии под видом гостиниц «функционирует целая сеть организованных притонов разврата». Содержателями этих притонов являются сплошь евреи, а защиту им обеспечивает находящаяся на их содержании полиция. Письмо, которое основывалось на множестве фактов, имело широкий общественный резонанс. 8 нояб. 1909 на собрании, посвященном годовщине Союза, еп. Антоний (Храповицкий) соборне с членами Главной Палаты о. И. И. Восторговым и о. А. П.Васильевым отслужил заупокойную панихиду о павших в дни смуты жертвах крамолы, затем владыка Антоний произнес речь о значении монархических организаций в смутное время, а о. Восторгов сказал слово о задачах священника в современных политических организациях. В этот день была торжественно освящена хоругвь Союза.

РНСМА уделял большое внимание поддержке славянского движения, хотя и настороженно относился к возможной пропаганде католичества и полонизма. Так, в янв. 1910 в связи с приездом в Россию известного славянского деятеля доктора Крамаржа Главная Палата выражала беспокойство, что этот визит используют польские сепаратисты для пропаганды в пользу присоединения Холмщины к Польше, а также уполномочила своего члена проф. Ф. А. Хлеборада выступить оппонентом Крамаржу по вопросам веры и языка среди славян. Продолжал Союз свои усилия по антиреволюционной пропаганде, 16 февр. 1910 в дополнение к «Книге русской скорби» по предложению Г. А. Шечкова Главная Палата РНСМА приняла решение начать издание «Летописи погромов смутных 1905—1907 годов» и избрала для этой цели комиссию из 16 чел. под председательством Шечкова (в состав ее также вошли В. М. Пуришкевич, В. В. Шульгин, Н. Е. Марков, М. Я. Говорухо-Отрок, В, А. Образцов, К. Ф. Головин, Н. Н. Шавров, В. В. Казаринов, Н. А. Казаринова и др.). Комиссия обратилась в апреле ко всем очевидцам присылать фото и описания событий смутного времени, однако осуществить этот замысел не удалось. В связи с установлением союзнических отношений с Францией и Англией из этих стран зачастили в Россию парламентские депутации. Эти визиты нередко использовались для вмешательства во внутренние дела России (обсуждение вопросов о статусе Финляндии, Польши и т. п.), а кадеты на приемах в честь западных парламентариев зачастую произносили откровенно революционные речи. Главная Палата РНСМА не оставляла ни одну из таких выходок без внимания и даже образовала при Союзе комиссию, призванную бороться с вмешательством иностранцев во внутренние дела России. 6 апр. 1910 Главная Палата прямо предупредила очередных прибывавших визитеров из Англии, что «они сами будут виноваты в том, если во время враждебных им демонстраций будет нарушена неприкосновенность их личности». Предметом забот Союза было и сохранение самобытных традиций, так 28 нояб. 1910 РНСМА совместно с Союзом Русских Женщин организовал выставку гончарных изделий полтавских кустарей (заведующий выставкой Н. М. Юскевич-Красковский). К 1910 Главная Палата РНСМА представляла собой авторитетный орган, в который входили видные деятели монархического движения. В нояб. 1910 состав руководящего органа Союза был следующим: В. М. Пуришкевич (товарищ председателя), В. В. Казаринов (управляющий канцелярией), Д.О.Оборин (казначей), прот. И. И. Восторгов, В. М. Скворцов, проф. А. С. Вязиган, проф. Ф. А. Хлеборад, депутат Гос. Думы Г. А. Шечков, И. И. Баранов, П. П. Сурин, М. И. Жданов, С. К. Кузьмин, В. В. Баранов, В. А. Прокофьев, гр. А. А. Буксгевден и Е. П. Самокиш-Судковская.

Однако в 1911 — во время общего упадка монархического движения — РНСМА заметно снизил свою активность, но уже в 1912—1913 Союз снова активизировался. Тому было немало причин, обстановка в обществе накалялась. В воздухе запахло войной, и 13 янв. 1913 Главная Палата РНСМА организовала доклад Ю. С. Карцова «Россия, Англия и Германия», в котором автор проводил мысль, что государственные интересы России требуют союза не с Англией, а с Германией, что война с Германией приведет к печальным последствиям не только для России, но и для всей континентальной Европы. Собравшиеся поддержали докладчика и направили ряд телеграмм министрам правительства. В телеграмме министру иностранных дел подчеркивалось, что Союз видит в отношениях с Германией «могучий оплот монархических принципов среди кругов бушующего моря революции». В телеграмме обер-прокурору Св. Синода шла речь о тревоге монархистов по поводу слухов о намечающемся сближении Православной Церкви с англиканской. Внимание обер-прокурора обращалось на то, что в условиях, когда еще не достигнуто воссоединение со старообрядцами, сближение с англиканами породит только смущение в сердцах верующих, а авторитет Церкви понесет ущерб. В телеграмме министру внутренних дел Союз указывал на необходимость возвращения нашей политики в «историческое русло религиозного единства народностей, что станет надежным заслоном от опасных союзов, направленных против искони дружественных нам соседних держав». Т.о., РНСМА в этот период, как и все монархические организации, выступал против сближения с Англией, за укрепление отношений с Германией.

В янв. 1912 в обществе живо обсуждалось т. н. «дело епископа Гермогена» (высылка Саратовского епископа Гермогена (Долганова) по Высочайшему повелению в Жировецкий монастырь). РНСМА принял активное участие в обсуждении этого вопроса. На заседаниях Главной Палаты 21 и 25 янв. обсуждался этот вопрос. Г. А. Шечков предлагал созвать специальный церковный собор для решения этого дела. П. Ф. Булацель, обратив внимание, что травля Преосвященного поднята еврейскими газетами, предлагал Союзу высказаться по этому вопросу.

B. М. Пуришкевич призывал к осторожности в оценках, потому что это дело поднимается на щит кадетами и октябристами в целях дискредитации Верховной Власти. В результате Главная Палата предложила обратиться со специальным воззванием к Русскому Народу и создала комиссию для выработки текста воззвания в составе: Г. А. Шечков, В. М. Пуришкевич, П. Ф. Булацель, Г.В.Бутми, И. А. Баженов и В. М. Ломакин. На следующем заседании 28 янв. Пуришкевич сообщил, что комиссия выработала текст обращения, оно напечатано и уже рассылается во все отделы. В обращении отмечалось, что «дело Преосвященного епископа Гермогена угнетает и печалит всех истинно русских и православных людей», что «слишком глубоко, до самого дна затронута глубина народная этим делом». Авторы обращения подчеркивали, что «молчать теперь, в надежде, что все уляжется, забудется и успокоится, нельзя прежде всего нам, русским монархическим организациям, верным подданным обожаемого Царя, верным сынам Церкви Православной, искренним друзьям мира, тишины и порядка», «не молчать надо, а взывать и действовать». Монархисты призывали обращаться с ходатайствами к Государю. Справедливое решение этого вопроса они видели в том, чтобы спор между еп. Гермогеном и его обвинителями был пересмотрен судом епископов, «который прольет свет правды на это дело, касающееся совести всех православных христиан».

Ввиду предстоящих юбилеев Главная Палата издала специальные книги к этим событиям русской истории. К 100-летию Бородинской битвы была издана стотысячным тиражом брошюра К. А. Военского «Година бед — година славы. 1812 год». К 300-летию царствования Дома Романовых после долгих обсуждений была издана 200-тысячным тиражом книга C. Л. Облеуховой «Воцарение Дома Романовых». В янв. 1913 Главная Палата избрала специальную депутацию для представления Государю по случаю 300-летия династии в составе: В. М. Пуришкевич, М. И. Жданов и Г.В.Бутми.

В 1912 важным событием для право-монархического движения стал 5-й Всероссийский съезд Русских Людей в Санкт-Петербурге 16—20 мая 1912, в котором принял активное участие и РНСМА. Важность Съезда состояла не только в том, что впервые за пять лет удалось провести общемонархический форум (хотя в нем и не приняли участия сторонники A.Н. Дубровина), но еще и в том, что был остро поставлен вопрос о необходимости объединения монархистов. Во исполнение решения Съезда было предложено два проекта объединения: мягкий (С. А. Володимерова) и жесткий (В. П. Соколова). 20 дек. 1912 Главная Палата обсуждала эти проекты, с докладом выступил Н. Д. Облеухов, который высказался за проект Володимерова. Обсуждение было довольно бурным, высказывались разные точки зрения. В итоге по предложению В. М. Пуришкевича была создана комиссия для детальной проработки вопроса, в которую вошли: Н. Д. Облеухов, Н. М. Юскевич-Красковский, В. А. Прокофьев, Ю.С.Карцов, В. М. Скворцов, гр. Н. Н. де-Рошефор, Н. С. Соломко и Г.В.Бутми. Комиссию не удовлетворили оба проекта, и она предложила свой, еще более мягкий даже в сравнении с проектом С. А. Володимерова. Суть его сводилась к созданию совещания председателей, вошедших в объединение организаций, которое периодически созывается для обмена мнениями и решения о созыве объединенных собраний Советов. Эти последние, собираясь ежемесячно, принимают решения, которые обязательны для организации только в случае, если ее представители их подписали и если все депутаты от организации проголосовали единогласно. Этот проект сводил на нет идею объединения, однако он был принят Главной Палатой РНСМА как руководство к действию.

6 апр. 1913 было избрано 7 новых кандидатов в члены Главной Палаты, и число руководящего органа РНСМА достигло 24 человек: председатель В. М. Пуришкевич; члены Главной Палаты: И. И. Баранов, Г.В.Бутми, С. А. Володимеров, К. И. Дружинин, М. И. Жданов, Ю.С.Карцов, Н. Д. Облеухов, А. И. Покровский (казначей и секретарь Союза), В. А. Прокофьев, гр. Н. Н. де-Рошефор, В. М. Скворцов, П. П. Сурин, Г. А. Шечков; кандидаты Л. А. Балицкий, Н. О. Граф, М. В. Ефремов, Л. Т. Злотников, Г. И. Кушнырь-Кушнарев, Л. М. Лангада, B. Г. Орлов, С. И. Осматескул, Н. С. Соломко, Н. М. Юскевич-Красковский. В 1913 по поручению Главной Палаты Н. Д. Облеухов составил руководство для членов РНСМА, своего рода «монархический катехизис». Потребность в такой брошюре была острая, Главная Палата была завалена просьбами и жалобами с мест, решить которые было возможно самим местным отделам, если бы они знали четко свои права и имели представление, как нужно действовать. Кроме того, такого рода издание способствовало укреплению связи Главной Палаты с отделами.

Кстати, РНСМА оказывал юридическую помощь рядовым монархистам в провинции независимо от их партийной принадлежности. Так, в н. 1913 юрисконсульт Союза Н. А. Федотов выиграл судебный процесс в Калуге, где «сознательные пролетарии» обвиняли в клевете рабочих — членов Калужского отдела СРН.

В 1912—1913 одной из главных проблем, которая волновала всех монархистов, было расследование обстоятельств убийства в Киеве христианского мальчика А.Ющинского и процесс по обвинению Менделя Бейлиса в организации ритуального убийства. Уже 28 янв. 1912 Главная Палата намеревалась заслушать доклад Г. Г. Замысловского на эту тему, который не состоялся по причине болезни докладчика. Тогда же В. М. Пуришкевич пообещал, что РНСМА примет все возможные меры, чтобы обстоятельства дела получили самую широкую огласку. На средства РНСМА по рекомендации Г.В.Бутми была издана книга одного из экспертов на процессе по делу Бейлиса ксендза Иустина Пранайтиса «Тайна крови у евреев». Книга издавалась спешно, поскольку Союз получил сведения, что Пранайтис получает письма с угрозами отказаться от своей экспертизы. Она вышла к началу процесса по делу Бейлиса, часть тиража была направлена Киевскому отделу РНСМА, часть отвез в Киев спецкор газеты «Земщина», кандидат в члены Главной палаты художник Л. Т. Злотников. Когда накал страстей достиг высокой точки, а против общественных истцов на процессе Г. Г. Замысловского и А. С. Шмакова началась яростная травля в газетах, Главная Палата разослала секретный циркуляр, в котором рекомендовала «ввиду злобного шума, поднятого жидами и жидовской печатью всего мира вообще против обвинения жидов в ритуальных убийствах христиан и, в частности, против обвинения в этом Бейлиса», а также травли «мужественных борцов за правду» Г. Г. Замысловского и А. С. Шмакова «морально поддержать этих доблестных и стойких разоблачителей жидовского изуверства», для чего немедленно послать в Киев телеграммы сочувствия и одобрения. От своего имени Главная Палата послала телеграмму, в которой выражала уверенность, что звон еврейских серебреников не заглушит «вашей неподкупной правды», и присяжные вынесут справедливый приговор: «да, виновен, и нет ему снисхождения нашего, ибо снисхождение было бы великим грехом пред памятью маленького страдальца, павшего жертвой еврейского религиозного фанатизма».

Монархисты всегда уделяли большое внимание вопросам образования. С самого зарождения РНСМА поддерживал и пестовал Академическое движение. В 1912—1913 Союз обратил внимание и на начальную школу. Главная Палата создала авторитетную комиссию для разбора имеющихся на книжном рынке учебников. В состав комиссии вошли многие видные общественные деятели: С. А. Володимеров, Г. А. Шечков, М. Я. Говорухо-Отрок, Ю.С.Карцев, К.Ф.Головин, Н. М. Юскевич-Красовский, Ф. А. Гредингер, И. А. Родионов, А. В. Ососов, С. Л. Облеухова и др. Комиссия пришла к плачевным выводам, по итогам проверок была издана брошюра «Школьная подготовка второй русской революции», которая имела широкий общественный резонанс. Эта брошюра подтолкнула министра народного просвещения Л. А. Кассо заняться вопросами низшей школы. РНСМА не ограничился критикой, было принято решение объявить конкурс на создание хрестоматии для школы, для чего был основан специальный фонд, который намеревался начать сбор средств для учреждения двух премий: Николаевской в 2 тыс. руб. и Алексеевской в 1 тыс. руб. В. М. Пуришкевич говорил по этому поводу: «Мы создаем эту хрестоматию не для того, чтобы наживаться, мы ее передадим в Министерство народного просвещения, чтобы оно поставило свой штемпель, чтобы книга имела самый широкий доступ в народные массы». РНСМА тревожила антихристианская деятельность французской «Лиги образования», которая уже начала свою деятельность и в России, воспитывая педагогов-атеистов. В противовес этой разрушительной деятельности РНСМА решил учреждать свои общества образования на местах, с участием местных деятелей под руководством предводителей дворянства. Эти местные общества должны были быть подчинены научно-педагогическому Всероссийскому Филаретовскому обществу народного образования, которое учредил Союз. Однако, осуществить эту идею в полном виде помешала война.

8 нояб. 1913 состоялось торжественное собрание, посвященное 6-й годовщине РНСМА. Это было последнее торжественное собрание Союза, впервые оно прошло в Доме Русского Собрания под председательством и. о. председателя Русского Собрания гр. Н. Ф. Гейдена. В. М. Пуришкевич объяснил это необходимостью продемонстрировать левому лагерю, возомнившему, будто Россия идет влево, что носителями общественного мнения являются как раз правые. В своем докладе председатель РНСМА сообщил, что Союз насчитывает 161 крупный отдел, не считая мелких деревенских, что за 1913 появилось 27 новых отделов. Во главе отделов стоят или чиновники, или представители духовенства. У каждого отдела имеется своя хоругвь, хранящаяся в храме. А Главная Палата получила в июне 1913 в дар от Введенской обители на Афоне икону Введения во храм Пресвятой Богородицы.

С началом Первой мировой войны В. М. Пуришкевич занялся организацией санитарного поезда и практически отошел от руководства Союзом. Деятельность РНСМА была в значительной степени свернута, было остановлено издание журнала «Прямой путь», прекращено книгоиздание, в т.ч.«Книга русской скорби». Во время войны до к. 1916 обязанности председателя исполнял Н. Д. Облеухов. Руководство РНСМА занимало, как и Пуришкевич, англофильскую позицию. В связи с этим, в к. 1914 Главная Палата приняла специальное заявление, в котором заявила, что «ничего общего с монархистами германофильского типа не имеет», что от проповедуемого РНСМА «русского монархизма» до «рабского преклонения перед злодейскими династиями Гогенцолернов и Габсбургов целая пропасть», что «наш Союз будет приветствовать уничтожение и унижение этих династий, как радостное для России и для всего христианского мира торжество». Резкому осуждению была подвергнута статья П. Ф. Булацеля в журнале «Российский гражданин», опубликованная летом 1916 в защиту императора Вильгельма II, как носителя монархического начала. Главная Палата предложила всем своим членам, разделяющим взгляды Булацеля, прислать заявления о выбытии из состава Союза. В сер. 1915 РНСМА столкнулся с другой проблемой. Председатель Московской Палаты В. Г. Орлов организовал совместно с В. М. Скворцовым Отечественный Патриотический Союз, в который принимались евреи и прочие инородцы. В Москву был командирован Н. М. Юскевич-Красковский, который по распоряжению В. М. Пуришкевича закрыл все отделы Союза в Москве. Главная Палата издала специальный циркуляр, в котором оповестила своих членов, что В. Г. Орлов отступил от идей Союза, став защитником еврейского равноправия, а потому Московская Палата со всеми отделами закрыта, а сам Орлов исключен из числа членов РНСМА.

Во 2-й пол. 1915, после того как в Гос. Думе был создан Прогрессивный блок, монархические организации, почуявшие угрозу, значительно активизировались. Осенью 1915 прошли три монархических совещания. Однако РНСМА не участвовал в этой общей монархической работе, Союз стоял особняком. Его представители не принимали участия в монархических Совещаниях, заявляя устами своего лидера, что во время войны уместны только такие совещания, которые нацелены на помощь армии. Откровенно негативно отнесся РНСМА к Петроградскому совещанию (Совещание монархистов 21—23 нояб. 1915 в Петрограде), объясняя свою позицию тем, что организаторы Совещания претендуют на руководство монархическим движением, а также тем, что в Совещании участвовал В. Г. Орлов, исключенный накануне из РНСМА. Нижегородское совещание (Всероссийское монархическое совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26—29 нояб. 1915) игнорировать полностью руководство РНСМА не могло, т. к. одним из организаторов Совещания был Саратовский отдел РНСМА. В адрес Совещания было направлено приветствие, Н. Д. Облеухов прислал даже свой доклад, но официального представителя Главной Палаты не было и в Н. Новгороде. В. М. Пуришкевич и Главная Палата РНСМА никакого участия в объединении сил монархистов не принимала.

В к. 1916 — н. 1917 РНСМА полностью обособился от право-монархического движения из-за резкого «полевения» В. М. Пуришкевича. Серьезным испытанием для Союза стал выход Пуришкевича из правой фракции и его антиправительственная речь в Гос. Думе, которую радостно приветствовали кадеты и октябристы. Главная Палата на заседании 4 дек. 1916, обсудив сложившуюся ситуацию, поддержала выступление Пуришкевича и его выход из фракции правых, утверждая, что этим Пуришкевич «не только не отступил от начал монархической идеи, но и способствовал поднятию ее престижа в обществе». Единственным членом Палаты, который нашел смелость воздержаться при голосовании, был И. И. Баранов. Он предложил это решение занести в протокол, но не публиковать в газетах, чтобы «не вызывать раскола в монархических организациях», но снова остался в одиночестве. Большинство высказалось за предание гласности этого решения.

Окончательный разрыв РНСМА с союзными монархическими организациями произошел в самый канун революции. Ряд видных деятелей патриотического движения готовили монархический съезд, в янв. за подписями руководителей СРН Н. Е. Маркова, гр. Н.Ф.Гейдена, В. П. Соколова и Р.В.Трегубова было распространено Окружное послание с приглашением на съезд. 7—8 февр. 1917 Главная Палата, обсудив этот вопрос, приняла специальное постановление, в котором говорилось: «Настоящее политическое положение России в этом «Окружном послании» изображается в таком виде, что чуть не вся Россия объединилась в заговоре с целью ниспровержения государственного строя. Главная Палата считает подобную оценку настоящего политического положения страны заведомо ложной и злонамеренной. Все русские граждане, за небольшим исключением (к каковым, к сожалению, приходится причислить и авторов «Окружного послания») дружно объединены в общем стремлении к победе над врагом и к обеспечению для исстрадавшейся Родины блага прочного и долговременного мира. Даже крайние левые политические партии, являющиеся в других вопросах оппозиционными правительству, в вопросе войны — единомышленны с ним». Созыв Съезда Палата называла «не простой ошибкой, а провокацией, граничащей с государственным преступлением». Монархические съезды, говорилось в постановлении, возможны только после победы, а на созывавшийся форум Главная Палата предлагала отделам своих представителей не посылать. Постановление грозило тем отделам, которые примут участие в съезде, закрытием, ибо «сейчас пора работы, а не возбуждения в стране, путем съездов, острых политических страстей». Главная Палата вновь единогласно проголосовала за постановление. И. И. Баранов на заседание не явился, и ему было отправлено письмо с предложением сделать выбор между СРН и РНСМА, причем, в письме подчеркивалось, что если он примет участие в съезде, его будут считать выбывшим из состава Главной Палаты.

РНСМА, подобно всем другим монархическим организациям, был запрещен в первые дни после февральского переворота. Не помогли ни особая позиция Союза по поводу монархического съезда, ни личные «заслуги» В. М. Пуришкевича перед революцией (участие в убийстве Г. Е. Распутина). В сент. 1917 Пуришкевичем была предпринята попытка на основе РНСМА создать тайную монархическую организацию для борьбы с революцией. Но 18 ноября 1917 Петроградская ЧК арестовала его самого и некоторых его сторонников.

Использованы материалы кн.: Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900-1917. Отв. редактор О.А. Платонов. М., Крафт+, Институт русской цивилизации, 2008.

Литература:

Проект Устава. СПб., 1908; Проект Устава Лиги образования РНСМА. СПб., 1908;

Союз Михаила Архангела. Программа и Устав. СПб, 1908;

Милитаризация русских железных дорог. СПб., 1908;

Вооружение Финляндии на деньги коренного населения России. СПб., 1908;

Положение об общеобразовательных и специальных курсах РНСМА. СПб., 1909;

Устав ссудо-сберегательной кассы РНСМА. Утвержден 22 янв. 1909. СПб., 1909;

Верный путь к оздоровлению русской школы. СПб., 1909; Открытие Екатеринославского отдела РНСМА. Екатеринослав, 1910;

Союз Михаила Архангела. Т. 1. СПб., 1911;

Шестая годовщина Русского Народного Союза имени Михаила Архангела. Отчет о деятельности Союза за 1912-1913. СПб., 1914;

Список изданий книжного склада РНСМА. СПб., 1914;

Выписка из протокола Киево-Соломенского отдела РНСМА по делу пот. дворянина Владимира Александровича Талантова. Киев, 1915.

Архивы:

ГАРФ. Ф. 117 (Русский Народный Союз им. Михаила Архангела).

Далее читайте:

Правые организации и издания. Россия, начало XX века. (указатель-справочник).

Черносотенцы в лицах (биографический указатель).

Сокращения (в том числе краткая расшифровка аббревиатур)

Союз михаила архангела требования

Фотогалерея

Русский Народный Союз имени Михаила Архангела (РНСМА). / И.В. Омельянчук

монархическая организация, действовавшая в России в 1907-1917 гг.

В 1907 г. в руководстве Союза русского народа (СРН) наметился конфликт, поводом к которому послужили финансовые разногласия. Председатель Союза А.И.Дубровин, обвиненный протоиереем о. И.И.Восторговым в растрате партийных денег, попытался переложить ответственность на своего заместителя В.М.Пуришкевича. Последний, считая «ниже своего достоинства давать какие-либо объяснения», подал заявление об уходе. Под давлением А.И.Дубровина Главный Совет СРН исключил В.М.Пуришкевича из Союза, поставив ему в вину «неблаговидные отзывы о Союзе, самовластие, враждебность Дубровину» (Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало ХХ – 1920). М., 1977. С. 184).

По другим сведениям, главной виной В.М.Пуришкевича стало обращение к лидеру «Союза 17 октября» А.И.Гучкову с предложением подержать запрос правой фракции Думы о беспорядках в учебных заведениях. Узнав об этом, А.И.Дубровин заявил о нарушении постановлений СРН, запрещавших контакты с октябристами, и о недопустимости выступлений кого-либо от лица Союза в делах, не имеющих ничего общего с его задачами. После этого В.М.Пуришкевич по собственной инициативе покинул СРН и основал Русский народный союз им. Михаила Архангела (РНСМА). Его устав, зарегистрированный 11 марта 1908 г., так объяснял создание новой партии: «Причиною возникновения Союза, задачи коего тождественны с задачами Союза Русского Народа, была та смута, которая поднялась в Главном Совете Союза Русского Народа, ставшем местом бесконечных интриг, а не созидательного труда». (Правые партии. Документы и материалы. М., 1998. Т.1. С. 369).

Высшим руководящим органом РНСМА являлась Главная Палата, состоящая из председателя, четырнадцати членов и стольких же кандидатов. Ее первый состав избирался членами-учредителями «из своей среды» на два года, по истечении которых ежегодно по жребию выбывала одна треть состава Палаты. Выборы ее новых членов производились общим собранием столичного отдела. Региональными отделами Союза руководили местные Палаты, формируемые по тому же принципу, но в их состав кроме председателя, входили по шесть членов и кандидатов.

Устав РНСМА не возбранял своим членам одновременно входить в другие «дружественные» монархические организации, в первую очередь СРН-обновленческий, «Русское собрание» и Русскую монархическую партию-Русский монархический союз (РМП-РМС). Поэтому в состав Главной Палаты в разное время входили видные деятели монархического движения И.И.Баранов, Г.В.Бутми-де-Кацман, С.А.Володимеров, прот. И.И.Восторгов, А.С.Вязигин, Ю.С.Карцов, Н.Д.Облеухов, В.Г.Орлов, А.В.Ососов, В.М.Скворцов, Г.А.Шечков, Н.М.Юскевич-Красковский и др. Наиболее тесные связи были с обновленческим СРН: из 231 делегации, участвовавшей в работе проходившего в мае 1912 г. Всероссийского съезда этой организации, 42 представляли отделы РНСМА.

Председателя Союза избирали члены Главной Палаты так же «из своей среды». Но так как создатель РНСМА В.М.Пуришкевич отказался официально возглавлять Союз, то должность его председателя долгое время оставалась вакантной. 8 ноября 1910 г. на праздновании третьей годовщины РНСМА общее собрание Союза в очередной раз предложило В.М.Пуришкевичу пост руководителя, но он отказался, заявив при этом: «Будет время – будет и председатель» (Вестник Русского Собрания. 1910. 18 ноября. № 33). И лишь спустя год, на праздновании четвертой годовщины РНСМА, его лидер наконец-то согласился взять на себя и формальное руководство организацией.

Задачи нового Союза провозглашались «тождественными с задачами Союза Русского Народа», а идеологические различия между двумя организациями были минимальными: РНСМА, в отличие от СРН, не использовал в своей деятельности политический террор и не имел боевых дружин (за исключением Одесского отдела, дружина которого перешла в полном составе из местной организации СРН), а также не оспаривал законодательный характер Государственной Думы и даже намеревался провести в нее «возможно большее число своих единомышленников». По мнению идеологов РНСМА, «постоянный призыв в Государственную Думу «вы­борных» людей от коренного Народа Русского и населения Русских окраин» должен уничтожить бюрократическое средостение, возникшее между царем и его подданными, и восстановить разорвавшуюся «непосредственную связь Державного Законодателя с управляемым народом». Правда, законодательный характер Думы принимался с некоторыми оговорками. «Из понятий о том, что после 17 октября 1905 года «никакой закон не может восприять силу без одобрения его Государственною Думою», преступно приходить к обратному заключению, что «все одобряемое Государственною Думою должно восприять силу закона», — подчеркивалось в программе РНСМА. «Во всем прочем, — говорилось в этом документе, — программа Русского Народного Союза имени Михаила Архангела совершенно совпадает с программою Союза Русского Народа (вопросы: земельный, рабочий, народного образования, суда, печати и проч.), ибо Союз Михаила Архангела возник и растет из того же семени любви и бесконечной преданности: Церкви Православной, неограниченному Самодержавию Царскому и великой Народности Русской» (Правые партии. Документы и материалы. М., 1998. Т.1. С. 369, 376-377).

Главной своей задачей Союз считал предотвращение революции, в подготовке которой обвинялись, в первую очередь, «безнациональная» интеллигенция и, в особенности, евреи, а также сохранение «единой и неделимой» Российской империи, на целостность которой, по мнению идеологов РНСМА, покушались поляки, инспирируемые ими украинские сепаратисты («мазепинцы»), финляндцы и другие окраинные народы. Социальные противоречия идеологи Союза пытались подменить национальными. Н.Д.Облеухов, например, утверждал, что на предприятиях где администрация состоит из иностранцев, эксплуатация рабочих самая беспощадная. Русский же фабрикант видит в русском рабочем, прежде всего, своего соотечественника, в силу чего «экономический антагонизм сглаживается единством происхождения» (Цит. по: Кирьянов Ю.И. Правые партии в России. 1911-1917 гг. М., 2001. С. 330). Союз выступал за сохранение сословного деления общества, правда с некоторой его модернизацией в частности, созданием «рабочего сословия». Четкая структуризация общества, основанная не на различии сословных прав, а на общественном разделении труда, по мнению идеологов РНСМА, должна создать условия для налаживания социального партнерства между различными группами населения.

География распространения отделов Союза весьма обширна: от Варшавы до Камчатки. Но в большинстве губерний количество организаций исчислялось единицами. Например, в Воронежской губернии было открыто всего два отдела РНСМА: в 1909 г. в Валуйках и в 1913 г. в слободе Погромец, Численность обеих организаций не превышала 400 человек. В Тверской губернии действовали три отдела: в Твери (1910 г.), в с. Ферязино Старицкого уезда и в г. Кашине. Более многочисленными были организации на Юго-западных окраинах империи. Только в Киеве, кроме губернской Палаты РНСМА (председатель А.И.Любинский), действовало три отдела: Извозопромышленный и железнодорожный, Киево-Соломенский, а также отдел Триноса общей численностью более 1000 человек. Одесский отдел Союза (председатель Б.А.Пеликан) в своих рядах насчитывал более 400 членов. Наиболее многочисленными являлись филиалы Союза в Бессарабской губернии, «вотчине» В.М.Пуришкевича. Согласно донесению губернатора, даже спустя два года после начала Первой мировой войны, которая отнюдь не способствовала росту популярности правых партий, в местных отделах РНСМА руководимых И.И.Дудниченко, числилось 3729 человек.

Активную работу по открытию новых филиалов РНСМА развернул накануне выборов в IV Государственную Думу. За период с 1 июля по 1 сентября 1912 г. были открыты по 2 отдела в Пермской и Тамбовской губерниях, по 1 в Витебской, Томской, Киевской, Могилевской, Гродненской, Иркутской, Бессарабской, Орловской, Курской губерниях, Ферганской и Забайкальской областях и в Царстве Польском. В ноябре 1913 г. В.М.Пуришкевич заявил, что РНСМА имеет уже 161 крупный отдел, не считая мелких деревенских. По его словам, за текущий год в местные организации было выслано 11950 членских билетов.

Порой под юрисдикцию РНСМА переходили местные отделы других монархических организаций. Так в Москве, не согласившись с избранием на пост председателя Русского монархического союза В.В.Томилина, 5 железнодорожных отделов РМС, возглавляемые В.Г.Орловым, по предложению В.М.Пуришкевича, присоединились «к впервые открывшему свой отдел в Москве союзу имени Михаила Архангела, успевшему, благодаря своей стройной и дисциплинированной организации и прочно установившейся репутации, привлечь в короткое время массу членов-железнодорожников и заручиться самыми широкими симпатиями местного населения» (Союз русского народа по материалам чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. М.-Л., 1929. С. 173). Отделом РНСМА стал и Киевский филиал «Общества активной борьбы с революцией и анархией». В Одессе отдел РНСМА возник в результате раскола местной организации СРН. Упомянутый выше Киево-Соломенский отдел, в одних документах местного охранного отделения относился к Союза русского народа, в других – к Союзу Михаила Архангела. Лишь в 1912 г. он, наконец, разделился, образовав два самостоятельных филиала вышеназванных организаций.

РНСМА, унаследовав от СРН его всесословность, тем не менее, исходя из своих политических целей, не стремился стать организацией, объединявшей в своих рядах «низы» социальной пирамиды российского общества. Например, в числе учредителей Ферязинского отдела Союза (Старицкий у. Тверской губ.) значились: дворянин, чиновник, псаломщик церкви, содержатель чайной лавки, сын содержателя гостиницы, диакон, почетный гражданин, журналист и 5 «крестьян-хлебопашцев». То есть в сельском отделе РНСМА среди 14 его учредителей насчитывалось всего 5 крестьян.

Созданием своего Союза В.М.Пуришкевич пытался реформировать СРН в духе времени и приспособить монархическую организацию к политической деятельности в условиях парламентской политической системы. Но полноценной заменой Союзу русского народа РНСМА так и не стал. Его численность была на порядок ниже, количество выданных членских билетов не превысило 20000.

Говоря о денежных средствах РНСМА, В.М.Пуришкевич заявил: «Членские взносы составляют такой ничтожный доход, о котором распространяться не приходится, и если Союз существует, то лишь на главный источник доходов в виде пожертвований», и поэтому «средства Союза, имеют, несомненно, характер случайности» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 201. Л. 5, 6.). Так, по сведениям В.М.Пуришкевича, купец Ф.Г.Бажанов пожертвовал РНСМА 5000 руб., Московский митрополит Владимир в 1913 г. передал Союзу 200 руб., а ранее «давал и по 500 и по тысяче руб.», курское дворянство также перечислило Союзу 200 руб., председатель «Русского собрания» князь А.Н.Лобанов-Ростовский — 100 руб. Вносили личные средства в пользу Союза и представители власти. Так обер-прокурор Святейшего Синода В.К.Саблер передал Главной Палате 500 руб., морской министр И.К.Григорович – 100 руб. Среди жертвователей Союза были и представители царской фамилии: Великий князь Константин Константинович и Великая княгиня Елизавета Маврикиевна передали в пользу РНСМА 150 руб., Великие князья Борис, Андрей и Кирилл Владимировичи – по 50 руб. Менее чем за 5 месяцев 1912 г. (с 1 мая по 21 сентября) РНСМА было получено «от разных лиц и учреждений», в том числе и государственных 19506 руб. 81 коп.

Но расходы Союза были огромны, поэтому В.М.Пуришкевич в поисках новых финансовых средств для своей партии на одном из собраний предложил не отвечать на корреспонденцию, адресованную в Главную Палату, если к ней не приложены почтовые марки для отправки ответа (только за 1908 г. Главная Палата отправила 13000 писем), а также ввести кружечный сбор на каждом собрании Главной Палаты «не меньше гривенника». Несмотря на трудности, бюджет РНСМА в течение 4 лет (с 8 ноября 1908 г. по 8 ноября 1912 г.) сводился с профицитом, и к концу 1912 г. в кассе оставалось более 12,5 тыс. руб.

Печатным органом РНСМА стал журнал «Прямой путь», по мнению некоторых монархистов «самый независимый и боевой в России орган правой печати» (Мирный труд. 1912. № 1. Объявления. С. XXVI). В «Прямом пути» сотрудничали многие правые члены Государственной Думы: П.А.Барач, Н.Е.Марков 2-ой, Г.А.Шечков, Г.Г.Замысловский, Ю.С.Карцов, Г.В.Бутми-де-Кацман, С.А.Володимеров. Многие отделы РНСМА имели собственные газеты: «Саратовское вече» (1914-1916), «Голос Сибири» (Омск, 1909-1911), «Правый путь» (Оренбург, 1907-1910 гг.), «Южный баян» (Одесса, 1908-1909), «Бессарабский листок» (Кишинев, 1912).

Газета «Колокол» официально относилась к числу беспартийных правых изданий, но многие члены РНСМА считали ее своим печатным органом, тем более, что издатель «Колокола» В.М.Скворцов являлся членом Главной Палаты Союза. На праздновании третьей годовщины РНСМА В.М.Пуришкевич назвал «Колокол» «неподкупным патриотическим изданием», пришедшим на помощь РНСМА «в первые трудные дни его существования» (Вестник Русского Собрания. 1910. 18 ноября. № 33). Да сама эта газета в номере от 20 сентября 1908 г. называла себя «органом Русского Народного Союза имени Михаила Архангела», правда, оговорив при этом, что издание чуждается «партийных крайностей», и в этом отношении «является органом беспартийным и беспристрастным».

Устав РНСМА предполагал установление «постоянной, непосредственной связи своих членов с правыми членами Государственной Думы и Государственного Совета» и создание в канцелярии Главной Палаты Союза особого отдела по справкам о запросах в Думе, и текущих ее делах. (Правые партии. Т.1. С. 378). Правда, создать свою собственную парламентскую фракцию Союз В.М.Пуришкевича так и не сумел. Тем не менее, политическая деятельность РНСМА была достаточно тесно связана с Государственной Думой, трибуна которой использовалась Союзом для достижения своих политических целей.

Согласно уставу РНСМА брал «на себя обязанность способствовать просвещению Народа для развития в нем сознательной политической жизни в духе Самодержавия, и для распространения в населении православных начал, укрепляющих народное чувство долга перед Царем Отечеством, обществом и семьею» (Правые партии. Т.1. С. 384). Поэтому важнейшим направлением деятельности РНСМА стала пропаганда своих идей среди населения. Для этого использовались повременная печать, издание различных книг и брошюр, публичные выступления лидеров Союза, посылка верноподданнических телеграмм и т.п. При РНСМА была даже создана комиссия по устройству народного кинематографа под председательством А.С.Вязигина.

Наибольшую известность получила инициатива Главной Палаты по изданию «Книги русской скорби» содержащей биографии жертв революционного террора. Вдовствующая императрица Мария Федоровна даже пожертвовала на эту цель 3000 руб. С 1908 по 1913 гг. было выпущено 13 томов книги и подготовлены материалы для еще двух, но их выходу помешала начавшаяся мировая война. Для популяризации патриотических идей в русском обществе к 100-летнему юбилею Отечественной войны РНСМА выпустил огромным тиражом в 131700 экземпляров брошюру К.А.Военского «Година бед – година славы 1812 г.» К 300-летию династии Романовых было отпечатано 200 тысяч экземпляров работы С.Л.Облеуховой «Воцарение дома Романовых». В.М.Пуришкевич издал книгу о революционных студентах под названием «Идейные кассиры». Ему же принадлежит авторство книги «Школьная подготовка 2-й русской революции». Общий же тираж изданий РНСМА превысил 1,3 млн. экземпляров.

Важное место в деятельности РНСМА занимали проблемы образования. По мнению В.М.Пуришкевича, «упорная, неустанная работа в народной школе и над народной школой преследующего свои цели радикального меньшинства с каждым днем все более подтачивает те основы народного характера, которые создали из Московского государства Калиты Россию XIX века» (Пуришкевич В.М. Национальные речи // Мирный труд. 1905. № 9. С. VIII). Осенью 1908 г. по инициативе В.М.Пуришкевича была создана Лига образования, которая, согласно уставу, должна содействовать «постановке образования по всей России на исконных началах преданности Церкви православной, Самодержавию Царскому и народности русской». В компетенцию Лиги входило «общее образование на всех его ступенях: высшее, среднее, низшее, и так называемое внешкольное» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 2. Д. 8. Л. 76). Правда, добиться каких-либо серьезных успехов данная организация так и не смогла, не в последнюю очередь вследствие противодействия других монархических партий. В частности, лидер СРН А.И.Дубровин в циркулярном письме рекомендовал местным отделам своего Союза не связываться с созданной при РНСМА Лигой образования, которая, по его мнению, стремится забрать в свои руки средства местных отделов СРН.

РНСМА принял активное участие и в создании Всероссийского Филаретовского общества народного образования (ФОНО), устав которого был зарегистрирован 14 февраля 1914 г. Общество было открыто незадолго до начала Первой мировой войны, и поэтому проявить себя на ниве народного просвещения просто не успело, направив свою деятельность на оказание помощи фронту и семьям учителей, пострадавшим от военных действий. Правда, член Главной Платы Ф.В.Винберг, считал, что Филаретовские общество «не успело пустить корней своих в почву» лишь отчасти «вследствие начавшейся войны», главным же образом, «вследствие инертности и низкой, узкой, непримиримой партийности наших интеллигентных классов» (Винберг Ф. [В.] В плену у «обезьян» (записки «контрреволюционера»). Киев, 1918. Ч. 1. С. 151).

Еще одним направлением деятельности РНСМА (как впрочем, и других черносотенных партий) стала благотворительность. Правда, материальная помощь Союза адресовалась чаще всего либо членам РНСМА, либо пострадавшим от действий революционеров. Так при Главной Палате в Санкт-Петербурге (Моховая 30, кв. 11) в 1911 г. было организовано «бесплатное юридическое бюро для подачи юридической помощи членам монархических организаций, как местным, в Петербурге проживающим, так равно и иногородним» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 202. Л. 7). Член Главной Палаты В.В.Казаринов выделил в своем поместье в Петроковской губ. усадьбу с угодьями и домом в 21 комнату для детей нижних чинов стражи и полиции, убитых революционерами при исполнении служебных обязанностей.

С просьбами о материальной поддержке в Союз обращались самые разные лица, студенты, солдатки, отставные военные и полицейские чины и т.п. Поначалу подобные просьбы весьма часто удовлетворялись, и просителям перечислялись небольшие суммы, как правило, не превышавшие 10 руб. Но оказание материальной помощи населению не принесло ожидаемого результата – роста популярности РНСМА. Количество обращений намного превысило финансовые возможности Союза. По словам В.М.Пуришкевича, «довольными остаются лишь те немногие лица, которые получили более или менее крупные суммы, а таких единицы, но все остальные остались недовольны, а получившие маленькие выдачи, приняли их чуть ли не с ропотом, но те и другие поспешили разнести преувеличенные слухи о богатстве Союза и о раздаче им пособий направо и налево». Поэтому лидер РНСМА призвал «умерить вообще выдачу пособий даже и членам Союза для того, чтобы общество поняло, наконец, что деятельность Союза не филантропическая, а политическая». К тому же огромное количество обращений в Главную Палату с просьбами о материальной помощи парализовало работу ее канцелярии, которая, по словам В.М.Пуришкевича, в настоящее время «занята преимущественно отпиской о пособиях» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 201. Л. 8-9).

Для расширения рядов своих сторонников и вовлечения в монархическое движение представителей различных слоев населения РНСМА создавал под своей эгидой формально внепартийные профессиональные организации. В частности, большие надежды возлагались на учрежденный В.М.Пуришкевичем в начале 1909 г. 1-й Российский экономический рабочий союз (РЭРС). Несмотря на то, что эта организация объявила себя вне политики, темы лекций, читаемых видными правыми деятелями на ее собраниях, явно несли политическую нагрузку. Архиепископ Волынский Антоний свое выступление назвал «Слово против тех, которые говорят, что Господь Иисус был революционером», К.Ф.Головин выступил с докладом «О социалистах», лекция Н.Е.Маркова 2-го весьма красноречиво называлось «Оправдание богатства».

Фактически РЭРС полностью находился на балансе РНСМА, который не только выделил 1000 руб. «на почин по организации кооперативной лавки», но и платил за помещение для собраний Экономического союза (более 80 руб. в месяц) и жалованье его председателю (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 94. Л. 3, 10, 13). Общие же затраты РНСМА на содержание своего детища составили 7835 руб. 96 коп. Коммерческие предприятия самого РЭРС были немногочисленны и не особенно удачны. Ему удалось заключить подряды на пошивку белья по заказу интендантства и выполнение канализационных работ, организовать спектакль с платным входом, а также открыть чайную, чистый доход от которой составлял 55-65 руб. в месяц. Но расходы Экономического союза существенно превышали его доходы и, несмотря на финансовые вливания со стороны РНСМА, в конце концов, он разорился и в июле 1911 г. был закрыт, а его имущество было распродано с аукциона.

В феврале 1909 г. Главной Палатой была предпринята попытка «учредить при себе торгово-промышленное общество для содействия освобождению русских фабрикантов, торговцев и ремесленников от инородческого засилья для охранения нужд этих классов». (Правые партии. Т.1. С. 429) Но дальше публикации воззвания дело не продвинулось.

Более успешной была деятельность РНСМА в университетах. Еще с 1901 г. правые студенты стали стихийно объединяться в так называемые академические корпорации, избравшие своим девизом лозунг «Университеты – для науки!» и выступавшие против забастовок в учебных заведениях. При прямом участии членов РНСМА были открыты академические корпорации в Политехническом (1908 г.) и Лесном (1909 г.) институтах в Петербурге и в Демидовском лицее в Ярославле. Среди лидеров академического движения были кандидаты Главной Палаты РНСМА Л.А.Балицкий и Г.И.Кушнырь-Кушнарев, а печатном органе Союза — «Прямом пути» — в 1910 г. даже появилась постоянная рубрика посвященная правому студенческому движению. РНСМА играл важную роль в финансировании академических организаций, передав им с 1908 г. по 1912 г. более 11,5 тыс. руб. Кроме того, по словам В.М.Пуришкевича, Союзом было сделано «еще много расходов, которые можно отнести к этой статье», в частности, издание газеты «Вести студенческой жизни». Даже государственные субсидии для академистов перечислялись через В.М.Пуришкевича и Л.А.Балицкого.

Министр народного образования А.Н.Шварц в своих воспоминаниях указывал, что создание академических союзов «затеяно было… помнится, В.М.Пуришкевичем, поддержано националистами, которых Столыпин всегда считал своим созданием, и поэтому нашло полное сочувствие и в самом премьере». (Щварц А.Н. Моя переписка со Столыпиным. Мои воспоминания о Государе. М., 1994. С. 43) Глава правительства всячески способствовал скорейшей легализации академических организаций и утверждению их уставов «ввиду исключительно полезных целей означенных студенческих обществ, представлялось бы настоятельно необходимым ныне же утвердить представленные проекты уставов. (Столыпин П.А. Переписка. М., 2004. С.322), а в 1910 г. даже посетил собрание академической корпорации при Лесном институте в Петербурге и сфотографировался с его участниками.

Среди других начинаний союза следует отметить учреждение гимнастического общества «Сокол».

По словам В.В.Шульгина, истинная причина возникновения РНСМА «состояла в том, что Пуришкевич поссорился с Дубровиным – председателем «Союза русского народа» и захотел иметь свой собственный союз» (В.В.Шульгин – последний рыцарь самодержавия. Новые документы из архива ФСБ / Предисловие А.В.Репников, В.С.Христофоров // Новая и новейшая история. 2003. № 4. С. 85). Но не менее важную роль в возникновении новой монархической организации сыграло правительство, председатель которого П.А.Столыпин считал, что время уличных манифестаций прошло, и сейчас, для создаваемой им третьеиюньской системы, необходимы политические партии, способные противостоять оппозиции в стенах Думы. Руководимый же А.И.Дубровиным СРН, с его непризнанием Государственной Думы и боевыми дружинами для этого не подходил. Б.А.Пеликан позднее писал, что П.А.Столыпин, используя повышенное честолюбие товарища председателя СРН В.М.Пуришкевича, способствовал его ссоре с А.И.Дубровиным и созданию новой монархической организации – Союза им. Михаила Архангела. По словам А.И.Дубровина, В.М.Пуришкевич «на свое новое общество [Союз им. Михаила Архангела – И.О.] получил откуда-то 10 тыс.» (Богданович А.В. Три последних самодержца. Дневник. М., 1990. С. 453). Орган Ярославского отдела СРН газета «Русский народ» прямо утверждала, что главным творцом новой организации является «сановная бюрократия» (Цит. по: Правые партии. М., 1998. Т.1. С. 596). Уже после смерти П.А.Столыпина, председатель РНСМА от имени Союза заявил, что «мы должны принести благодарность покойному» одному из «сильных мира сего… которые в трудной работе, в течение целого ряда лет оказывали поддержку Союзу Мих. Архангела». (Правые партии. М., 1998. Т. 2. С. 386).

Неудивительно, что в аграрном вопросе РНСМА полностью поддержал позицию П.А.Столыпина, подчеркнув в своей программе, «что Союз поставляет своею обязанностью заботы об увеличении крестьянского землевладения на правах собственности, об улучшении сельскохозяйственной культуры, о снабжении населения усовершенствованными орудиями для обработки земли; вместе с тем Союз будет заботиться о переселенцах, оказывая им духовную и материальную поддержку (Правые партии. Т.1. С. 379). Поддерживал РНСМА и курс П.А.Столыпина, на окончательную русификацию окраин империи, в первую очередь Финляндии, которую, по мнению В.М.Пуришкевича, необходимо «сделать таким же украшением русской короны, как Царство Казанское, Царство Астраханское, Царство Польское и Новгородская пятина» (Цит. по: Аврех А.Я. П.А.Столыпын и судьбы реформ в России. М., 1991. С.141).

Тем не менее, отношения между Союзом В.М.Пуришкевича и правительством не были безоблачными. Претензии РНСМА на исключительное положение «партии власти» в российском политическом пространстве при отсутствии собственной фракции в Государственной Думе, а также стремление П.А.Столыпина к созданию широкой партийной коалиции во главе с умеренными октябристами, обусловили достаточно прохладное отношение премьера к Союзу. Его желание дистанцироваться от правых партий, особенно наглядно проявилось летом 1909 г. во время празднования юбилея Полтавской битвы. Главная Палата РНСМА «ввиду крайне обидного отношения к монархическим организациям Империи в деле участия их в предстоящих Полтавских торжествах» даже решила воздержаться, «от посылки депутации со знаменем Союза на эти торжества» (Правые партии. Т.1. С. 451-452). В сентябре того же года В.М.Пуришкевич в салоне генеральши А.В.Богданович публично «высказывался против Столыпина за его разосланный секретно циркуляр, чтобы военные суды не присуждали виновных к смертной казни». (Богданович А.В. Указ. соч. С. 480)

Несмотря на охлаждение отношений между главой правительства и РНСМА, Главная Палата Союза не оставляла попыток использовать в своей политической деятельности административный ресурс. В конце 1909 г. на имя П.А.Столыпина было направлено послание, в котором говорилось, что в интересах развития сети местных отделов Союза его руководство пришло «к заключению о необходимости обратиться за некоторым содействием к представителям местной власти, ближайшей к народу, к гг. Земским и Крестьянским начальникам, чиновникам и комиссарам по крестьянским делам, уездным начальникам и мировым посредникам», в связи с чем, Главная Палата обращается к министру с просьбой не отказать «в просвещенных указаниях по адресу подведомственных перечисленных выше должностных лиц, какие Вы изволите признать необходимыми, рассчитывая, что Ваше властное разъяснение послужит лучшею опорою деятельности Союза». Одновременно земским начальникам был разослан циркуляр с просьбой о содействии Союзу и приглашением вступать в ряды РНСМА (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 95. Л. 6, 7).

Ответ П.А.Столыпина не оправдал надежд лидеров Союза: «Принимая во внимание, что руководительство всякой политической организацией не только воспрещено начальствующим должностным лицам, в том числе земским начальникам, но не может быть допущено и потому, что отвлекло бы их от правильного исполнения прямых обязанностей, прошу… принять зависящие меры, дабы подобные обращения означенных союзов оставлены были без исполнения» (Правые партии. Т. 1. С. 24). Земские начальники не могли не исполнить распоряжение министра внутренних дел. Весьма характерен ответ на циркуляр РНСМА председателя Вильского уездного съезда Смоленской губернии: «Ввиду того, что Земские начальники ни к каким партиям принадлежать не могут, возвращаю при сем присланные платой циркулярные письма на имя земских начальников Вильского уезда… При этом прошу Палату впредь не присылать подобных писем, как непредусмотренных законом». Аналогичные ответы пришли и из других мест. На одном из них, кем-то из руководителей РНСМА сделана приписка: «По всему видно, что действию циркуляра [Главной Палаты] мешает указ П.А.Столыпина» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 95. Л. 3, 5, 8, 8 об.).

Особое недовольство лидера РНСМА вызвало принятие по инициативе П.А.Столыпина закона от 14 марта 1911 г. о введении земств в шести западных губерниях. Чтобы преодолеть сопротивление Думы, премьер вынужден был распустить Думу на три дня и провести законопроект в особом порядке, воспользовавшись для этого 87-й статьей Основных законов Российской империи. Хотя идеологи РНСМА и считали принцип парламентаризма неприменимым к российскому политическому строю, все же такое демонстративное игнорирование законодательных прерогатив Думы не нашло поддержки с их стороны. «Я понимаю стремление Столыпина попасть в Бисмарки, — говорил по этому поводу В.М.Пуришкевич, — но для того, чтобы попасть в Бисмарки, нужно отличаться проницательным умом и государственным смыслом; а в этом поступке нет ни про­ницательного ума, ни государственного смысла… он этим шагом достиг и добился одного — добился полного объединения, за малым исключением, всего благомыслящего русского общества в одном: в оппозиции самому себе». Лидер РНСМА воспользовался случаем и подвел своеобразный итог правления премьер-министра: «Столыпин за все время своего управления говорил об успокоении и не добился успокоения… говорил об усилении России и не добился усиления». Глава правительства в долгу не остался: в интервью немецкой газете он заявил, что шаг с 87-й статьей должен показать «ясно и понятно, что в теперешней России нет места парламентаризму», поэтому «Дума Пуришкевича» для него также неприемлема, как и «Дума Милюкова». (Цит. по: Аврех А.Я. Указ. соч. С. 207, 211). И вообще, по его мнению «правые – это не правые… они реакционеры темные, льстивые и лживые, лживые потому, что прибегают к темным приемам борьбы». (П.А. Столыпин. Грани таланта политика. М., 2006. С. 491).

Одним из следствий охлаждения отношений между правыми и П.А.Столыпиным стало создание «умеренно-правого» Всероссийского национального союза, в котором премьер видел надежный инструмент для проведения своих идей через Государственную Думу.

После смерти П.А.Столыпина РНСМА активизировал свою деятельность, что связано было как предстоящими в 1912 г. выборами в Государственную Думу, так и с вызвавшими большой общественный резонанс увольнением на покой епископа Гермогена и так называемым «делом Бейлиса». В частности, в связи с последним РНСМА развернул широкую антисемитскую кампанию. Главная Палата Союза, считая «безусловно, необходимым морально поддержать… доблестных и стойких разоблачителей жидовского изуверства», секретным циркуляром предложила «всем свои отделам немедленно же послать в Киев, в Окружной суд на гг. Замысловского и Шмакова телеграммы с выражением им своего сочувствия, ободрения и уверенности в торжестве русской против жидов правды» (ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 255. Л. 25). Была издана большим тиражом книга католического священника И.Паранайтиса «Тайна крови у евреев».

В 1912 г. лидер РНСМА попытался окончательно подчинить себе все академическое движение, введя в состав Союза русских студентов, Русской академической корпорации и Всероссийского национального студенческого союза своих ставленников, так называемых «палатников». Один из них даже получил от В.М.Пуришкевича 800 руб. «для раздачи нуждающимся студентам». Но в марте 1913 г. всех «палатников» исключили из Союза русских студентов, а в феврале 1914 г. возникла Новая Русская академическая корпорация, объединившая противников В.М.Пуришкевича, в которой насчитывалось 50 человек. В Корпорации, сохранившей верность председателю РНСМА, осталось всего 12-13 человек.

В связи с обострением международной обстановки РНСМА обратился к вопросам внешней политики, которую ранее правые традиционно считали прерогативой монарха. В январе 1912 г. на заседании Главной палаты был заслушан доклад Ю.С.Карцова на тему «Россия, Англия и Германия». В газетном отчете об этом выступлении говорилось: «Государственные интересы России, по словам докладчика, требуют союза не с Англией, а с Германией, ибо война России с Германией привела бы к печальным результатам, ослабила бы не только Россию, – но даже и всю континентальную Европу, и мало того, – чрезмерно усилила бы господство Англии». После доклада председателем Главной палаты РНСМА В.М.Пуришкевичем была отправлена телеграмма Министру иностранных дел, в которой подчеркивалось, что именно в отношениях с Германией «Союз видит могучий оплот монархических принципов среди кругов бушующего моря революции и необходимое условие мирного разрешения исторических задач России на Балканах и Черном море» (Цит. по: Кирьянов Ю.И. Указ. соч. С. 153). Правда после вступления России в мировую войну довоенное германофильство РНСМА сменилось англофильством, а Главная Палата уже стала призывать к уничтожению «злодейских династий Гогенцоллернов и Габсбургов».

С началом войны В.М.Пуришкевич отошел от руководства Союзом, сосредоточив все свои усилия на оказании помощи раненым. Обязанности председателя РНСМА до конца 1916 г. исполнял Н.Д.Облеухов. При новом председателе деятельность Союза затихла, прекратилось издание «Прямого пути». Об ослаблении РНСМА ярко свидетельствует события лета 1915, когда в разгар военного и политического кризиса из состава Союза вышли все Московские отделы во главе с их руководителем В.Г.Орловым и создали новую монархическую организацию — Отечественный патриотический союз.

С этого же времени РНСМА обособляется от правого лагеря, проводя собственную политическую линию. В ноябре 1915 г. Союз проигнорировал два монархических совещания в Петрограде и Нижнем Новгороде, призванные объединить правое движение. В конце 1916 г. В.М.Пуришкевич выходит из состава правой фракции Госдумы, а Главная Палата Союза в начале следующего года резко осудила совместное «Окружное послание» лидеров монархических организаций, призывающее всех членов правых организаций принять участие в планируемом монархическом съезде для спасения самодержавия.

После Февральской революции РНСМА прекратил свое существование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *