Новые удостоверения адвоката

Минюст утвердил новую форму адвокатских удостоверений

Минюст России своим приказом утвердил новую форму адвокатского удостоверения, необходимость в которой возникла после массовых случаев недопуска защитников в СИЗО. Документ размещен на портале официального опубликования.

Сейчас в приказе Минюста, утверждающем форму адвокатского удостоверения, отсутствует описание правил его оформления. При этом согласно закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в удостоверении адвоката должна быть его фотография, заверенная печатью территориального органа юстиции.

Из-за этого пробела в СИЗО не были допущены около 5000 адвокатов, имеющих удостоверения, где на фотографии нет печати территориального органа юстиции. Эта ситуация получила широкую огласку. По итогам обсуждений было решено заверить фотографии в новых удостоверениях адвокатов печатью Минюста, а документы с ламинированной защитой в течение двух месяцев заменить на новые.

Утвержденным документом приказ об адвокатских удостоверениях дополняется положением о необходимости заверять фотографию адвоката печатью территориального органа Минюста России.

С текстом приказа Министерства юстиции РФ от 14 октября 2015 года № 240 «О внесении изменения в форму удостоверения адвоката, утвержденную приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 23 апреля 2014 г. № 84″ можно ознакомиться здесь.

Минюст вводит новую форму адвокатских удостоверений

Минюст подготовил проекты приказов, которыми утверждается форма адвокатского удостоверения и порядок ведения реестров адвокатов. Такая необходимость возникла после массовых случаев недопуска защитников в СИЗО из-за претензий к их «корочкам». Документы размещены на портале проектов нормативных правовых актов.

Первым проектом вводится единый порядок оформления удостоверений. Согласно ему, на фотографии адвоката, которая размещается на левой внутренней стороне удостоверения, должен быть наклеен защитный голографический знак. На правой внутренней стороне удостоверения курсивом указываются данные об адвокате, должность, фамилия, инициалы лица, имеющего право подписи. Там же помещается красный оттиск малой выжимной металлической печати с изображением герба РФ. Материалом для обложки удостоверения станет кожзаменитель красного цвета. Внутренняя сторона удостоверения получит бело-синий фон. Еще одним обязательным условием станет ламинирование удостоверения.

Проект приказа разработан для единообразного оформления адвокатских удостоверений и повышения степени их защищенности, отмечают в Минюсте. В октябре 2015 года широкую окласку получила ситуация, когда около 5000 адвокатов не были допущены в СИЗО из-за вопросов к оформлению их удостоверений. Коллизия возникла из-за того, что в действовавшем тогда приказе Минюста отсутствовало описание правил оформления адвокатских «корочек». При этом, согласно закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», в удостоверении адвоката должна быть его фотография, заверенная печатью территориального органа юстиции.

Из-за этого адвокатам с удостоверениями, где на фотографии нет печати территориального органа юстиции, было отказано в пропуске в СИЗО. По итогам обсуждений было решено заверить фотографии в новых удостоверениях адвокатов печатью Минюста, а документы с ламинированной защитой в течение двух месяцев заменить на новые.

Вторым документом уточняется срок выдачи удостоверения в случае присвоения статуса адвоката, приема в члены адвокатской палаты в случае изменения адвокатом членства в ней, а также восстановления статуса адвоката на основании решения суда и перемены фамилии, имени и (или) отчества. Этот срок, согласно проекту приказа, должен составлять не более 10 рабочих дней со дня внесения указанных сведений в реестр.

С текстом проекта приказа Минюста «Об утверждении формы удостоверения адвоката и порядка его заполнения» можно ознакомиться здесь.

С текстом проекта приказа «О внесении изменений в Порядок ведения реестров адвокатов субъектов РФ, утвержденный приказом Министерства юстиции РФ от 23.04.2014 № 85» можно ознакомиться здесь.

Положения законодательства об удостоверении адвоката нуждаются в уточнении!

Анализ современной адвокатской практики позволяет утверждать, что в настоящее время существуют различные препятствия для реализации профессиональных прав адвоката, связанные как с несовершенством законодательства, так и с негативными особенностями его применения.

Некоторые из этих препятствий связаны с содержанием п. 3 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об адвокатской деятельности. ») и действующим порядком оформления удостоверений.

В соответствии с п. 3 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката, за исключением случая, предусмотренного п. 5 указанной статьи, в котором к удостоверению адвоката приравнивается справка, выданная территориальным органом юстиции.

Нередко должностные лица правоохранительных органов (сотрудники полиции, службы судебных приставов, ФСИН), соглашаясь с тем, что удостоверение подтверждает, как дословно указано в ФЗ «Об адвокатской деятельности. », статус адвоката, заявляют, что оно не подтверждает личность человека, его предъявляющего, в связи с чем сотрудники требуют у адвоката продемонстрировать документ, удостоверяющий его личность, – например паспорт гражданина РФ.

Аналогичный подход проявляется и при принятии и применении различных подзаконных актов. Так, например, 18 мая 2012 г. был опубликован приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 24 апреля 2012 г. № 91 «О внесении изменений и дополнений в Инструкцию по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов и в Инструкцию по судебному делопроизводству в районном суде», согласно которому судебные дела для ознакомления в помещении суда адвокатам выдаются при предъявлении ордера юридической консультации и удостоверения личности. В связи с изданными распоряжениями адвокаты ряда регионов РФ вынуждены помимо удостоверения адвоката и ордера предъявлять для ознакомления с материалами дела еще и паспорт гражданина РФ.

Анализ действующего законодательства показывает, что единый нормативный акт, определяющий перечень документов, удостоверяющих личность физического лица, в России отсутствует. Вместе с тем в РФ, согласно Указу Президента от 13 марта 1997 г. № 232 «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации» основным документом, удостоверяющим личность гражданина РФ, является паспорт. Такие же положения содержатся и в Постановлении Правительства РФ от 8 июля 1997 г. № 828 «Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации».

Наряду с общегражданским паспортом, документами, удостоверяющими личность гражданина РФ, являются заграничный паспорт, дипломатический паспорт, служебный паспорт и паспорт моряка. По этим документам граждане РФ осуществляют выезд из РФ и въезд в РФ, согласно положениям Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

В то же время согласно перечисленным выше и ряду иных нормативно-правовых актов к документам, удостоверяющим личность, могут быть отнесены такие документы, как военный билет, временное удостоверение личности гражданина РФ, выдаваемое на период оформления паспорта, временное удостоверение, выдаваемое взамен военного билета, служебное удостоверение (работника различных органов власти, организаций и учреждений), водительское удостоверение, удостоверение, разрешающее осуществлять определенные виды деятельности (удостоверение крановщика, стропальщика и др.); студенческий билет, зачетная книжка, документы граждан, отнесенных к определенной категории (удостоверение ветерана, инвалида, почетного донора, члена казачьего общества и т.д.), справка установленной формы, выдаваемая гражданам РФ, находящимся в местах содержания под стражей, – подозреваемым и обвиняемым либо отбывшим наказание и освобожденным из мест лишения свободы, другие документы, отвечающие минимальным требованиям, предъявляемым к документам, удостоверяющим личность гражданина.

Поскольку нормативного определения понятия «удостоверение личности» в современных отечественных нормативно-правовых актах нет, полагаем, что его следует выявлять на основе анализа источников, толкующих определения понятий, употребляемых в русском языке. Так, согласно словарю С.И. Ожегова, в русском языке понятие «личность» определяется так: «человек как носитель каких-нибудь свойств, лицо». Обращение же к определению термина «удостоверить» позволяет выяснить, что оно означает «подтвердить правильность, подлинность чего-нибудь», а термин «удостоверение» означает «документ; удостоверяющий, подтверждающий что-либо». Исходя из этого, удостоверение личности – это документ, подтверждающий, что его носителем является то лицо, которое им обладает, а также подтверждающий какие-либо свойства этого лица.

В юридической литературе и интернет-источниках отмечается, что документом, удостоверяющим личность, может быть практически любой документ, а одно из главных требований к нему – наличие фотографии, необходимой для идентификации лица, изображенного на фотографии, с гражданином, который его предъявляет. Документ, удостоверяющий личность, также должен содержать и другие составляющие: фамилия, имя, отчество лица, номер, дату выдачи, печать организации, выдавшей документ, и подпись руководителя или иного лица, ответственного за выдачу документов. Также в документе могут содержаться сведения о должности, которую занимает гражданин.

Таким образом, полагаем, что удостоверение адвоката является не только документом, подтверждающим статус адвоката, но и документом, удостоверяющим его личность, в связи с чем требования кого бы то ни было наряду с удостоверением адвоката предъявлять еще какой-либо иной документ для идентификации личности предъявляющего его лица не основаны на правильном толковании положений ФЗ «Об адвокатской деятельности. ».

Что же касается вопроса об оформлении удостоверения адвоката и требований, предъявляемых к нему, следует отметить, что исходя из содержания приказа Минюста от 23 апреля 2014 г. № 84 «Об утверждении формы удостоверения адвоката», в удостоверениях адвоката, оформленных на основании этого положения, на фотографии адвоката нет печати территориального органа юстиции, наличие которой упоминается в ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » Фактически в новых удостоверениях на фотографию адвоката приклеивается так называемая голограмма, хотя ни в п. 2 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. », ни в приказе Минюста от 23 апреля 2014 г. эта голограмма не упоминается.

Как мы все знаем, в начале августа 2015 г. в следственные изоляторы ряда регионов нашей страны прекратили допускать адвокатов, имеющих удостоверение адвоката нового образца, выданного на основании приказа Минюста от 23 апреля 2014 г. № 84 «Об утверждении формы удостоверения адвоката».

Основанием для подобного решения явилось разъяснение заместителя директора ФСИН РФ В.Г. Бояринова, направленное начальникам территориальных органов ФСИН России, от 4 августа 2015 г. за исх. № 03-493200, которое содержит прямое указание не допускать адвокатов в учреждения ФСИН с удостоверениями нового образца.

Следует отметить, что почти полтора года адвокаты нашей страны посещали учреждения системы ФСИН без печати на фотографии, и очевидно, что каких-либо проблем это никому не создавало, поэтому, в чем истинная причина появления вышеупомянутого разъяснения, – остается только догадываться. Хотя следует отметить и то, что формально данное разъяснение является законным: в п. 2 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » действительно упоминается о печати, которая по каким-то причинам на удостоверениях адвоката нового образца фактически была заменена на голограмму. В то же время определений понятий «печать» и «голограмма» в законе также нет, и поэтому утверждать, что «голограмма» – это не «печать», тоже не совсем корректно.

В итоге после обращений ряда адвокатских палат регионов России в Федеральную палату адвокатов РФ и последующих многократных обращений Федеральной палаты адвокатов РФ в Министерство юстиции РФ и ФСИН России о необходимости решения проблемы воспрепятствования адвокатам с удостоверениями нового образца в посещении учреждений системы ФСИН, 20 августа 2015 г. состоялось межведомственное совещание с участием представителей Минюста России, ФСИН России и Генпрокуратуры РФ, на котором была рассмотрена ситуация, возникшая в связи отказами в допуске адвокатов, имеющих удостоверения адвоката нового образца, в следственные изоляторы для встречи и работы со своими доверителями.

Как следует из писем ФПА РФ от 20 августа 2015 г. № 772-08/15 и от 21 августа 2015 г. 773-08/15, на совещании приняты следующие решения, направленные на обеспечение гарантий соблюдения профессиональных прав адвокатов и прав их доверителей на квалифицированную юридическую помощь и доступ к правосудию:

– в удостоверениях адвоката нового образца, которые не имеют ламинированной защиты, фотографии адвокатов будут заверены печатью территориального органа Министерства юстиции РФ;

– удостоверения адвоката нового образца, имеющие ламинированную защиту, в течение двух месяцев будут заменены на новые, в которых фотографии адвокатов будут заверены печатью;

– в приказ Министерства юстиции РФ от 23 апреля 2014 г. № 84 «Об утверждении формы удостоверения адвоката» будут внесены соответствующие изменения, и выдача новых удостоверений будет производиться с фотографией адвоката, заверенной печатью;

– до полной замены или внесения печати в удостоверения принято решение допускать адвокатов в учреждения системы ФСИН при предъявлении адвокатского удостоверения одновременно с паспортом.
Отрадно, что на проблемы, возникшие у представителей адвокатского сообщества в связи с новыми разъяснениями руководства ФСИН России, достаточно быстро обратили внимание отечественные законодатели.

31 августа 2015 г. депутат Государственной Думы ФС РФ И.К. Сухарев внес законопроект, которым предложено п. 2 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » изложить в следующей редакции: «Форма удостоверения утверждается федеральным органом юстиции. В удостоверении указываются фамилия, имя, отчество адвоката, его регистрационный номер в региональном реестре. В удостоверении должна быть фотография адвоката, заверенная в порядке, установленном федеральным органом юстиции».

Кроме того, депутат предлагает дополнить абз. 1 п. 3 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » предложением следующего содержания: «Удостоверение предоставляет право беспрепятственного доступа адвоката в помещения судов в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

Анализ законопроекта и возможных правовых последствий его принятия позволяет утверждать, что предлагаемая редакция ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. » фактически снимет необходимость заменять удостоверения адвокатов нового образца на новые удостоверения с печатью Минюста, однако для этого потребуется внесение в приказ Министерства юстиции РФ от 23 апреля 2014 г. № 84 изменений, содержащих указание на способ заверения фотографии адвоката в удостоверении. Кроме того, предлагаемый законопроект в какой-то степени сможет снять проблемы, возникающие у адвокатов при посещении судов, когда от них требуют предъявить еще и паспорт, хотя следует отметить что они все же больше относятся к проблемам правоприменения, нежели к вопросам совершенствования законодательства.

Однако, как уже отмечалось, в инструкции Минюста РФ, посвященной форме удостоверения адвоката, нет упоминания о голограммах. Поэтому, учитывая нерасторопность Минюста РФ в решении проблемных вопросов адвокатской деятельности, вряд ли следует надеяться на быстрое принятие дополнений к этой инструкции, что фактически предполагается в законопроекте, внесенном И.К. Сухаревым.

Наряду с этим, поскольку в п. 3 ст. 15 ФЗ «Об адвокатской деятельности. », прямо не обозначено, что удостоверение адвоката является документом, удостоверяющим не только статус адвоката, но и его личность, что, как уже упоминалось, на практике создает проблемы для реализации полномочий адвоката, не лишним было бы предложить сделать об этом специальное указание в данной норме закона. К сожалению, предложенный законопроект эту проблему не устраняет. Поэтому представляется, что борьба за повышение статуса адвокатского удостоверения, даже после принятия этого законопроекта, адвокатскому сообществу еще предстоит.

Адвокаты получат новые удостоверения

Минюст разработал новую форму адвокатских удостоверений. Заветные корочки должны выдаваться в течение десяти рабочих дней с момента внесения человека в реестр адвокатов.

Пакет документов, подготовленных ведомством, должен окончательно закрыть тему с правильными и «неправильными» корочками адвокатов. Дело в том, что некоторое время назад у многих адвокатов начались проблемы с допуском в следственные изоляторы: администрация казенных не признавала предъявляемые ими удостоверения.

Сейчас на руках у адвокатов несколько видов корочек. Некоторые удостоверения были выданы еще Росрегистрацией: когда существовало такое ведомство, и оно курировало адвокатуру. Несколько лет назад министерство юстиции, которое сейчас занимается вопросами адвокатуры, утвердило новый дизайн адвокатских удостоверений. В них вместо печати была современная голограмма. Смотрелось красиво. Однако вышла неувязка: сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний указали на то, что согласно закону, в удостоверении адвоката должна быть печать. Тех защитников, у кого печати в корочках не было, тюремная администрация в казенный дом не пускала.

Лишь недавно был принят закон, который устраняет неразбериху. Все выданные прежде удостоверения действительны. А форму будущих корочек будет определять министерство юстиции. В законе теперь ни слова ни про печати, ни про голограммы. Тем не менее, в новых удостоверениях будет и то, другое.

Еще одна новация: закон повысил и статус адвокатских корочек. Теперь адвокаты смогут без пропуска, только предъявив удостоверения, проходить в городские суды и прокуратуры.

Новые удостоверения адвокатов вводятся с завтрашнего дня

14 октября 2016 г. в силу вступает приказ Минюста России от 26.09.2016 № 214 «О внесении изменений в Порядок ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации, утвержденный приказом Минюста России от 23.04.2014 № 85».

Приказом уточняется срок выдачи удостоверения адвоката в случае присвоения статуса адвоката, приема в члены адвокатской палаты при изменении адвокатом членства в адвокатской палате, восстановления статуса адвоката на основании решения суда, а также перемены фамилии, имени и (или) отчества. Данный срок составляет не более 10 рабочих дней со дня внесения указанных сведений в реестр.

Кроме того, 05.10.2016 Минюстом России принят приказ «Об утверждении формы удостоверения адвоката и порядка его заполнения».

В первую очередь изменится внешний вид удостоверения. Так, на фотографии адвоката появится защитный голографический знак. Для обложки документа теперь будет использоваться кожзаменитель, цвет удостоверения при этом по-прежнему будет красным. Кроме того, согласно приказу, удостоверение в обязательном порядке должно быть заламинировано.

Изменятся и требования к содержанию документа. Внутри удостоверения, на его правой стороне, курсивом будут указываться данные об адвокате: фамилия, имя и подпись.

О поправках в УК и УПК

Дискуссия проводилась в тот период, когда Президентом РФ был внесен в Государственную Думу законопроект об изменениях положений Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РФ, предусматривающих укрепление прав стороны защиты в уголовном судопроизводстве в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ.

Суд присяжных – ожидания и реальность

О необходимости внести поправки в УК и УПК

В Совет Палаты адвокатов Самарской области обратились адвокаты, у которых, по их образному выражению, «сфальсифицировали» отмену оправдательного вердикта.

В ходе подготовки к заседанию был проведен мониторинг ситуации, который выявил наличие стойкой тенденции, свидетельствующей о том, что одновременно с увеличением числа уголовных дел, рассматриваемых коллегиями присяжных заседателей, правоприменителями нарабатывается механизм противодействия вынесению или оглашению оправдательного вердикта, что сводит на нет достоинства института присяжных заседателей как наиболее независимого и гуманного органа уголовного судопроизводства.

В ходе открытого заседания Совета ПАСО участники обсуждения были единодушны в том, что значительные нарушения сосредоточены на негласном воспрепятствовании нормальному функционированию коллегии присяжных заседателей на этапах вынесения и оглашения вердикта, активно апробируются «организационные меры» воспрепятствования судопроизводству с участием присяжных заседателей.

Наиболее распространенным способом противодействия вынесению оправдательного вердикта, по мнению участников дискуссии, является роспуск коллегии присяжных заседателей после вынесения вердикта в стадии ознакомления с ним председательствующего по делу судьи.

Заключение по итогам обсуждения было подготовлено Управляющим партнером адвокатского бюро «Карпов, Тараборин и Партнёры» Д.А. Тарабориным.

В Решении Совета ПАСО отмечено, что ч. 4 ст. 329 УПК РФ предусматривает: «Если невозможность участия в судебном заседании кого-либо из присяжных заседателей выявится во время вынесения вердикта, то присяжные заседатели должны выйти в зал судебного заседания, произвести доукомплектование коллегии из числа запасных присяжных заседателей и удалиться для дальнейшего обсуждения вердикта».

Согласно ч. 2 ст. 345 Уголовно-процессуального кодекса РФ «старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. При отсутствии замечаний председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных заседателей для провозглашения. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Председательствующий вправе также после выслушивания мнений сторон внести в вопросный лист дополнительные вопросы. Выслушав краткое напутственное слово председательствующего по поводу изменений в вопросном листе, коллегия присяжных заседателей возвращается в совещательную комнату для вынесения вердикта».

Не единичны случаи, когда председательствующий по делу, получив из рук старшины оправдательный вердикт, откладывает его оглашение на иной день без объяснения причин, мотивируя, что вердикт неясен, противоречив и требуется дополнительное время для его скрупулезного изучения.

Из ложно понимаемых интересов правосудия, предполагая постановление оправдательного вердикта и с целью недопущения его оглашения, судья заранее назначает дату вынесения на последний рабочий день недели, чтобы в последующем отложить оглашение, предоставив «время для маневра» длительностью как минимум в два дня.

В дальнейшем в силу различных формальных и (или) надуманных причин, либо достижения умышленной незаконной цели воспрепятствования отправлению правосудия коллегия присяжных в полном составе уже не собирается.

Поскольку подобная ситуация складывается исключительно перед оглашением оправдательного вердикта и ни разу не случалась перед оглашением вердикта, устанавливающего вину, адвокаты имели все основания полагать, что неявка присяжных заседателей происходит по причине негласного воздействия, оказываемого на них третьими лицами, либо недобросовестными действиями стороны обвинения при явном попустительстве председательствующего в процессе.

Основанием для таких выводов служили действия председательствующего, который вопреки требованиям ч. 3 ст. 333 УПК РФ, не выясняет причины отсутствия членов коллегии и не принимает мер к обеспечению их явки в целях возложения на не явившегося без уважительной причины присяжного заседателя денежного взыскания.

При наличии запасных присяжных заседателей в этом случае производится замена присяжных, после чего процедура вынесения вердикта повторяется. В результате не оглашенный оправдательный вердикт аннулируется.

Если количество выбывших присяжных заседателей превышает количество запасных, то в соответствии с ч. 3 ст. 329 УПК РФ состоявшееся судебное разбирательство признается недействительным, председательствующий распускает коллегию и приступает к формированию новой, что также не позволяет огласить уже вынесенный предыдущей коллегией оправдательный вердикт.

К сожалению, отметили участники обсуждения, эффективных механизмов противодействия данному явлению действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.

Совет ПАСО принял решение о формировании законодательной инициативы по совершенствованию законодательства в сфере уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей. Изменения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство должны коснуться сокращения излишних процессуальных возможностей суда по преднамеренному роспуску коллегий присяжных заседателей в целях противодействия оглашению оправдательного вердикта.

В целях предотвращения неявки присяжных заседателей в судебное заседание после их удаления в совещательную комнату предложено дополнить ст. 294 Уголовного кодекса РФ частью 1.1, предусматривающей уголовную ответственность за уклонение от исполнения обязанностей присяжного заседателя, совершенное после удаления коллегии в совещательную комнату либо после вынесения вердикта, если такое уклонение не вызвано смертью присяжного заседателя, либо возникновением у него тяжкого заболевания, препятствующего исполнению им своих обязанностей (с обязательным подтверждением факта наличия такого заболевания медицинской комиссией).

Статью 329 УПК РФ предложено дополнить ч. 5, закрепляющей безальтернативную обязанность председательствующего в случае неявки присяжного заседателя в судебное заседание после вынесения вердикта, однако до его оглашения обеспечить его доставление в судебное заседание с последующим выяснением причин его неявки, которое надлежит проводить с участием сторон в открытом судебном разбирательстве и до оглашения вердикта. Если в течение десяти суток установление места нахождения и доставление в суд присяжного заседателя, уклоняющегося от явки в судебное заседание, невозможно, председательствующий обязан перейти к оглашению вердикта.

В целях предотвращения признания состоявшегося судебного разбирательства недействительным предлагается:
– Внести изменения в ч. 1 ст. 329 УПК РФ, дополнив ее словами: «Отстранение присяжного заседателя председательствующим после удаления коллегии в совещательную комнату не допускается. Выбытие присяжного заседателя на стадии вынесения либо уточнения вердикта возможно исключительно в случае его смерти, либо в связи с возникновением у него тяжкого заболевания, препятствующего исполнению им своих обязанностей (с обязательным подтверждением факта наличия такого заболевания медицинской комиссией). Выбытие присяжного заседателя на стадии оглашения вердикта, вне зависимости от причин такого выбытия, не препятствует оглашению вердикта, вынесенного с его участием. В случае выбытия старшины присяжных заседателей на стадии оглашения вердикта оставшиеся члены коллегии в порядке, установленном статьей 331 настоящего Кодекса, выбирают из своего состава нового старшину, который оглашает ранее вынесенный вердикт».
– Внести изменения в ч. 3 ст. 329 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «если количество выбывших присяжных заседателей до их удаления в совещательную комнату превышает количество запасных, то состоявшееся судебное разбирательство признается недействительным. В этом случае в соответствии со ст. 328 настоящего Кодекса председательствующий приступает к отбору присяжных заседателей, в котором могут принимать участие и присяжные заседатели, освободившиеся в связи с роспуском коллегии».
– Внести изменения в ч. 2 ст. 345 УПК РФ, дополнив ее словами: «Выбытие присяжного заседателя после вынесения вердикта, однако до его оглашения не влечет за собой его замену и повторное вынесение вердикта, а внесение изменений и уточнений в опросный лист производится оставшимися членами коллегии».

Решение Совета Палаты адвокатов Самарской области направлено президенту Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Юрию Пилипенко с предложением обсудить инициативы по совершенствованию уголовного законодательства, регулирующего рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей.

От формального равноправия к действительному полноправию

Президентский законопроект свидетельствует о значительном доверии к российской адвокатуре

Ознакомился с редакцией президентского законопроекта о внесении изменений в УПК РФ, подготовленной ко второму чтению. Порадовало, что принципиальная поправка всего одна – о передаче ФПА РФ полномочий по определению порядка участия адвокатов в делах по назначению от региональных адвокатских палат.

Сам факт внесения Президентом РФ законопроекта об укреплении прав стороны защиты в уголовном судопроизводстве свидетельствует о значительном доверии к российской адвокатуре. И нам надо это доверие неуклонно повышать. Тогда мы сможем быть не только формально равноправной, но и действительно полноправной стороной состязательного уголовного процесса.

В целом законопроект безусловно полезен для адвокатуры, так как текст УПК РФ приводится в соответствие с правовыми позициями Конституционного Суда РФ о порядке вступления защитника в уголовное дело, о порядке производства обыска у адвоката, о полномочиях стороны защиты по представлению доказательств и т.д.

В то же время пояснительная записка к законопроекту выглядит более оптимистично, чем сам его текст, в котором, к сожалению, утверждения о правах защитника нередко сопровождаются ограничивающими их оговорками. Например, стороне защиты нельзя отказать в приобщении к делу заключения специалиста, но при условии, если оно содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела. То есть если следователь решит, что в заключении специалиста таких сведений нет, то его можно и не приобщать. Другой пример. Полученные в результате ОРМ или следственных действий документы из адвокатского производства являются недопустимыми доказательствами. Но тут же оговорка: не все, а лишь те, которые не признаны вещдоками.

Представляется необходимым дать стороне защиты новые весомые права, которые законопроектом пока не предусматриваются. Так, давно дискутируется вопрос о возможности адвоката не только самостоятельно устанавливать, но и процессуально закреплять оправдывающие его подзащитного доказательства (например, самому допрашивать свидетеля с составлением соответствующего протокола).

Что касается поправки о передаче ФПА РФ полномочий по определению порядка участия адвокатов в делах по назначению от региональных адвокатских палат, то она представляется спорной. Если эта поправка пройдет, неизбежно возникнет коллизия между УПК РФ и Законом об адвокатуре, который относит утверждение названного порядка к компетенции совета региональной адвокатской палаты. Кроме того, если порядок участия адвокатов в делах по назначению будет определяться на федеральном уровне, он станет одинаковым для всей страны. Между тем унификация порядка участия адвокатов в делах по назначению (например, введение электронной системы распределения дел между адвокатами) создаст для значительного числа региональных палат организационные и финансовые сложности.

Президентское внимание вселяет оптимизм

Устраняя препятствия для стороны защиты, важно не допустить формального подхода

Сама мысль, что президентским законопроектом попытаются подравнять две равные стороны в уголовном процессе, не может не радовать. Но все же необходимо разобраться и немного поразмышлять о том, какие проблемы практикующих в уголовном процессе адвокатов будут решены этими изменениями в УПК РФ.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание, – это ч. 4 ст. 49 УПК РФ: «Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Изменяем «допускается» на «вступает». Цель такой поправки понятна – устранение формальных препятствий для вступления адвоката в уголовное дело и исключения практики использования разрешительного порядка его допуска к участию в деле. Предлагаемый подход согласуется с правовой позицией Конституционного Суда РФ, указавшего, что закон не предполагает никакого разрешения следователя на этот счет, что одно только предъявление удостоверения адвоката и ордера, подтверждающего заключенное с ним соглашение о защите, является безусловно достаточным основанием для реализации полномочий защитника и что иное противоречило бы принципу состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты.

Но остается практический вопрос: кому предъявляется ордер и удостоверение? Следователю? Очень часто следователь сидит за несколькими запертыми дверями у себя в кабинете и в тот момент, когда вы пытаетесь попасть к нему у проходной, спокойно может допрашивать вашего подзащитного с адвокатом по назначению. Как предъявить ордер и удостоверение следователю? Возможно, ордер передать с заявлением через канцелярию, но как быть с предъявлением удостоверения? Вопрос не теоретический, у нас в области такие случаи происходили, адвоката не допускали к участию в деле, так как он не предъявил непосредственно следователю удостоверение. И замена слова «допуск» на «участие» в этом случае не решает проблемы.

Кроме этого, использование формулировки «по предъявлению удостоверения адвоката и ордера» предполагает, что и к ордеру, и к удостоверению одно и то же требование «предъявить», т.е. «показать в подтверждение чего-либо» (словарь Ожегова), но ордер у адвоката следователь берет и приобщает к материалам дела, а удостоверение лишь осматривает. На практике был случай, когда адвокат предъявил ордер, но не отдал его, так как буквально прочитал «по предъявлению», следствие было в недоумении.

Полагаю, что, если уж вносятся поправки в эту статью, можно было и конкретно указать, на каком этапе и кому предоставляется (передается для приобщения к материалам дела) ордер, а кому предъявляется удостоверение. В канцелярию, дежурную часть правоохранительного органа можно передать заявление о вступлении в дело, к которому приобщить ордер и копию удостоверения, так хотя бы будет зафиксирована дата вступления в дело, а не тот момент, когда адвокат сможет показать следователю свое удостоверение.

Комплексный подход к осмотру и обыску в помещении адвоката вызывает одобрение. Дополнительные гарантии для сохранения конфиденциальной информации вкупе с тем, что ч. 2 ст. 75 УПК РФ будет дополнена следующим: «предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса», не позволят использовать правоохранительным органам информацию и доказательства из адвокатского производства.

Дополнение о том, что защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству самого подозреваемого или обвиняемого, значительно усилит возможности защиты. Участвуя в том следственном действии, о котором сам же ходатайствовал, защитник сможет проконтролировать законность проведения, а также задать необходимые вопросы свидетелю, обратить внимание на необходимые детали при осмотре документов и т.п.

А вот следующее дополнение: «Лицам, указанным в части второй настоящей статьи, не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами» оставляет большой простор следствию для отказа в приобщении. Следователь может всегда указать, что данные обстоятельства не имеют значения для конкретного уголовного дела. Например, один из свидетелей дал показания, изобличающие вашего доверителя, вы пытаетесь приобщить записку, подтверждающую личные неприязненные отношения между свидетелем и подзащитным, но следователь с формулировкой «не имеет значения для данного уголовного дела» вполне может отказать в приобщении такого доказательства и адвокату останется только обжаловать это решение.

Очень необходимое дополнение в ч. 3 ст. 50 УПК РФ о том, что порядок работы по назначению определяется советом адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого находится место производства предварительного расследования. В Сахалинской области такой порядок определен уже несколько лет назад и довольно успешно работает. Только в некоторых случаях недовольства следствия иногда еще можно услышать, что этот порядок только для адвокатов, а следствию до него нет дела. Законодательное закрепление именно в отраслевом кодексе обяжет всех участников уголовного процесса соблюдать данный порядок. И хоть уже в настоящее время слышны инициативы, что порядок работы адвокатов по назначению должна определять ФПА РФ или даже Правительство РФ, считаю, что это должны делать адвокатские палаты субъектов РФ, которые знают особенности своего региона. А вот если палата субъекта РФ устраняется от установления такого порядка, тогда, возможно, ФПА РФ в пределах своих полномочий может предпринять необходимые меры.

Все изменения и дополнения президентского законопроекта хоть и усиливают роль и возможности защиты, но говорить пока о реальном равенстве сторон рано. Возможно, необходимо более детально регламентировать стадию ознакомления с материалами дела.

Сейчас, если у обвиняемого нет денежных средств для заключения соглашения с адвокатом, то защита обеспечивается государством, но при этом УПК РФ закрепляет право обвиняемого за свой счет снимать копии с материалов дела. В таком случае адвокат должен тратить свои личные средства для снятия копий, когда он участвует в деле по назначению правоохранительных органов, поскольку у его подзащитного нет средств, а во многих случаях работать по делу без копий материалов дела сравнимо с отсутствием защиты вовсе.

Четкое закрепление в единицах времени на ознакомление с томом материалов уголовного дела также способствовало бы возможностям защиты полноценно готовиться к процессу в суде, а не чувствовать каждый раз давление со стороны следствия возможностью ставить вопрос об ограничении времени для ознакомления.

Наконец, нужно законодательно определить, что есть опрос защитником лиц с их согласия – доказательство либо лишь основание для допроса лица, которое опросил адвокат. И это лишь небольшая часть вопросов, касающихся предварительного следствия, которые необходимо решить, а ведь на стадии судебного разбирательства вопросов к равенству и состязательности сторон не меньше.

Очень важно, устраняя препятствия для стороны защиты, не допустить формального подхода, а попытаться добраться до сути проблемы. А проблем в уголовном процессе остается предостаточно, но все же внимание к ним Президента нашей страны вселяет оптимизм.

Новые удостоверения адвоката

С 1 октября 2020 года вступили в силу масштабные законы, принятые в рамках судебной реформы. В частности, отныне представлять интересы сторон в гражданских и арбитражных делах смогут только адвокаты, граждане с высшим юридическим образованием или ученой степенью. Исключение останется только для дел, рассматриваемых районными судами или мировыми судьями.

Изменения вызовут дополнительные трудности при рассмотрении корпоративных споров, особенно в первое время, утверждает юрист практики разрешения споров КПМГ в России и СНГ Дмитрий Фомин. Ведь ранее защищать интересы бизнеса в судах могли специалисты без юридического, но, например, с экономическим образованием.

Это очередной шаг для формирования адвокатской монополии, считает управляющий партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев. Ограничения могут привести к росту стоимости услуг адвокатов, ожидает он.

Технически придется перестроиться, отмечает партнер ФБК Legal Галина Акчурина. «Специалисты без юридического образования по-прежнему смогут участвовать в делах, изучать фактуру, но выступать в суде уже будут юристы», — пояснила она.

Адвокат Forward Legal Данил Бухарин не видит принципиальных проблем из-за нововведений. В серьезных спорах бизнес всегда был заинтересован в том, чтобы найти юриста с узкой специализацией, например, по банкротствам, отметил он.

Как и прежде, стороны могут представлять заключения специалистов в разных областях. «Неюрист может выступить в деле в качестве приглашенного специалиста, например, в сфере бухгалтерского учета», — добавил Бухарин.

«Например, налоговые инспекторы, проводившие проверки, зачастую не имеют юридического образования, но гораздо глубже погружены в детали и особенности каждого из разбираемых дел», — подчеркивает Фомин из КПМГ. А теперь суд сможет заслушать налоговых инспекторов без юридического образования только в качестве свидетелей, пояснила Акчурина.

Профессиональное представительство поможет ускорить судебный процесс и повысить его эффективность. Зачастую неквалифицированные лица подают неграмотные заявления, которые увеличивают загрузку судов. Теперь значительная часть таких исков будет отсечена, объяснил Курмаев.

Судебная реформа разграничила полномочия арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Апелляционная и кассационная инстанции выделены в отдельные надрегиональные суды. С 1 октября в России начали работать девять кассационных и пять апелляционных судов, один кассационный военный суд и один апелляционный военный суд.

Изменения призваны упростить для граждан защиту своих прав, укрепить независимость судов, снизить коррупционные риски и влияние региональных связей на правосудие.

  • Вводится сплошная кассация — жалоба на судебный акт не может рассматриваться в одном и том же суде, каждое обращение будет рассмотрено коллегиально кассационным судом.
  • Вырастет число дел для рассмотрения в упрощенном порядке.
  • Появится возможность подавать коллективные иски от группы численностью не менее 20 человек.
  • Сроки рассмотрения дел в судах первой инстанции удвоятся — с трех до шести месяцев.
  • Суд сможет ограничивать время на выступления в судах. Сейчас они могут длиться сколь угодно долго, но поправки дают судам возможность ограничить выступления, например, пятью минутами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *