Банкротство право аренды земельного участка

Банкротство право аренды земельного участка

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2016 г. N 306-КГ15-15500 Ранее вынесенное постановление по делу о признании недействительным сообщения об отказе в государственной регистрации, которым заявленные требования удовлетворены, подлежит отмене, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции — оставлению в силе, поскольку отсутствие в законе указания на ограничение включения в конкурсную массу имущественного права аренды не отменяет необходимости проверки возможности распоряжения этим правом конкурсным управляющим при удовлетворении требований кредиторов

Резолютивная часть определения объявлена 18 февраля 2016 г.

Полный текст определения изготовлен 26 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Киселевой О.В., Поповой Г.Г.,

рассмотрела кассационную жалобу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области на постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.08.2015 по делу N А72-13047/2014 Арбитражного суда Ульяновской области

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Алтын» (город Ульяновск) к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области (город Ульяновск) о признании недействительным сообщения об отказе в государственной регистрации от 19.09.2014 N 01/107/2014-125, об обязании провести государственную регистрацию,

при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: организации научного обслуживания Опытно-производственное хозяйство по животноводству «Новоанненковское» Государственного научного учреждения Ульяновского НИИСХ Российской академии сельскохозяйственных наук (п. Новоанненковский Майнского района Ульяновской области), конкурсного управляющего Корчагина Николая Николаевича (город Ульяновск), Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ульяновской области (город Ульяновск), общества с ограниченной ответственностью «Технологии БГТО» (город Нижний Новгород).

В судебном заседании участвовал конкурсный управляющий Корчагин Н.Н.

Заслушав доклад судьи Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., выслушав объяснения конкурсного управляющего Корчагина Н.Н., Судебная коллегия по экономическим спорам установила:

общество с ограниченной ответственностью «Алтын» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области (далее — управление) о признании недействительным сообщения от 19.09.2014 N 01/107/2014-125 об отказе в государственной регистрации соглашения от 11.10.2010 N 163-07-362 о передаче имущественных прав, предусмотренных договором аренды на земельный участок, расположенный по адресу: Ульяновская область, Майнский район, поселок Новоанненковский; кадастровый номер 73:07:040603:17 и обязании произвести государственную регистрацию названного соглашения.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 26.11.2014, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2015, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 05.08.2015 указанные судебные акты отменил, требования общества удовлетворил.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, управление просит отменить постановление суда кассационной инстанции, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе управления, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.08.2015, принятое по делу, подлежит отмене в силу следующего.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 25.02.2009 по делу N А72-5593/08-20/48 организация научного обслуживания опытно-производственное хозяйство по животноводству «Новоанненковское» Государственного научного учреждения Ульяновского НИИСХ Российской академии сельскохозяйственных наук (далее — организация) признана несостоятельным (банкротом). Определением суда от 11.03.2009 конкурсным управляющим утвержден Корчагин Николай Николаевич.

Из материалов дела следует, что на основании договора аренды от 11.10.2010 N 163-07-362 Территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ульяновской области (далее — территориальное управление) организации передан на праве аренды земельный участок с кадастровым номером 73:07:040603:17, расположенный по адресу: Ульяновская область, Майнский район, поселок Новоанненковский.

Между тем, как было установлено судами при рассмотрении дела, на основании соглашения от 15.07.2014 (далее — соглашение) организация (должник) передала обществу (кредитору) в счет погашения его требований имущественные права на арендуемый земельный участок, находящийся в федеральной собственности.

Согласие собственника земельного участка на передачу обществу своих прав и обязанностей по договору аренды организация не получала.

Предметом рассматриваемого спора является отказ управления в государственной регистрации данного соглашения.

В качестве правового основания для отказа в государственной регистрации указанного соглашения управлением указаны положения абзаца десятого пункта 1 статьи 20 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) со ссылкой на статью 22 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс) и пункт 4.5 договора аренды, которыми установлен запрет на передачу арендатором своих прав по договору аренды, заключенному на срок до пяти лет, третьему лицу.

Мотивом для отказа послужило отсутствие согласия собственника на передачу арендатором прав по договору аренды третьему лицу.

Суды первой и апелляционной инстанций признали обоснованным оспариваемый отказ управления, согласившись с ним в том, что, поскольку договор аренды и нормы статьи 22 Земельного кодекса не позволяют передавать права арендатора в субаренду без согласия собственника земельного участка по договору аренды, заключенному сроком до 5 лет, оснований для государственной регистрации не имелось.

Признавая отказ управления недействительным, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что правовые нормы Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), согласно которым земельные участки, находящиеся в аренде, составляют конкурсную массу, имеют приоритет над общими положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) и Земельного кодекса, предусматривающими необходимость получения согласия арендодателя на передачу прав и обязанностей арендатора по договору, а также над условиями самого договора с такими условиями.

Поскольку, согласно статье 128 Гражданского кодекса, право аренды является имущественным правом, которое, в силу статьи 131 Закона о банкротстве, составляет конкурсную массу и может быть реализовано, суд кассационной инстанции установил, что нормы Закона о банкротстве предусматривают продажу таких прав, так как эти действия направлены на выполнение задач конкурсного производства, в частности на реализацию всего имущества должника в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Отсутствие необходимости согласия собственника имущества на передачу прав и обязанностей арендатора по договору третьему лицу суд кассационной инстанции обосновал тем, что названные права не поименованы в пункте 2 статьи 131 и статье 132 Закона о банкротстве в качестве имущества должника, которое не подлежит включению в конкурсную массу.

На основании изложенного суд кассационной инстанции удовлетворил заявленные обществом требования, указав, что оспариваемый отказ управления нарушает права и законные интересы общества как кредитора, требования которого включены в реестр требований кредиторов должника и удовлетворены передачей прав по соглашению.

Между тем суд кассационной инстанции при принятии постановления не принял во внимание следующее.

Разрешая спор по настоящему делу, суд кассационной инстанции, исходя из признания арендатора земельного участка банкротом и последующей необходимости формирования конкурсной массы для расчетов с его кредиторами, признал при разрешении вопроса о возможности передачи права аренды другому лицу приоритет положений Закона о банкротстве над положениями Гражданского кодекса и Земельного кодекса.

Часть 1 статьи 1 Закона о банкротстве устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

По смыслу статей 130 и 131 Закона о банкротстве включению в конкурсную массу подлежит все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, за исключением предусмотренных этим законом случаев. Закон о банкротстве предусмотрел несколько видов имущества, которые не включаются в конкурсную массу: имущество, изъятое из оборота; имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности; имущество должника, составляющее ипотечное покрытие; жилищный фонд социального использования; социально значимые объекты и т.д. (статьи 131, 132 Закона).

Вместе с тем, считая, что имущественные права должника, в отношении которых в Законе о банкротстве не содержится прямого запрета, подлежат включению в конкурсную массу наравне с другим имуществом, суд кассационной инстанции не учел особенности права аренды, переданного по соглашению заявителю по делу, и не оценил это право с позиции возможности отнесения его к тем имущественным правам, в отношении которых конкурсный управляющий вправе был совершать сделки по их распоряжению без согласия собственника самого имущества в целях удовлетворения требований кредиторов.

Содержанием договора аренды (имущественного найма) является предоставление арендатору (нанимателю) имущества его собственником (арендодателем) за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 Гражданского кодекса).

Это право реализуется из принадлежащего собственнику правомочия по распоряжению своим имуществом, установленное статьей 209 Гражданского кодекса, а также статьей 35 Конституции Российской Федерации, закрепившей право каждого собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.

Согласно части 2 статьи 209 Гражданского кодекса собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В отношении земли и других природных ресурсов часть 3 статьи 209 Гражданского кодекса установила, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129 этого же кодекса), то есть законами о земле и других природных ресурсов.

Соответствующие положения об особенностях сдачи в аренду земельных участков и других обособленных природных объектов, как следует из части 2 статьи 607 Гражданского кодекса, установлены другими законами.

Таким законом является Земельный кодекс, часть 2 статьи 22 которого прямо указывает на соблюдение порядка предоставления земельных участков в аренду не только в соответствии с гражданским законодательством, но и на основании этого кодекса, то есть в соответствии с нормами этой статьи.

При этом часть 5 этой статьи, определяя права арендатора земельного участка, прямо установила общее правило о том, что арендатор земельного участка вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права земельного участка в залог и внести их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества либо паевого взноса в производственный кооператив в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия арендодателя при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное.

Иные правила передачи права аренды определены частью 9 статьи 22 Земельного кодекса: при аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем пять лет арендатор земельного участка имеет право, если иное не установлено федеральными законами, в пределах срока договора аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу, в том числе права и обязанности, без согласия арендодателя при условии его уведомления.

Правила, содержащиеся в частях 5 и 9 статьи 22 Земельного кодекса определяют особенности сдачи земельного участка в аренду наряду с установленными частью 2 статьи 615 Земельного кодекса общими правилами предоставления имущества в аренду, предусматривающими, что арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено настоящим Кодексом, другим законом или иными правовыми актами.

Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.03.2005 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» было разъяснено, что при применении пунктов 5, 6, 9 статьи 22 Земельного кодекса, предоставляющих арендатору земельного участка право передавать в пределах срока договора аренды свои права и обязанности по договору третьему лицу, в том числе отдавать арендные права на земельный участок в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества либо паевого взноса в производственный кооператив, а также в субаренду без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, необходимо руководствоваться следующим.

Поскольку пункт 2 статьи 607 и пункт 2 статьи 615 Гражданского кодекса допускают возможность установления законом или иными правовыми актами особенностей сдачи в аренду земельных участков, и такие особенности предусмотрены Земельным кодексом, то в случае, указанном в пункте 9 статьи 22 этого Кодекса, для передачи арендатором своих прав и обязанностей по договору аренды земельного участка достаточно уведомления об этом арендодателя, а в иных случаях (при применении пунктов 5 и 6 статьи 22 Земельного кодекса) достаточно уведомления собственника земельного участка, если иное не предусмотрено договором.

Между тем пунктом 4.5 договора аренды, заключенного собственником и арендатором (организацией) было прямо предусмотрено условие о том, что арендатор не вправе передавать свои права и обязанности по договору третьему лицу, в том числе отдавать в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, или в качестве паевого взноса в производственный кооператив, а также передавать в субаренду земельный участок.

Приведенное условие было предметом спора по делу N А72-9352/2010 по урегулированию разногласий при заключении договора аренды, по которому соглашением конкурсный управляющий передал права аренды обществу. Пункт 4.5 договора был принят судом в приведенной выше редакции, на условиях, предложенных территориальным управлением как собственником имущества.

Таким образом, при утвержденной судом редакции указанного пункта договора аренды, а также с учетом срока действия договора, составляющего менее пяти лет, при рассмотрении возможности перехода права аренды третьему лицу следовало руководствоваться пунктом 5 статьи 22 Земельного кодекса, то есть только при согласии собственника земельного участка.

Учитывая содержание прав и обязанностей сторон по договору аренды, право арендодателя как собственника имущества устанавливать условия пользования его имуществом, в том числе вводить запрет на передачу его другим лицам, игнорирование этого условия является нарушением не только существующего обязательства между сторонами и положений указанных норм материального права, а также нарушением принадлежащего собственнику правомочия по распоряжению принадлежащим ему имуществом.

При изложенном выше правовом регулировании арендных отношений, в частности аренде земли и природных ресурсов, Судебная коллегия полагает, что, поскольку Закон о банкротстве не содержит положений, исключающих необходимость соблюдения, или о неприменении указанных выше требований Гражданского кодекса и Земельного кодекса, объем полномочий по распоряжению правом аренды должника конкурсным управляющим должен был определяться условиями заключенного с собственником земельного участка договора аренды. Признание организации несостоятельной (банкротом) и включение права аренды земельного участка в конкурсную массу должника не являются сами по себе основанием для изменения условий договора, заключенного до возникновения указанных обстоятельств, до внесения в него соответствующих условий или прекращения обязательства. Положений, позволяющих сторонам не исполнять принятые на себя обязательства по договору и не соблюдать условия, согласованные сторонами при его заключении, Закон о банкротстве также не содержит.

Включение имущественных прав должника в конкурсную массу, в соответствии с положениями статьи 131 Закона о банкротстве, наряду с имуществом должника не исключает необходимости последующей проверки правовой возможности отчуждения имеющихся у должника таких имущественных прав, наличия на то ограничений в силу закона или договоров, заключенных с должником, соблюдения иных требований закона, предъявляемых при реализации имущества должника в соответствии с положениями этого закона.

Имущественные права аренды, которыми должник не вправе был распорядиться без согласия собственника земельного участка, не могут быть переданы другому лицу без его воли только лишь по одному основанию, связанному с признанием арендатора должником и со ссылкой на Закон о банкротстве. Указанные права могли быть переданы конкурсным управляющим в соответствии с положениями пунктов 5 и 9 статьи 22 Земельного кодекса только по договору аренды, заключенному на срок более пяти лет, или по договору, по которому не имелось ограничений для передачи права аренды.

Отсутствие в статье 131 Закона о банкротстве указания на ограничение включения в конкурсную массу этого имущественного права не отменяет необходимости проверки возможности распоряжения этим правом конкурсным управляющим при удовлетворении требований кредиторов.

Иной подход, мотивированный необходимостью защиты прав кредиторов должника, направлен на столкновение интересов этих лиц с интересами собственников имущества, находящегося во временном пользовании должника, позволяя передавать имущественные права в обход воли собственника имущества, что приводит к ущемлению его права на выбор арендатора, не обеспечивает равенство участников имущественных отношений.

На основании изложенного неправильное применение судом кассационной инстанции норм материального права, подлежащих применению при рассмотрении настоящего спора, в соответствии с частью 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является основанием для отмены принятого им судебного акта.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.08.2015 по делу N А72-13047/2014 Арбитражного суда Ульяновской области отменить.

Решение Арбитражного суда Ульяновской области от 26.11.2014, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2015 по тому же делу оставить без изменения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Борисова Е.Е.
Судьи Киселева О.В., Попова Г.Г.

Обзор документа

Передача кредитору права аренды земли, принадлежащего банкроту, в счет погашения долга без согласия ее собственника допускается не во всех случаях.

Такой вывод следует из позиции СК по экономическим спорам ВС РФ, которая указала следующее.

ЗК РФ определяет права арендатора земли.

По общему правилу, он вправе передать свои права и обязанности по договору аренды третьему лицу в пределах срока этой сделки без согласия арендодателя при условии его уведомления.

Данное правило действует, если договором аренды участка не предусмотрено иное.

Также ЗК РФ предусмотрены иные правила передачи права аренды.

Так, при аренде государственного или муниципального участка на срок более 5 лет арендатор участка в пределах этого периода может передать (если иное не установлено федеральными законами) свои права и обязанности по данному договору третьему лицу без согласия арендодателя при условии его уведомления.

Приведенные нормы определяют особенности сдачи участка в аренду наряду с общими правилами ГК РФ, согласно которым арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), если иное не установлено этим кодексом, другим законом или актами.

Ранее Пленумом ВАС РФ были даны разъяснения по этому поводу.

Исходя из них, для передачи арендатором своих прав и обязанностей по договору аренды государственного или муниципального участка на срок более 5 лет достаточно уведомления об этом арендодателя.

В иных случаях для такой передачи достаточно уведомления собственника земли, если иное не предусмотрено договором.

Т. е. когда речь идет, в частности, об аренде федеральной земли сроком менее 5 лет и договором предусмотрен запрет на передачу прав по нему третьим лицам, перенаем не допускается, т. к. он возможен лишь при согласии собственника участка. Именно такой случай имел место в рассматриваемом деле.

Закон о банкротстве не указывает на то, что приведенные ограничения не применяются.

Поэтому в описанном случае объем полномочий конкурсного управляющего по распоряжению правом аренды должника определяется условиями заключенного с собственником участка договора аренды.

Признание организации банкротом и включение права аренды земли в конкурсную массу должника — сами по себе не основание для изменения условий заключенного до этого договора.

ГК, ЗК или Закон о банкротстве: экономколлегия ответила, что приоритетнее при аренде публичной земли

Обанкротившаяся организация передала свои права арендатора одному из кредиторов, однако Росреестр отказался регистрировать сделку. Суды разбирались в том, что имеет преимущество в этом случае – Закон о банкротстве или специальные положения об аренде, предусматривающие необходимость получения согласия арендодателя на передачу прав? Единого мнения у них не было, и точку в споре поставил ВС.

Зимой 2009 года организация «Новоанненковское» была признана банкротом, а спустя полтора года Управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ульяновской области (далее – управление) передало ей в аренду земельный участок на 4 года 11 месяцев. 15 июля 2014 года «Новоанненковское» передало имущественные права на участок одному из кредиторов – обществу «Алтын», при этом согласия собственника федеральной земли на это не получила.

«Алтын» обратился в Росреестр с заявлением о государственной регистрации соглашения о передаче имущественного права, однако 19 сентября 2014 года ему было отказано. Основанием для этого послужили прямо закрепленный в договоре аренды запрет на передачу прав по нему и ст. 22 Земельного кодекса РФ, согласно которой арендатор по договору аренды, заключенному на срок до пяти лет, не вправе передавать третьему лицу права по нему без согласия собственника.

«Алтын» оспорил решение Росреестра в суд (№ А72-13047/2014), и две первые инстанции в требованиях ему отказали. Поскольку договор аренды и ст. 22 ЗК не позволяют передавать права арендатора в субаренду без согласия собственника, то оснований для государственной регистрации не имелось, рассудили они.

Закон о банкротстве в приоритете

Кассация округа иск общества «Алтын», наоборот, полностью удовлетворила, признав отказ Росреестра недействительным. Коллегия пришла к выводу, что нормы Закона о банкротстве (согласно которым арендуемые земельные участки составляют конкурсную массу) имеют приоритет как над самим договором, так и над общими положениями Гражданского и Земельного кодексов, предусматривающими необходимость получения согласия арендодателя на передачу прав по договору.

Право аренды является имущественным, составляет конкурсную массу и может быть реализовано, и специальные нормы Закона о банкротстве предусматривают их продажу, рассудила кассация, «поскольку такие действия направлены на выполнение задач конкурсного производства, в частности, на реализацию всего имущества должника в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов».

Отсутствие же необходимости согласия собственника на передачу прав арендатора суд кассационной инстанции обосновал ссылками на п. 2 ст. 131 и ст. 132 Закона о банкротстве. Там перечислено имущество должника, не включаемое в конкурсную массу, и право аренды земельного участка должника туда не входит. «Соответственно, такое имущество подлежит реализации без согласия арендодателя», резюмируется в определении.

Игнорировать условия договора нельзя

Росреестр обратился с жалобой в Верховный суд РФ и там сумел добиться своего. В конце февраля этого года экономическая коллегия ВС (Елена Борисова, Ольга Киселева и Галина Попова) постановление кассации округа отменила, а акты первой и апелляционной инстанции, которыми было отказано обществу «Алтын» в требованиях, – оставила в силе.

Как говорится в полной версии определения ВС, суд кассационной инстанции не учел особенности переданного права аренды и не оценил его с позиции возможности отнесения к тем имущественным правам, в отношении которых конкурсный управляющий был вправе совершать сделки по их распоряжению без согласия собственника имущества в целях удовлетворения требований кредиторов.

Так как договор аренды действовал менее пяти лет и содержал прямой запрет на передачу прав третьим лицам, то следовало руководствоваться именно ст. 22 ЗК, сделала вывод экономколлегия. «Игнорирование этого условия [о запрете на передачу участка третьим лицам] является нарушением не только существующего обязательства между сторонами и норм материального права, а также нарушением принадлежащего собственнику правомочия по распоряжению принадлежащим ему имуществом», обращается внимание в определении ВС.

По мнению «тройки», объем полномочий по распоряжению правом аренды должника конкурсным управляющим должен был определяться именно условиями заключенного с собственником участка договора аренды – «поскольку Закон о банкротстве не содержит положений, исключающих необходимость соблюдения, а также о неприменении требований Гражданского и Земельного кодексов». Просто же факт признания организации банкротом и включение права аренды в конкурсную массу, как считают судьи ВС, не являются основанием для изменения условий договора, заключенного до возникновения указанных обстоятельств. При этом положений, позволяющих сторонам не исполнять принятые на себя обязательства по договору, Закон о банкротстве не содержит.

Одной ссылки на Закон о банкротстве недостаточно

Включение имущественных прав должника в конкурсную массу не исключает необходимости и последующей проверки правовой возможности отчуждения имеющихся у должника имущественных прав (в частности, наличия на то ограничений в силу закона или договоров), указала экономколлегия.

«Права аренды, которыми должник не вправе был распорядиться без согласия собственника земельного участка, не могут быть переданы другому лицу без его воли только лишь по одному основанию, связанному с признанием арендатора должником и со ссылкой на Закон о банкротстве», констатируется в определении. Они могли быть переданы конкурсным управляющим в соответствии с ЗК только по договору аренды, заключенному на срок более пяти лет, или по договору, по которому не имелось ограничений для передачи права аренды.

Отсутствие же в статье 131 Закона о банкротстве указания на ограничение включения в конкурсную массу права аренды также не отменяет необходимости проверки возможности распоряжения этим правом конкурсным управляющим при удовлетворении требований кредиторов, обращается внимание в определении. Иной подход, по мнению «тройки», даже мотивированный необходимостью защиты прав кредиторов должника, направлен на столкновение интересов этих лиц с интересами собственников имущества. Это позволило бы передавать имущественные права в обход воли собственника имущества, что приведет к ущемлению его права на выбор арендатора и не обеспечивает равенство участников имущественных отношений, подытожила экономколлегия.

Когда право аренды нельзя включить в конкурсную массу – критерии ВС

Экономколлегия ВС рассказала, в каком случае иск о расторжении договора аренды с банкротящимся должником нельзя рассматривать в рамках дела о несостоятельности. Для этого надо ответить на вопрос о том, могут ли права арендатора в принципе войти в конкурсную массу.

В 2008 году сельскохозяйственное предприятие «Красноуфимский аграрный колледж» (далее – предприятие) арендовало у Департамента лесного хозяйства Свердловской области (далее – департамент) лесной участок.

Спустя два года предприятие обанкротилось (№ А60-20087/2010) и в отношении него открыли конкурсное производство. А в 2015 году департамент обратился с отдельным иском в суд о расторжении договора аренды (№ А60-37449/2015), мотивируя его тем, что предприятие не платит арендные платежи.

Три инстанции оставили иск департамента без рассмотрения. Требование возникло из обязательственных отношений имущественного характера (договор аренды), иск подан после открытия конкурсного производства, а значит, его надо рассматривать в рамках банкротного дела, рассудили они. Это нужно для соблюдения баланса интересов кредиторов.

С этим не согласилась Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС): Денис Капкаев, Ирина Букина и Иван Разумов.

При разрешении спора, направленного на прекращение права аренды, следует установить возможность включения в конкурсную массу и дальнейшей реализации этого права в процедуре конкурсного производства для удовлетворения требований кредиторов,

– сразу говорится в недавно опубликованном определении ВС.

Однако в случае предприятия его имущественные права по договору аренды не могут быть использованы в качестве актива для удовлетворения требований кредиторов. А все потому, что в договоре контрагенты определили, что передавать права и обязанности по нему арендатор может только с согласия арендодателя. И такого одобрения получено не было.

«Поскольку требование о расторжении договора не затрагивает права и законные интересы кредиторов должника, оснований для вывода о необходимости его рассмотрения в деле о банкротстве у судов не имелось», – резюмируется в определении КЭС. И в итоге спор отправился в первую инстанцию для рассмотрения по существу.

Мнение юристов

КЭС подтвердила условия, при которых такой актив, как право аренды, не может быть включен в конкурсную массу, комментирует определение Олег Пермяков, старший юрист Goltsblat BLP. Первое из них – арендатор не получил от арендодателя разрешения на передачу прав и обязанностей. Второе – требование арендодателя о расторжении договора не затрагивает права кредиторов.

Мотивировка КЭС может быть истолкована судами как призывающая в каждом конкретном споре о расторжении договора исследовать вопрос о том, возможно ли включить права должника в конкурсную массу исходя из возможности передачи его прав другому лицу без согласия кредитора, указывает Юлия Карпова, руководитель судебной практики “Инфралекс”. В таком случае наличие в договоре положения о возможности передать права должника любому лицу без согласия его контрагента будет свидетельствовать о возможности пополнить конкурсную массу должника, добавляет она, и, следовательно, о необходимости рассматривать спор о расторжении договора в деле о банкротстве.

Александр Федорков, юрист Nektorov, Saveliev & Partners, в целом такой подход КЭС считает справедливым. ВС встал на защиту арендодателя, говорит он: «Поскольку он имеет законный интерес быть уверенным в том, что вместо арендатора, с которым договор аренды был заключен изначально, не окажется неизвестный ему контрагент».

А вот Олег Пермяков считает такой вывод – о невозможности включить в конкурсную массу права по договору аренды, где арендодатель не выдал разрешения на перевод прав и обязанностей, – спорным. «У нас на практике довольно часто встречаются ситуации, когда право аренды земельного участка представляет собой существенный актив должника-банкрота: например, аренда лесного участка в целях добычи древесины или аренда земли в центральной части крупного населенного пункта и пр.», – рассказывает Пермяков. И, по его мнению, лишение должника-банкрота такого актива (а соответственно, и возможности его реализовать на торгах) не отвечает целям законодательства о банкротстве.

Включение права аренды участка в конкурсную массу: нормы ЗК РФ против правил Закона о банкротстве

Коллеги, добрый день!

Недавно Верховный суд рассмотрел интересный спор, обзором которого решила с вами поделиться (дело № А72-13047/2014, № 306-КГ15-15500).

Главный вывод: нельзя передать право аренды государственной или муниципальной недвижимости без согласия арендодателя в счет погашения требований кредиторов арендатора-банкрота, если такое согласие обязательно в силу условий договора аренды и закона.

Кому интересно: арендаторам и собственникам государственной и муниципальной недвижимости, а также кредиторам в деле о банкротстве.

ВС РФ решил, что имущественные права предприятия-банкрота по договору аренды государственной недвижимости не могут быть включены в состав конкурсной массы в ходе рассмотрение дела о банкротстве арендатора, если на это не дал согласие арендодатель и такое согласие является обязательным. Указанный запрет установлен ЗК РФ, который имеет приоритет перед положениями законодательства о банкротстве.

В феврале 2009 года государственное унитарное предприятие (далее – предприятие) было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура конкурсного производства. В конкурсную массу включены имущественные права по договору аренды находящегося в федеральной собственности земельного участка. Договор был заключен между территориальным управлением Росимущества и предприятием в лице его конкурсного управляющего в октябре 2010 года на срок 4 года и 11 месяцев. В соответствии с условиями договора передача прав и обязанностей арендатора третьим лицам была запрещена.

В ходе конкурсного производства в июне 2014 года один из кредиторов – общество с ограниченной ответственностью (далее – общество) изъявил желание принять имущественные права по указанному договору аренды. Между предприятием и обществом было заключено соглашение о передаче имущественных прав, однако управление Росрееста отказало в регистрации данного соглашения. Отказ был обоснован нормой п. 9 ст. 22 Земельного кодекса РФ, в соответствии с которой арендатор земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, имеет право передавать свои права и обязанности по договору третьему лицу без согласия собственника земельного участка только при условии, что договор заключен на срок более пяти лет. Общество не согласилось с решением территориального органа Росреестра и обратилось в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требования, поскольку пришли к выводу, что применительно к данному случаю общей нормой является п. 2 ст. 615 ГК РФ, а специальными – п. 9 ст. 22 ЗК РФ и ст. 131 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Признание заявителя несостоятельным и открытие конкурсного производства не изменяют режим пользования земельным участком, в связи с чем нормы ст. 22 ЗК РФ являются приоритетными по отношению к нормам законодательства о банкротстве.

Суд округа отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанции и удовлетворил требования общества, поскольку пришел к противоположному выводу: законодательство о банкротстве имеет приоритет перед ЗК РФ. Суд указал, что именно специальные положения Закона о банкротстве предусматривают возможность продажи предприятием-банкротом имущественных прав на арендованную землю. Данная возможность обусловлена задачами конкурсного производства, которое направлено на реализацию имущества должника для соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Запрет на продажу прав и обязанностей арендатора при банкротстве последнего позволил бы не учитывать данный актив в составе имущества должника, что противоречит положениям Закона о банкротстве. Так, в соответствии со ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства (в том числе имущественные права) и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Земельные участки, находящиеся у предприятия-банкрота на основании договора аренды, из конкурсной массы не исключены.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд РФ (Определение от 26.02.2015, см. вложенный файл) не согласился с постановлением суда кассационной инстанции, отменил его и оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что правовое регулирование в отношении таких объектов гражданских прав, как земля и другие природные ресурсы, должно осуществляться с учетом п. 3 ст. 209 ГК РФ. В соответствии с ней владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется в той мере, в какой их оборот допускается специальными законами о земле и других природных ресурсах. Особенности правового регулирования сдачи в аренду земельных участков установлены, в частности, Земельным кодексом РФ.

Закон о банкротстве не содержит положений, исключающих необходимость соблюдения указанных выше требований Гражданского и Земельного кодексов. Иная позиция, мотивированная необходимостью защиты прав кредиторов, приводит к столкновению их интересов с интересами собственника имущества. Данный подход позволяет передавать имущественные права в обход воли собственника, что приводит к нарушению права на свободный выбор арендатора.

Праджа права аренды З/У сельскохозяйственной организации.

GiVAi

Не так давно Верховный Суд РФ в своем определении № 306-КГ15-15500 от 26.02.2016 г. по делу № А72-13047/2014 выступил против реализации включенного в конкурсную массу права аренды З/У без согласия собственника. При этом интересен следующий подход ВС РФ:
Имущественные права аренды, которыми должник не вправе был распорядиться без согласия собственника земельного участка, не могут быть переданы другому лицу без его воли только лишь по одному основанию, связанному с признанием арендатора должником и со ссылкой на Закон о банкротстве. Указанные права могли быть переданы конкурсным управляющим в соответствии с положениями пунктов 5 и 9 статьи 22 Земельного кодекса только по договору аренды, заключенному на срок более пяти лет, или по договору, по которому не имелось ограничений для передачи права аренды.
Отсутствие в статье 131 Закона о банкротстве указания на ограничение включения в конкурсную массу этого имущественного права не отменяет необходимости проверки возможности распоряжения этим правом конкурсным управляющим при удовлетворении требований кредиторов.
Иной подход, мотивированный необходимостью защиты прав кредиторов должника, направлен на столкновение интересов этих лиц с интересами собственников имущества, находящегося во временном пользовании должника, позволяя передавать имущественные права в обход воли собственника имущества, что приводит к ущемлению его права на выбор арендатора, не обеспечивает равенство участников имущественных отношений.

Данная позиция уже нашла отражение в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2016 N 08АП-610/2016 по делу N А75-9038/2010, Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2016 N 19АП-1752/2016 по делу N А14-13955-2015, Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2016 N 09АП-11491/2016-ГК по делу N А40-179911/15.

Сейчас аналогичная позиция складывается еще в некоторых делах о банкротстве, при этом Росимущество теперь настаивает на исключении права аренды из конкурсной массы, говоря о том, что они явно возражают против реализации такого имущественного права.

Думаем обратиться с надзорной жалобой самим или через участников того дела, но к сожалению не хватает опыта написания таковых жалоб.
1. Считаем, что указанный подход противоречит общепринятой практике, отраженной в Постановлении Конституционного суда РФ о приоритете специальных норм ЗоБ над общими нормами Закона, в том числе ЗК, ГК.
В силу ст. 1, ч. 3 ст.232 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п.17 ст.4 Федерального закона от 20.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», а так же с учетом позиции Конституционного Суда изложенной в Определении № 504-О от 04.12.2003г., специальные нормы Закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» носят приоритетный характер над общегражданским законодательством. Законодательство Российской Федерации должно применяться в той части, в которой не урегулировано Законом №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
2. Такой подход противоречит ст. ст. 131, 132 ЗоБ, т.к. данные нормы содержат исчерпывающий перечень имущества включаемого в конкурсную массу и имущества не включаемого в конкурсную массу, а так же в них закреплен порядок исключения имущества из конкурсной массы. Подход противоречит ст. 110 ЗоБ в которой указано, что реализуется все имущество, в т.ч. имущественные права. ЗоБ не содержит дополнительных оговорок или ограничений на реализацию имущества, следовательно нормы ЗоБ носят императивный характер, в отличии от ЗК, где указано «если не предусмотрено настоящим кодексом или Законом».
3. Такой подход экономколегии противоречит позиции Президиума ВАС РФ изложенной в постановлении от 28.02.2012 №14850/11. Так Президиум ВАС РФ указал, что реализации такого имущества должника, как право аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, следует руководствоваться по аналогии правилами о перенайме и исходить из того, что без согласия арендодателя при условии его уведомления можно реализовать принадлежащие должнику по договору аренды совокупность прав и обязанностей арендатора.
4. Такой подход экономколегии противоречит ч.3 ст. 35 Конституции РФ, так как лишает кредиторов возможности удовлетворить свои требования, что по сути является принудительным отчуждение частной собственности без предварительного и равноценного возмещения. При этом вывод экономколегии о том, что реализация права аренды нарушало бы ч.2 ст. 35 Конституции РФ, считаем не состоятельным, т.к. реализация права аренды по сути является перенаймом (заменой стороны в договоре) при этом новая сторона договора принимает на себя все права и обязанности в пределах срока действия договора. Сам З/У не реализуется. Права собственника, установленные ч.2 ст.35 Конституции РФ в данном случае нарушаются ровно столько же, сколько они могут быть вообще нарушены договором аренды. Так как при перенайме не происходит изменения существенных условий договора, Арендодатель является государственным органом и его право на выбор арендатора ограничено рамками закона, где устанавливается что арендатором можно стать в строго определенных случаях (например переоформить ПБП, победить в конкурсе и т.д.), при этом Росимущество как государственный орган не вправе принимать решение о выборе арендатора на основании только своей личной симпатии или не приязни. Таким образом, перенаймом договора аренды не могут быть нарушены права, закрепленные ч.2 ст.35 Конституции, т.к. право выбора арендатора изначально ограничены рамками закона и носят императивный характер. (здесь хочу сделать лирическое отступление, что такой подход действительно может породить некую коррупционную составляющую выраженную в получении права аренды в обход государственных торгов, но следует во первых учесть, что у большинства ФГУП право аренды было получено в результате переоформления ПБП, во вторых, что порядок конкурса при проведении электронных торгов соблюдается конкурсным управляющим и у условия его проведения не отличаются от государственных торгов — прим. автора)
При этом вышеуказанный вывод экономколегии напротив противоречит ч. 2. ст.8 Конституции которая устанавливает равенство всех прав собственности, а так же противоречит ч.3 ст. 17 Конституции РФ, так как стремление защитить права владения, пользования, распоряжения Росимущества (арендадателя) явно нарушает права кредиторов на удовлетворение их требований. Данная позиция так же нарушает ч. 3 ст. 55 Конституции, так как фактически накладывает ограничения на права требования кредиторов.

Дело в том, что в настоящее время суды уже не принимают во внимание срок договора аренды, а слепо ссылаются на позицию ВС РФ, что порождает злоупотребление со стороны нечестных арендодателей и фактически права кредиторов посланы лесом. Так же данный подход препятствует реализации конкурсной массы С/Х организации, так как покупатели не хотят приобретать имущество без земли, оно им просто не нужно (зачем им соха если им не чего пахать). В общем я считаю, что это серьезное препятствие в процедурах банкротства и прошу у вас помощи в преодолении его, ведь один в поле не воин, а коллективный разум непобедим.
Поэтом прошу совета у вас, как более опытных товарищей, подскажите пожалуйста что еще можно добавить к сказанному? есть ли у кого опыт обращения в надзор, что там надо указывать? Есть ли у кого практика по данному вопросу или может есть позиция, которую мы не учли?
Заранее прошу Вашего прощения за создание такой темы и за наше правовое неведение, мы тоже люди и к сожалению все знать и учитывать не можем.
С уважением Александр.
Заранее благодарен за помощь.

Реализация права аренды

bankrot80

Пользователь

Всем доброе время суток!
Есть некоторый вопрос: У предприятия, которое уже в конкурсе имеется единственный актив — право аренды земельного участка, который заключен на неопределенный срок. Предприятие выступает в роли арендатора, арендодатель – Управление земельных ресурсов (УЗР). На земельном участке имеются сваи и бетонные блоки (никак не оформлено), должник документов никаких не передавал (рассматривается вопрос о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности), но дело не в субсидиарной ответственности….

Стоит вопрос о реализации этого права аренды. УЗР «оформил» судебным актом текущие платежи по аренде земельного участка в размере 600 тыс.руб. и соответственно реестровые в размере 2700 тыс.руб.

Каких-либо денежных средств, в период временного и конкурсного процедур так и не поступало (заверения (гарантийные письма по финансированию процедур) конкурсных кредиторов о перечислении денежных средств так и не выполнены). На торги так же нет денежных средств. Я получил экспертное заключение оценщика о том, что стоимость права аренды составляет менее 100 тыс.руб.

Утвердив на собрании кредиторов положение о продаже имущество, а также утвердив стоимость этого права в размере менее 100 тыс.руб., собираюсь реализовать это право путем простой продажи разместив объявления в СМИ.

1. Если стоимость права аренды менее 100 тыс. и утверждено собранием, правомерно реализовать его не на торгах ?

2. перейдёт ли размер текущих платежей УЗР на нового арендатора?

Постановление от 10 июня 2016 г. по делу № А07-9239/2013

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

№ 18АП-4820/2016
г. Челябинск
10 июня 2016 года

Дело № А07-9239/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 07 июня 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 июня 2016 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Хоронеко М.Н.,

судей Карпусенко С.А., Столяренко Г.М.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Иншаковой М.А, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан на определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 17.03.2016 по делу № А07-9239/2013 об отказе в удовлетворении заявления о признании недействительными торгов (судья Курбангалиев Р.Р.)

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 15.07.2013 муниципальное унитарное предприятие «Производственное управление жилищно- коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан (далее – МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ, должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден арбитражный управляющий Газдалетдинов Айдар Маратович.

В рамках дела о банкротстве должника поступило заявление Администрации Муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан (далее – Администрация МР Уфимский район РБ, заявитель) о признании торгов по продаже права аренды земельных участков по договору № 000600 аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности от 22.12.2005, договора уступки права аренды земельного участка от 17.04.2015 № 03/2015, заключенного между МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ и Ярмилко Нататьей Сергеевной, недействительными.

Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 05.11.2015 по ходатайству конкурсного управляющего к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Федеральное агентство по управлению государственным имуществом Республики Башкортостан.

Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 14.12.2015 по ходатайству заявителя к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены МУП «Управление по благоустройству муниципального района Уфимский район РБ», Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РБ, ООО «Пром-Консалтинг».

Определением от 17.03.2016 в удовлетворении требований отказано.

Не согласившись с указанным судебным актом, Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан (далее – Администрация, податель апелляционной жалобы) обратилась в суд с апелляционной жалобой.

Как следует из апелляционной жалобы, суд первой инстанции не применил положения стати Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 168. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта’ target=’_blank’>168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 130 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), не учел вступивший в законную силу судебный акт по делу №А07-19717/2015, которым подтверждены нарушения, выявленные при организации проведения торгов по реализации права аренды земельного участка. Решение собрания кредиторов об утверждении Порядка продажи имущества, оформленное протоколом от 26.12.2014, признано недействительным. Так, на момент проведения торгов оценка права аренды не проведена, цена была определена произвольно, что нарушает права заявителя. Кроме того, конкурсный управляющий, приступая к реализации имущества, фактически распорядился земельным участком, на котором расположен объект коммунальной инфраструктуры муниципального района- сооружения полигона твердых бытовых отходов площадью застройки 31 408,2 кв.м., расположенных в границах в том числе и земельного участка с кадастровыми номерами 02:47:050801:7, 02:47:050801:54. Зарегистрированное право собственности муниципального образования на сооружение не оспорено, не признано недействительным либо отсутствующим. Порядок продажи не предусматривает отчуждение имущественного права с торгов в форме конкурса и не устанавливает определенных Законом о банкротстве условий, в соответствии с которыми наряду с правом приобретаются и обязательства по содержанию социально-значимого объекта (условия конкурса). Следовательно, порядок продажи имущества, на основании которого продано право аренды, нарушает права и законные интересы Администрации, как собственника сооружения, относящегося к социально-значимым объектам. Судебным актом по делу №А07-19717/2005 конкурсный управляющий Газдалетдинов А.М. привлечен к административной ответственности в связи с допущенными нарушениями при проведении торгов.

С учетом изложенного, податель апелляционной жалобы просит отменить судебный акт и удовлетворить требования в полном объеме.

Судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы отложено на 07.06.2016 для представления дополнительных доказательств.

Во исполнение определения суда от 10.05.2016 конкурсный управляющий представил в материалы дела протокол об определении участников и победителей торгов, договор №03/2015 уступки права от 17.04.2015 с актом приема-передачи от 21.04.2015, выписка с расчетного счета должника за период с 03.04.2015 по 21.04.2015.

Указанные документы приобщены к материалам дела в целях полного исследования обстоятельств по делу.

Ярмилко Н.С. и конкурсный управляющий возражали против доводов апелляционной жалобы, просили оставить судебный акт без изменения. Конкурсный управляющий Газдалетдинов А.М. в отзыве указал, что возврат должнику права аренды повлечет дополнительные расходы и введение должника в инициированные Ярмилко Н.С. и Администрацией судебные процессы по данному земельному участку, обстоятельства государственной регистрации права собственности на здания, расположенные на данном земельном участке, стали известны только после публикации объявления о торгах (18.03.2015), вопрос об отчуждении земельного участка обсуждался на собрании, на котором присутствовал представитель Администрации, в этой связи конкурсный управляющий усматривает наличие злоупотребления правом со стороны Администрации.

В соответствии со статьей Раздел I. Общие положения > Глава 2. Состав арбитражного суда > Статья 18. Формирование состава суда’ target=’_blank’>18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена в составе суда: судья Ершова С.Д. заменена на судью Карпусенко С.А. (определение от 06.06.2016).

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 22.12.2005 между Территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Башкортостан (арендодатель) и Государственным унитарным предприятием «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства Уфимского района» РБ (арендатор) заключен договор № 000600 аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, кадастровый номер 02:47:050801:0003, общей площадью 90000 кв.м., категория земель – земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, иного специального назначения, с разрешенным использованием – на период проектирования полигона твердых бытовых отходов.

Дополнительным соглашением №1 от 01.12.2006 к договору аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, от 22.12.2005 срок аренды земельного участка продлен на период с 01.12.2006 по 01.12.2016.

На основании постановления Правительства Республики Башкортостан №312 от 30.12.2005, постановления Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан №58 от 01.03.2006 05.07.2006 в Едином государственном реестре юридических лиц зарегистрированы изменения в устав в связи с изменением собственника имущества и наименования юридического лица — муниципального унитарного предприятия «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан (МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ).

Дополнительным соглашением №2 от 30.06.2009 к договору аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, от 22.12.2005 внесено изменение в наименование арендатора, внесены изменения в части определения характеристик земельного участка: кадастровые номера 02:47:050801:7 (площадью 15493 кв.м.) и 02:47:050901:141 (площадью 74511 кв.м.), общей площадью 90004 кв.м.

Договор аренды земельного участка и дополнительные соглашения к нему зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Из имеющегося в деле кадастрового паспорта на земельный участок с кадастровым номером 02:47:050801:7 следует, что он образован из земельного участка с кадастровым номером 02:47:050801:6 путем преобразования в результате выдела; площадь участка 15495 (+/- 50) кв.м, разрешенное использование – для строительства специального объекта.

Согласно кадастровому паспорту земельного участка от 16.09.2014 № 02/14/1-630727 земельный участок с кадастровым номером 02:47:050801:141 преобразован в земельный участок с кадастровым номером 02:47:050801:64.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 15.07.2013 МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ (арендатор) признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден арбитражный управляющий Газдалетдинов Айдар Маратович.

По смыслу пункта 6 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 129. Полномочия конкурсного управляющего’ target=’_blank’>129 Закона о банкротстве объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения, в том числе объекты переработки и утилизации (захоронения) бытовых отходов, необходимые для жизнеобеспечения граждан, относятся к социально значимым объектам.

В силу пункта 4 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 132. Имущество должника, не включаемое в конкурсную массу’ target=’_blank’>132 Закона о банкротстве социально значимые объекты а также иные объекты, продажа которых в соответствии с законодательством Российской Федерации должна осуществляться путем проведения торгов в форме конкурса, продаются в порядке, установленном статьей 110 настоящего Федерального закона.

Обязательными условиями конкурса по продаже указанных объектов являются обязательства покупателей обеспечивать надлежащее содержание и использование указанных объектов в соответствии с их целевым назначением, а также выполнение иных устанавливаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации обязательств.

В случае продажи объектов коммунальной инфраструктуры к обязательным условиям конкурса относятся также обязательства покупателей предоставлять гражданам, организациям, осуществляющим эксплуатацию жилищного фонда социального использования, а также организациям, финансируемым за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, товары (работы, услуги) по регулируемым ценам (тарифам) в соответствии с установленными надбавками к ценам (тарифам) и предоставлять указанным потребителям установленные федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления льготы, в том числе льготы по оплате товаров (работ, услуг).

Согласно пункту 1 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 140. Уступка прав требования должника’ target=’_blank’>140 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи.

26.12.2014 конкурсным управляющим должника проведено собрание кредиторов МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ с повесткой дня:

1. Отчет конкурсного управляющего о результатах конкурсного производства.

2. Определение начальной цены продажи уступки права требования (дебиторской задолженности).

3. Предложения о порядке, сроках и (или) условий продажи имущества должника.

4. Утверждение порядка продажи имущества должника, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату до даты открытия конкурсного производства составляет менее чем сто тысяч рублей.

5. Утверждение Положения о торгах права требования (дебиторской задолженности).

Согласно протоколу собрания кредиторов должника от 26.12.2014 на собрании кредиторов приняли участие представители двух кредиторов – Федеральная налоговая служба (ФНС России) и индивидуальный предприниматель Кильметов Э.А., обладающие соответственно 4,725 % и 86,159 % голосов от общего числа голосов кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов. Сумма требований кредиторов, имеющих право голоса на собрании кредиторов, составила 4 137 689,21 руб. (90,88 % от общего количества голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов по данным реестра требований кредиторов).

Из протокола собрания кредиторов МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ от 26.12.2014 следует, что конкурсный управляющий в ходе собрания кредиторов пояснил, что в предлагаемом Предложении о порядке продажи имущества предлагается реализовывать дебиторскую задолженность посредством торгов и установлением начальной цены продажи (уступка) права требования согласно отчету оценщика и положительного заключения по отчету по оценке, выданного уполномоченным Правительством Российской Федерации на подготовку заключений по отчетам оценщиков, а оценку выявленного имущественного права аренды на земельные участки площадью 74511 кв.м. с кадастровым номером 02:47:050801:64 и площадью 15493 кв.м. с кадастровым номером 02:47:050801:7 по договору аренды №000600 от 22.12.2005 сроком аренды до 01.12.2016 не производить, поскольку проведение оценки для данного вида имущественных прав не является обязательным, затянет процедуру реализации и затраты на конкурсное производство в силу следующего: 1) в соответствии с пунктом 5 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 130. Оценка имущества должника’ target=’_blank’>130 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» имущество балансовой стоимостью менее 100 000 рублей и относящееся к движимому имуществу может быть оценено без привлечения оценщика; 2) поскольку право аренды земельного участка не подлежит отражению в балансе (Приказ Минфина РФ от 29.07.1998 №34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ»), то, следовательно, оно не может иметь балансовой стоимости.

Большинством голосов кредиторов приняты следующие решения:

1. по первому вопросу повестки собрания кредиторов: «Принять к сведению информацию о ходе конкурсного производства»;

2.по второму вопросу повестки собрания кредиторов: «Определить начальную цену продажи (уступки) права требования согласно отчету оценщика и положительного заключения по отчету об оценке, выданного уполномоченным Правительством РФ на подготовку заключений по отчетам оценщиков»;

3.по третьему вопросу повестки собрания кредиторов: «Утвердить Положение о порядке, сроках и (или) условиях продажи имущества должника в измененной редакции»;

4.по четвертому вопросу повестки собрания кредиторов: «Утвердить Порядок продажи имущества должника, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату до даты открытия конкурсного производства составляет менее чем сто тысяч рублей в измененной редакции»;

5. по пятому вопросу повестки собрания кредиторов: «Утвердить Положение о торгах права требования (дебиторской задолженности) в редакции конкурсного управляющего».

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2015 №18 АП-6549/2015 по настоящему делу признаны недействительными решения собрания кредиторов МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ от 26.12.2014 по 3, 4 вопросам повестки дня в отношении определения порядка продажи права аренды земельных участков.

Отменяя решения собрания от 26.12.2014, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что цена права аренды земельного участка определена в нарушение положений статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 130. Оценка имущества должника’ target=’_blank’>130 Закона о банкротстве произвольно, без привлечения оценщика, кроме того, форма реализации имущества (торги) не соответствует положениям пункта 6 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 129. Полномочия конкурсного управляющего’ target=’_blank’>129, пункта 4 статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава VII. Конкурсное производство > Статья 132. Имущество должника, не включаемое в конкурсную массу’ target=’_blank’>132 Закона о банкротстве об обязательности проведения конкурса при реализации социально-значимых объектов. Кроме того, нарушены положения статьи Глава V. Возникновение прав на землю > Статья 35. Переход права на земельный участок при переходе права собственности на здание, сооружение’ target=’_blank’>35 Земельного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми при переходе права собственности на здание, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник. Собственник здания, сооружения, находящихся на чужом земельном участке, имеет преимущественное право покупки или аренды земельного участка, которое осуществляется в порядке, установленном гражданским законодательством для случаев продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу.

Однако на момент принятия постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда торги состоялись (протокол 14.04.2015 (л.д.54-57), договор с приобретателем имущества заключен 17.04.2015.

В соответствии с утвержденным положением о порядке продажи имущества права аренды земельных участков 02:47:050801:7, 02:47:050801:64 реализованы единым лотом на торгах в электронной форме с открытой формой представления предложений о цене этого имущества; начальная цена продажи определена без привлечения оценщика и составила 1 500 000 руб., в том числе НДС.

По договору уступки права аренды земельного участка №03/2015 от 17.04.2015 Ярмилко Нататье Сергеевне переданы права и обязанности арендатора по договору аренды № 000600 от 22.12.2005.

21.05.2015 произведена государственная регистрация договора уступки права аренды земельного участка №03/2015 от 17.04.2015.

По условиям данного договора МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ уступило Ярмилко Нататье Сергеевне права и обязанности арендатора по договору № 000600 аренды земельного участка от 22.12.2005, находящегося в федеральной собственности, в порядке и на условиях настоящего договора, а именно уступило новому арендатору право аренды земельных участков с кадастровыми номерами 02:47:050801:7 и 02:47:050801:64 общей площадью 90004 кв.м, которые являются объектом ранее заключенного между МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ и ТУ Росимущества договора аренды № 000600 от 22.12.2005 (с учетом дополнительного соглашения № 2 от 30.06.2009) и преобразования земельного участка с кадастровым номером 02:47:050801:141.

Полагая вышеуказанный договор уступки права аренды земельного участка №03/2015 от 17.04.2015 недействительным, Администрация обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании торгов, по результатам которого заключен договор, а также договора недействительными.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств нарушения прав и законных интересов Администрации, поскольку на торги было выставлено право аренды по ранее существующему по договору аренды и смена арендатора земельного участка не может свидетельствовать о нарушении прав заявителя с учетом положений статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 34. Аренда > § 1. Общие положения об аренде > Статья 617. Сохранение договора аренды в силе при изменении сторон’ target=’_blank’>617 Гражданского кодекса Российской Федерации. Также судом учтено, что Администрация не является конкурсным кредитором должника, участие в оспариваемых торгах не принимала и не заявляет о том, что имела намерение приобрести право аренды на спорные земельные участки, кроме того, заявитель не доказал занижение стоимости продажи права аренды. Суд также учел, что собранием кредиторов должника от 25.12.2015 принято решение об утверждении результатов проведённых торгов по реализации имущественных прав – права аренды земельных участков по договору №000600 аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности от 22.12.2005, поскольку проведение новых торгов увеличит расходы на отмену торгов, проведение оценки (в том числе требуется время для экспертизы отчета в ТУ Росимущества по РБ), проведение и организацию торгов.

Вместе с тем, судом первой инстанции не учтено следующее.

Торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

В пункте 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» содержится разъяснение о том, что публичные торги, проведенные в порядке, установленном для исполнения судебных актов, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в случае нарушения правил, установленных законом. Споры о признании таких торгов недействительными рассматриваются по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок.

Согласно пункту 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 №101 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства» лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством.

Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

Заявитель — Администрация полагает нарушенными свои права как собственника земельных участков и построенных на нем зданий.

Основной принцип единства судьбы земельного участка и находящихся на нем зданий и сооружений, в результате совершения оспариваемой сделки, нарушен.

Так, 23.06.2014 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании разрешения на ввод объекта в эксплуатацию от 20.05.2014 сделана запись о регистрации права собственности муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан в отношении сооружения (кадастровый номер 02:47:050801:91) назначением – сооружение коммунального хозяйства, площадью застройки 31408,2 кв.м., по адресу: Республика Башкортостан, Уфимский район, в районе д.Сергеевка.

Из кадастрового паспорта на сооружение кадастровый номер 02:47:050801:91 следует, что данный объект недвижимого имущества расположен в пределах земельных участков с кадастровыми номерами 02:47:050801:6, 02:47:050801:7, 02:47:050801:64, 02:47:050801:65. Объект недвижимости представляет собой сложную вещь – полигон твердых бытовых отходов, состоящий из строений, надземных и подземных сооружений: ограждение, ВЛ, системы пожаротушения, канализации и т.д.

Право хозяйственного ведения на вышеуказанное сооружение зарегистрировано за МУП «Управление по благоустройству муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан».

Право собственности муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан на земельные участки с кадастровыми номерами 02:47:050801:64 и 02:47:050801:7 было зарегистрировано 03.03.2015.

То есть сооружения, находящиеся на земельном участке, и данный земельный участок переданы в пользование разным лицам — МУП «Управление по благоустройству муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан» и Ярмилко Н.С.

Ярмилко Н.С., считая себя законным пользователем земельного участка, обратилась с иском к Администрации о признании отсутствующим права собственности на сооружения и сносе самовольных построек (л.д.79-84).

Вместе с тем, согласно закрепленному в подпункте 5 пункта 1 статьи Глава I. Общие положения > Статья 1. Основные принципы земельного законодательства’ target=’_blank’>1 Земельного кодекса Российской Федерации (далее –ЗК РФ) принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В соответствии со статьей Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 17. Право собственности и другие вещные права на землю > Статья 273. Переход права на земельный участок при отчуждении находящихся на нем зданий или сооружений’ target=’_blank’>273 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе права собственности на здание строение или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования.

В силу пункта 4 статьи Глава V. Возникновение прав на землю > Статья 35. Переход права на земельный участок при переходе права собственности на здание, сооружение’ target=’_blank’>35 ЗК РФ отчуждение здания, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением случаев прямо указанных в данной норме.

В пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 11) разъяснено, что сделка, воля сторон по которой направлена на отчуждение здания или сооружения без соответствующего земельного участка, или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости принадлежат одному лицу, является ничтожной.

По смыслу приведенных норм и разъяснений постановления Пленума ВАС РФ № 11 в случае принадлежности объектов недвижимости и земельного участка, на котором они расположены, одному лицу, в обороте объекты недвижимости и участок выступают совместно.

Как видно из материалов дела, земельный участок передан МУП «ПУЖКХ МР Уфимский район» РБ на период проектирования полигона твердых бытовых отходов (п. 1.1.5 договора аренды №000600 от 22.12.2005).

С даты ввода объекта – полигона твердых бытовых отходов в эксплуатацию права на земельный участок, по смыслу условий договора, сохраняются за собственником земельного участка.

Так, как следует из пункта 1.3 договора, сдача земельного участка в аренду не влечет передачи права собственности на него.

Фактически по договору уступки права новому арендатору передано право, которое не может быть реализовано в силу объективных причин. Фактическое пользование может быть осуществлено только собственником или владельцем сооружений, находящихся на данном земельном участке, а именно — МУП «Управление по благоустройству муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан».

Ссылка суда на положения пункта 1 статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 34. Аренда > § 1. Общие положения об аренде > Статья 617. Сохранение договора аренды в силе при изменении сторон’ target=’_blank’>617 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункт 9 статьи Глава IV. Ограниченное пользование чужими земельными участками (сервитут, публичный сервитут), аренда земельных участков, безвозмездное пользование земельными участками > Статья 22. Аренда земельных участков’ target=’_blank’>22 ЗК РФ, согласно которым переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды, сделана без учета особенностей возникших правоотношений.

В соответствии с подпунктом 14 пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» организация утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов относится к вопросам местного значения муниципального района.

Соответственно, продажа права аренды земельного участка, на котором находится полигон твердых бытовых отходов, нарушает интересы Администрации.

В соответствии с пунктом 1 статьи Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 168. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта’ target=’_blank’>168 Гражданского кодекса Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 2 вышеуказанной статьи сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Доводы конкурсного управляющего о допущенном Администрацией злоупотреблении правом не нашли своего подтверждения материалами дела. Конкурсный управляющий, выставляя на торги право аренды на земельный участок и проводя его инвентаризацию, мог установить факт нахождения на данном земельном участке объектов недвижимого имущества. Кроме того, приобреталось право на земельный участок, находящийся в государственной собственности, в связи с чем, приобретателю должно было быть известно о необходимости исполнения требований действующего законодательства при приобретении права на земельный участок.

Судом апелляционной инстанции установлено, что Ярмилко Н.С. оплатила стоимость уступленного права в размере 1 500 000 руб. (03.04.2015 на сумму 300 000 руб., 21.04.2015 на сумму 1 200 000 руб.), о чем в материалы дела представлены банковские выписки.

В соответствии со статьей Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 60. Обязательства вследствие неосновательного обогащения > Статья 1106. Последствия неосновательной передачи права другому лицу’ target=’_blank’>1106 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

В связи с изложенным, в порядке статьи Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки’ target=’_blank’>167 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи (ред. от 12.11.2020) > «О несостоятельности (банкротстве)» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.11.2020) > Глава III.1. Оспаривание сделок должника > Статья 61.6. Последствия признания сделки недействительной’ target=’_blank’>61.6 Закона о банкротстве подлежат применению последствия недействительности сделки в виде обязания должника вернуть Ярмилко Н.С. сумму 1 500 000 руб., должник подлежит восстановлению в правах арендатора, а Ярмилко Н.С. обязана передать должнику документы, удостоверяющие уступленное право.

Истец освобожден от уплаты государственной пошлины. Поскольку судебный акт принят не в пользу ответчиков, с последних в равных долях по 3 000 руб. с каждого подлежит взысканию государственная пошлина в доход федерального бюджета.

В связи с тем, что ответчики не были инициаторами обжалования судебного акта в суд апелляционной инстанции, а податель апелляционной жалобы освобожден от уплаты государственной пошлины, оснований для взыскания с ответчиков суммы государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы не имеется.

При таких обстоятельствах в соответствии с положениями пункта 4 части 1 и части 2 статьи Раздел VI. Производство по пересмотру судебных актов арбитражных судов > Глава 34. Производство в арбитражном суде апелляционной инстанции > Статья 270. Основания для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции’ target=’_blank’>270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебный акт подлежит отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению.

П О С Т А Н О В И Л:

определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 17.03.2016 по делу № А07-9239/2013 отменить, апелляционную жалобу Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан удовлетворить.

Признать недействительными торги, проведенные организатором — конкурсным управляющим муниципального унитарного предприятия «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан Газдалетдиновым A.M. по продаже права аренды земельных участков по договору №000600 аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, от 22.12.2005, а также договор уступки права аренды земельного участка от 17.04.2015 №03/2015, заключенный между муниципальным унитарным предприятием «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан и Ярмилко Натальей Сергеевной.

Применить последствия недействительности сделки:

Восстановить муниципальное унитарное предприятие «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан в правах арендатора по договору №000600 аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, от 22.12.2005.

Взыскать с муниципального унитарного предприятия «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан в пользу Ярмилко Натальи Сергеевны 1 500 000 руб.

Обязать Ярмилко Наталью Сергеевну вернуть муниципальному унитарному предприятию «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан документы, удостоверяющие уступленное право.

Взыскать с муниципального унитарного предприятия «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства муниципального района Уфимский район» Республики Башкортостан в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в размере 3 000 руб.

Взыскать с Ярмилко Натальи Сергеевны в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в размере 3 000 руб.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *