Договор правителей

Договор правителей

Доступно для пользователей, имеющих экспертный статус на портале история.рф. Вы можете высказать свои рекомендации и предложения по презентации документа и привлечению дополнительного материала.
Оставить комментарий

Договор — один из самых ранних сохранившихся древнерусских дипломатических документов — был заключён после успешного похода киевского князя Олега и его дружины на Византийскую империю в 907 году. Первоначально он был составлен на греческом языке, но сохранился только русский перевод в составе «Повести временных лет». Статьи русско-византийского договора 911 года посвящены главным образом рассмотрению различных правонарушений и мерах наказания за них. Речь идет об ответственности за убийство, за умышленные побои, за воровство и грабежи; о порядке помощи купцам обеих стран во время их плавания с товарами; регламентируются правила выкупа пленных; есть пункты о союзной помощи грекам со стороны Руси и о порядке службы руссов в императорской армии; о порядке возвращения бежавшей или похищенной челяди; описан порядок наследования имущества умерших в Византии руссов; регламентирована русской торговли в Византии.

Отношения с Византийской империей уже с IX в. составляли важнейший элемент внешней политики Древнерусского государства. Вероятно, уже в 30-е или самом начале 40-х гг. IX в. русский флот совершил набег на византийский город Амастриду на южном побережье Черного моря (современный город Амасра в Турции). Достаточно подробно греческие источники рассказывают о нападении «народа росов» на византийскую столицу — Константинополь. В «Повести временных лет» этот поход ошибочно датирован 866 годов и связывается с именами полумифических киевских князей Аскольда и Дира.

К этому же времени относятся и известия о первых дипломатических контактах Руси с южным соседом. В составе посольства византийского императора Феофила (829-842), прибывшего в 839 г. ко двору франкского императора Людовика Благочестивого, были некие «просители мира» от «народа Рос». Они были направлены своим правителем-хаканом к византийскому двору, а теперь возвращались на родину. Мирные и даже союзные отношения между Византией и Русью засвидетельствованы источниками 2-й половины 860-х годов, прежде всего — посланиями константинопольского патриарха Фотия (858-867 и 877-886). В этот период усилиями греческих миссионеров (их имена до нас не дошли) начался и процесс христианизации Руси. Однако значительных последствий это так называемое «первое крещение» Руси не имело: его результаты были уничтожены после захвата Киева пришедшими из Северной Руси дружинами князя Олега.

Это событие знаменовало консолидацию под властью северной, скандинавской по происхождению, династии Рюриковичей земель вдоль транзитного волховско-днепровского торгового пути «из варяг в греки». Олег, новый правитель Руси (его имя представляет собой вариант древнескандинавского Хельги — священный) прежде всего стремился утвердить свой статус в противостоянии с могущественными соседями — Хазарским каганатом и Византийской империей. Можно предполагать, что первоначально Олег пытался поддерживать партнерские отношения с Византией на основе договора 860-х гг. Однако его антихристианская политика привела к конфронтации.

Рассказ о походе Олега на Константинополь в 907 г. сохранился в «Повести временных лет». Он содержит ряд элементов явно фольклорного происхождения, и поэтому многие исследователи выражали сомнения в его достоверности. К тому же, практически ничего не сообщают об этой военной кампании греческие источники. Имеются лишь отдельные упоминания «росов» в документах времени императора Льва VI Мудрого (886-912), а также неясный пассаж в хронике псевдо-Симеона (конец Х в.) об участии «росов» в войне Византии против арабского флота. Главным аргументов в пользу реальности похода 907 г. следует считать русско-византийский договор 911 г. Подлинность этого документа не вызывает никаких сомнений, а содержащиеся там условия, чрезвычайно выгодные для Руси, едва ли могли быть достигнуты без военного давления на Византию.

Кроме того, описание в «Повести временных лет» переговоров между Олегом и византийскими императорами, соправителями Львом и Александром, вполне соответствует известным принципами византийской дипломатической практики. После того, как князь Олег вместе со своим войском появился под стенами Константинополя и разорил окрестности города, император Лев VI и его соправитель Александр были вынуждены вступить с ним в переговоры. Олег послал со своими требованиями пять послов к византийским императорам. Греки выразили готовность выплатить единовременную дань русам и разрешили им беспошлинную торговлю в Константинополе. Достигнутое соглашение было закреплено обеими сторонами посредством присяги: императоры целовали крест, а русы клялись на своем оружии и своими божествами Перуном и Волосом. Принесению клятвы, по-видимому, предшествовало соглашение, поскольку клятва должна была относиться как раз к практическим статьям договора, которые она была призвана утвердить. О чем конкретно стороны договаривались, мы не знаем. Ясно, однако, что русы требовали от греков каких-то платежей и льгот и что они получили это, чтобы затем покинуть округу Константинополя.

Формальный договор Руси с Византией был заключен, по-видимому, в два этапа: в 907 г. прошли переговоры, затем достигнутые соглашения были скреплены присягой. Но засвидетельствование текста договора задержалось во времени и произошло только в 911 г. Стоит отметить, что наиболее выгодные для русов статьи договора — о выплате греками контрибуции («укладов») и об освобождении русских купцов в Константинополе от уплаты пошлин — есть только среди предварительных статей 907 г., но не в основном тексте договора 911 г. По одной из версий, упоминание о пошлинах было сознательно изъято из сохранившейся только в виде заголовка статьи «О русских торгующих». Возможно, желание византийских правителей заключить договор с Русью было вызвано и стремлением получить союзника в продолжавшейся войне против арабов. Известно, что летом того же 911 года 700 русских воинов участвовали в походе византийцев на оккупированный арабами остров Крит. Возможно, они остались в империи, поступив там на военную службу, после походов Олега, а не возвращались на родину.

Детальный текстологический, дипломатический и правовой анализ показал, что тексты дипломатического протокола, актовых и юридических формул, сохраненные в древнерусском тексте договора 911 г., представляют собой либо переводы хорошо известных византийских канцелярских формул, засвидетельствованных во многих сохранившихся греческих подлинных актах, либо парафразы памятников византийского права. Нестор включил в состав «Повести временных лет» русский перевод, выполненный с аутентичной (то есть обладавшей силой оригинала) копии акта из особой копийной книги. К сожалению, пока не установлено, ни когда и кем был выполнен перевод, ни при каких обстоятельствах выписки из копийных книг попали на Русь.

На протяжении X–XI вв. войны между Русью и Византией чередовались с мирными, причем довольно продолжительными паузами. Эти периоды отмечены усилением дипломатических акций, двух государств — обменом посольствами, активной торговлей. Из Византии на Русь приезжали священнослужители, архитекторы, художники. После христианизации Руси в обратном направлении начали ездить паломники ко святым местам. В «Повесть временных лет» включены еще два русско-византийских договора: между князем Игорем и императором Романом I Лакапином (944 год) и между князем Святославом и императором Иоанном I Цимисхием (971 год). Как и в случае с соглашением 911 г., они представляют собой переводы с греческих оригиналов. Вероятнее всего, все три текста попали в руки составителя «Повести временных лет» в виде единого сборника. При этом, текста договора 1046 г. между Ярославом Мудрым и императором Константином IX Мономахом в «Повести временных лет» нет.

Договоры с Византией принадлежат к числу древнейших письменных источников русской государственности. Как международные договорные актами, они зафиксировали нормы международного права, а также правовые нормы договаривающихся сторон, которая, таким образом, оказалась вовлечена в орбиту другой культурно-юридической традиции.

К нормам международного права можно отнести те статьи договора 911 г. и других русско-византийских соглашений, аналоги которых присутствуют в текстах ряда других договоров Византии. Это относится к ограничению срока пребывания иноземцев в Константинополе, а также к нормам берегового права, отраженным в договоре 911 г. Аналогом положений того же текста о беглых рабах могут быть пункты некоторых византийско-болгарских соглашений. Византийские дипломатические соглашения включали в себя пункты о термах (банях), сходные с соответствующими условиями договора 907 г. Документальное оформление русско-византийских договоров, как неоднократно отмечалось исследователями, во многом обязано византийскому канцелярскому протоколу. Поэтому в них нашли отражение греческие протокольные и юридические нормы, канцелярские и дипломатические стереотипы, нормы, институты. Это, в частности, обычное для византийских актов упоминание соправителей наряду с правящим монархом: Льва, Александра и Константина в договоре 911 г., Романа, Константина и Стефана в договоре 944 г., Иоанна Цимисхия, Василия и Константина в договоре 971 г. Таких упоминаний обычно не было ни в русских летописях, ни в кратких византийских хрониках, напротив, в формуляре византийских официальных документов это был обычный элемент. Определяющее влияние византийских норм сказалось в использовании греческих мер веса, денежных мер, также византийской системы летосчисления и датировки: указание года от Сотворения мира и индикта (порядкового номера года в 15-летнем цикле налоговой отчетности). Цена раба в договоре как 911 г., как показали исследования, близка к вилке средней цены невольника в Византии того времени.

Важно, что договор 911 г., как и последующие соглашения, свидетельствовали о полном юридическом равенстве обеих сторон. Субъектами права выступали подданные русского князя и византийского императора, независимо от места их проживания, социального статуса и вероисповедания. При этом нормы, регулирующие преступления против личности, в них были основаны главным образом на «законе русском». Вероятно, имеется в виду свод юридических норм обычного права, действовавших на Руси к началу Х в., то есть задолго до принятия христианства.

Из «Повести временных лет»

В год 6420 [от Сотворения мира]. Послал Олег мужей своих заключить мир и установить договор между греками и русскими, говоря так: «Список с договора, заключенного при тех же царях Льве и Александре. Мы от рода русского — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его, — светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в Боге самодержцам, царям греческим, для укрепления и для удостоверения многолетней дружбы, бывшей между христианами и русскими, по желанию наших великих князей и по повелению, от всех находящихся под рукою его русских. Наша светлость, превыше всего желая в Боге укрепить и удостоверить дружбу, существовавшую постоянно между христианами и русскими, рассудили по справедливости, не только на словах, но и на письме, и клятвою твердою, клянясь оружием своим, утвердить такую дружбу и удостоверить ее по вере и по закону нашему.

Таковы суть главы договора, относительно которых мы себя обязали по Божьей вере и дружбе. Первыми словами нашего договора помиримся с вами, греки, и станем любить друг друга от всей души и по всей доброй воле, и не дадим произойти, поскольку это в нашей власти, никакому обману или преступлению от сущих под рукою наших светлых князей; но постараемся, насколько в силах наших, сохранить с вами, греки, в будущие годы и навсегда непревратную и неизменную дружбу, изъявлением и преданием письму с закреплением, клятвой удостоверяемую. Так же и вы, греки, соблюдайте такую же непоколебимую и неизменную дружбу к князьям нашим светлым русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя всегда и во все годы.

А о главах, касающихся возможных злодеяний, договоримся так: те злодеяния, которые будут явно удостоверены, пусть считаются бесспорно совершившимися; а каким не станут верить, пусть клянется та сторона, которая домогается, чтобы злодеянию этому не верили; и когда поклянется сторона та, пусть будет такое наказание, каким окажется преступление.

Об этом: если кто убьет, — русский христианина или христианин русского, — да умрет на месте убийства. Если же убийца убежит, а окажется имущим, то ту часть его имущества, которую полагается по закону, пусть возьмет родственник убитого, но и жена убийцы пусть сохранит то, что полагается ей по закону. Если же окажется неимущим бежавший убийца, то пусть останется под судом, пока не разыщется, а тогда да умрет.

Если ударит кто мечом или будет бить каким-либо другим орудием, то за тот удар или битье пусть даст 5 литр серебра по закону русскому; если же совершивший этот проступок неимущий, то пусть даст сколько может, так, что пусть снимет с себя и те самые одежды, в которых ходит, а об оставшейся неуплаченной сумме пусть клянется по своей вере, что никто не может помочь ему, и пусть не взыскивается с него этот остаток.

Об этом: если украдет что русский у христианина или, напротив, христианин у русского, и пойман будет вор пострадавшим в то самое время, когда совершает кражу, либо если приготовится вор красть и будет убит, то не взыщется смерть его ни от христиан, ни от русских; но пусть пострадавший возьмет то свое, что потерял. Если же добровольно отдастся вор, то пусть будет взят тем, у кого он украл, и пусть будет связан, и отдаст то, что украл, в тройном размере.

Об этом: если кто из христиан или из русских посредством побоев покусится [на грабеж] и явно силою возьмет что-либо, принадлежащее другому, то пусть вернет в тройном размере.

Если выкинута будет ладья сильным ветром на чужую землю и будет там кто-нибудь из нас, русских, и поможет сохранить ладью с грузом ее и отправить вновь в Греческую землю, то проводим ее через всякое опасное место, пока не придет в место безопасное; если же ладья эта бурей или на мель сев задержана и не может возвратиться в свои места, то поможем гребцам той ладьи мы, русские, и проводим их с товарами их поздорову. Если же случится около Греческой земли такая же беда с русской ладьей, то проводим ее в Русскую землю и пусть продают товары той ладьи, так что если можно что продать из той ладьи, то пусть вынесем [на греческий берег] мы, русские. И когда приходим [мы, русские] в Греческую землю для торговли или посольством к вашему царю, то [мы, греки] пропустим с честью проданные товары их ладьи. Если же случится кому-либо из нас, русских, прибывших с ладьею, быть убиту или что-нибудь будет взято из ладьи, то пусть будут виновники присуждены к вышесказанному наказанию.

Об этих: если пленник той или иной стороны насильно удерживается русскими или греками, будучи продан в их страну, и если, действительно, окажется русский или грек, то пусть выкупят и возвратят выкупленное лицо в его страну и возьмут цену его купившие, или пусть будет предложена за него цена, полагающаяся за челядина. Также, если и на войне взят будет он теми греками, — все равно пусть возвратится он в свою страну и отдана будет за него обычная цена его, как уже сказано выше.

Если же будет набор в войско и эти [русские] захотят почтить вашего царя, и сколько бы ни пришло их в какое время, и захотят остаться у вашего царя по своей воле, то пусть так будет.

Еще о русских, о пленниках. Явившиеся из какой-либо страны [пленные христиане] на Русь и продаваемые [русскими] назад в Грецию или пленные христиане, приведенные на Русь из какой-либо страны, — все эти должны продаваться по 20 златников и возвращаться в Греческую землю.

Об этом: если украден будет челядин русский, либо убежит, либо насильно будет продан и жаловаться станут русские, пусть докажут это о своем челядине и возьмут его на Русь, но и купцы, если потеряют челядина и обжалуют, пусть требуют судом и, когда найдут, — возьмут его. Если же кто-либо не позволит произвести дознание, — тем самым не будет признан правым.

И о русских, служащих в Греческой земле у греческого царя. Если кто умрет, не распорядившись своим имуществом, а своих [в Греции] у него не будет, то пусть возвратится имущество его на Русь ближайшим младшим родственникам. Если же сделает завещание, то возьмет завещанное ему тот, кому написал наследовать его имущество, и да наследует его.

О русских торгующих.

О различных людях, ходящих в Греческую землю и остающихся в долгу. Если злодей не возвратится на Русь, то пусть жалуются русские греческому царству, и будет он схвачен и возвращен насильно на Русь. То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же.

В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях — Царя вашего и своею рукою, — скрепили его клятвою предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единого истинного Бога вашего и дали нашим послам. Мы же клялись царю вашему, поставленному от Бога, как божественное создание, по вере и по обычаю нашим, не нарушать нам и никому из страны нашей ни одной из установленных глав мирного договора и дружбы. И это написание дали царям вашим на утверждение, чтобы договор этот стал основой утверждения и удостоверения существующего между нами мира. Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420».

Царь же Леон почтил русских послов дарами — золотом, и шелками, и драгоценными тканями — и приставил к ним своих мужей показать им церковную красоту, золотые палаты и хранящиеся в них богатства: множество золота, паволоки, драгоценные камни и страсти Господни — венец, гвозди, багряницу и мощи святых, уча их вере своей и показывая им истинную веру. И так отпустил их в свою землю с великою честью. Послы же, посланные Олегом, вернулись к нему и поведали ему все речи обоих царей, как заключили мир и договор положили между Греческою землею и Русскою и установили не преступать клятвы — ни грекам, ни руси.

(перевод Д.С. Лихачева).

© Библиотека Российской академии наук

Бибиков М.В. Русь в византийской дипломатии: договоры Руси с греками X в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2005. №1 (19).

Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Др. Русь (IX — нач. XII в.). СПб., 2000.

Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях. М., 2001.

Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. М., 2000.

Повесть временных лет / Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.; Л, 1950.

Почему договор 911 года можно считать внешнеполитическим успехом Древнерусского государства?

Какие статьи договора относятся к экономической сфере, а какие – к политической?

Каков был этнический состав русских послов, упомянутых в договоре?

Какие специфически греческие реалии фигурируют в тексте договора?

Почему в договоре противопоставлены русские и христиане?

Можно ли на основании договора говорить о военном союзе Руси и Византии?

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

Закулисные правители — Комитет 300

Что объединяет масонов высокого ранга, крупные банки, иллюминатов, королевские дома и денежных магнатов? Все они являются членами «Комитета 300», который, по данным бывшего британского агента, правит миром здесь и сейчас.

Когда некоторые люди слышат слово «заговор», они начинают качать головой: слишком упрощенно, слишком однобоко, слишком предвзято. И нельзя сказать, что их взгляды неверны. Ведь, на самом деле, никакие «масоны», «евреи» или «иллюминаты» не дергают за кулисами за веревочки и не управляют спектаклем, который для них будет триумфом, а для 90% человечества должен закончиться драмой. То есть большинство людей окажется в своего рода рабском состоянии, они будут прозрачны, ими будут управлять внешние силы посредством всемирного правительства — и так будет происходить от первой утренней чашки кофе до последнего глотка воды вечером.

Однако это, конечно, не означает, что не существует вообще никакого заговора. Только действующие лица за кулисами и кукловоды намного более неоднородны, чем в этом нас пытаются убедить слишком примитивно сконструированные теории.

Тот факт, что не политики нами управляют, стал очевиден, по крайней мере, для всех бодрствующих современников после начала так называемого финансового кризиса. Даже верный по отношению к существующей системе информационный журнал Spiegel в своем номере от 12 декабря 2011 года отважился, наконец, задать правильный вопрос: «Деньги правят миром . а кто правит деньгами?» Вот такой вопрос был смело вынесен на обложку этого издания.

У журнала Spiegel, разумеется, нет никакого окончательного и однозначного ответа — некоторые властные области даже для него являются табу, — но он, тем не менее, задает смелые и хорошие вопросы:
«Как так получилось, что государства дают банкам миллиардные кредиты для того, чтобы потом стать должником тех же самых банков?»
«Как так получилось, что один финансовый рынок в десять раз больше, чем показатели экономики всего мира?»
«Справедлив ли упрек политики относительно того, что “рынки” преднамеренно проводили спекулятивные операции с Европой?»
«Почему правительствам не удалось ограничить власть финансовых рынков?»
И, наконец: «Кому принадлежит мир и кто правит деньгами?»

Тот факт, что сегодня многие когда-то процветавшие государства находятся на грани банкротства, не является случайным. Он является следствием распоясавшегося финансового рынка, которым алчно пользуются немногие богатые, сильные, владеющие информацией и не знающие никаких ограничений люди. И все это происходит без риска. А если вам будет угрожать банкротство, то тогда в дело вмешаются государства для того, чтобы спасти вас с помощью народных денег. После чего вы просто продолжите заниматься своим делом.

Вот что сказал по этому поводу на итальянском телевидении итальянский юморист Маурицио Кроцца (Maurizio Crozza): «Подождите: государства спасли банки от банкротства. Затем эти банки использовали полученные деньги и сделали банкротами сами государства. И теперь банки хотят занять место правительства. Здесь что-то не так, или я не прав?»

К этому следует добавить, что нынешний (статья была опубликована в 2012 году — прим.ред.) итальянский глава правительства Марио Монти (Mario Monti), которого избирал не народ, этот кризисный менеджер, который должен спасти страну от надвигающегося банкротства, с 2008 года находится на службе у компании Goldman Sachs. А Марио Драги (Mario Graghi), бывший глава итальянского Центрального банка и нынешний руководитель Европейского центрального банка — с 2002 года по 2005 год был вице-президентом расположенной в Европе компании Goldman Sachs International. Он был «акционером», заботящимся об интересах «предприятий и суверенных государств», главой управления, которое незадолго до его прихода помогло Греции воспользоваться финансовым инструментом под названием swap для того, чтобы подправить свои балансы и скрыть государственные долги.

И Лукас Пападимос (Loukas Papadimos), который с 10 ноября 2011 года является (статья была опубликована в 2012 году — прим.ред.) греческим премьер-министром и главой переходного правительства, с 1994 года по 2002 год возглавлял греческий Центральный банк. Находясь в этой должности, он сыграл до сих пор еще неясную роль в сокрытии данных государственного бюджета с помощью компании Goldman Sachs.

Весь мир — рулетка

Еще несколько десятилетий назад подобные вещи были бы невозможными. Ответственность за грабительский набег банковского сектора несет так называемая Дерегуляция финансовых рынков, то есть уничтожение всех моральных, этических и, в конечном итоге, разумных правил. Этот процесс начался в 1970-е годы, когда экономисты все активнее поддерживали идею о том, что государственные предписания больше приносят вреда экономике, чем пользы. Они требовали еще больше свободы для богатых присваивать себе еще больше собственности, — естественно, под предлогом заботы об экономическом процветании. Они утверждали, что в конечном итоге более значительный экономический рост пойдет на пользу и простым людям. Но на самом деле относительно этих простых людей у них были совершенно иные планы.

Собственно «дерегуляция» началась в 1982 году во время правления Рональда Рейгана: региональные сберегательные банки были освобождены от государственных предписаний, а более крупным банкам было впервые разрешено, предоставлять кредиты под различные проценты. Весьма активно этот процесс пошел уже при Билле Клинтоне. Он «продолжил процесс дерегуляции американской банковской системы. В 1994 году он снял ограничения, которые налагались на американские кредитные институты в случае их регионального расширения. Спустя пять лет было отменено также законодательное разграничение между коммерческими и инвестиционными банками, которое было введено после Великой депрессии в 1930-е годы. При президенте Джорджа Буше-младшем американская Комиссия по ценным бумагам в 2004 году разрешила инвестиционным банкам без ограничений финансировать свои сделки с помощью кредитов», — подчеркивает газета Handelsblatt.

О том, какие фатальные последствия имел этот шаг, сообщает журнал Spiegel: «В целом во всем мире более 8 тысяч фондов управляют капиталом в 1,7 триллиона долларов. В 1990 году фондов было 600, а в управлении у них находились 40 миллиардов долларов». В течение 21 года количество фондов, таким образом, увеличилось в 13 раз, а управляемый ими объем денежных средств вырос в 42,5 раза. Самые крупные экземпляры этой «саранчи», то есть хедж-фонды, «располагают капиталом до 70 миллиардов долларов, отмечает журнал Spiegel.

«Хотя большая часть фондов работает с менее крупными вложениями в размере одного, двух или трех миллиардов долларов, их влияние, тем не менее, является непропорционально большим. Дело в том, что хедж-фонды, в основном, работают с помощью кредитного плеча: они вкладывают не только свой капитал, но также берут выгодные кредиты для того, чтобы использовать их в спекулятивных сделках. Таким образом, размеры их участия намного увеличиваются».
А кредиты, как подчеркивает журнал Spigel, «выдаются крупными банками: около дюжины финансовых институтов являются кредиторами и деловыми партнерами почти всех имеющихся в мире хедж-фондов».

Журнал смело называет «одни и те же банки» — «прежде всего JPMorgan Chase, Goldman Sachs, UBS, HSBC, BNP Paribas, Bank of America и Deutsche Bank». И делает вывод: «Тот, кто ищет ответ на вопрос, кто управляет деньгами, не ошибется, если обратит на них внимание». И поскольку, по мнению журнала Spiegel, миром правят деньги, то эти финансовые молохи принадлежат и к числу правителей мира — прежде всего банк с Уолл-Стрит, то есть Goldman Sachs.

300 кукловодов

На самом деле, они таковыми и являются. Но они там не одни, и возникает еще один вопрос — а существует ли над этими банками какая-то власть, разрабатывающая более крупные планы? Не принадлежат ли сами банки лишь к исполнителям, как и политики? Бывший офицер разведки британской секретной службы MI6 занялся поиском ответа на этот вопрос. С начала 1960-х годов он глубоко исследует эту тему с привлечением таких источников, к которым другие авторы никогда не смогли бы получить доступ. В большей мере те авторы, которые в последнее время добились собственной известности, — среди них Дэвид Айк (David Icke) и Джим Маррс (Jim Marrs) — постоянно у него списывают.

Тем временем 76-летний Джон Коулман (John Coleman) уже написал 12 книг на эту тему, и одна вещь является для него бесспорной: примерно 300 человек правят судьбами мира и направляют его в нужном для себя направлении. Он называет этих глобальных плеймейкеров «Комитетом 300». Упомянутый выше Билл Клинтон также входит в его состав, как и его преемник, а также его предшественник — Джордж Буш-младший и Джордж Буш-старший. То же самое можно сказать о главах тех банков, которые журнал Spiegel называет правителями денег. Плюс, естественно, два упомянутых Супер-Марио — Марио Монти и Марио Драги.

Выражение «Комитет 300» восходит к немецкому политику Вальтеру Ратенау (Walter Rathenau, 1870 — 1922), который в 1920-е годы был имперским министром иностранных дел. «Существует комитет из 300 человек, которые правят миром, а их личности известны только равным им самим по уровню», — так он якобы сказал. В венской газете Neue Freie Presse он написал: «Три сотни человек — все они знают друг друга — управляют экономическими судьбами континента и ищут преемников из своего окружения. Странные причины этого странного явления, которое бросает свой луч света в темноту будущего социального развития, здесь не будут подвергаться обсуждению».

В письме поэту Франку Ведекинду (Frank Wedekind) он высказался еще более точно: «Истинные “300 человек” на основании существующей привычки и, руководствуясь осторожностью, отрицают свою власть. Если вы им позвоните, они скажут: мы ничего не знаем; мы такие же торговцы, как и другие. Тогда как найдется не 300, а 3000 коммерции советников, занимающихся производством носков или маргарина, которые скажут в ответ: да, это мы. Власть предпочитает анонимность; я знаю одного человека из числа наиболее известных — но не всегда самых значительных, — который вообще ни с кем не встречается, кроме своего парикмахера. Я знаю одного человека, которого можно назвать почти бедным, но он владеет огромным предприятием. Я знаю одного человека, который, вероятно, является самым богатым, однако как его активы принадлежат его детям, которых он ненавидит. Многие уже не способны отвечать за свои поступки. Один работает в области собственности, принадлежащей иезуитам, а другой является агентом курии (центральный папский административный орган — примечание редакции Zeitenschrift). Один из них, будучи уполномоченным какого-то зарубежного объединения, владеет 280 миллионами британских государственных облигаций (consols) и является крупнейшим кредитором прусского государства. Все это конфиденциальные вещи. Но вы видите: этих людей не так легко встретить в обычной жизни».

Вальтер Ратенау погиб 24 июня 1922 года — он стал жертвой политически мотивированного покушения. Официально ответственность за его убийство была возложена на террористическую организацию «Консул». Джон Коулман считает, что его убийство было совершено по указанию «Комитета 300». Ратенау играл ключевую роль в ходе интенсивных совещаний, результатом которых стало подписание 6 апреля 1922 года Рапалльского договора. В нем Германия и Россия договорились об отказе от всех предвоенных долгов, а также о том, что Германия признает большевистскую Россию и увеличит размеры кредитов.

«Когда было объявлено об этом договоре, то среди британцев и французов возникла паника, а в Соединенных Штатах распространилось замешательство. Эти 300 человек, на самом деле, не дали своего разрешения и не согласились с теми последствиями, к которым приводило подписание этого договора. На самом деле Германия перечеркивала те планы, которые британцы и французы имели в отношении России. Создавалось впечатление, как будто Германия, несмотря на свое поражение в Первой мировой войне, вновь готовится к тому, чтобы бросить вызов господствующему положению британцев в мировой торговле», — подчеркивает британец Коулман.

«Генуэзская конференция, проведенная вблизи города Рапалло, была организована британцами с таким расчетом, чтобы взять под свой контроль британско-российскую торговлю. Однако, не поставив предварительно в известность «Комитет 300», Ратенау неоднократно делал предложение британцам и французам, на основе которых могли бы быть заключены соглашения, способные обеспечить быстрое восстановление Германии после катастрофы Версаля. Если бы союзники приняли справедливые и соразмерные предложения Ратенау, то тогда, возможно, не было бы Второй мировой войны.

Ратенау постоянно говорил о том, что сильная в экономическом отношении Германия может быть в интересах держав-победительниц, поскольку только в этом случае она будет способна в полном объеме выполнить те обязательства по репарациям, которые были наложена на нее «мирной конференцией в Версале». Однако эти державы хотели, чтобы Германия, по крайней мере, еще сто лет оставалась бы порабощенной нацией — или вновь ввязалась бы в совершенно ненужную войну для того, чтобы заново перемешать все карты.

«Когда британская и французская делегации вернулись из Генуи, их соответствующие правительства под руководством “Комитета 300” начали действовать с поразительной быстротой. Градом посыпались послания с требованием об аннулировании германо-российского Рапалльского торгового договора». По прошествии двух месяцев после подписания договора в Рапалло Вальтер Ратенау был убит прямо на улице с помощью гранаты и нескольких выстрелов из пистолета.

Коулман не сомневается в том, что «его убийство было совершено агентами британской Секретной разведывательной службы SIS. Самый блестящий государственный деятель Германии и архитектор Рапалльского договора был ликвидирован, а Германия как государство была потрясена до самого основания. Вероятно, впервые политик мирового уровня отважился рассказать о существовании тайного правительства, тайной власти, контролирующей весь мир».

Возможно, у Ратенау были ложные иллюзии относительно безопасности, и он полагал, что, как бывший советник Ротшильда, он гарантирован от покушений, считает Коулман. Династия Ротшильдов, несомненно, входит в состав «Комитета 300». Тайные правители знают, насколько огромной является их земная власть — не случайно они называют себя олимпийцами подобно греческим богам, восседавшим на горе Олимп.

Бывший высокопоставленный — и поэтому посвященный во многие тайны — иллюминат Джон Тодд (1950 — 2007) сказал, что существует еще более крупный клуб, который и осуществляет прямое руководство. Он говорил о «Совете 500», а не о «Комитете 300». Возможно, количество участников возросло вместе с увеличением населения в мире, или «300» — это только приблизительная цифра — в любом случае, как мы видим, и на этом уровне банки играют решающую роль. Тодд как раз и называл «Совет 500» «системой мирового банка». Над ним располагается «Совет 33» (самые высокие по рангу масоны), еще выше находится «Совет 13» (в него, судя по всему, входят Рокфеллеры), а на самом верху разместился Трибунал Ротшильдов, который рассматривается как «божество человечества». А сам трибунал, в свою очередь, находится в прямом контакте с Люцифером.

Все это может показаться фантастическим и далеким от реальности, однако и Джону Коулману в результате его продолжавшийся несколько десятилетий основательных поисков удалось установить, что уничтожение христианства находится не только в повестке дня иллюминатов, а входит и в планы свободных каменщиков и, соответственно, «Комитета 300». Самое удивительное то, что представители организации Opus Dei, иезуитов и папского престола, возможно, также входят в состав упомянутого комитета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ново-Хеттское царство

С начала XV в. до н. э. Хеттское царство вновь восстанавливается. Широкая военная деятельность хеттского царя Шупилулиумы приводит к восстановлению хеттского господства в восточной части Малой Азии и в горных областях около Евфрата. К Хеттскому государству присоединяется страна Кисвадна, князь которой, согласно хеттским надписям, становится «свободным», перестав быть «рабом хурритов». Княжество Кисвадна с этого времени занимает почётное положение в составе большого Хеттского государства. Во всех последующих договорах хеттов с другими государствами призываются в свидетели, наряду с хеттскими богами боги страны Кисвадна. Хетты претендуют на господство в Северо-Западной Месопотамии, пользуясь той борьбой, которая здесь разыгрывается между Митанни и Ассирией. К хеттам присоединяются княжества, расположенные в верховьях Тигра. Шупилулиума одерживает крупные победы над государством Митанни и сирийскими княжествами. Возможно, что именно к этому времени относятся развалины крепости, построенной хеттами около современной гавани Мерсин в Южной Турции (Юмюк-тепе). Как полагают, эта крепость соответствует крепости или поседению Питура. Судя по договору между хеттским царём и правителем Кисвадны, эта крепость Питура была пограничным постом, который должен был быть укреплён правителем Кисвадны. Очевидно, это был важный для хеттов опорный пункт, господствовавший над дорогой, ведшей из Кархемыша и Алеппо по долине Каликадна и горному Писидийскому пути в западную часть Малой Азии, к Трое. Таким образом, проникновение хеттов в Северную Сирию и в Киликию, издавна населённую сирийскими племенами, в некоторой степени объясняется стремлением хеттов захватить в свои руки важные торговые и военные пути, ведшие из Месопотамии к северным портам Сирии и дальше на запад, в западные области Малой Азии. Шупилулиума завоёвывает большую территорию, достигнув Евфрата и Ливанских гор. Пользуясь внутренним ослаблением Египта, могущественный хеттский царь захватывает в свои руки северосирийские области, ранее принадлежавшие Египту, завоёвывает страну Амурру и налагает на неё ежегодную дань в размере 300 шекелей золота. Продвижение хеттов на юг заставляет египтян уступить им значительную часть Сирии. Судя по письмам сирийских князей, обращённым к египетскому фараону, хетты проникли в Среднюю Сирию и даже в Палестину. Акиззи, князь Катны, пишет фараону, что хеттский — царь «предал огню» всю страну и угрожает самой Катне. Заняв Нухашше и ряд других областей и городов Сирии, хетты собираются захватить в свои руки и важнейший сирийский порт Библ, который издавна был оплотом египетского господства в Сирии. Правитель Библа, Риб-Адди, с тревогой сообщает фараону: «Я слышал о том, что хетты предают страны огню. Я несколько раз писал об этом, но не получил ответа. Захвачены все области царя, моего господина, но мой господин держится от них в стороне. И вот теперь будут доставлены воины из хеттских стран для того, чтобы завоевать Библ».


Хеттский рельеф с изображением боевой колесницы

Опираясь на союз сирийских князей, восставших против Египта, и совместно с ними вытесняя египтян из Сирии, хетты проникли даже в Палестину. Хеттские имена князей и правителей Палестины, а также хеттские названия встречаются в дипломатических письмах Амарнского архива, в некоторых надписях и в библии. В частности можно предполагать, что восстания сиро-палестинских князей против Египта в XV—XIV вв. до н. э. часто поддерживались хеттами, которые стремились установить своё влияние в этих областях Передней Азии. Таким образом, хеттские цари укрепляют своё экономическое и политическое господство в Сирии, которая некогда целиком и нераздельно принадлежала Египту. Наконец, в эпоху расцвета Хеттского государства Шупилулиума начинает решительную борьбу с Митанни, поддерживая различных претендентов на митаннийский престол. После ряда военных успехов хетты наносят решительный удар митаннийцам, вторгшись в пределы Митаннийского государства и разрушив его столицу Васуганни. Опасаясь усиления ассирийского влияния, которое всё более укрепляется в стране Митанни, хеттский царь отбрасывает ассирийцев на восток, возводит на митаннийский престол своего ставленника Маттивазу и заключает с ним договор. Согласно этому договору, Митанни подпадает под полную зависимость хеттов, а Маттиваза обещает хеттскому царю свою верность и свою помощь в случае войны. Договор скрепляется династическим браком. В результате всего этого хетты утверждают своё господство в северо-западной части Двуречья и в Северной Сирии. Это было время расцвета хеттской военной мощи. Ассирийцы и египтяне были далеко отброшены от хеттских границ. Страна Митанни была покорена. Сыновья хеттского царя правили в Халпе и в Кархемыше. Муршиль II, царствовавший в XIV в. до н. э. (1345—1320 гг. до н. э.), ведёт упорную борьбу с газгейскими племенами, спустившимися с северо-восточных Понтийских гор и наводнившими государство хеттов. В течение 20 лет Муршиль II ведёт с соседними племенами длительные войны, которые приостанавливаются только зимой или в периоды торжественных праздников. Хеттский царь совершает походы в Киликию и в Армению и восстанавливает несколько пошатнувшееся хеттское могущество в Северной Сирии, укрепив свою власть в этой стране вплоть до Ливана. Эти войны приводят к дальнейшему укреплению Хеттского государства. К Хеттскому царству присоединяется целый ряд малоазиатских областей на основе особых договоров, которые предусматривают дань и военную помощь хеттам со стороны этих областей и фиксируют их границы. Эти государственные договоры проливают некоторый свет на развитие международных отношений в Передней Азии. В текст этих договоров включались особые исторические части, в которых описывались взаимоотношения между договаривающимися сторонами. Целый ряд статей характеризует возникновение своеобразных форм древневосточной дипломатии и её применение в условиях борьбы между Хеттским государством и народами Северной Месопотамии, Сирии и Палестины. В особую форму облечены договоры с подвластными хеттам и покорёнными ими правителями соседних стран. Эти договоры носили по существу односторонний характер. Правитель покорённой и подвластной хеттам страны принимал на себя обязательства платить дань хеттскому царю и ездить к нему на поклон. В ответ на «благодеяния» хеттского царя подвластный ему правитель должен был выражать ему полную покорность, неограниченную благодарность и давать особую клятву верности. В том случае, если подвластный хеттскому царю правитель был его родственником, хеттский царь гарантировал ему дальнейшее выполнение обязанностей правителя. Все эти договоры подчёркивают стремление хеттских царей укрепить авторитет центрального хеттского правительства в покорённых и подвластных странах. Это сказывается в обещании хеттского царя «защищать подвластного князя и его владения» и в его угрозах строго покарать строптивого правителя, отпавшего от хеттов или нарушившего договор.

Укрепившись в Северной Сирии и упрочив своё влияние в Северо-Западной Месопотамии, хеттские цари пытаются протянуть свои щупальцы вплоть до далёкого Вавилона. Пользуясь слабостью Кадашмана-Таргу, касситского царя Вавилона, хеттский царь Хаттушиль III стремится подчинить своему политическому влиянию Вавилонское царство, которое в те времена носит название Кардуниаш. Вмешиваясь во внутренние дела Вавилона, хеттский царь открыто поддерживает в Вавилоне своих политических сторонников и даже пытается натравить Вавилон на Ассирию — исконного врага Хеттского государства, убеждая вавилонского царя в том, что хетты в три или даже в четыре раза сильнее ассирийцев. Нажим Хаттушиля III на Вавилон становится настолько сильным, что один из вавилонских сановников пишет Хаттушилю: «Ты пишешь нам не как брат, и командуешь нами, как своими рабами».

Расцвет политического могущества большого Хеттского государства теснейшим образом связан со значительным развитием хеттской торговли. Хетты ведут торговлю с многими странами — Передней Азии и даже с далёким Египтом. Хетты поставляют в Египет различные товары: серебро, лазурит, дерево, железо и рабов: В свою очередь они получают из Египта роскошные изделия египетского ювелирного производства, одежду и сосуды с маслом. Торговля Хеттского государства с Египтом достигает довольно значительных размеров. Весьма возможно, что хетты оказались опасными конкурентами в этом отношении даже для кипрского царя, который издавна вёл торговлю с Египтом. По крайней мере в одном из своих писем царь Кипра убеждает фараона не вступать ни в какие сношения с хеттским царём. Всё это указывает на значительное развитие хеттской торговли и на расцвет хеттской экономики.

В XIV—XIII вв. до н. э. хетты, продвигаясь всё далее на юг, сталкиваются с Египетским государством, которое при фараонах XIX династии переживает период нового расцвета своей военной мощи. Между хеттами и египтянами начинается упорная борьба за господство в Сирии. Хеттский царь Муватал переносит свою столицу из города Хаттушаш в город Датташ, находившийся в южной части страны, к югу от реки Галиса, ближе к театру военных действий, происходивших на территории Сирии. После смерти Муватала в хеттской стране происходят крупные смуты. Египтяне, пользуясь этими смутами, одерживают ряд значительных побед и снова укрепляются в южной части Сирии. Мирный договор был заключён между хеттским царём Хаттушилем III и египетским фараоном Рамзесом II в 1296 г. до н. э. В результате войны Сирия была разделена между двумя крупнейшими государствами того времени: Хеттским и Египетским.

После заключения этого мирного договора укрепились торговые связи между Египтом и переднеазиатскими странами. В одной египетской надписи того времени говорится: «Когда люди шли по своим делам в Джахи, то они могли без страха, в радости своего сердца достигать страны хеттов благодаря великим победам царя Рамзеса». Вскоре после этого начинается упадок Хеттского государства и хеттской культуры.


Статуя хеттского царя. Музей в Стамбуле

Хетты сталкиваются с новыми грозными силами. С островов Средиземного моря на Малую Азию, на Финикию и Палестину надвинулись бурной волной «морские народы» (жители островов Эгейского моря), захватившие в свои руки побережье и отрезавшие хеттские области Малой Азии от соседних восточных и юговосточных стран, а также от торговых магистралей Средиземного моря. Рамзес III, особенно гордившийся тем, что он отразил натиск этих «народов моря», в своих надписях сообщает, что «ни одна страна, начиная от хеттской, не смогла устоять перед их войсками». Эгейские племена опустошили Кархемыш, Арвад, страну Амурру и остров Кипр. Очевидно, это нашествие морских племён окончательно подкосило силу Хеттского государства. В конце XII в. до н. э. Тиглатпаласар I, царь Ассирии, наносит решительный удар мелким княжествам, которые раньше входили в состав Хеттского царства. Среди них он упоминает «страну Хатту». Хеттская культура в своих пережитках продолжала ещё некоторое время существовать в восточной части Малой Азии, в Северной Сирии и в Северо-Западной Месопотамии. Один из последних остатков Хеттского государства, княжество Кархемыш было окончательно разгромлено ассирийским царём Саргоном II в VIII в. до н. э.

Наука

История

Как Карабах стал Россией

210 лет назад Карабах стал частью Российской империи

26 мая 1805 года ныне считающийся спорной территорией Карабах вошел в состав Российской империи. Как это происходило, вспоминает отдел науки «Газеты.Ru».

Доктор наук рассказывает о причинах и последствиях депортации чеченцев и ингушей

Пока Армения и Азербайджан продолжают оспаривать свои права на Нагорный Карабах, можно вспомнить, как Карабахское ханство, включавшее в свой состав оба Карабаха — Нагорный и Равнинный, — стало частью Российской империи. Это произошло ровно 210 лет назад, 26 мая 1805 года, когда местный правитель Ибрагим Халил-хан принес присягу российскому императору Александру I. Предшествовали этому, как водится, многочисленные политические интриги и даже военные действия.

Карабахское ханство было образовано в 1747 году. При поддержке персов местным правителям из числа тюрков удалось взять под свой контроль не только Равнинный Карабах, который был населен преимущественно мусульманским, а скорее исламизированным населением, но и Нагорный Карабах, где большей частью проживали исповедовавшие христианство армяне. Находилось это государство под иранским суверенитетом.

Карабахское ханство интересовало Российскую империю еще с конца XVIII века, однако не было ни сил, ни ресурсов для его захвата.

К тому моменту грузинские земли официально объявили о союзе с Россией, что не могло не огорчать шахиншаха Ирана Агу Мохаммеда Шаха Каджара, который вел политику расширения своего государства и вообще был человеком крайне злобным и безжалостным, несмотря на то что еще в детстве был оскоплен. Чтобы Карабахское ханство, правитель которого Ибрагим Халил-хан вроде бы уже не подчинялся Ирану, не повторило судьбу грузинских земель, шахиншах решил нанести превентивный удар и попытался уничтожить Грузию. Это ему практически удалось, однако в 1797 году его зарезали собственные слуги, утомленные жестокостью своего безжалостного патрона.

Подробнее:

«Мемориал»: крымские татары давно вправе рассчитывать на выплаты за переселение

Ситуация изменилась в начале XIX века, когда в состав России решили войти Картли-Кахетинское царство, Мегрелия и Имеретинское царство. Племянник Аги Мохаммеда Фетх Али-шах недолго думая объединился с Великобританией и объявил России войну. Это произошло в 1804 году, однако полноценной поддержки от своих союзников персы не получили и спустя год. Российская армия продолжала одерживать новые победы и активно продвигаться в глубь территорий, которые объявлялись частью России. К слову, жители мелких ханств и царств особого сопротивления не оказывали.

Ибрагим Халил-хан, прежде дистанцировавшийся от России из-за боязни того, что на его землях создадут христианское государство, решил вступить с Россией в диалог. Сделать это он пытался еще в 1783 году, однако тогда Екатерина II, ведомая князем Григорием Потемкиным, намекнула хану о безысходности его положения.

Теперь же, после многих лет, проведенных в попытках отбиться от персов с одной стороны и от России с ее союзниками с другой, Ибрагим Халил-хан вновь попал в патовую ситуацию: на его землях развернулись боевые действия Русско-персидской войны.

К маю 1805 года, когда до окончания войны оставалось без малого восемь лет, он встретился с князем Павлом Цициановым, который являлся одним из главных российских полководцев того времени. 14 мая 1805 года был подписан Кюрекчайский договор, а через 11 дней Ибрагим Халил-хан присягнул на верность Александру I и получил звание генерал-лейтенанта российской армии.

«Я, Ибрагим-хан Шушинский и Карабахский, именем моим, наследников и преемников моих торжественно навсегда отрицаюсь от всякого вассальства или, под каким бы то титулом то было, от всякой зависимости от Персии или иной державы и сим объявляю перед лицом всего света, что я не признаю над собою и преемниками моими иного самодержавия, кроме верховной власти Его Императорского Величества Всероссийского великого Государя Императора и Его высоких наследников и преемников престола Всероссийского Императорского, обещевая тому престолу верности, яко верноподданный раб оного, в чем и должен дать присягу по обычаю на святом Коране», — гласит первая статья этого договора.

20 лет назад был подписан Бишкекский протокол, положивший конец резне в Нагорном Карабахе

К слову, Кюрекчайский договор является одним из документов, к которому апеллирует азербайджанская сторона в спорах о том, кому принадлежит Нагорный Карабах.

Незавидной оказалась судьба Ибрагима Халил-хана: в 1806 году он был убит своими российскими союзниками, подозревавшими, что правитель Карабаха хочет выйти из состава России. Вместе с ним были убиты все жены и несколько малолетних детей. При этом ставший новым ханом его старший сын Мехдикули-хан Джеваншир не забыл про отца и продолжил попытки отмежеваться от Российской империи. Его планы были раскрыты, и хан бежал в Иран. А Карабахское ханство было преобразовано в Карабахскую провинцию.

Мирный договор между Рамсесом II и хеттским царём Хаттусили III

• Древний Египет > Источники > Мирный договор между Рамсесом II и хеттским царём Хаттусили III

Внешний вид информера: Код информера (вставь его к себе в блог):

Добавьте в закладки

Иероглифическая копия Договора между Древним Египтом и Хатти (страной хеттов) сохранилась на стенах карнакского храма и в Рамссеуме в Фивах. Договор был записан также аккадской клинописью. Таблички с аккадским вариантом найдены при раскопках г. Хаттусса.

Здесь приводится перевод древнеегипетского текста, выполненный Петровским Н.С.

Текст цитируется по изданию: Хрестоматия по истории Древнего Востока. — М., 1963. СС. 126 — 130.

В круглых скобках — пояснения переводчика.

В квадратных скобках — предполагаемая реконструкция текста.

21-й год царствования, 1-й месяц Всходов, 21-е число, при величестве царе Верхнего и Нижнего Египта Усермаатра-Сетепенра, сыне Ра, Рамсесе-Мериамоне, которому дана жизнь вечно, вековечно, любимому Амоном-Ра-Хорахти, Птахом. Мут. Хонсу 1 . сияющему на престоле Хора живых, подобно своему отцу Ра-Хорахти вечно, вековечно.

В сей день, когда его величество (был) у города ‘Пер-Рамсес-Мериамон’, воздавая хвалу своему отцу Амону-Ра-Хорахти, Атуму, владыке Обеих Земель Гелиополя, Амону-Рамсесу-Мериамону, Птаху-Рамсесу-Мериамону, Сету, великому силою, сыну Нут, сообразно с тем, что они дают ему вековечность в празднествах и вечность в годах покоя, причем все земли и чужеземные страны повергнуты под его сандалии навечно, пришел царский посол. [и посол] хеттов Теретсаб. и второй посол хеттов. [серебряную дощечку] царя хеттов Хетесера (Хаттусили), доставленную фараону, — да будет он жив, невредим, здоров, — чтобы просить мира [у величества царя Верхнего и Нижнего Египта Усермаатра-]Сетепенра, сына Ра, Рамсеса-Мериамона, которому дана жизнь вечно, вековечно, подобно его отцу Ра, ежедневно.

Копия дощечки из серебра, которую повелел правитель хеттов Хетесер (Хаттусили) доставить фараону — да будет он жив, невредим, здоров! — рукою’ (т. е. через посредство) своего посла Теретсаба и своего посла Рамосе, чтобы просить мира у величества [царя Верхнего и Нижнего Египта Усермаатра-Сетепенра], сына Ра, Рамсеса-Мериамона, Тельца властителей, устанавливающего свои границы по своему желанию в любой стране:

‘Договор, составленный правителем хеттов Хетесером (Хаттусили), могущественным, сыном Мерсера (Мурсили), правителя хеттов могущественного, внуком [Супилулиумы, правителя хеттов] могущественного, на дощечке из серебра для Усермаатра-Сетепенра, великого властителя Египта, могущественного, сына Менмаатра (Сети I), великого властителя Египта, могущественного, внука Менпехтира (Рамсеса I), великого властителя Египта, могущественного. Превосходный договор мира и братства, дающий мир. [вплоть до] вековечности.

Что касается будущего вплоть до вековечности, что касается образа бытия как великого властителя Египта, так и правителя хеттов, то не даст бог, чтобы случилась вражда между ними, что сделано в виде договора.

Что же касается до того, что во время Меченра (Муваталлу), правителя хеттов, моего брата, он сражался [с Рамсесом-Мериамоном], великим властителем Египта, то впредь, начиная с сего дня, смотри, Хетесер (Хаттусили), правитель хеттов, [сделал] договор, устанавливающий образ бытия, который сделали Ра и Сет как для Египта, так и для страны хеттов, чтобы не случилась вражда между ними вековечно.

Смотри, вступил (?) Хетесер (Хаттусили), правитель хеттов, в договор с Усермаатра-Сетепенра, великим властителем Египта, начиная с сего дня, чтобы дать, чтобы был добрый мир и доброе братство между нами вековечно: он в братстве со мной, он в мире со мной, и я в братстве с ним, в мире с ним вековечно.

Когда (?) Меченра (Муваталлу), правитель хеттов, мой брат, последовал своей участи (скончался), то Хетесер (Хаттусили) сел в качестве правителя хеттов на престол своих отцов. Смотри, я оказался вместе с Рамсесом-Мериамоном, великим властителем Египта, а он (?) [вместе со мной] в мире и братстве. Это лучше прежних мира и братства, бывших на земле.

Смотри, я, правитель хеттов, вместе с Рамсесом-Мериамоном, великим властителем Египта, (пребываю) в мире добром и в братстве добром. Да будут дети детей правителя хеттов в братстве и мире с детьми детей Рамсеса-Мериамона, великого властителя Египта, причем они будут в нашем состоянии братства и нашем состоянии [мира. Да будет Египет] вместе со страной хеттов в мире и братстве, как мы, вековечно. И не случится вражды между ними вековечно. И не нападет правитель хеттов на землю Египетскую вековечно, чтобы захватить что-нибудь в ней. И не нападет Усермаатра-Сетепенра, великий властитель Египта, на [страну хеттов, чтобы захватить что-нибудь] в ней, вековечно.

Что касается засвидетельствованного (?) договора, бывшего во время Сеперера (Супилулиумы), царя хеттов, и равным образом засвидетельствованного (?) договора, бывшего во время Меченра (Муваталлу), правителя хеттов, моего отца, то я следую (?) ему. Смотри, Рамсес-Мериамон, великий властитель Египта, следует [ему]. вместе с нами одновременно, начиная с сего дня мы следуем ему. Мы будем поступать в соответствии с этим засвидетельствованным (?) образом действия.

Если выступит другой враг против земель Усермаатра-Сетепенра, великого властителя Египта, и он пошлет (сообщение) правителю хеттов, говоря: ‘Иди со мной в помощь (?) против него!’, то придет правитель хеттов, и правитель хеттов повергнет его врага.

Если не будет желания правителя хеттов прийти (самому), то он даст незамедлительно свое (пешее) войско и свое колесничное войско, и пусть оно повергнет его (Египта) врага.

Либо если прогневается Рамсес-Мериамон на подданных, принадлежащих ему, либо они совершат другой проступок против него, и он пойдет, чтобы повергнуть их, то будет правитель хеттов вместе с [Рамсесом-Мериамоном, владыкой Египта. ]

[Если же выступит другой враг против земель правителя хеттов и он пошлет (сообщение)] правителю (?) Египта равным образом, то Рамсес-Мериамон, [великий властитель Египта], придет к нему на помощь (?), чтобы повергнуть его врага. Если [не] будет желания Рамсеса-Мериамона, великого властителя Египта, прийти (самому), то он [даст незамедлительно свое (пешее) войско и свое колесничное войско, и пусть оно повергнет его врага?].

Если же выступят подданные правителя хеттов против него, то Рамсес-Мериамон [будет вместе с правителем хеттов?].

. [Если знатные люди убегут из Египта в страну] правителя хеттов либо какого-нибудь селения. земель Рамсеса-Мериамона, великого властителя Египта, и они придут к правителю хеттов, то не должен правитель хеттов их брать. Должен правитель хеттов повелеть, чтобы их доставили Усермаатра-Сетепенра, великому властителю Египта, их владыке.

Либо если человек или два человека, которых не знают (т. е. люди незначительные), убегут [из Египта] и они придут в страну хеттов, чтобы стать подданными другого, то не оставят их в стране хеттов, а доставят Рамсесу-Мериамону, великому властителю Египта.

Либо если убежит какой-нибудь знатный человек из страны хеттов и [он придет к] Усермаатра-Сетепенра, великому властителю Египта, либо из какого-нибудь города или из сельской местности (?) страны хеттов и они придут к Рамсесу-Мериамону, великому властителю Египта, то не должен Усермаатра-Сетепенра, великий властитель Египта, их брать. Должен Рамсес-Мериамон, великий властитель Египта, повелеть, чтобы их доставили правителю хеттов, и их не оставят.

Равным образом, если какой-нибудь человек либо два человека, которых не знают (т. е. люди незначительные), убегут и они придут в землю Египетскую, чтобы стать подданными других, то не должен Усермаатра-Сетепенра оставлять их. Он должен повелеть, чтобы их доставили правителю хеттов.

Что касается этих слов [договора?] правителя хеттов с Рамсесом-Мериамоном, великим властителем [Египта], начертанных на этой дощечке из серебра. Что касается этих слов — тысяча богов из богов и богинь страны хеттов вместе с тысячью богов из богов и богинь Египта — они у меня (?) как свидетели, исполняющие (?) эти слова.

(Далее следует перечень имен египетских и хеттских богов, призванных в свидетели)

Что касается слов, что на этой дощечке из серебра, для страны хеттов и Египта — если кто-нибудь не будет блюсти их, — тысяча богов страны хеттов вместе с тысячью богов Египта отрешат (от него) его дом, его страну, его подданных. Что же касается того, кто будет блюсти слова, что на этой дощечке из серебра, — будь они из страны хеттов, будь они из египтян и они не будут пренебрегать ими, — то тысяча богов страны хеттов и Египта дадут, чтобы он был здоров, дадут, чтобы он был жив вместе с его домом, вместе с его (страной), вместе с его подданными.

Если убежит один египтянин, либо два, либо три, придя к правителю хеттов, то правитель хеттов должен схватить и повелеть, чтобы их доставили снова Усермаатра-Сетепенра, великому властителю Египта. Что касается человека, которого доставят Рамсесу-Мериамону, великому властителю Египта, пусть не возбуждают дела о его преступлении против него, и не отрешат (его) от его дома, его жен, его детей, [и не убьют его], пусть не повредят его глаз, его ушей, его рта, его ног [и не возбудят] против него [дела о каком-либо его преступлении].

Равным образом, если убежит человек из страны хеттов — один, два и три — и они придут к Усермаатра-Сетепенра, великому властителю Египта, пусть схватит (их) Рамсес-Мериамон, великий властитель [Египта — и повелит, чтобы их] доставили правителю хеттов, и не возбудит правитель хеттов дела о его преступлении против него, и не отрешит (его) от его дома, его жен, его детей, и не убьют его, и не повредят его ушей, его глаз, его рта, его ног, и не возбудят против него дела о каком-либо его преступлении. Вот что в середине этой таблички из серебра.

На ее передней стороне рельеф в виде изображения бога грозы, обнимающего изображение правителя хеттов, окруженный припиской (?). ‘Печать бога грозы, властителя неба, печать договора, составленного Хетесером (Хаттусили), державцем хеттов, могущественным, сыном Мерсера (Мурсили), правителя хеттов, могущественного’.

В середине обрамления рельефа [находится] печать правителя хеттов.

На ее другой стороне рельеф образа (?) великой богини хеттов, обнимающей образ княгини хеттов, окруженный припиской (?):

‘Печать бога солнца города Ирнен (Аринны) владыки земли; печать Петехеп 2 , княгини страны хеттов, дочери страны Кисвадна 3 , владычицы города Ирнен, владычицы страны, подданной Иштар (?)’.

В середине обрамления рельефа [находится] печать бога солнца [города] Ирнен, владыки всей земли.

1. Хонсу — бог Луны.

2. Петехеп — Пудухепа.

3. Кисвадна — Киццуватна, Кизватна, область в юго-восточной части Малой Азии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мирный договор между Рамсесом II и хеттским царём Хаттусили III