413 гк рф в осаго

413 гк рф в осаго

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 ноября 2008 г. N 15АП-7210/2008 (ключевые темы: транспортное средство — страхование гражданской ответственности — страховая компания — страховое возмещение — причинение вреда)

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 27 ноября 2008 г. N 15АП-7210/2008

дело N А32-10903/2008-20/275

27 ноября 2008 г.

Резолютивная часть постановления объявлена 21 ноября 2008 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 ноября 2008 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Барановой Ю.И.,

судей Ехлаковой С.В., Корневой Н.И.

при ведении протокола судебного заседания судьей Барановой Ю.И.

от истца: представитель не явился, извещены надлежащим образом

от ответчика: представитель Кузнецов А.Ю., паспорт, доверенность N 887 от 04.12.07 г.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества «МАКС»

на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12 сентября 2008 г. по делу N А32-10903/2008-20/275

по иску ОАО «Военно-страховая компания» в лице Краснодарского филиала

к ЗАО «МАКС» в лице Краснодарского филиала

при участии третьего лица Карякина Александра Юрьевича

о взыскании 120 000 рублей

принятое в составе судьи Бабаевой О.В.,

открытое акционерное общество «Военно-страховая компания» (далее — ОАО «Военно-страховая компания») обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к закрытому акционерному обществу «МАКС» (далее — ЗАО «МАКС») о взыскании 120 000 рублей страхового возмещения в порядке суброгации.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Карякин Александр Юрьевич, водитель транспортного средства, виновные действия которого привели к совершению дорожно-транспортного происшествия.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 12.09.2008 заявленные исковые требования удовлетворены в полном объеме. Судебный акт мотивирован тем, что истцом представлены доказательства наступления страхового случая, право ОАО «Военно-страховая компания» обратиться за возмещением расходов по оплате страхового возмещения предусмотрено статьей 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, оснований для отказа в удовлетворении исковых требований не имеется.

Не согласившись с указанным судебным актом, ЗАО «МАКС» обжаловало его в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционной жалобе заявитель указал на незаконность решения, просил отменить решение суда первой инстанции полностью и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы заявитель сослался на то, что поскольку автомобили- участники ДТП принадлежат одному юридическому лицу — ООО СФ «Новый век», последнее оказалось должным возместить вред само себе, являясь при этом одновременно потерпевшим и владельцем застраховавшим риск своей гражданской ответственности. Обязательства страховщика по ОСАГО являются производными от обязательств владельца застраховавшего свой риск ответственности. В силу статьи 413 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице. Ввиду прекращения деликтных обязательств ООО СФ «Новый век» перед самим собой нельзя говорить и о наличии обязательств ЗАО «МАКС» перед ООО СФ «Новый век» и соответственно перед ОАО «Военно-страховая компания».

Представитель ЗАО «МАКС» в судебное заседание апелляционной инстанции явился, поддержал доводы, изложенные в жалобе.

ОАО «Военно-страховая компания», будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание суда апелляционной инстанции не обеспечило, отзыв на жалобу не направило, что в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствует рассмотрению жалобы по существу.

17.11.08 г. в судебном заседании апелляционной инстанции объявлялся перерыв до 21.11.08 г. до 15 час. 00 мин.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 24 ноября 2007 года 9 часов 00 минут по ул. 70 лет Октября д.15 г.Краснодара произошло дорожно-транспортное происшествие с участием транспортных средств марки «МАЗ 551605», государственный регистрационный знак У 900 КА 93 и транспортного средства марки «МАЗ 555102», государственный регистрационный знак А 426 РР 23, под управлением Карякина Александра Юрьевича. Оба транспортных средства принадлежат ООО СФ «Новый век».

Виновным в столкновении признан водитель транспортного средства «МАЗ 555102», государственный регистрационный знак А 426 РР 23, что подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении серии 23 ГА N 129524 от 28.11.2007г. (т.1 л.д. 17).

Поврежденный автомобиль марки «МАЗ 551605», государственный регистрационный знак У 900 КА 93 застрахован ООО СФ «Новый век» в Краснодарском филиале ОАО «Военно-страховая компания» по условиям «АВТОКАСКО» на основании страхового полиса N 0609030012252 от 29.11.2006г. (т.1 л.д. 9-10).

Поскольку ущерб страхователя возник в результате страхового события, истец произвел страхователю — ООО СФ «Новый век», выплату страхового возмещения в сумме восстановительного ремонта поврежденного автомобиля на основании страхового полиса N 0609030012252 от 29.11.2006г. «АВТОКАСКО» (т.1 л.д. 19-27).

Сумма страховой выплаты по данному страховому событию составила 130 642,31 рубля, которая выплачена по платежному поручению N 1187 от 06.03.2008 г. (т.1 л.д. 29).

В виду того, что риск гражданской ответственности владельца транспортного средства «МАЗ 555102», государственный регистрационный знак А 426 РР 23 (виновника ДТП), застрахован в Краснодарском филиале ЗАО Страховая компания «МАКС» (полис ОСАГО ААА N 0416588898), истец обратился к ответчику, в соответствии с требованиями пунктов 10, 70 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263 (далее — Правил), в порядке регресса с требованием о возмещении страхового возмещения в размере 120 000 рублей.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции пришел к выводу, что с момента причинения вреда по вине страхователя участником договора обязательного страхования становится потерпевший, в пользу которого страховая компания и обязана совершить действия по выплате страхового возмещения, в данном случае исключается применение к отношениям между страховщиком и страхователем правил статьи 413 Гражданского кодекса Российской Федерации, по которым обязательство прекращается совпадением должника и кредитором в одном лице. Совпадение причинителя вреда и потерпевшего в одном лице не указано в перечне случаев, исключающих обязанность страховщика произвести страховую выплату (статья 6 Федерального закона N 40-ФЗ и пункт 9 Правил).

Однако суд не учел следующее.

Согласно статье 927 Гражданского кодекса Российской Федерации допускается добровольное и обязательное страхование.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ обязательное страхование- одна из форм имущественного страхования (наряду с добровольным страхованием), при которой на страхователя законом возлагается обязанность страховать жизнь, здоровье или имущество других лиц либо свою гражданскую ответственность перед другими лицами за свой счет или за счет заинтересованных лиц (пункт 2 статьи 927).

Как следует из материалов дела, ООО СФ «Новый век» одновременно состоит в правоотношениях из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства с ЗАО Страховая компания «МАКС», при управлении которым был причинен ущерб, и с ОАО «Военно-страховая компания» из договора страхования на условиях «АВТОКАСКО».

В соответствии с п. 1 ст. 965 ГК РФ если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Согласно п.2 указанной нормы перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки.

Между обществом и ОАО «Военно-страховая компания» заключен договор добровольного страхования имущества, по которому застрахована в том числе и гражданская ответственность. Последний, выплатив страховое возмещение, правомерно считает, что к нему перешло право требования возмещения убытков в порядке суброгации.

Вместе с тем, заявитель должен доказать, что наступили события, позволяющие ему реализовать свое право, в том числе наступление страхового случая по правилам ОСАГО.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» N 40-ФЗ от 25.04.02г законодательство Российской Федерации об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит из федеральных законов и издаваемых в соответствии с ними иных нормативно-правовых актов Российской Федерации. Применение Правил ОСАГО не должно противоречить основным принципам обязательного страхования, в частности, принципу гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, установленному статьей 3 Закона об ОСАГО.

Основными целями и принципами Федерального закона N 40-ФЗ является защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу.

Следовательно, договоры обязательного страхования следует относить к договорам, заключенным в пользу третьего лица ( пункт 1 статьи 430 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно преамбуле Закона об обязательном страховании гражданской ответственности его целью является защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами. Все правовые нормы, содержащиеся в Законе, направлены на достижение обозначенной цели.

В силу пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

Таким образом, в силу указанных норм по договору обязательного страхования ответственности страхуется риск ответственности за причинение вреда другим лицам по отношению к причинителю вреда.

В соответствии с п. 1 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» N 40-ФЗ от 25.04.02г. страховой случай — наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Правовыми понятиями юридических фактов, являющихся основанием признания события страховым случаем являются: наличие договора обязательного страхования, наступление гражданской ответственности причинителя вреда, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования, причинение вреда имуществу другого лица при использовании транспортного средства.

Однако, наличие совокупности указанных составляющих юридического случая не подтверждено материалами дела.

Из представленных документов следует, что ООО СФ «Новый век» является законным владельцем обоих транспортных средств, участвующих в ДТП, а следовательно, одновременно причинителем вреда и потерпевшим.

При этом, не имеет значения, что управляли транспортным средством физические лица.

Собственником пострадавшего автомобиля «МАЗ 551605», государственный регистрационный знак У 900 КА 93, является ООО «Балтлиз (С-Пб)», страхователь (ООО СФ «Новый век») владеет ТС на основании договора лизинга N 151/06-КРС от 14.11.06 г., право собственности подтверждается паспортом ТС 46 ТМ 125344 от 02.11.06 г. (т.1 л.д. 11).

Водители Шкуратов А.А. и Карякин А.Ю. были допущены к управлению машинами, принадлежащими ООО СФ «Новый век». Выданные ООО СФ «Новый век» путевые листы, являются доказательством исполнения трудовых функций (т.1 л.д. 12-13).

Виновным в указанном дорожно-транспортном происшествии органами ГИБДД признан находившийся за рулем автомобиля «МАЗ 555102», государственный регистрационный знак А 426 РР 23, Карякин Александр Юрьевич (т.1 л.д. 16-17).

В силу статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей. При этом работниками применительно к деликтным правоотношениям (отношениям из причинения внедоговорного вреда) признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица.

По настоящему делу риск ответственности владельца транспортного средства, причинителя вреда ООО СФ «Новый век» в лице водителя Карякина А.Ю., застрахован в Краснодарском филиале ЗАО Страховая компания «МАКС» (полис ОСАГО ААА N 0416588898).

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

В связи с указанным, договором обязательного страхования ААА N 0416588898 застрахована гражданская ответственность ООО СФ «Новый век», а также неограниченного круга лиц, которые могут управлять указанным в страховом полисе транспортным средством на законном основании, на этих условиях ООО СФ «Новый век» является стороной договора обязательного страхования.

Таким образом, ответственной и потерпевшей сторонами в рассматриваемом случае является одно лицо- ООО СФ «Новый век».

В соответствии со ст. 413 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице.

Поскольку, имеет место совпадение должника и кредитора в одном лице и обязательство, возникшее вследствие причинения вреда автомобилю «МАЗ» 551605, принадлежащему обществу, автомобилем «МАЗ» 555102, принадлежащим тому же лицу, прекращается на основании ст. 413 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поэтому оснований для страховой выплаты в данном случае нет — страховое обязательство прекращено.

Поскольку истец заявляет требования в порядке суброгации, отсутствие оснований для выплаты страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности причинителя вреда, влечет отказ в удовлетворении заявленных требований в порядке суброгации.

Возможность страхового возмещения при причинении вреда имуществу самого застрахованного лица предусмотрена при выборе страхователем иных форм страхования, в том числе АВТОКАСКО.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При таких обстоятельствах, в удовлетворении исковых требований надлежит отказать.

Расходы по госпошлине по иску и апелляционной жалобе возлагаются на истца в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258 , 269 — 271 , Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12 сентября 2008 г. по делу N А32-10903/2008-20/275 отменить.

В удовлетворении исковых требований отказать.

Взыскать с ОАО «Военно-страховая компания» в лице Краснодарского филиала в пользу ЗАО Страховая компания «МАКС» в лице Краснодарского филиала 1000 руб.- расходы по госпошлине по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Статья 413 ГК РФ. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице

Новая редакция Ст. 413 ГК РФ

Обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Комментарий к Ст. 413 ГК РФ

Традиционное для российского законодательства основание прекращения обязательства. Распространено при реорганизации юридических лиц, например при слиянии или присоединении должника и кредитора. Имеет место при наследовании имущества, когда в наследственной массе к должнику-наследнику переходит и его собственная обязанность. Встречается данное основание прекращения обязательства и в договорных отношениях, в частности при выкупе арендатором арендованного имущества.

Обстоятельством, вызывающим совпадение в одном лице активного и пассивного субъектов, до этого времени разъединенных, служит общее преемство (универсальное правопреемство). Вследствие наследования прежний должник наследодателя становится субъектом всех прав последнего, а следовательно, и права на собственное действие. Частное преемство не может привести к такому результату, потому что оно представляет собой исполнение, а не слияние (совпадение должника и кредитора в одном лице).

Другой комментарий к Ст. 413 Гражданского кодекса Российской Федерации

Совпадение должника и кредитора в одном лице делает невозможным существование самого обязательства, а потому такое обязательство всегда прекращается. Прекращение может быть как полным, так и частичным.

Совпадение должника и кредитора в одном лице может происходить в результате различных юридических фактов — как действий, так и событий. Самым распространенным из таких юридических фактов является покупка кредитором своих долговых обязательств (скупка векселей и т.п.), а также безвозмездное возвращение кредитором должнику долгового документа, что является разновидностью прощения долга (ст. 415 ГК РФ).

Другими случаями совпадения сторон обязательства в одном лице являются: переход прав по наследству, реорганизация юридических лиц путем слияния и присоединения.

Если ценная бумага (ордерная или предъявительская) перешла к должнику по обязательству, удостоверенному этой ценной бумагой, то обязательство «парализуется», что равноценно прекращению. Если, однако, эта ценная бумага вновь будет пущена в обращение, то обязательство восстанавливается.

Когда кредитор и должник совпадают в одном лице: аренда, лизинг и другие обязательства

Особое место среди оснований прекращения обязательств занимает совпадение должника и кредитора в одном лице. Возникновение такой ситуации в принципе исключает возможность исполнения обязательства, в котором больше независимых субъектов с самостоятельными интересами. Рассмотрим, как данное основание прекращения обязательств участниками гражданского оборота используется на практике.

Какое совпадение!

В силу ст. 413 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Примерами такой ситуации может быть ДТП с участием двух транспортных средств, принадлежащих одному и тому же владельцу, где виновником и потерпевшим стали его сотрудники. Поскольку в данном случае деликтное обязательство не возникает, отсутствует и объект страхования, как по ОСАГО, так и по каско (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.07.2015 по делу № А40-77719/15-16-500), что не лишает владельца пострадавших транспортных средств права взыскать ущерб с причинителя вреда (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.09.2012 по делу № А28-8940/2011).

Один государственный орган не сможет взыскать денежные средства с другого в ситуации, когда третьему лицу одним госорганом были безосновательно выплачена сумма на основании данных, представленных другим госорганом (например, выплата ПФР пенсии гражданину на основании неправомерно выданного МВД России удостоверения ветерана боевых действий), поскольку нарушенные имущественные права казны не восстанавливаются перераспределением денег. В этом случае пострадавший госорган не лишен права защитить свои интересы в самостоятельном порядке против неосновательно обогатившегося гражданина (постановление ФАС Московского округа от 26.11.2012 по делу № А40-21132/12-2097).

Обязательства арендатора по договору аренды прекращаются в случае выкупа арендованного имущества, поскольку в таком случае меняется основание владения, и бывший арендатор становится собственником. В этом случае арендодатель-собственник и арендатор совпадают в одном лице, обязанность по внесению арендных платежей прекращается (решение Арбитражного суда Красноярского края от 23.12.2014 по делу № А33-19994/2014) с момента регистрации в ЕГРП перехода права собственности на имущество, если иной момент не оговорили сами стороны (ст. 421 ГК РФ).

С момента выкупа предмета лизинга обязательства лизингополучателя по договору лизинга по внесению лизинговых платежей прекращаются в той части, которая составляет выкупную цену (постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.04.2015 № Ф05-2394/2015). У наймодателя, который произвел отчуждение квартиры или иного жилого помещения в собственность нанимателя, прекращается право на сбор платы за его наем, поскольку собственник и наниматель имущества совпадают, бывший наниматель получает владение имуществом на праве собственности, что влечет прекращение обязательства по внесению указанной платы (решение Ишимского городского суда Тюменской области от 22.07.2015 по делу № 2-617/2015).

Аналогичным образом прекращение арендного обязательства по ст. 413 ГК РФ происходит в случае, когда право аренды в отношении земельного участка, переданного для целей строительства многоквартирного дома, заменяется правом общей долевой собственности собственников квартир в таком доме.

С момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, а договор аренды этого участка прекращается на основании ст. 413 ГК РФ независимо от того, в частной или в публичной собственности находился переданный в аренду земельный участок (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»).

О долговых обязательствах

Долговое обязательство прекращается по рассматриваемому основанию в случае реорганизации кредитора и должника в форме слияния или присоединения. Однако в этом случае их правопреемник обязан при исчислении налога на прибыль отразить в составе внереализационных доходов погашенную задолженность (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.07.2015 по делу № А28-10358/2014). В связи с этим участникам гражданского оборота погашение долгов и отражение соответствующей операции в налоговом учете следует проводить до начала процесса реорганизации, чтобы исключить указанный налоговый риск.

Обязательство эмитента облигаций прекращается в случае их выкупа им, поскольку в этом случае происходит совпадение кредитора и должника в одном лице: являясь лицом, обязанным по облигациям, эмитент в результате их выкупа прекращает свое заемное обязательство.

Иногда на практике можно встретить приобретение должником у кредитора права требования к себе вместо погашения долга, что влечет тот же самый правовой эффект — прекращение долгового обязательства, только не надлежащим исполнением (ст. 408 ГК РФ), а в связи с совпадением должника и кредитора в одном лице. Такой способ выгоден должнику в случае, когда срок оплаты выкупаемого им права требования к себе наступает после получения самого права, которое происходит по общему правилу в дату заключения договора цессии. Должник будет должен заплатить кредитору ту же сумму, что он был ему должен по первоначальному долговому обязательству, однако с выкупом права требования он получает отсрочку платежа, притом что с прекращением первоначального долгового обязательства утрачивается основание для начисления неустоек или штрафных процентов, что также создает определенную выгоду должнику.

Однако такой способ едва ли можно назвать удачным, учитывая, что договор уступки права можно при наличии к тому оснований расторгнуть, признать незаключенным или недействительным, поскольку такой договор является сделкой, которую допускается оспаривать. Действия же должника по исполнению лежащего на нем денежного обязательства, которые сделкой не являются, оспорить нельзя, даже в случае банкротства кредитора, поскольку должник просто исполняет свою обязанность, за счет чего пополняется конкурсная масса. Между тем к договору цессии, по которому должник выкупает у кредитора право требования к самому себе, могут возникнуть вопросы.

Если должник располагает имуществом или определенными материальными ресурсами, которые позволяют ему исполнить не первоначальное долговое обязательство, а новировать его в другое или прекратить отступным (ст. 409 ГК РФ) по согласованию с кредитором, указанные способы являются наиболее предпочтительными для него, поскольку новация и отступное прекращают иные связанные с долгом требования, включая неустойку, штрафные проценты, требование о возмещении убытков (п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102, п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса РФ, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 103).

Таким образом, если кредитор при согласовании условий соглашений о новации или об отступном не обратит внимание на необходимость решения вопроса относительно своих дополнительных требований, они автоматически погашаются без особой оговорки об этом в тексте соглашений. При выкупе должником у кредитора права требования к себе предметом цессии будут являться только те права требования, которые прямо названы в договоре между ними. Аналогичным образом и при обычном погашении долга все дополнительные требования кредитора к должнику нее погашаются.

Если совпадения не случилось

Рассматриваемое основание прекращения обязательств следует отличать от другого основания — зачета встречных однородных требований, которым можно прекратить обязательства с наступившим сроком исполнения или срок исполнения которых определен моментом востребования (ст. 410 ГК РФ). Отличие заключается в том, что при зачете прекращаются различные обязательства сторон, в каждом из которых соответствующая сторона является кредитором. Между тем совпадение должника и кредитора в одном лице по смыслу ст. 413 ГК РФ возможно только в рамках одного и того же обязательства.

Сказанное касается также случая, когда речь идет об исполнении публично-правовым образованием выданной им государственной или муниципальной гарантии в связи с невыполнением подотчетным ему предприятием своих обязательств перед банком или иным кредитором по долговому обязательству. В такой ситуации гарант, исполнивший кредитору обязательство должника, не приобретает к последнему регрессного требования, если невыполнение долгового обязательства было вызвано отсутствием бюджетного финансирования со стороны гаранта, притом что все имущество должника, закрепленное за ним на ограниченном вещном праве, находится в собственности гаранта, являющегося владельцем организации-должника.

Оплата расходов должника производится с учетом закладываемых в бюджет публично-правового образования затрат в виде субсидий или иной материальной помощи. При этом в расходной части его бюджета учитывается предоставление гарантии за должника на финансирование его обязательств с внесением сведений о выданной гарантии в долговую книгу публично-правового образования.

Если ни в условиях договора о предоставлении государственной гарантии, ни в договоре должника с кредитором, ни в нормативных правовых актах публично-правового образования не указан источник финансирования обязательств должника, считается, что изначально финансирование предполагается за счет самого гаранта, который и производит его за счет средств своего бюджета, которые для этого и были в нем предусмотрены.

Таким образом, если отсутствуют доказательства перечисления публично-правовым образованием в пользу должника денежных средств в качестве финансирования им его обязательств и при исполнении им как гарантом своих обязательств перед кредитором, оно не приобретает регрессное требование к должнику. В данном случае обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, поскольку, публично-правовое образование, выполняя свое обязательство гаранта, иным образом исполняет свою обязанность оказать должнику целевую финансовую помощь. Кроме того, нормативные правовые акты публично-правового образования о своем бюджете не предусматривают обязанности должника вернуть гаранту выплаченные тем в пользу кредитора денежные средства (постановление Президиума ВАС РФ от 22.04.2014 № 796/14).

Как видно из приведенного примера, обязательство должника перед кредитором по уплате определенной денежной суммы возникло из кредитного договора. У публично-правового образования не было обязательственных связей с должником, а его отношения с ним были урегулированы нормативными правовыми актами публично-правового образования о его бюджете. Самостоятельного обязательства между ними не было, регрессного требования к должнику гарант не приобрел, поскольку сам являлся должником по отношению к нему, что исключает право на предъявление регрессного требования.

В приведенном примере, на наш взгляд, не совсем корректным является вывод суда о прекращении обязательства по основанию, предусмотренному ст. 413 ГК РФ. Поскольку между публично-правовым образованием и должником самостоятельного обязательства не возникло, ввиду того, что к гаранту в регрессном порядке не перешло право требования к должнику, не произошло и совпадение должника и кредитора в одном лице. Однако в любом случае ссылка суда на указанную норму права не привела к принятию неправильного решения, поскольку гарант не получил удовлетворение своего безосновательно заявленного требования.

Одного совпадения недостаточно

Как прямо следует из ст. 413 ГК РФ, обязательство совпадением должника и кредитора в одном лице может и не прекратиться, если иное установлено законом или вытекает из существа обязательства.

В подобной ситуации могут оказаться, например, профессиональные участники рынка ценных бумаг, которые действуют в интересах различных клиентов на основании заключенных с ними посреднических договоров. В таком случае прекращение обязательств совпадением кредитора и должника в одном лице нарушило бы права их клиентов.

В пункте 9 ст. 18 Федерального закона от 21.11.2011 № 325-ФЗ «Об организованных торгах» на этот счет предусмотрено следующее. Обязательства, возникшие из договора, сторонами которого является один и тот же участник торгов или один и тот же клиринговый брокер, не прекращаются совпадением должника и кредитора в одном лице, если эти обязательства исполняются за счет разных клиентов участника торгов или за счет разных участников торгов.

Аналогичные правила предусмотрены в п. 2.2 ст. 3 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»: обязательства, возникшие из договора, заключенного не на организованных торгах, каждой из сторон которого является брокер, не прекращаются совпадением должника и кредитора в одном лице, если обязательства сторон исполняются за счет разных клиентов или третьими лицами в интересах разных клиентов.

Можно привести и другие примеры случаев, когда не происходит совпадения должника и кредитора в одном лице, поскольку это не соответствует существу обязательства. Переход прав на ценные бумаги к одному из обязанных по ним лиц не прекращает долговое обязательство, вытекающее из таких ценных бумаг.

Так, права по векселю могут быть переданы самому векселедателю или иному вексельному должнику в соответствии со ст. 11 Положения о переводном и простом векселе, утв. ЦИК СССР и СНК СССР 07.08.37 № 104/1341, что не прекращает вексельное обязательство, кроме случая, когда векселедатель, получив назад свой вексель, больше не запускает его в оборот (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.10.2010 по делу № А38-758/2009).

Поручитель, приобретший облигации, исполнение обязательств по которым было обеспечено его поручительством, и впоследствии передавший их третьим лицам, продолжает отвечать перед держателями облигаций за исполнение эмитентом обязательств по ним в соответствии с условиями поручительства. Положения ст. 413 ГК РФ в данном случае применению не подлежат (п. 45 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Две машины одного хозяина: ВС защитил владельца авто в споре со страховой

Обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК). Совпадают ли они в случае, если один и тот же человек является одновременно потерпевшим, претендующим на выплату по ОСАГО, и владельцем машины, при использовании которой причинен ущерб? Суды двух инстанций неправильно отвечали на этот вопрос, пока на помощь не пришел Верховный суд.

Произошло ДТП с участием трех машин, две из которых принадлежат одному человеку – Олегу Чижову*. За рулем одной из них был сам Чижов, за рулем второй – Оксана Новик*, третья машина управлялась и принадлежала Виктору Шурыгину*. Виновной в ДТП признана Новик, которая превысила скорость, – из-за нее автомобиль под управлением Чижова был поврежден. Гражданская ответственность Новик застрахована в СК «Гелиос». Чижов обратился в эту страховую с заявлением о выплате возмещения по ОСАГО. СК «Гелиос» отказала Чижову – страховая посчитала, что он не может быть признан потерпевшим в ДТП, так как является одновременно собственником поврежденного автомобиля и автомобиля, причинившего ущерб.

Чижов обратился в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения, неустойки, штрафа, судебных расходов, компенсации морального вреда. Решением Кировского районного суда г. Иркутска, оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды пришли к выводу, что обязательства должны быть прекращены на основании ст. 413 ГК, так как должник и кредитор совпадают.

Тогда Чижов подал кассационную жалобу в ВС. Тот признал Чижова потерпевшим, поскольку его имуществу был причинен вред со стороны Новик. Последняя, как указывает ВС, владела автомобилем в момент ДТП, ее гражданская ответственность была застрахована. ВС обратил внимание: отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций не указали каких-либо норм ГК, закона об ОСАГО и других актов, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Иркутский областной суд (№ 66-КГ17-12).

Все юристы поддержали позицию ВС. «На мой взгляд, ВС правильно отменил решения нижестоящих судов, поскольку причинителем вреда был не сам собственник автомобиля, а лицо, которое им управляло, – в связи с этим совпадения должника и кредитора не произошло. Если бы собственник авто был виновником ДТП, то есть причинил вред своей же машине, то отказ в удовлетворении требований был бы законным, – причинение вреда собственному имуществу не считается страховым случаем», – считает старший юрист, адвокат DS Law Анна Лаврухина. «В рассматриваемой ситуации факт принадлежности двух транспортных средств, попавших в ДТП, одному лицу не влияет на обязанность страховой выплатить возмещение», – согласна старший юрист Отдела коммерческой практики ЮБ «Падва и Эпштейн» Маргарита Сидорова. «Позиция ВС в полной мере соответствует как букве, так и духу закона. Конечно, недобросовестные собственники на основе этой позиции могут претендовать на получение неосновательного обогащения. Однако наличие подобных рисков вряд ли может выступить оправданием для отказа в возмещении ущерба в отсутствие признаков недобросовестности пострадавшей стороны», – уверен партнер Dentons, к. ю. н. Роман Зайцев.

При этом юристы сомневаются, что указанное дело станет прецедентом. «Ситуация довольно редкая», – отметил Зайцев. «Это юридический казус, который имеет специфичную фактическую составляющую», – добавил партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

* имя и фамилия изменены редакцией

Решение № 2-1580/2017 2-1580/2017

М-1518/2017 М-1518/2017 от 6 октября 2017 г. по делу № 2-1580/2017

именем Российской Федерации

ст-ца. Выселки 06 октября 2017 г.

Выселковский районный суд Краснодарского края в составе:

судьи Кальчевского А.Н.,

при секретаре Черкасовой С.В.,

с участием представителя истца по доверенности Наточий М.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Шкатула А. А. к ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС» о взыскании страхового возмещения, штрафа,

Шкатула А.А., действуя через представителя, обратился в суд с вышеуказанным иском, мотивируя свои требования тем, что согласно справке о дорожно-транспортном происшествии 05 апреля 2017 года в 21 час 45 минут в . произошло ДТП с участием водителя автомобиля «ВАЗ-21044», гос. номер . О. О.А., и водителя автомобиля «Опель Астра», гос. номер В 444 СВ 123, принадлежащего на праве собственности Шкатула А.А. Водитель О. О.А. была признана виновной в произошедшем ДТП. В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю «Опель Астра», гос. номер . принадлежащему Шкатула А.А., были причинены механические повреждения. Истец обратился в страховую компанию с заявлением о страховой выплате согласно страхового полиса ОСАГО. Однако, ему было отказано по тем основаниям, что согласно ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 26. Прекращение обязательств > Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице’ target=’_blank’>413 ГК РФ совпадение должника – причинителя вреда и кредитора – потерпевшего в одном лице влечет за собой прекращение обязательства, имеет место совпадение застрахованного лица и потерпевшего. Ответчиком была проведена оценка стоимости восстановительного ремонта автомобиля «Опель Астра», гос. номер . согласно которой стоимость восстановительного ремонта с учетом износа автомобиля «Опель Астра», гос. номер . составила 142 857 рублей 25 копеек. В связи с чем, просит суд взыскать с ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС» в его, Шкатула А. А., пользу страховое возмещение в сумме 142 857 рублей 25 копеек; штраф в сумме 71 428 рублей 63 копейки; стоимость оценки восстановительного ремонта 10 000 рублей.

Представитель истца по доверенности – Наточий И.М. – в судебном заседании настаивал на удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Представитель ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС» — Поликутина И.В. – в судебное заседание не явилась, в поступивших возражениях просила рассмотреть дело в ее отсутствие, отказать в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям. 05 апреля 2017 года произошло ДТП, в результате которого автомобиль марки «Опель Астра», гос. номер . получил механические повреждения. Виновником указанного ДТП была признана О. О. А.. При проверке представленных истцом в адрес ответчика документов было установлено, что транспортное средство причинителя вреда — «ВАЗ 21044», гос. номер . на момент ДТП принадлежало на праве собственности Шкатула А.А., то есть истцу. Одновременно, транспортное средство марки «Опель Астра», гос. номер . также на момент ДТП принадлежало на праве собственности Шкатула А.А., то есть истцу. Правовое регулирование обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусмотрено Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». В соответствии со ст.1 Закона об ОСАГО, потерпевшим признается лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом. Страховой случай — наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства. Из приведенного определения «потерпевший» следует, что в рамках Закона об ОСАГО, причинитель вреда не может одновременно выступать и потерпевшим, и в этой связи, причинение ущерба виновнику ДТП не подпадает под страховой случай. Также о том, что причинение ущерба самому виновнику ДТП не относится к сфере регулирования Закона об ОСАГО указано в ст.4, а именно: что страхованию подлежит риск наступления гражданской ответственности перед иными лицами. Поскольку материалами дела подтверждено, что в результате виновных действий истца пострадало имущество, принадлежащее ему же, то при таких обстоятельствах не имеется страхового случая в рамках Закона об ОСАГО. При этом, толкуя приведенные выше правовые нормы указанным образом, необходимо исходить из того, что Закон об ОСАГО регулирует вопросы заключения и исполнения договора страхования именно гражданской ответственности страхователя перед иными лицами, а не правоотношения из договора имущественного страхования по риску наступления ущерба имуществу застрахованного лица. При таких обстоятельствах, когда не установлено наступления страхового случая, не имеется правовых оснований для удовлетворения заявленных требований о взыскании страхового возмещения. Кроме того, статьей Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 26. Прекращение обязательств > Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице’ target=’_blank’>413 ГК РФ предусмотрено, что обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. Договор страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц является типичным договором в пользу третьего лица. В силу ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 2. Общие положения о договоре > Глава 27. Понятие и условия договора > Статья 430. Договор в пользу третьего лица’ target=’_blank’>430 ГК РФ, договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Документально установлено, что в указанном дорожно-транспортном происшествии, оба транспортных средства — и потерпевшего, и причинителя вреда — принадлежат одному лицу. В силу статьи Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 26. Прекращение обязательств > Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице’ target=’_blank’>413 ГК РФ «совпадение должника — причинителя вреда и кредитора — потерпевшего в одном лице влечет за собой прекращение обязательств». Имеет место совпадение застрахованного лица и потерпевшего. Вред, причиненный имуществу, принадлежащему лицу, ответственному за причиненный вред — не возмещается. Кроме того, согласно представленного административного материала виновником ДТП была признана О. О.А. (в браке — Шкатула О.А.). Согласно Справки о ДТП по форме №. в отношении Шкатула О.А. был составлен протокол об административном правонарушении и вынесено постановление . от 05 апреля 2017 года за нарушение ч.1 ст. Раздел II. Особенная часть > Глава 12. Административные правонарушения в области дорожного движения > Статья 12.7. Управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством’ target=’_blank’>12.7. КоАП РФ — управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством. В соответствии с п.«в» ч.1 ст.14 Закона об ОСАГО к страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред. При таких обстоятельствах, в случае признания судом события от 05 апреля 2017 года страховым случаем и взыскания суммы страхового возмещения, к ответчику перейдет право регрессного требования понесенных убытков к Шкатула О.А.. В связи с тем, что собственником обоих транспортных средств является Шкатула А.А. (он же заявитель на получение страхового возмещения), то взыскание может быть обращено солидарно, как с собственника автомобиля, которым причинен вред, так и непосредственно с причинителя вреда. Считает, что дорожно-транспортное происшествие от 05 апреля 2017 года не может содержать признаков страхового случая, что не влечет выплату страхового возмещения. Просит суд в иске отказать.

Суд, выслушав представителя истца, исследовав возражения, письменные материалы дела, административный материал КУСП №. оценив в совокупности все собранные и исследованные в судебном заседании доказательства, приходит к выводу, что исковые требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 05 апреля 2017 года в 21 час 45 минут в . произошло ДТП с участием водителя автомобиля «ВАЗ-21044», гос. номер . О. О.А., и водителя автомобиля «Опель Астра», гос. номер . принадлежащего на праве собственности Шкатула А.А.

Шкатула А.А. является собственником обоих транспортных средств, участвовавших в ДТП: «ВАЗ 21044», гос. номер . и «Опель Астра», гос. номер .

На момент ДТП гражданская ответственность Шкатула А.А. на транспортное средство «Опель Астра», гос. номер . была застрахована по риску ОСАГО в ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС», на транспортное средство «ВАЗ 21044», гос. номер Т . пот риску ОСАГО в ООО «НСГ — Росэнерго».

Истец обратился в ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС» с заявлением о выплате страхового возмещения.

Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, ввиду отсутствия оснований для выплаты страхового возмещения.

В силу ст. (ред. от 01.05.2020) > «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» > (с изм. и доп., вступ. в силу с 29.10.2020) > Глава I. Общие положения > Статья 1. Основные понятия’ target=’_blank’>1 Федерального закона №40-ФЗ от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» под договором обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств понимается договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Страховым случаем признается наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Таким образом, под страховым случаем по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств следует понимать наступление гражданской ответственности страхователя за причинение вреда третьим лицам, а не самому себе.

По настоящему делу собственником обоих транспортных средств, при использовании которых произошло дорожно-транспортное происшествие, является истец Шкатула А.А., то есть имеет место совпадение кредитора и должника в одном лице.

С учетом изложенного суд приходит к выводу о том, что исковые требования Шкатула А.А. о взыскании страхового возмещения удовлетворению не подлежат.

Кроме того, как установлено в судебном заседании вторым участником ДТП и его виновником является супруга истца О. О.А., что подтверждено постановлением серии . от 05 апреля 2017 года.

В соответствии с п.«в» ч.1 ст.14 Закона об ОСАГО к страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред.

При таких обстоятельствах, оснований для выплаты страхового возмещения не имеется.

Исковые требования Шкатула А. А. к ООО «Русское страховое общество «ЕВРОИНС» о взыскании страхового возмещения, штрафа, – оставить без удовлетворения в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Краснодарский краевой суд через Выселковский районный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья Выселковского районного суда А.Н. Кальчевский

ОСАГО: Правовое положение потерпевшего

Потерпевший — важнейший участник страхового правоотношения. Он является выгодоприобретателем, в пользу которого заключен договор обязательного страхования, — лицом, жизни, здоровью или имуществу которого причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом.
Потерпевшим может быть как физическое, так и юридическое лицо. Однако юридическое лицо может являться таковым только в случае причинения имущественного ущерба. Потерпевшим не может являться лицо, ответственное за причинение вреда (водитель, виновный в ДТП), даже если причинен вред его жизни или здоровью, но им будет являться и пассажир транспортного средства, пострадавший в результате ДТП, в том числе находящийся в автомобиле под управлением виновного лица, ответственность которого застрахована.

В Правилах обязательного страхования имеется специальное указание на то, что вред, причиненный имуществу, принадлежащему лицу, ответственному за причиненный вред, не возмещается (п. 8.1). Это положение не позволит получить страховую выплату в том случае, если лицо, управляющее застрахованным транспортным средством, причинит ущерб данному транспортному средству, а также причинит ущерб иному транспортному средству владельца транспортного средства, являющегося страхователем или иным лицом, ответственным за причинение вреда. В этом случае будет иметь место совпадение застрахованного лица и потерпевшего. Иными словами, произойдет конфузия — совпадение должника — причинителя вреда и кредитора — потерпевшего в одном лице, что в силу ст. 413 ГК РФ влечет прекращение обязательства.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 07.11.2008, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2008, ООО «Управляющая компания «АЛМ» отказано в удовлетворении иска ООО «У» к страховой компании «К». Суд установил, что 31.07.2008 в результате дорожно-транспортного происшествия с участием принадлежащих истцу автомашин «Форд Фокус» и «Лексус IS» последнее транспортное средство получило механические повреждения. Размер ущерба, причиненного автомобилю «Лексус IS», составил 164 627 руб. 28 коп. Суды пришли к выводу, что в рассматриваемом деле истцом вред причинен не имуществу третьих лиц, а собственному имуществу, тем самым страховой случай не наступил. На подобную квалификацию не повлияло и заявление истца о том, что фактическим владельцем транспортного средства, посредством которого причинен вред, являлось другое лицо (физическое), управлявшее транспортным средством на основании доверенности (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 июня 2009 г. N ВАС-6715/09 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»). Хотя представляется, что в данном случае выдача доверенности была всего лишь способом надлежащего оформления отношений по предоставлению транспортного средства физическому лицу, непосредственно им управляющему, тем более что страхователем в обоих случаях являлся собственник — ООО «У».

Подобная ситуация возможна в том случае, когда произошло столкновение транспортных средств, принадлежащих одному лицу или супругам. В отношении последних, если не установлен иной правовой режим владения имуществом, действует режим совместной собственности на общее имущество супругов.
Как установлено в п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ, к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Это означает, что оба супруга являются сособственниками общего имущества супругов. Поэтому владение, пользование, распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по их обоюдному согласию (ст. 35 Семейного кодекса РФ). И только в том случае, когда осуществляется раздел имущества супругов, определяются доли в этом имуществе каждого из супругов, причем сами доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (ст. 39 Семейного кодекса РФ).

По этим причинам если между супругами не произведен раздел общего имущества или не заключен брачный договор (ст. 40 Семейного кодекса РФ) и если нет оснований полагать, что одно из транспортных средств, принадлежащих супругу, является в силу ст. 36 Семейного кодекса РФ его личным имуществом (имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам), то в случае причинения вреда своими действиями общему имуществу супругов гражданская ответственность не возникнет, так как произойдет совпадение потерпевшего (кредитора в обязательстве) и лица, ответственность которого застрахована (должника в обязательстве).

Подобное понимание имеется и в судебной практике.

Гражданка Р. обратилась в суд с иском к страховой компании «Р.страх» по тем основаниям, что по вине водителя другого автомобиля Р.А.В. ее автомобилю были причинены механические повреждения. Страховой компанией «Р.страх» было отказано в возмещении ущерба по тем основаниям, что гражданка Р. и водитель, причинивший вред Р.А.В., являются супругами. Тем самым страховщик посчитал, что страховой случай не наступил. Однако решением Абаканского городского суда Республики Хакасия от 31.01.2012 заявленные требования были удовлетворены.

При рассмотрении апелляционной жалобы Верховным Судом Республики Хакасия было отмечено, что согласно договору купли-продажи транспортного средства Р. приобрела автомобиль в период брака.

В соответствии со ст. 34, 35 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Согласно ст. 38 Семейного кодекса РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со ст. 413 ГК РФ обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице.

Совокупность приведенных выше норм позволяет прийти к выводу, что бремя содержания общего имущества супругов является их общей обязанностью. Повреждение общего имущества действиями одного из супругов-сособственников свидетельствует об уменьшении общей совместной собственности, в том числе и собственности лица, в силу действий которого происходит уменьшение собственности.

Обязательственное правоотношение предполагает наличие двух субъектов — кредитора и должника. Совпадение их в одном лице (конфузия) делает бессмысленным существование субъективного права и корреспондирующей с ним обязанности, а потому при наступлении подобных обстоятельств обязательство прекращается (ст. 413 ГК РФ).

На основании изложенного Судебная коллегия приходит к выводу, что обязательства, вытекающие из причинения имущественного вреда, Р.А.В. перед Р. в силу конфузии прекратились. Действия же сособственника, направленные на уменьшение общей собственности, имели бы правовое значение при разделе общего имущества. Вместе с тем, как видно из дела, такого гражданско-правового спора не имеется.

На этом основании Верховный Суд Республики Хакасия решение суда первой инстанции отменил и вынес новое решение, отказав истцу Р. в удовлетворении заявленных требований (Апелляционное Определение Верховного Суда Республики Хакасия от 17 мая 2012 г. по делу N 33-792/2012).

Законом об изменении ОСАГО от 1 декабря 2007 г. уточнено понятие потерпевшего. Добавлено указание, что потерпевшим является пешеход, водитель транспортного средства, которым причинен вред, и пассажир транспортного средства — участник дорожного движения. Перечень носит закрытый характер.

Правовое положение потерпевшего в договоре обязательного страхования и в возникающем из договора обязательстве характеризуется тем, что он является третьим лицом — выгодоприобретателем. Сам же договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств относится к категории договоров в пользу третьего лица — договор, по условиям соглашения которого должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (ст. 430 ГК РФ). Таким образом, классическая модель договора в пользу третьего лица исходит из того, что третье лицо может иметь только права и не должно нести обязанности.

Однако в страховании нередко выгодоприобретатель в соответствии с законом наделяется не только правами, но и некоторыми обязанностями. Не является исключением из этого и обязательное страхование. В частности, потерпевший, желающий воспользоваться своим правом на страховую выплату по обязательному страхованию, наделяется законом обязанностью по информированию страховщика о наступлении страхового случая (п. 3 ст. 11 Закона об ОСАГО). Кроме того, за ним закрепляется обязанность по представлению всех необходимых документов и доказательств, по сообщению всех известных сведений, подтверждающих объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, в случае же причинения вреда имуществу потерпевшего — он обязан предоставить поврежденное имущество или его остатки страховщику для осмотра или организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков (п. 1, 2 ст. 12 Закона об ОСАГО).

В случае причинения вреда потерпевшему в результате ДТП и, как следствие, в случае наступления гражданской ответственности застрахованного по обязательному страхованию потерпевший, намеренный воспользоваться правом на страховую выплату, должен обращаться к представителю страховщика, расположенного по месту своего жительства (по месту своего нахождения) (п. 42, 43 Правил об ОСАГО). Место жительства (место нахождения) потерпевшего — это определенное в соответствии с законодательством место жительства гражданина или место нахождения юридического лица, являющихся потерпевшими (ст. 1 Закона об ОСАГО).

Для гражданина местом его жительства является жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных российским законодательством (ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»).

Для юридического лица местом нахождения является адрес постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом (ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

В практике встречались попытки обосновать возможность обращения медицинского учреждения, в котором проходил лечение потерпевший в связи ДТП, с требованием о взыскании сумм страхового возмещения, соответствующих затраченным расходам на лечение потерпевшего, к страховой компании причинителя вреда, с которой у последнего был заключен договор ОСАГО.

Однако правовая конструкция страхового обязательства по страхованию гражданской ответственности не позволяет это сделать. Выгодоприобретателем в таких отношениях является потерпевший, и именно ему принадлежит право требовать выплаты страхового возмещения. Данное требование не может перейти к третьему лицу. (Единственным исключением из этого правила является уже отмеченная ситуация возмещения вреда потерпевшему страхователем как причинителем вреда и, соответственно, переход к нему в этой части требования о страховой выплате.) В отличие от этого, правовая конструкция страхового обязательства по медицинскому страхованию (как добровольному, так и обязательному) позволяет осуществить оплату оказанных застрахованному медицинских услуг непосредственно медицинской организации, которая является участником отношений по медицинскому страхованию.

По одному из дел, возникших в результате ДТП по вине гражданки З., потерпевшей Б. был причинен тяжкий, опасный для жизни вред здоровью. В связи с этим гражданка Б. в течение 2 месяцев проходила лечение в медицинском учреждении и расходы на ее лечение составили 80 572,03 руб. В счет оплаты расходов по лечению медицинское учреждение получило в рамках обязательного медицинского страхования по страховому полису ОМС гражданки Б. 11 711,12 руб. Оставшуюся часть расходов на лечение в сумме 68 800,91 руб. медицинское учреждение в судебном порядке потребовало возместить страховую компанию «Ю.», которой была застрахована в рамках ОСАГО гражданская ответственность гражданки З.

Однако арбитражным судом было отказано в удовлетворении заявленных требований по тем основаниям, что в соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО по договору обязательного страхования страховщик обязуется выплатить потерпевшему при наступлении страхового случая денежную сумму в определенных пределах. Суд справедливо указал, что потерпевшим признается лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом, в том числе пешеход, водитель транспортного средства, которым причинен вред, и пассажир транспортного средства — участник ДТП. Поэтому медицинское учреждение, оказавшее непосредственно потерпевшей Б. медицинские услуги, не является потерпевшим. (Хотя следует заметить, что ранее потерпевшая получила со страховой компании «Ю.» 136 119,91 руб. в счет страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая по договору ОСАГО, что также было установлено в ходе судебного разбирательства). Указанное решение было оставлено в силе апелляционной инстанцией, а кроме того, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также не нашел оснований к передаче дела в Президиум в рамках надзорного производства (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2011 года N ВАС-4692/11 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *